Квантовая запутанность, или Рок судьбы

Рутра Пасхов
Квантовая запутанность, или Рок судьбы

Глава 2. Проверка будущего



– Дружище, а почему бы нам не посмотреть на то, что будет завтра?

Когда «светило науки» начинало в подобной манере, которая выражалась в предложении чего-либо неинтересного, нелогичного и даже глупого, Рутра сразу понимал: задумал он нечто грандиозное.

– Вот выспимся сегодня и узнаем, что будет завтра, – в той же манере ответил Рутра.

– Тогда подумай о нашей роли в жизни других миров.

– И как мы повлияли на эти миры?

– Так это надо проверить.

– И как же?

– Я думал, вы умнее.

– Зря вы так думали.

Они рассмеялись. Многие, слушая их разговор со стороны, воспринимали их реплики серьезно, что вводило их в недоумение по поводу их отношений: казалось, что они чуть ли не враги, когда на самом деле они забавлялись, вызывая эмоции у окружающих.

У Рутры даже была своеобразная теория насчет подобной ловли удовольствия от влияния на эмоции окружающих. Эта теория была его частью мировоззрения о метафизике. А суть ее была в неопределенности людей относительно понимания бога, а именно – что же нужно богу от нас. По логике, которую люди вкладывали в понятие о боге, разумно было бы предположить, что люди вовсе богу не нужны. А раз он их создал, значит, преследовал некую цель. Вот какая это цель – объяснял каждый по-своему, начиная от мудрецов, мыслителей и заканчивая шарлатанами и мошенниками. Гораздо больше было, конечно, самоуверенных, а порою самодуров, фантазеров. И благо, если они не обладали больным воображением.

Рутра же отвечал на подобный вопрос так: раз бог не материален, значит, и материальное ему не нужно. А раз мы должны ему давать нематериальное, то бог, у которого мы просим все что угодно для своего счастья, требует счастье назад, но уже переработанное, рожденное от его семени, того счастья, что он нам дал. И если вы не дали ему назад ничего хорошего, испортили данное им, потеряли, а вдруг – чего хуже – превратили в горе, то примите его гнев как воспитание. Вот такое единство и борьба противоположностей. Хотя противоположностей ли? Возможно, это нечто, создающее мир. Ведь согласитесь, мир, в котором только горе и негатив, должен в конце концов умереть. Логично, что развитые миры, коих по теории Рутры масса во вселенной, прошли этот этап. Этап создания негатива из негатива. Кровная месть когда-то должна остановиться, иначе все когда-то умрут. В другой же интерпретации никакого разумного бога не может быть. Бог – это нечто аморфное, от чего зависит все мироздание. Например, одна из его частей – закон всемирного тяготения. И по этой теории разум опять же упирается в ту же истину. Раз мы можем развиваться, становясь лучше друг друга, то, убивая, мы становимся хуже. Простая логика, но разве не убей, не укради – сложная логика? Разве все не в этой логической парадигме? Для верящих в духовную сущность бога мы даем ему наши положительные эмоции. А для верящих в логику, основанную на эмпирических рассуждениях, – некая сверхцивилизация собирает энергию, волны нашего мозга, которые мы излучаем во время эйфории – от счастья, удовольствия. А теперь подумайте. Если мы станем сверхцивилизацией, сможем перемещаться по мирам с помощью влияния друг на дуга запутанных пар элементарных частиц атома, – мы ведь оттуда ничего материального не сможем забрать. Материальное перемещать в больших космических расстояниях бесполезно. Тогда что? Те же самые волны счастья. Представьте, какая это будет валюта, какой это будет наркотик, хотя, может быть, это лекарство души в будущем. Ведь если наши тела не будут иметь значения для нашего существования – нужна будет только духовная пища.

Во время размышлений о том, что шутки друга явно несут в себе научное предположение, Рутре пришла в голову мысль. Идея упиралась в вопрос – почему к нам никто не приходит из иных миров? Он думал об этом и сам же нашел ответ. Как же они могут прийти, если у них нет встречающего терминала. То есть вы можете посылать радиосигнал – хоть на соседнюю улицу, хоть в дальний космос. Если у них нет принимающих установок, все ваши усилия бесполезны.

– Послушай, господин умник, мне в голову пришла умная идея, – обратился Рутра к ученому мысленно.

– Я готов питаться вашими счастливыми идеями.

– А что, если мы поместим в установку приема сознания мозг и введем его в состояние транса?

– Это ваша грандиозная идея? – съязвил коллега.

– Я думал, мощи вашего мозга хватит для обработки этой информации. Ладно, даю новую порцию. Мы уже полгода работаем над изменением параметров оптического блока. Мы его совместили с коллайдером и излучателем в обратном порядке движения частиц и сделали из него приемное устройство. Принцип-то нам известен. Установим передающее устройство с другой стороны так, чтобы оно не отправляло из мозга, а вводило туда влияние запутанных пар. Если это природное, естественное влияние пар друг на друга, то мозг ничего не поймет. Наподобие белого шума на радио и телевидении. А если там будет нечто, понятное для мозга, то он должен это как бы увидеть. Так мы попробуем зафиксировать влияние не частиц этого мозга на частицы где-то в другом мире, а влияние каких-либо частиц на этот мозг.

– Вот с вашего великого мозга и начнем.

– Я не из пугливых, в отличие от вас.

– Ой, ой, теория Дарвина на практике.

– Делаем?

– Ну, мозг-то твой, мне-то что. У меня есть твой клон. Партнера по шахматам я восстановлю. А конкурент мне ни к чему.

– Не сомневался в твоей преданности. Я пошел в лабораторию.

– Вам не терпится проверить ваше новшество?

– Сегодня утром мне доложили о готовности системы. Чего ждать. Давай хоть испытаем.

– Ну мозг-то ваш. Пытайте.

Рутра махнул рукой, жестом говоря «все с тобой ясно», и направился в зал с установками.


***


Рутра лег в установку, ассистенты переключили установку в тот режим, который он рекомендовал, провели дополнительные процедуры. Минут десять манипуляций ничего не дали. Вызвали дополнительных техников и программиста. Еще минут десть возни – и никакого результата. Верить в то, что никто не может из других миров вселиться в земной, Рутра не хотел. Невозможность этого, нереальность такого процесса противоречили логике. Революционная технология должна была работать в обе стороны. Это на самом деле был естественный природный процесс. Может, необычный, но вполне естественный. Если вы слышите – и вас слышат. Вы видите – и вас видят. Если ваши органы можно трансплантировать кому-то – и вам чьи-то можно трансплантировать. Если ваши мысли влияют на кого-то – и на вас влияют чьи-то мысли. Почему же вы можете принять электроны в себя, идущие от далекой звезды, галактики, какую-либо радиацию, но не можете принять совокупность всех мыслей, которые являются чьими-то? То есть чей-то личностью как таковой. Почему? Можете. Только так же, как и чей-то голос или сигналы далеких звезд, вы можете услышать, используя прибор, созданный вашим мозгом; нужен и другой прибор, чтобы принять излучение мыслей далекого существа из необъятных просторов вселенной.

Что-то не получалось. Рутра стал нервничать, а Пармен подшучивал над ним:

– А ты засыпай, войди в транс и потом представь себе, что ты там где-то. Будет лажа, зато на душе у великого магистра будет спокойно. Он ведь ох как не хочет признавать неудачу.

– Вы бы помолчали, «светило науки», – ответил Рутра тоном, который понимал только Пармен.

– Может, действительно вам нужно успокоить ваше эмоциональное состояние? – предположил один из профессоров, главный специалист лаборатории.

– Я спокоен.

– Возможно, это блокировкой служит. Вам реально нужно успокоиться. Давайте сделаем так: вы попробуете создать себе отрешенное состояние, войти в транс… или лучше вовсе заснуть, а мы в это время будем как бы сканировать все входящие частоты, которые для мозга функциональны. Мы будем переключать аппаратуру во все режимы. И если вы почувствуете изменения – нам сообщите.

– Хорошо. Давайте и это попробуем, а если не получится, уж извините, дальше без меня.

Вскоре Рутра методом медитации вошел в транс, а возможно – и вовсе заснул. Где-то в глубине нирваны он услышал голос Пармена, который шепнул ему на ухо:

– Расслабься, по-моему, получается. Мы сейчас тебя перенесем в томограф и узнаем, что происходит у тебя в голове, плюс данные чипа… будем точно знать, на какой частоте нужно проводить манипуляции.

– Со мной все нормально? Я в каком-то непонятном состоянии. Как будто мне не принадлежит собственное тело, – шепотом спросил Рутра, не открывая глаз.

– Да. Признаюсь, мы что-то фиксируем, – так же тихо, настороженно, почти как заклинание сказал Пармен.

Неожиданно аппарат издал жуткий звук, оптический блок засветился, по телу Рутры прошел разряд. То ли Рутра терял сознание, то ли этот звук на него так повлиял… он не знал. Фактом были его полная расслабленность, отрешенность, а возможно – и парализованное, почти бессознательное состояние И в тот момент, когда на мгновенье он полностью отключился, вошел в сонное состояние, понял, что теряет контроль, – он дернулся и очнулся. Реальность, которую он увидел, говорила о каком-то изменении… или все же у него были галлюцинации, видения, потому как, когда открыл глаза, перед ним была другая реальность.


***


Это только после того, как Пармен ему рассказал, что происходило параллельно с этим, – он понял суть происходящего. Сперва же он был удивлен, раздражен и возмущен. Касалось все это отношения к методам Пармена. Он, опять задумав хитрую программу, заманил Рутру в нее и, видимо, решил изучить таким образом его психологическое состояние перед реальным экспериментом. По идее – он был прав, конечно. Ведь если мы отправимся в неизвестное место, страну или территорию, даже многое зная, –окажемся в совершенно другой ментальной, духовной, психологической среде. А что же говорить, если оказаться в неизвестном мире. Фантазии ученый был не лишен, только в научном контексте, а в дизайнерском – увы. Обстановка вокруг была убогая.

 

Рутра, хотя и был некоторое время в отключке, соображал ясно, но в первый момент «пробуждения» не мог понять, что происходит. То, что обстановка вокруг была другой, было больше подсказкой, чем загадкой. Поэтому он сразу сообразил: Пармен опять решил его разыграть, как бы создать обстановку для изучения реакции. Он так периодически делал, вернее, они вместе делали. Не вводили в виртуальную реальность для изучения поведения человека в разных обстоятельствах, а делали вот такие постановки в реальности. Так лучше выяснялось, как реагирует психика при переходе в параллельную реальность и в ней, в том мире. Поверить в реальность перехода из одного мира в другой было очень трудно. Однако Рутре это казалось сном после того, как он пришел в сознание. «Пармен, скорее всего, использовал новую технологию – изменение восприятия действительности и создание иллюзии реальности», – размышлял логически он. Эта технология используется при создании художественных фильмов – как компьютерная графика, наложенная на реальные предметы, обстановку, а тут – непосредственно через чип, в мозге, на все, что видит человек. Рутра решил, что поэтому он так и видит все вокруг.

Рутра попробовал связаться с Рангитом. Ответа не было. Вся остальная связь тоже отсутствовала. Это было убогое в плане обстановки и колера помещение. Серо-бежевое с непонятными атрибутами. Несильно заморачивался Пармен. И все же в чем его цель? Он или те, кто ему помогал, сделали несколько ошибок. Первое, что бросилось в глаза Рутре, – «висящие» в пространстве голографические цифры, календарь. Он не мог понять, почему на нем обозначен 2050 год, ведь был 2022-й. Не мог понять, почему он выбрал именно эту дату.

Рутра попытался встать, желая посмотреть, что происходит. Специальная кровать массажировала тело. Не мог найти застежки, которыми был к ней пристегнут. Из-за тряски трудно было сосредоточиться.

Рутра закричал:

– Да как же их открепить?

Неожиданно он услышал голос непосредственно в голове. Эта технология была ему знакома, а голос нет.

Говорил мужчина:

– Не кричите, пожалуйста, Рутра Тигрович, я вам все объясню.

– Кто со мной разговаривает?

– Я автоматизировано-интеллектуальная система управления. Одной из моих задач является управление городом Москвой. В вашей памяти Москва еще осталась городом.

– Каким еще городом? То есть она не должна быть городом?

– Москва – отдельное государство, заповедная зона, соблюдающая нейтралитет. Кроме прочего, она в статусе оффшорной зоны, в которой сосредоточены управляющие функции мирового правительства и ООН.

– Хватит, я не верю в это. Эксперимент не получился.

– Просьба выслушать. Все поначалу не верят. Послушайте, пожалуйста.

– Рангит, это ты?

– Нет. Выслушайте меня. Я вас понимаю, вы не верите, но вы не первый такой. По моим данным – вы были в коме 28 лет.

– Что за бред ты несешь? Заглючила система? Или кто-то пытается подшутить надо мной?

– Просьба – оцените ситуацию адекватно. Я должен вам сообщить следующее: при проведении вашего эксперимента произошел сбой системы. То тело, в котором вы сейчас находитесь, то тело, которое сейчас считаете своим, – как бы не настоящее тело ученого Пасхова.

– Ты сошел с ума. И вообще – кто со мной говорит? Что за розыгрыш?

– Я попросил вас адекватно отнесись. Я интеллектуальная машина, я не могу вам врать.

– Да что вы говорите, не можете врать? Очень удивительно.

– Вы же сами проводили опыты. Вы сами изготовили свое клонированное тело. Вы сами хотели в него внедрить свою цифровую копию. Так ведь?

– Ну так… и что?

– Во время эксперимента произошел сбой системы, ваше настоящее тело хранится в другой установке. Это тело – копия вашего. Вы даже сами это сейчас можете ощутить. Вы сделали его моложе и загрузили в него свой разум. Чтобы убедиться в вашей адекватности, я должен провести тест. Я должен вас расспросить. Итак, кто вы?

– Что за бред. А с кем ты сейчас разговаривал?

– Прошу вас, ответьте адекватно. Пока вы не ответите на вопрос – я не смогу вас отпустить.

Рутра попытался встать. Не смог. Невидимое нечто его держало прикованным к лежанке.

– Немедленно освободи меня!

– Я же сказал, вы должны пройти тест. Это ведь нетрудно, ответьте на вопросы.

– Какие, к черту, вопросы?

– Кто вы?

– Ты прекрасно знаешь, кто я.

Рутра становился все более раздраженным, злым.

– Ответьте, пожалуйста, в логике, которую сами вложили в мышление искусственного интеллекта. Кто вы?

– Да что за черт. Эти приколы Парменида меня уже достали. Ты сам-то кто?

– Ответьте, пожалуйста, на вопрос. Кто вы?

– Да пошел ты.

Рутра опять попытался встать. Снова неудача. Он раздраженно выругался, но ничего не помогало. Машина была неумолима.

– Ответьте, пожалуйста, кем вы себя ощущаете? Кто вы?

Рутра помолчал немного, потом все же решил ответить.

– Я ученый, Рутра Пасхов. Я изобрел методику клонирования тела.

– Расскажите о технологии.

Рутра сделал глубокий вдох, затем выдох. Решил не нервничать.

– В этом нет ничего особенно сложного на самом деле. Тела людей можно клонировать… как и обычных животных, которых уже клонируют в промышленных масштабах. Некоторая сложность в возможности ускорить рост тела. Однако и это решается с помощью методики быстрого роста, используемого в животноводстве. Сложно в этом процессе переселить сознание в мозг. Это была реально трудная задача, но и с ней я справился.

– Что такое сознание?

– Это подробно записанная наша память и миллиарды связей, нейронных контактов, вне тела и в теле, обеспечивающих этому телу высший уровень функционирования. Чем больше связей, тем больше интеллекта. На определенном уровне наступает граница арифметической и геометрической прогрессии, вынуждающая делать следующее, улучшенное действие для сохранения предыдущего. Так мы наточили кремень, изобрели велосипед, взлетели в космос, создали искусственный интеллект.

Последнее Рутра сказал, акцентируясь на слове «искусственный».

– Имеет значение, конечно, как быстро эти связи между собой коммутируются и определяют на основании жизненного опыта наиболее оптимальные, лучшие варианты решения. А теперь, пожалуйста, ты объясни, что происходит и где я оказался?

– Вы пришли в наш мир без предупреждения. Вы не в программе. Я не получал уведомления о вашем приходе. И, честно сказать, я не знаю вашу миссию. Однако раз вы появились вместо того, кто должен был выполнять миссию по программе, – придется ее выполнить вам.

– Очень интересно и доходчиво. А теперь, пожалуйста, по-человечески. Какая миссия? Какая программа? Что здесь происходит? И вообще – где я? Да, еще, освободи меня, черт побери!

– Я должен вам дать вводную, после вы можете сами в этом убедиться. Как вам известно…

– Да подожди ты! Освободи меня! И ничего мне не известно!

– Только выслушайте, – послышалось непосредственно в голове у Рутры, одновременно он ощутил свободу от невидимых оков. – Вам как удобно общаться – вслух или молча? Это тело подготовлено ко всем вариантам.

– Вслух, – сказал громко Рутра.

– Послушайте, пожалуйста. Как вам известно, температура на планете Земля постоянно повышалась.

– Неужели, – язвительно перебил снова Рутра.

– Не перебивайте. Иначе мне придется снова вас пристегнуть.

После этих слов Рутра резко соскочил с лежанки.

– Да хрен там.

– Послушайте, пожалуйста.

– Хорошо. Давай.

– После 2027 года процесс принял необратимый характер. Постоянное повышение температуры вызвало таяние ископаемых ледников, большинство прибрежных городов и стран стало затапливать. ООН приняло решение предоставить территорию Сибири для проживания жителям затопляемых территорий, так как климат там стал умеренный. Россия взамен потребовала расположить главный центр управления мирового правительства в Москве под управлением президента России и еще 30% бюджета ООН. Это привело к конфликту в сфере движения финансов, распределения ресурсов, вкупе с тем, что по всему миру начались вооруженные конфликты… все стало причиной перехода в боевой режим системы «Периметр».

– Подожди, подожди. Допустим, я в это все поверю. Сперва о какой системе «Периметр» ты говоришь?

– Система «Периметр» – комплекс автоматического управления массированным ответным ядерным ударом. Для обеспечения гарантированного выполнения своей роли система была изначально спроектирована как полностью автоматическая, а в случае массированной атаки способна принять решение об адекватном ответном ударе самостоятельно, без участия человека. В Европе и США известна как «Мертвая рука». Это сложная экспертная система, оснащенная множеством датчиков, отслеживает наличие и интенсивность переговоров во всех системах. Является искусственным интеллектом.

– Что-то во все это мне не верится, однако я понимаю, здесь происходит нечто неординарное. И что в итоге?

– Система «Периметр» перешла в боевой режим, может запустить ракеты в любой момент.

– Прямо-таки в любой? И чего ж она не запустила? Или от чего это зависит?

– Система перешла в автономный режим в 2029 году, с тех пор выполняются условия для того, чтобы она не активизировалась.

– Это уже интересно. Какие условия и почему ее просто не отключить?

– Отключить невозможно. Она такой создана. Поначалу никто об этом не думал. А вот когда решили отключить – оказалось, она воспринимает это как вражеский захват системы. Нет пароля от истинного создателя системы. Она такой создана, как оказалось, специально. А условия: она требует полного доступа ко всем системам радио- и телевизионного вещания, управления всеми видами связи.

– Зачем?

– Только в этом случае система как бы успокаивается, видя отсутствие опасности. Иначе она воспринимала озвучиваемую информацию как обман, что имело место вначале, когда ее пытались ввести в режим покоя и отключить непосредственно сами ракеты. Теперь все системы под ее контролем, и она не верить себе не может. Так сохраняется мир, а по сути – наличие жизни на всей Земле, так как при ее запуске уж точно будет нанесен ответный удар.

– Так, это все, конечно, очень интересно, однако я хочу все сам проверить. Во-первых, кто вы такой, кто со мной говорит?

– Я же сказал, я машина.

– Ладно, считай, я поверил. Тогда давай людей. Вообще где я нахожусь?

– Это РАН, Российская академия наук. Здесь расположен главный блок управления всех искусственных интеллектуальных систем. Точнее сказать, академии как таковой уже здесь нет. Все здание – это единый блок, в котором есть центральное ядро управления. В нашем мире все строится из структурированной воды. В воде лучше передаются сигналы.

– Очень доходчиво. Постараюсь понять как-нибудь. Только все же хотелось бы увидеть настоящих людей. Как мне пройти в блок управления, в центральную канцелярию… или лучше в президиум.

– Я еще не все вам рассказал. Здесь людей нет. В Москве никто не живет.

– Слушайте, прекращайте этот концерт. Что происходит?

– Послушайте, потом поймете, что произошло. Многое изменилось. Мир совсем другой.

Рутра решил помолчать, послушать. Неожиданно перед ним возникла вода, прямо в воздухе, перед ртом, в виде шара… или большой огромной капли. Он хотел пить и до этого думал, где же взять воду. Это его удивило, и он стал подозревать, что находится в виртуальной реальности или во сне, однако воду выпил. Она сама полилась в рот, стоило ему его только открыть.

– Так, продолжай. И поподробнее.

– Кроме прочего, из-за поднятия уровня мирового океана в самой Москве стало жить опасно, так как геологический фундамент ее песок, к тому же Москва-река тоже поднялась по уровню воды. Было принято решение оставить в Москве только центральные управляющие системы. Это новый комплекс автоматики, основанный на искусственном интеллекте, полностью интегрированный с базой данных Всемирного кодекса содружества, принятого всеми странами мира в 2028 году. Это было сделано, кроме прочего, еще с целью избежать человеческого решения, чтобы не было виноватых лично. Говоря проще, люди не захотели сами принимать решения. Они дали возможность сделать это точным шаблонным методом, запрограммированным в машине.

– То есть вам. Так? Я даже скрывать не буду мое подозрение в заговоре по поводу всей подобной системы.

Голос на пару секунд замолк, потом невозмутимо продолжил:

– Главный центральный компьютер расположен в Российской академии наук. Все человеческие функции выполняют андроиды. Это значительно безопаснее, нежели деятельность людей. Количество людей, которым разрешено находиться в Москве, ограничено. Последний утвержденный лимит 666 человек.

 

Рутра слушал, не веря своим ушам, а потом сказал:

– Я хочу сам на все посмотреть.

Рутра попытался сориентироваться в комнате, которая больше похоже была на некую причудливую камеру с развешанными шарами разной величины. Цвет всего окружения был матово-белый. Понять обстановку и найти выход было крайне проблематично. Рутра попробовал пройтись по помещению. Ходить, правда, было сложно, и эта сложность навевала мысль о долгом пребывании в лежачем состоянии. Держать равновесие действительно было трудно, но еще труднее было поверить в то, что он сказал.

«Возможно, это захват системы… или чужая система», – думал Рутра. Ему было тяжело ходить, и все же он пошел медленно. Обстановка действительно была необычной, все было другим. Складывалось впечатление, что здание полностью состоит из воды. Двери не открывались, они исчезали, стены были прозрачными.

– Послушайте, вы… как вас там…. а ну-ка признавайтесь, что здесь происходит? Что происходит, черт побери?

– Я вам не вру. Все реально, – ответил неизвестный собеседник. – Меня зовут ИСУМ. Эта аббревиатура расшифровывается как интеллектуальная система управления миром. Я вам буду помогать. Я понимаю, вам трудно в это поверить, но это так. Весь мир стал другим. Научный центр, тот научный центр, где вы работали, перенесен в Новосибирск.

Рутра понимал некую хитрую задумку. Возможно, кто-то хотел таким образом перехватить его разработки, а его, возможно, сделать пациентом психбольницы. Он решил не показывать своих подозрений, попробовать схитрить в ответ.

– Хорошо, хорошо. Допустим, все это так. Согласись, для меня это нечто невероятное. Если хочешь, чтобы я тебе поверил, – позволь мне самому в этом убедиться.

Рутра прошел по коридору – искал лифт. Из окон был виден действительно какой-то необычный фантастический город. Глядя на это, он стал подозревать – эксперимент у него получился, а он еще в нем… или он не проснулся, это все ему снится. Нужно выйти на улицу или проверить, что же происходит.

– Где лифт? Я хочу выйти на улицу.

– Боюсь, я не смогу вам это разрешить, – ответил компьютер.

– Как там тебя зовут? ИСУМ?.. Вызови охрану, пожалуйста.

– Здесь нет никакой охраны, в том понимании, которое вы вкладываете в смысл этого слова. Все работы выполняются андроидами, автоматикой.

– Где лифт?

– Что вы хотите сделать? Я очень хорошо воспитан.

– О боже, даже так? Я знаю, что я хочу сделать. Где лифт?

– Вы можете пройти в столовую, поесть. Вы можете пройти в центр досуга, отдохнуть. Вы можете сходить в тренажерный зал, в бассейн. Вы можете лечь спать. Вы должны дождаться исследовательской группы. Их нахождение постоянное в этом здании было принято нецелесообразным. Они прибудут к завтрашнему дню.

– Спасибо тебе за помощь. Будь добр, не указывай мне, что делать, – сказал Рутра и пошел в направлении, где по его памяти должна была быть лестница.

Однако никакой лестницы там не оказалось. Он с легкой нервозностью заявил, вернее, твердо потребовал:

– Я тебе приказываю немедленно открыть лифты или показать, где здесь лестница. Кто перестроил здание? Или меня перенесли в другое?

Он задумчиво огляделся, посмотрел через своеобразные окна вдаль, потом констатировал:

– Точно, меня перенесли в другое здание. Это розыгрыш… или какой-то эксперимент.

Рутра отправился назад, в отсек, в котором он «очнулся». В его мире это был отсек лабораторных исследований. Там был компьютер, встроенный в установку переноса сознания. Рутра решил с помощью него выйти на связь хоть с кем-нибудь или по крайней мере узнать реальное положение дел. Хотя бы точную дату.

Компьютера там не было, но стоило ему подумать о нем, представить его, как клавиатура и экран, правда, в виде голограмм, появились перед ним. Он вспомнил воду и процесс, связанный с питьем. Ему эта возможность понравилась.

Когда он начал манипулировать клавиатурой, ИСУМ заявил:

– Я мог бы блокировать связь, только не буду этого делать.

Рутра оглянулся, как бы ища собеседника. Выражение лица его было безэмоционально строгим, даже немного злым. Он нашел в сети новосибирское отделение академии наук, послал запрос. К удивлению – сразу же на экране появилось лицо. Это был достаточно взрослый мужчина, с густой внушительной бородой, аккуратно подстриженной.

– Добрый день, Рутра Тигрович. Мы осведомлены о вашем выходе из комы. Я понимаю вас. Успокойтесь, завтра мы вас заберем. Там есть столовая, поешьте, автоматика уже передала – все параметры вашего организма в норме. Отдохните.

– Вы кто? Что происходит?

– Вам, наверное, уже рассказали.

– Да. Какой-то бред.

– Нет, это не бред. Все это правда. Я вам открою доступ к центральному терминалу управления. Там вы сможете изучить хронологию и посмотреть через спутник на Землю. За одно вы сможете связаться со всеми службами контроля и передачи информации. Уровень воды все еще поднимается. Я сожалею, но дела плохи. Мы уже запретили роды. По всей планете идут войны, мир на грани катастрофы. Я вам кое-что сейчас скажу, прислушайтесь.

Собеседник говорил очень грустно, с печальной интонацией. Последнее Рутра понял уже после. В голове появился голос этого человека:

– Мы обманываем систему, не передаем правдивую информацию о конфликтах. Иначе включится «Периметр». Вы понимаете, что мир на грани исчезновения?

– Мне в это трудно поверить. Вообще во все это. Допустим, я вам верю. Как так получилось со временем? Сейчас реально 2050 год?

– Да, сейчас 2050 год. Это технология, которую разработал ваш отец. Только в этом мире. Относительно вашего мира наше время смещено. После того, как он внезапно умер, ваша мама требовала передачи вас ей. Мы не могли этого позволить. Вернее, не мы как личности, а мы как научная организация. Суть не в этом. Она устроила международный скандал. Она могла это сделать. Она была вне досягаемости наших спецслужб. Этим и воспользовалась. Вы помните о ее участии в совместной программе полетов на Марс?

– Да. Помню. Где мама? – спросил Рутра настороженно и подавленно.

– К сожалению, я вам должен сообщить печальную новость. Ваша мама погибла в 1988 году, при посадке шаттла «Дискавери».

Рутра понимал абсурдность происходящего в этом мире относительно его реальной жизни. Если он, конечно, был в каком-то мире. А если это постановка Парменида, то бредовость была налицо. Но обстановка вокруг… Он обратил внимание на необычность структуры здания, на необычность вида из окна… Бредовость и возможная реальность скрывались в нестыковке дат. Парменид не мог так грубо ошибиться. Тогда что? Получается, он впал в кому до 1988 года, а вышел из нее в 2050… по хронологии этого мира. Он решил подыграть и попытаться разобраться в происходящем. Если бы он сказал 2022-й год, тогда на реальность больше похоже было бы. Что задумало «светило науки»? А оно ли?

– Как? – почти застонал он, потом склонил голову, вытер слезы. – Почему вы меня не могли выпустить? – голос Рутры изменился.

Он был и раздражен, и зол, и опечален.

– Секретный научный центр находился под озером Светлояр, доступ туда был только через подземные порталы системы «Полигон». Вы, во-первых, могли рассекретить его наличие, во-вторых, вы продукт деятельности вашего отца, в прямом и переносном смысле. Он в вас использовал технологию генномодификации. Вы можете видеть в темноте, слышать звуки в диапазоне частот, недосягаемых обычным людям. У вас есть свойство регенерации в пять раз сильнее обычной нормы. Вы устойчивы к ядам, химикатам, можете питаться как дикий хищник, устойчивы, как они, к бактериям. Кроме прочего, главное – у вас увеличен метаболизм железа в печени, то есть усилены реакции электронных сигналов от дендритов и аксонов к нейронам. Проще говоря, у вас увеличена скорость и, как бы правильно выразиться, мощность мозговых, а точнее – умственных сигналов. Вы умнее изначально обычного человека. Ваш отец создал программу раскодировки мозговых сигналов на вход и выход, то есть можно ловить ваши сигналы и отправлять вам же по беспроводному каналу. Вы можете через установку связываться с компьютером, с интернетом, да и общаться без звука тоже. Эта уникальность была экспериментальной, мы не могли вам сказать в детстве. При проведении очередного эксперимента произошел сбой.

Рейтинг@Mail.ru