Квантум

Артём Гонвальт
Квантум

Мягкость моей кожи, настолько увлекает, что можно часами нажимать на неё. Мы пролетали планету Барнатс, когда увидели, что область моего измерительного прибора загорелась цветом алых искр. Сейчас восемьсот тринадцать пятьсот тысячный год по времени федерационного цикла планеты Карнелии. Приходится мериться с правилами Азтрии, когда самое главное – найти еду. Азтрия созданный центр технологий до войны галактик. Технологии Азтрии позволяли многим цивилизациям проникать в новые системы. Точнее добывать еду, необходимую для выживания. Едой мы называем Квантум. Квантум состояние меньше атома в разных галактиках, так называемая жизненная сила. Без квантума ты не сможешь перемещаться прыжками в другие системы галактик. Точнее, мы приходим в дом, включаем квантум и он поглощает в себя частицы системы, в которой вы находитесь. Затем, вам нужно поднести прямоугольный прибор квантариум к руке и ввести, тот самый квантум. Теперь вы сможете, спокойно находится в этой галактике и планете, на которую прилетели. Если вы не возьмёте квантариум с собой, тогда ваша история прекратится в течение тридцати минут.

Азтрия поняла, что еда биологических существ, составляет их атомную способность приспосабливаться. Сотрудники Азтрии были нано роботами, придуманными на Фурии.

Говорят, что до создания нашей гибридной расы мы были из костных тканей и молекулярной жидкости. Когда Азтрия совершила первый прыжок через пчелиную нору и оказалась на планете Барнатс в системы алых звёзд. Мы поняли, что после применения квантума нам не нужно есть. Существо приспосабливалось к системе и не требовало, еды. Но самым важным открытием, было то, что происходила регенерация всех тканей и тем самым прекращения старения клеток. Стоило включать квантариум, набирать частит системы и делать инъекция раз в неделю.

Планету Барнатс населял не биологический вид, а мутированный силиальский гондизер. Гондизер вспышки света, создающие отражения, но имеющие разум. Разум был не коллективный, а больше походивший на противоречия, как у Фурианцев.

Вдруг, многие галактики узнали о существование квантума и решили его заполучить любой ценой. Квантум давал бессмертие любой цивилизации. Барнатс спрятал технологию у себя на планете. Тысячи миров откликнулись на стимул к вечной жизни, утомлённые вековыми буднями, хотели жить ещё дольше. Галактика начала войну, за технологию. Так появились первые галактические деньги, Джаулиры. Джаулирами ты расплачивался за топливо, еду, мог выкупить сотрудников для космолёта. У каждого была своя питкойна, так называемая карточка для хранения Джаулиров. После изобретения квантариума и частиц квантума, между биологическими видами в мирах началась война. Консул Критер говорил нам о величии нашей расы. Но все знали, что квантариум и квантум, только предлог…

Меня зовут Пей Диси я из системы алых звёзд. Когда-то я жил в млечном пути, около земли. Так называли раньше расу людей. Я находился на планете по имени Марс. Как рассказывали мне мои родители покидая планету из-за остывающего ядра. Мы были технологически развитой цивилизацией. Иниджи, так называемая история времени. Человеческий язык, гласил, что мои предки вернулись на соседнюю планету под названием земля. Я сверил биометрический, показатель с расой людей и оказалось, что девяносто семь процентов мы похожи.

Мой командир корабля был знатоком языков разных галактик, языковые платформы охранялись законом системы алых звёзд. Мы могли получать доступный нам язык в виде загрузки в память, через запястье, но разрешения давал Критчер Мор. Критчер Мор был самым известным в системе алых звёзд, председатель совета иниджи по безопасности. Существовал ещё одно политуправление. Но я расскажу о нём позже.

Мне второму помощнику по навигации, удосужилось прилететь с моим командиром Дасом Трурами на планету Барнатс системы алых звёзд.

– Возьмите левее. Пей! – сказал Дасом

– Есть командор! Беру левее! – ответил. Пей.

– Критчер Мор полный зануда, нужно было использовать службу перевода. Теперь придётся ходить по всем этажам иниджи, чтобы сдать ему языковую панель.

– Да, особенно две тысячи восьмой этаж, телеграмм, катальщике! – сказал. Пей.

– О! Навигатор. Пей Диси, вы бывали в этой тупиковой зоне иниджи. Где каждый временной цикл – это тянущийся тонкая верёвочка в аппаратной Голифунций. Я видел у них новый товар, который начнёт третью межгалактическую войну, – ответил Трурами.

Голифунции – роботы, представляющие собой вытянутые руки с двумя металлическими пальцами. Они забирали, протокол из тысячи первого этажа, для закрытия языковой панели. Чтобы не нарушить закон, приходилось ждать пока, голифунции спустятся и вернутся. Ты подставлял запястье и через секунду был свободен и мог свободно идти домой. Хорошо если работали световые лифты, но, как правило, лифтёр Джон Квили всегда был под выпивкой, алкомаксимум. Алкомаксимум самый грозный напиток галактики, стоящий примерно три джаулиры. Купив алкомаксимум, ты мог быть пьяным неделю, делая глоток.

– Зоне? Было очень душно, мы обычно ездили на световых лифтах, если Квили не пил… – ответил. Пей.

– Есть ещё Квантурианцы, для Дасома Трурами, – ответил командир моего корабля. Мой корабль назывался очень просто “Квантум”, названный в честь открытия квантума.

– Готовимся к посадке… – громким голосом произнёс командир.

Вдруг по связи вызвали наш корабль.

– Приём “Квантун” просим обозначить тетрили. Тетрили на языке системы алых звёзд называется основания для посадки межгалактического корабля.

– Говорит, командир Дасома Трурами мы привезли образцы квантума из млечного пути.

Мы всегда придерживались конфедеративных уставов. Существовал один устав по межгалактическим скачкам. Устав гласил, что квантум может собирать, только зарегистрированный корабль и экипаж.

– Разрешаю посадку. Приготовьте питкойн, один день на стоянки стоит тридцать джаулиров. – ответил эфир планеты Барнатс.

– С удовольствием, встречайте! – произнёс спокойным голосом командир Дасома.

Перелёты на корабле всегда приводили организм в истощение, сразу нужно было идти в медицинскую капсулу на обследования. Я собрал свой чемодан, мой срок службы на корабле “Квантум” подходил к окончанию. Мы приготовились к высадке, через открываемый люк, размером, как футбольное поле.

– Желаю отлично отдохнуть в отпуске. Пей Диси… – сказал, улыбаясь, командир.

– Спасибо Дасома, постараюсь провести отпуск с хорошим настроением.

Барнатс был очень красивым. Игры гравитации заставляли наслаждаться потрясающими природными явлениями. Вода поднималась вверх, на фонтанах. Огромные скалистые высотные здания, переливались в алый оттенок и падали синеватой тенью на дороги. Дороги были из светящихся белых облаков. Облачные дороги окутывали скалы, но ступая, становились твёрдыми.

Жители барнии, точнее Барнийцы, могли предаваться в форме цивилизации, находящейся у них. Поэтому светящийся фурианец в баре, продававший алкомаксимум, был обычным делом.

Я лёг в медицинскую капсулу в докторском центре службы помощи Барнатс. Мне провели обследования и не нашли патологий. Доктор хорошо мне знакомый мистер Илизи подошёл и сделал мне инъекцию квантума.

– Желаю вам хорошего временного цикла на Барнатсе. Пей! Советую вам посетить новый открывшийся комплекс на живом летоскопе. Летоскоп – это самая высокая гора на Барнатсе окружённая чистой светлой водой. Вода была очень солёной, поэтому купаться нашей расе, можно было с костюмом. На руку надевался специальный браслет, нажимая кнопку, тело облегала вторая кожа.

Я проехал на транспорте. Транспорт Барнатса похож на лодки. Были, удобные сиденья, и спинка подгибалась назад.

Красивые птицы, кружили возле отвесных скал, а в каждом круглом окне светился Барнииц.

Я прибыл на Летоскоп, мне дали комнату с видом на жёлтый океан Барнии. Я сидел и пил алкомаксимум.

Вдруг возле шатра, который укрывал, людей у жёлтого океана я увидел девушку фуриануку.

Девушка была не похожа на наших особей женского пола. С проблемами потомства мы столкнулись пару веков назад. Сначала совет иниджи клонировал нас. Потом выяснилось, что клоны не в состоянии к усвоению квантума. Что очень легло в основу спора религии и науки. Да у нас есть религия, но отличающейся от той, человеческой. Скорее смесь прошлой науки с действующим противоречием. Точнее, была наука прошлых веков, потом появилась новая, что стало потолком для взглядов. Прошлый совет иниджи утверждал, что Бог продумал и не даёт клонам быть частью его творения. Но современный совет иниджи, говорил иначе, что клоны не усваивают квантум по причине гена кода. Система алых звёзд, к сожалению давно потеряла.

Тогда совет иниджи в системе алых звёзд, стали воспроизводить детей естественным способом. Только вот естественный способ был уже давно не таким, как раньше. Женский пол, выводился под наблюдением научных сотрудников. Потом, ты приходил и сдавал в пробирку свой геном. Таким образом, женский род был неким роддомом для потомков. У женского рода системы алых роз были права, строгие. Нельзя было приближаться к ним на расстояния ладони. Совет утверждал, что у биологических видов всплывает примитивные инстинкты, которые могут повлиять на будущие процветания расы.

Мы были гибридами, хотя у нас были всё, как у землян. Кровь текла сильно алая, даже из капилляров. Глаза были ночными, чёрными. Вокруг глаза был белок, круг, тонкий, но был, как у населения земли.

Я хотел побывать на земле, но все языковые панели были стёрты. Доступ на землю был закрыт советом. Не знаю с чем, было связанно, такое трепетания, но факт на лицо.

Мы были сильнее, чем многие расы населяющие галактики. Мы могли быть отличными инженерами, строителями. Многое в голове укладывалось буквально за минуту. Никогда не было, западания в память. Я всегда помнил, малейшие подробности пяти летней давности. Как я положил, руку на управления кораблём и на сколько градусов было отклонения от курса.

 

Я всматривался в фурианку у края камней жёлтого моря Барнии. Кожа была загорелой, а ноги тонкие. Странно, что у наших женщин все ноги толстые, от частых родов.

Жёлтое море Барнии называли из оттенка, который выпадал на скалы от тройного захода солнца и совпадения лучей звёзд на закате. Один раз, посетивший, Барнийский океан не захочет уезжать. Как вы уже поняли, что планета Барнатс была курортом для федеративных служащих. Конечно, на планете Барнатс процветали и тёмные стороны света. Существовали и нелегальные путешественники, которые за джаулиры выкупали место федеративного служащего на Барнатсе или просто сами служащие, продавали.

Вдруг я увидел, как фурианка упала с камня вниз…

– Я вызываю дежурный пост на Летоскопе. Приём, говорит. Пей Диси!

Молчание в эфире, не могу думать, что сейчас фурианка будет просить, а помощи, а помощи нет.

Я надел браслет на руку, я включил навигатор. Не трудно было потеряться, в водах Барнии. Если у берегов побережья специальные приборы в воде восстанавливали скорость течения, то вдали от приборов, можно было за минуту уплыть на десятки телилов. Телил – это измерения расстояния от исходного слова миля.

Так, как я предок млечного пути, постараюсь рассказывать в контексте человеческой логики и лексики.

– Я разбежался в одном халате и прыгнул вниз с высоты скалы примерно в пару километров. Я не рассказал вам о нашем зрении, у нас выработался дальний фокус. Предположим, что вы вылупились из кентаски. Кентаска пробирка, в которой вы были зачаты с помощью генома. Вы подросли состояния активной речи, связки окрепли и можете воспроизводить звуки. Со временем, после многочисленных полётов через пчелиные норы. Используя квантум, примерно через пару прыжков у вас начинает менятся фокус зрения. Вы начинаете видеть на километры, способные фокусировать и возвращаться в нормальное состояние свой зрительный сегмент глаза.

Страх, был только один. Ответственность перед Барнийцами. Мы были, служивые и нам запрещалось вмешиваться в любой ход вещей, без совета иниджи. Касалось – это всего! Мы способны помочь друг другу, давая, займи джаулиры, вытаскивать и скидывать квантум на рынке, что каралось смертью.

Поэтому, прыгнув из номера, я летел не в страхе, а в проигрыше. Пей Диси своим поступком, нарушил устав, теперь меня могла ждать казнь.

Сближаясь с водой, я нажал на кнопку запястье и обернулся новой кожей.

Я увидел женщину, она опускалась на дно жёлтого моря. Я спустился глубже и подхватил её за талию. На Барнии был песок, но скорее мелкозернистый камень, чёрного цвета.

– Фурианка, очнись! Вы живи, ответь мне – спросил. Пей Диси

Женщина была с чёрными волосами, завитым волосом в кудри. Нос был прямой, кожа чистая гладкая. На правом пальце была татуировка, голограмма. Я надавил на грудь и вдруг она закашляла…

– Я уже испугался, что потерял фурианку… – сказал. Пей, смотря в глаза женщине на чёрном песке Баарнии.

–Привет, меня зовут Асу… – сказала девушка.

– Привет, а меня зовут. Пей Диси, я федеративный навигатор корабля “Квантум”.

– Не знаю о чём вы… – ответила Асу.

– У вас красивое имя Асу! – сказал. Пей Диси, когда Асу потеряла сознания. Я взял её на руки и поднялся в номер.

Тук, Тук прозвучало у меня на линетерсе. Линетерс – прибор напоминающий панель информации или звонков с геномным кодом. Каждому жителю системы алых звезд при рождении выдавался линетерс, прибор для связи. Я открыл линетерс и увидел сообщения от совета иниджи.

– Конфедерация штрафует вас за тридцать джаулиров,

несоблюдения требований устава.

– Пей! Отзовись на связи командир Дасома.

– ДА слушаю командир. Приветствую вас с потрясающего места во всей галактике. Жёлтое море Барнии приветствует вас Дасома Трурами… – сказала. Пей Диси.

– Пей, на тебя пришла информация из совета иниджи, что ты там делаешь?

– Командир я отдыхаю, недавно купался!

– Диси, на тебя выслали отряд для задержания. Ты нарушил протокол устава, ты укрылпокупку на рынке – лексику системы млечного пути? – спросил командир Дасома.

– О чём вы Дасома. Я отдыхаю, вы можете уточнить в центре слежке, – ответил. Пей Диси

– Откуда тогда у меня запись твоей речи. Я тебе скину, послушаешь позже. Попробую вытащить тебя из этой передряги… – сказал Дасома и прекратил связь.

 Пей Диси сел на диван из кожи самуильской крадилавра. Самулийский крадилавр животное барнии, его кожа становилась, как мех земного медведя. Крадилавр был больше земного слона, поэтому ложа из его кожи, стелилась даже по полу.

. Пей налил немного Алкомаксимуса и посмотрел на лежащею Асу. Улыбаясь Пей не понял чувства, проскочившие в его сознание. Чувства или разум, но что-то на секунду его заставило задуматься.

– Привет! Ты меня спас… – сказала девушка, проснувшаяся на лежанке у меня в номере.

– Привет, тебя Асу зовут, ты говорила… – сказал. Пей

– Да, я не помню, как оказалась здесь. Помню, вспышка света, и я стою на скале. Вдруг начинаю терять сознания и падаю в воду… – ответила Асу.

– Я вытащил тебя из воды. Ты на планете Барнатс.

– Где?

Я стал понимать, что она совершила квантовый скачок, будучи не в корабле.

Много вариантов пчелиных нор, но перемещения биологических видов с планеты, на планету используя, квантум запрещено.

– Ты клон? С какой ты планеты… – спросил. Пей Диси

– Я не клон, меня зовут Асу…

– Хорошо, дай мне запястье… – попросил спокойным голосом. Пей

Протянув руку Асу, была в состоянии разложения. Примерно около тридцати минут прошло,

после, как я вытащил её. Начинает учащаться дыхание, пульс шалит. Сейчас кровь начнёт густеть и сердце замедляться. Я надел квантариум на запястие Асу и частицы системы алых звёзд проникли в её кровь…

– Сейчас тебе станет лучше… – сказал. Пей.

– Мне лучше, спасибо тебе… – ответила Асу.

– Откуда ты, скажи, что ты помнишь? – спросил. Пей Диси.

– Я с земли… – ответила Асу.

– Земля? Млечный путь! Я много слышал о нём. У вас есть синие моря и зелёные травы? – спросил. Пей Диси.

– О чём ты, разве ты не здесь… – сказала Асу тяжело пристав на одно колено возле лежака.

– Я знаю, тебе сейчас трудно понять. Ты перенеслась по туннелю и попала на другую сторону вселенной… – ответил. Пей Диси.

Асу всматривалась на окружающие её вещи. В свет, который был тусклым.

– Ты издеваешься сейчас, ты же не красный ты такой же, как я! – сказала, Асу.

– Я знаю, жил раньше в млечном пути. Многие биологические виды, воспринимают цвет, иначе. Мы похожи, но разные. Моя кровь не такая, как у вас.

Тут я понял, что говорю на языке землян. Язык земли, был под запретом и стёртым уставом, наказание использования протокола языка – смерть. Но такого, никогда не было, языковые панели землям не существовали как протоколы. Тогда откуда я его знаю, может во мне остался геном из млечного пути. Я посмотрел на стол, но языковая панель землян, которую я купил, лежала не тронутой.

– Асу, у тебя есть тайна. Мне нужно узнать о тебе, чтобы собрать в цепочку события… – сказал. Пей.

– Я сотрудник космонавтики нашей планеты. Мы запустили ракету, но она внезапно исчезла. Ступени ракеты отделились и начали падать в заданную точку, как мы увидели вспышку. Я находилась в центре исследований Звезда. Вспышка, такая же, когда я оказалась здесь…– ответила Асу.

Получается, что я знал язык млечного пути. Асу провалилась в пчелиную яму.

– Асу, не бойся со мной ты в безопасности, – сказал. Пей Диси.

– Я боюсь мне страшно, где сейчас моя планета? – спросила Асу

– Твоя планета Асу, сейчас на другом краю вселенной. Прости меня, но это правда, – ответил. Пей Диси.

Тихий звук, состоящий из трёх ударов, пробил эхом номер Диси.

– Пей Диси откройте – это федерация! – громким голосом крикнули за дверью.

– Асу надень халат! – сказал. Пей отдав халат тринскипа. Тринскипский халат, способен предать объекту невидимое состояние, отражая предметы.

Асу одела тринскипский халат и стала около окна.

– Вечер вам навигатор. Пей. Поступила информация, что вы скрываете объект федеративной важности. У вас есть в номере кто-то, кроме вас? – спросил двух метровый инспектор федерации.

– У меня есть замечательный алкомаксимум, хотите попробовать инспектор? – сказал. Пей.

– Нет, мне не нужна еда. Вы же знаете, что я не питаюсь. Мы инспекторы федерации, живём за счёт квантума. У вас есть штраф, по применению кванта, – сказал инспектор федерации.

Инспектор федерации алых звёзд блуждающие роботы. Инспектора были всегда одной формы лица и цвета кожи. Копия на лицо, имели искусственный интеллект.

Я не думал, что интеллект машин может оказаться до тошноты тупиковым. Иногда на задаваемые вопросы он путался в ответах и не мог сформулировать протокол.

– Я применял квантум неделю назад, сегодня будет инъекция. Я могу, есть, употреблять напитки Барнатса, что прописано в уставе федерации для отпускных офицеров. Вы могли жить обычной жизнью, а могли не есть неделями, питаться только квантумом. Проводимые опыты показали, что любой вид разумной жизни вселенной, обязан использовать квантум. Даже программируемые роботы и нет, выходили из строя в другой системе – функции мышления.

Моя планета, где сейчас я живу, называется Карнелия, там растут огромные деревья из породы жажденик. Жажданик – порода очень высоких деревьев, где высота достигала до километра. Ствол дерева был толстым, примерно в сто метров. Поэтому, наше жильё напоминала города в деревьях. Почва планеты Карнелио была очень плодородной, что давало разнообразия фруктов. Наша планета, была размером со звезду в млечном пути – солнце. Было, многообразия разных видов жизни к таким я могу отнести, гибридов дельфинов с Марса. На планете Марс в млечном пути, населяли огромные дельфины. Предки перенесли дельфинов на Карнелиу но со временем вышло потомства гибридов. Под присмотром федерации был выведен род дельфиниус разумный, который мог спускаться под воду Карнелии на глубины не досягаемые нашему виду. С глубины дельфиниус доставал огромные жемчуга. Жемчугами украшали деревья, а алмазными карилами. Карила у нас на планете, называли кольца из разных алмазов, но слитые в одно. Цвета были алые и преимущественно красные оттенки.

Рейтинг@Mail.ru