Каббала

Артур Эдвард Уэйт
Каббала

© ООО «Издательство АСТ», 2021

Анализ содержания
Предисловие

Каббала как эзотерическая философия. – Зарождение в христианскую эру. – Значение и связи. – План данного труда. – Его предшественники в Англии. – Каббалистические манускрипты, приобретенные Пико делла Мирандолой. – Их идентичность с главным текстом сокровенной Традиции в Израиле. – Сефер ха-Зогар. – Христианские концепции, с которыми Мирандола пытался связать их. – Сефер Йецира и перевод Уильяма Постеля. – Каббала и Корнелий Агриппа. – Иоганн Рейхлин и каббалистическая мессианская доктрина. – Петр Галатин на эту же тему. – Пауль Риччи о Законе Моисеевом и Законе Христовом. – Как эти писатели пытались доказать пришествие Христа, основываясь на Каббале. – Вытекающий из этого мотив необходимости изучения Каббалы. – Ученые, к которым это относится. – Вопрос о сокровенной Традиции. – Следы великого духовного эксперимента. – Памятники теософской школы в лоне иудаизма. – Предварительная датировка этих памятников.

КНИГА ПЕРВАЯ
ЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА ХРИСТИАНСКОЙ ЭРЫ

АРГУМЕНТАЦИЯ

Для специалистов по философии каббалистическая литература в основном вызывает исторический интерес. Экзегеты же, изучающие Священное Писание, считают ее курьезным и экстравагантным порождением человеческого умствования. Такая литература привлекает две категории ученых: к первой относятся те, кто полагает, что: а) эзотерическая религиозная Традиция возникла в древнейшие времена и сохранилась в неизменном виде; б) эта литература является одной из форм передачи такой Традиции. Эти люди обычно называют сами себя эзотериками или оккультистами, и данное название стало общепринятым. Одна из главных задач этой книги (среди прочих) заключается в следующем: показать, что знание ими текстов и иных свидетельств не является достаточным, чтобы подтвердить эти утверждения, скорее, наоборот, все их притязания в том виде, в котором они их высказывают, представляются неосновательными и даже смехотворными. В то же время общепринято, что Каббала представляет собой эзотерическую доктрину, передаваемую втайне. Следует отметить, что это же является доказательством наличия универсальной религиозной Традиции, и вопрос о самом ее существовании остается открытым. Вторая категория людей, для которых Каббала представляет интерес, включает тех, кого, по той или иной причине, привлекают свидетельства мистического опыта соединения души с Богом и кто считает такую литературу частью этих свидетельств. Главная цель данного исследования – выяснить, правы ли они.

I. Сокровенная Церковь Израиля.

II. Причуды оккультной экзегетики.

III. Каббала и Талмуд.

IV. Разделы Каббалы.

КНИГА ВТОРАЯ
ИСТОЧНИК И АВТОРИТЕТ КАББАЛЫ И ДАТИРОВКА ОСНОВНЫХ ТЕКСТОВ

АРГУМЕНТАЦИЯ

Несмотря на деструктивные выводы гиперкритики, следует согласиться с тем, что в плане источников и духовного влияния два основных цикла каббалистической литературы восходят к эпохе создания Талмуда или к послеталмудическим временам. Отсутствуют основания полагать, что Книга Творения (Сефер Йецира) не принадлежит рабби Акиве, как гласит предание. Не существует явных свидетельств в подтверждение гипотезы, в соответствии с которой рабби Моше де Леон написал книгу Зогар, или Книгу Сияния, в конце XIII в. Одновременно должно быть решительно отвергнуто мнение ряда недостаточно авторитетных и компетентных ученых, которые считают, что эти писания имеют древнее или, по меньшей мере, дохристианское происхождение. Необходимо не согласиться с попытками отнести Каббалу непосредственно к некой ранее существовавшей теософской системе: конечно, у нее имелись разные предшественники, но такие аналогии с другими системами религиозных взглядов объясняются имеющимися параллелями между не зависящими друг от друга подходами разных культур к фундаментальным проблемам бытия. Следует учитывать и возможное еврейское влияние, оказываемое через Аристобула и Филона, хотя не стоит его и преувеличивать. Каббала представляет собой творение sui generis[1]. Несмотря на то, что она содержит много случайных перекличек и параллелей, фундаментально она могла зародиться только в лоне иудаизма, будучи специфическим продуктом еврейского мышления. Следует констатировать: все свидетельствует о том, что, скорее, Каббала оказывала большее влияние на христианские умы, а не наоборот.

I. Датировка Сефер Йециры, или Книги Творения.

II. Современная критика Зогара, или Книги Сияния.

III. Датировка и авторство Зогара.

IV. Возраст зогарической Традиции.

V. Предполагаемые источники Каббалы.

VI. Исламские связи Каббалы.

VII. Влияние Каббалы на еврейство.

КНИГА ТРЕТЬЯ
ПИСЬМЕННОЕ СЛОВО КАББАЛЫ: ПЕРВЫЙ ПЕРИОД, СЕФЕР ЙЕЦИРА

АРГУМЕНТАЦИЯ

Темы каббалистической литературы помимо Сефер Йециры (Книги Творения) и до появления Зогара кратко рассматривались в разных источниках. Это дает возможность сделать вывод, что Традиция развивалась, и скорректировать определенные крайности подхода к ней. Имеется множество трактатов, связанных по теме с Каббалой, но многие современные исследователи не считают их каббалистическими в полном смысле. То же относится и к самой Сефер Йецире. Однако несомненна связь подобных текстов с устной Традицией, дошедшей из глубины веков. Иная точка зрения гласит, что они являются элементами такой Традиции, которые впоследствии были развиты комментаторами Сефер Йециры и значительно позднее толкователями учения Зогара. Ранние каббалисты преимущественно обращали внимание на Книгу Творения, и ряд толкований этого трактата появились между XI и XII вв. под разными названиями.

I. Ранняя каббалистическая литература.

II. Сефер Йецира, или Книга Творения.

III. Внутренние и внешние связи Книги Творения.

КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ
ПИСЬМЕННОЕ СЛОВО КАББАЛЫ: ВТОРОЙ ПЕРИОД, ЭПОХА ЗОГАРА

АРГУМЕНТАЦИЯ

В последующих разделах раскрываются сам текст Зогара и его многочисленные связи с другими источниками. Это позволяет дать объективное представление о материалах, включенных в это сложное произведение, и более подробно рассмотреть его доктрины в дальнейшем. Особое внимание уделяется его связи с мистическими и теософскими доктринами.

I. Сефер ха-Зогар – Книга Сияния.

II. Сифра ди-Цниута – Книга Сокрытия.

III. Идра Раба – Великие Покои, или Великое Собрание.

IV. Идра Зута – Малые Покои, или Малое Собрание.

V. Саба – Старец, или Речь Старца.

VI. Сефер ха-Бахир – Сияние.

VII. Райа Мегемна – Верный Пастырь.

VIII. Ситрей Тора – Тайны Закона.

IX. Мидраш ха-Неелам – Сокровенный Мидраш.

X. Тикуней Зогар – Малые трактаты Зогара.

A. Хашматот – Пропуски.

Б. Тосефтот – Дополнения.

B. Матнитин – Повторения.

Г. Разе де-Разин – Тайна тайн.

Д. Йенука – Дитя, или Речь Отрока.

Е. Хейхалот – Чертоги, или Обители.

Ж. Мидраш Рут – Комментарий к Книге Руфь.

XI. Старые и Новые Дополнения.

КНИГА ПЯТАЯ
УЧЕНИЕ КАББАЛЫ О БОГЕ И МИРОЗДАНИИ

АРГУМЕНТАЦИЯ

К основополагающим учениям Каббалы относятся: 1) философия абсолюта; 2) возникновение мира отчасти как эманации и отчасти как результата творческих актов; 3) разделение эволюции мироздания на четыре вселенные, последняя из которых была сведена к бытию в процессе творения. Теософские положения, дополняющие эти учения, включают: 1) различение Бога в Себе и Бога в Его явлении Своему народу, т. е. конечному Разуму; 2) священнотайная (сакральная) природа универсальных символов, в которых выражается человеческий Логос; 3) пути человеческого познания и постижения вещей Божественных.

I. Могущество Бога в Каббале.

II. Десять сфирот.

III. Учение о Четырех Мирах.

IV. Пути Мудрости и Врата Понимания.

V. Космология.

КНИГА ШЕСТАЯ
ЧИНОНАЧАЛИЯ, ИЛИ ИЕРАРХИИ ДУХОВНОГО МИРА

АРГУМЕНТАЦИЯ

Учение о человеческой душе занимает важное место в Каббале, поскольку человек является центром, вокруг которого вращается вся Традиция. В великом памятнике Зогар излагается учение о частях, уровнях и состояниях человеческой души, о ее предсуществовании и назначении. На основании излагаемых в нем положений и толкований можно составить таблицы, но они малоинформативны. Он включает также учение об ангельских чинах и каббалистическую демонологию. Эти темы входят в третий период Письменного слова, который рассмотрен в книге девятой. Встречаются их единичные включения в текст Зогара, в котором они сформулированы в зачаточном состоянии, за исключением темы падения ангелов, которая рассмотрена в самостоятельном разделе. Поздние каббалисты обращались к Талмуду, разрабатывая на его основании четкую схему иерархий ангелов и демонов.

I. Учение Каббалы о душе.

II. Ангелы и демоны.

КНИГА СЕДЬМАЯ
БОГ И ЧЕЛОВЕК

АРГУМЕНТАЦИЯ

Обосновывается, что библейские мифы о земном рае определяются в сокровенной Традиции как Тайна пола. С этой же неясной темой в косвенной степени увязывается падение ангелов. Но оно же служит причиной ex hypothesi[2] всей последовавшей нечистоты на земле и в человеке. С данной точки зрения падение человека связано с той же тайной; указанной теме уделено много внимания, и она изучается с разных сторон. Зло, которое «велико было на земле» и из-за которого «разверзлись все источники великой бездны» и «окна небесные отворились», в соответствии с легендой о Потопе, являлось следствием беззакония и полового извращения, «ибо всякая плоть извратила путь свой на земле». Даже последующее жертвоприношение Ноя, «приятное благоухание» коего «обонял Господь», было принято и освещено лишь потому, что Ной руководствовался смиренным почтением к высшей тайне. В связи с этим отсутствует необходимость особо рассматривать Завет с Авраамом; однако именно на нем все основывается. Представляется очевидным и то, что Закон, данный на Синае, тесно связан с этой темой; история самого Моисея является историей духовного брака. Тогда, когда наступило время воздвигнуть Дом Божий на Сионе, великая тайна во всей ее трансцендентности была явлена в присутствии Шхины в Святая Святых как Невесты в обители своего Жениха. И наконец, в качестве цели пришествия Мессии (Мешиаха), Божественного Сына сокровенной Традиции, буквы Вав в сокровенном Имени из четырех букв (Тетраграмматон), было признано необходимым восстановить Свою Невесту в изгнании и приуготовить Субботу творения, т. е. период истинных супружеских отношений.

 

I. Миф о земном Рае.

II. Змей, сын Зари и падение ангелов.

III. Падение человека.

IV. Миф о Потопе.

V. Завет с Авраамом.

VI. Моисей, Законодатель.

VII. Иерусалимские Храмы.

VIII. Пришествие Мессии.

IX. Учение о Шеоле.

X. Воскресение из мертвых.

КНИГА ВОСЬМАЯ
СОКРОВЕННЕЙШЕЕ УЧЕНИЕ

АРГУМЕНТАЦИЯ

Сокровенным учением Зогара о Святой Шхине является высшая Тайна пола, и сама она выступает тайной устной Традиции. Необходимо понимать, что за ней скрывается аутентичное учение о знании, основывающемся на опыте. Следовательно, мы приближаемся к более углубленному рассмотрению Тайны пола в свете сокровенной Традиции, причем в известном смысле это одновременно и изучение Шхины. Видимо, за нею скрывается некая тайна человеческих браков, непостижимая сердцу человеческому на путях обыденной человеческой жизни.

I. Тайна Шхины.

II. Тайна пола.

КНИГА ДЕВЯТАЯ
ПИСЬМЕННОЕ СЛОВО КАББАЛЫ: ТРЕТИЙ ПЕРИОД

АРГУМЕНТАЦИЯ

Формирование каббалистической литературы отражено в ряде текстов и комментариев Зогара, а также в нескольких самостоятельных трактатах, связанных с общей каббалистической Традицией. Отдельно рассмотрены следующие произведения: одно, по своей общей направленности посвященное тайнам любви, а во втором описывается применение каббалистического аппарата в алхимии. Это объясняется той популярностью, которую оно приобрело среди современных исследователей герметической Традиции.

I. Последователи и толкователи Зогара.

A. Моше из Кордовы.

Б. Ицхак Луриа.

B. Нафтали Гирц.

Г. Абрахам Коген Ирира.

Д. Иссахар бен Нафтали.

II. Книга «Огонь очищающий».

III. Тайны любви.

IV. Малая каббалистическая литература.

КНИГА ДЕСЯТАЯ
ХРИСТИАНЕ-КАББАЛИСТЫ

АРГУМЕНТАЦИЯ

I. Введение.

II. Раймонд Луллий.

III. Пико делла Мирандола.

КНИГА ОДИННАДЦАТАЯ
КАББАЛА И ДРУГИЕ КАНАЛЫ ПЕРЕДАЧИ СОКРОВЕННОЙ ТРАДИЦИИ

АРГУМЕНТАЦИЯ

В настоящее время размышления верующих вызвали рождение так называемых Тайных Наук, выступающих средствами передачи великой оккультной Традиции. Однако вопрос выходит за рамки современного интереса, в соответствии с которым оцениваются лишь качество и масштабы влияния Каббалы на иные сферы эзотерической мысли на Западе. Сейчас стало вполне понятно, что такое воздействие преувеличено. Оно было, безусловно, велико по отношению к ритуальной магии, но явно незначительно в таких сферах, как алхимия и астрология. Одним из каналов эзотерической Традиции всегда называли масонскую ложу Вольных каменщиков, но ее связи с Каббалой имеют случайный и незначительный характер. В искусстве гаданий пиктографическая символическая система, известная как карты Таро, выступает ключом к каббалистическому учению и Традиции; но здесь мы их по особым причинам не рассматриваем. В завершение темы иных каналов, по которым до наших дней поступала сокровенная Традиция, противопоставляются учение Каббалы и учение чистой мистики, и все направления исследования сводятся в единый фокус.

I. Каббала и магия.

II. Каббала и алхимия.

III. Каббала и астрология.

IV. Каббала и масонство.

V. Каббала и Таро.

VI. Каббала и мистика.

КНИГА ДВЕНАДЦАТАЯ
ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ РАЗМЫШЛЕНИЯ

АРГУМЕНТАЦИЯ

Краткий обзор развития поздней Каббалы включает рассмотрение последних новаций в изучении этой темы и замечания о недавних важнейших открытиях в этой области. Скрупулезно раскрывается вопрос о христианских элементах в Зогаре как системе еврейского вероучения. Решается важнейшая проблема, может ли сокровенное учение Израиля представлять интерес для современных мистиков, и если да, то в какой области. Каббала рассматривается в аспекте Тайны полов, а затем учения о душе, а именно ее исхождении от Бога и возвращении к Богу. Сформулирован вывод, что Зогарическая Каббала со всеми своими неотъемлемыми символическими покровами продолжает оставаться живым посланием всем тем, кому она предназначена.

I. Продолжатели и толкователи Каббалы.

II. Предполагаемые христианские элементы.

III. Подведение итогов по проблеме еврейской теософии.

Предисловие

Всем образованным людям, особенно тем, кто интересуется духовными вопросами, которым адресовано данное исследование, известно, что Каббала является определенной формой эзотерической философии и притязает на глубокие тайны. Большинство тех, кто ею интересуется, считают такие притязания обоснованными. Вряд ли им нужно разъяснять, что так называемая каббалистическая литература возникла в среде еврейства в христианскую эру, последовавшей за рассеянием евреев и разрушением Святого града. Данная литература резко контрастирует со Священными Писаниями Израиля, ясными и красивыми, в то время как каббалистические тексты иногда являются непонятными и их восприятие требует огромного напряжения. Библия ориентируется на человека, Каббала вообще не обращается к человеческим чувствам, и, чтобы рассмотреть перспективу мира Каббалы, необходимо, в сущности, полностью поменять нашу интеллектуальную оптику.

Со всех точек зрения значение Каббалы трудно переоценить. Она связана с подпадающими под рубрику мистических текстами, и по уже сложившейся Традиции существуют все основания считать их вершиной этого явления. Каббала выступает как элемент истории философии и в этом качестве давно уже вошла в европейскую мысль. В своем низшем проявлении она обусловила появление той причудливой смеси символики и процедур, свойственных ритуальной и философской магии XIV–XVII столетий.

В сравнительно более поздний период Каббала была включена в историю алхимии; ею окрашены многие странные обычаи и верования, которые мы, не совсем отдавая себе в том отчет, называем предрассудками. Во всяком случае, одежды, в которых часто предстает это явление, по своему покрою во многом каббалистические. Если считать, что магия, алхимия и астрология содержат некое сокровенное объективное знание, то это объясняет особый пиетет, с которым, по меньшей мере, гипотетически, относятся к Каббале их приверженцы, потому что, по их мнению, лишь через эту открыто сверхчувственную литературу пролегает дорога к тайне. Однако это так с теософской позиции. Применительно к жизни и сознанию ее вклад в мысль прошлого, ее притягательность признаются и в настоящее время.

Задачами данной работы является всесторонний анализ общего содержания и истории Каббалы, установление связи с другими формами сокровенной Традиции, рассмотрение ее влияния и значения с разных точек зрения и ее вклада в эзотерическую науку о душе. При этом следует учитывать ограниченность и требования английских читателей, не знающих мертвые и живые языки, на которых, за редким исключением, в настоящее время доступна каббалистическая литература. Современный читатель не имеет и не может иметь опыта восприятия данной темы, которая относится к эзотерическим учениям и, соответственно, излагалась ранними толкователями непонятным языком. Причем необходимо помнить, что этот труд предпринят христианским мистиком и рассчитан в основном на мистически ориентированных людей. Предлагая этот материал на их суд, автор выделяет те направления умозаключений, волнующие его в наименьшей степени, причем сознательно акцентирует некоторые из них. В Англии непосредственно по этой теме были изданы лишь две книги. Одна – общий, но вполне удобочитаемый очерк доктора Гинсбурга[3] носящий, скорее, критический, чем дескриптивный характер и написанный с откровенно враждебной позиции. Вторая книга принадлежит перу С. Л. Макгрегора Мазерса[4], но она представляет собой преимущественно перевод латинских источников с комментариями и охватывает лишь незначительную часть обширной каббалистической литературы. В данном исследовании ставится определенная цель – показать в широкой перспективе общую картину Каббалы не только мистикам, но и всем интересующимся философией и историей, а также тем, кого привлекают неторные пути в мир литературы, в который Дизраэли-старший, несмотря на право первородства, не отважился вступить.

Упоминания о великой литературе, которая якобы существовала ex hypothesi с незапамятных времен в еврейском мире, впервые появились в XV в., когда Пико делла Мирандоле совершенно случайно посчастливилось купить у безымянного еврея необычные манускрипты. Это ценное свидетельство прошлого могло бы остаться незамеченным, если бы не попало в руки этого человека и не привлекло его внимание. Этот поборник «примирения философов» посвятил несколько судьбоносных лет исследованиям своего приобретения, исколесил ради этого всю Европу, и его старания были не напрасны. Сам Пико делла Мирандола приобщился к еврейской теософии благодаря Элиасу дел Медиго, трудившемуся на кафедре в Падуанском университете. По просьбе Мирандолы Элиас дел Медиго подготовил два трактата о Разуме и о Пророках (1481–1482), которые были написаны на еврейском языке, но, по-видимому, так и не вышли в свет. Его трактат также на еврейском языке De Substantia Orbis (1485) был опубликован в Базеле лишь в 1629 г. и был переиздан в Вене в 1833 г. с комментариями Исаака Реджио.

Пико делла Мирандола в свое время был известен как человек с критическим мышлением: так, он указывал на ложные притязания астрологии. Однако следует отметить, эта эпоха отличалась некритическим подходом к аутентичности произведений, которые имели сложившуюся, но не подтвержденную репутацию древних, еще меньшее внимание уделялось в то время проблеме авторства. Представляется, что мы уже отмечали ту опасность, которая подстерегала каждого, вступившего в эту область исследования. По нашему мнению, сомнение в том, что Зогар является, несомненно, главным каббалистическим кодексом, включает подлинные высказывания рабби Шимона бар Йохая, фактически означало, что возникает вопрос об авторстве Пятикнижия, т. е. открывало широкий простор для спекуляций.

Однако вскоре наступило время, когда сокровище Пико делла Мирандолы подверглось критическому анализу и была предпринята попытка отличить поддельный Зогар от подлинного. Первый представлял собой творение некоего Моше де Леона, появившееся в XIII столетии. Возраст и ценность второго, подлинного Зогара не установлены. Это различение является чисто умозрительным, так как никто никогда не видел второго Зогара. Возможно, это не имеет смысла упоминать, но отметим вскользь, что приобретенные Пико делла Мирандолой манускрипты – именно то творение, которое на протяжении свыше шести веков было известно как Сефер ха-Зогар. В 1651 г. французским библиографом Гаффарелем[5] был издан каталог собранных им кодексов, и в единственном переводе текста Зогара на живой язык[6] к каждому разделу составлены приложения в виде примечаний. Там приводится много ошибочных ссылок, но этот каталог в целом отражает текст: то, что в одном разделе опущено, иногда включено в другой. Хотя результаты усилий Гаффареля никоим образом нельзя считать репрезентативными в качестве некоего краткого резюме текста Зогара, не подлежит сомнению, что приобретение Пико делла Мирандолы является именно тем, что известно под названием Зогар. Тем более что альтернативный текст отсутствует, а приведенное выше предположение никого не может ввести в заблуждение[7].

 

Вклад Пико делла Мирандолы в распространение знания Зогара в Европе ни в коей мере не отменяет сам факт существования его подлинной версии. По нашему мнению, его латинские тезисы на сей счет не являются репрезентативными, как и все, что вышло из-под его пера. Одно является бесспорным: он был первым представителем христианского мира, кому попала эта книга, неважно в каком обличье, но в том авторитетном виде, в котором впоследствии была представлена в Кремонском и Мантуанском изданиях[8]. Отсутствуют возможности выяснить, при каких обстоятельствах эти издания появились каждое в свое время[9], но, насколько исследователи смогли проследить библиографию каббалистической литературы, другие, более ранние манускрипты Зогара неизвестны. Пико делла Мирандола первым не только имел все рукописные тома Зогара, но и выделил его элементы, допускающие христианское прочтение концепции Божественной икономии, независимо от их ценности[10]. Мы вернемся к ним в завершении этого исследования, когда нужно будет отметить, что Мирандола положил начало прочтению Каббалы в христианской перспективе. Это стали делать почти без исключения все ученые, пришедшие ему на смену, в том числе те, кто перевел Зогар на французский язык и издал его. Пико делла Мирандола скончался молодым[11], но существуют свидетельства, подтверждающие возможность реализации его великой мечты о том, чтобы сам римский понтифик папа Юлий прислушался к его красноречивым призывам и изменил отношение к Израилю в свете христианских идей в Каббале[12].

Следует отметить, что именно в этой перспективе Зогар стал известен в Европе, однако лишь через почти столетие появился человек, которого мы должны упомянуть в этом контексте, – Уильям Постель. Он первый перевел Сефер Йециру – Книгу Творения – на латинский язык, что позволило ознакомиться ученым, стремящимся к познанию европейцам с основополагающим материалом всей Каббалы, включая ее доктрину о сфирот, Божественной силе 22 букв еврейского алфавита и тайне чисел. На наш взгляд, Книгу Творения нельзя считать тем самым горчичным зерном из притчи, которое вырастает в большое дерево, поскольку Зогар не является ее развитием ни в каких отношениях, за исключением доктрины о буквах и числах. В Израиле ее определяют в качестве изначального текста всей каббалистической литературы. Вклад Постеля в наше знакомство с Каббалой, даже самое общее, представляется более существенным для наших целей, чем почти спорадические Conclusiones Каbbalisticae Пико делла Мирандолы. Постелю приписывают и перевод Сефер ха-Зогар, который стал бы неоценимым сокровищем, если бы таковой существовал и сохранился до наших дней[13]. Неизвестно, как и с чьей легкой руки родилось это предание, но через 20 лет в него твердо уверовали французские эзотерики, которые предприняли немалые усилия по его поиску, ни к чему, конечно, не приведшие. Однако для такого поиска есть основания не только в предании: знакомясь с самым известным трактатом Постеля Clavis Absconditorum, нельзя не согласиться с тем, что он хорошо знает текст и вполне мог осуществить подобный труд[14]. В нем душа Посредника трактуется как первое творение Бога и Торы (Закона), миротворца вселенной, соотносимого со сфирой Бина – Понимание, атрибуты и местопребывание которого в соответствии с Зогарой связаны со Шхиной[15]. Это не единственный момент, связывающий Постеля с главным кодексом сокровенной Традиции иудаизма, хотя мы можем лишь констатировать данный факт, не вдаваясь в подробности.

Между Пико делла Мирандолой и Уильямом Постелем, как покажем дальше, существовали такие личности, как Корнелий Агриппа и Парацельс. Но первый ассоциируется в большей степени с так называемой практической Каббалой, учениями о власти Божественных Имен, тайнами чисел, ангелологией и демонологией, почерпнутыми в основном в других источниках, а не в Зогаре. Парацельс применял термин «каббала» без всякой связи с его еврейским происхождением.

К современникам Постеля относился Иоганн Рейхлин, или Кадмион, посвятивший свои три книги под названием De Arte Cabalistica папе Льву X. В этом труде излагается доктрина мессианства, цель которого заключается в том, чтобы показать: тот, кого ожидал Израиль, уже пришел. Насколько нам известно, он первым утверждал, что на древнееврейском имя Иисус составлено из согласных Имени Яхве с добавлением священной буквы Шин, т. е. Йегешуа[16]. Рейхлин называет имена многих писателей-каббалистов, не упоминая, по крайней мере, по имени собственно Зогар. Он также является автором De Verbo Mirifico[17]. Современник Рейхлина, итальянский еврей-выкрест Петр Галатин, создал De Arcanis Catholicae Veritatis[18] – двенадцатитомный труд, построенный на каббалистических текстах в форме беседы между автором, неким Хогостратином, о котором ничего неизвестно, и Рейхлином. В этом более объемном и глубоком труде, упомянут Зогар, хотя заметно, что автор знаком с ним понаслышке. Тема труда представляет собой учение о Мессии, которая раскрывается в оригинальной форме.

Еще одно значимое имя – тоже обращенный еврей Пауль Риччи. Его трактат Celestial Agriculture[19] не оказал большого влияния. Он написал также Statera Prudentum о Законе Моисеевом, Христе и Евангелии, ряд других трактатов, в том числе о деяниях каббалистов, напечатанное в Нюрнберге в 1523 г., но все эти произведения были осуждены.

Цель предисловия заключалась в том, чтобы показать в общих чертах условия, в которых в Европе стал известен главный текст Каббалы. Впоследствии каждому христианскому исследователю и писателю, раскрывавшему эту тему, будет посвящена отдельная глава. Сейчас нам достаточно отметить, что с самого начала в изучении каббалистической литературы вне еврейства участвовало немало христианских ученых и что объектом их интереса были христианские элементы, содержащиеся в сокровенном еврейском учении – в первую очередь в Зогаре и потом в связанной с ним литературе.

Для тех, кто читает это исследование с философской и исторической точек зрения, следует раскрыть его главную тему и причину его ориентации на определенный контингент. По нашему мнению, деструктивная критика доктора Гинсбурга темы Каббалы привела к тому, что она выпала из поля зрения английского ученого мира. В области чисто научных метафизических или исторических по направленности исследований – в период, предшествовавший написанию этого труда, – совсем не проявлялся интерес к предмету, как и в момент выхода его в свет, но это отнюдь не из-за критики доктора Гинсбурга. Со времен Роберта Фладда и Томаса Воэна, Кадуорта и кембриджских неоплатоников существовала определенная категория ученых, для которых все, что связано с Каббалой, представляло особый интерес, и она сейчас, пожалуй, еще более многочисленная, чем до 1865 г. Это более значительная группа в плане интеллектуальном, чем может представить академический читатель в силу отсутствия знакомства с представляющей ее литературой. Имеются в виду исследователи и мыслители из теософских и эзотерических кругов, хотя само это обозначение является недостаточно точным и обычно относится к людям, не слишком почитаемым в академическом мире. Существует мнение, будто адепты подобных учений придерживаются их, так как не способны к серьезным научным занятиям и занимаются пустяками. Но те, кто упоминается выше, не заслуживают подобного презрительного и высокомерного отношения. Они верят в непреходящую ценность сокровенной религии, вернее, некоей мистической Традиции, восходящей к истокам человеческой истории. Сравнительное изучение религий не является абсурдным и необоснованным в плане выведения некоего общего знаменателя. Главное – оценка его достоверности. И в этом смысле Каббала, как мы уже отмечали, выступает не только сокровенной теософией, т. е. Богопознанием еврейского мира, но и особым каналом, по которому сообщается та Традиция, о которой идет речь. Поэтому вполне резонно и, более того, неоспоримо, что данное исследование в первую очередь, если не исключительно, представляет интерес именно для теософов и мистиков, чьи взгляды имеют жизненно важный характер, а все прочие – преходящий. Признание Каббалы в качестве раздела или духовного центра сокровенного учения означает, что ее изучение является своевременным и необходимым.

Из этой предпосылки следует вывод, что Каббалу необходимо рассматривать не только как мистическое учение в общепринятом смысле, но и собственно с мистической точки зрения, помня о вере в сокровенное учение и других смежных вопросах, требующих пересмотра со стороны тех, кто их задает. Если в процессе исследования нам придется развенчать некоторые ложные представления и отнести их в область фантазий, где им и место, и поместить сферу мистицизма в подобающие границы, мы по праву сможем полагать, что снискали оправдание своих намерений в глазах тех, кого стремились освободить от иллюзий. Следует отметить, что по самой своей природе мистика не основывается на так называемых оккультных науках или оккультной философии, тогда как в исторической перспективе она связана с любой – народной или эзотерической – Традицией прошлого[20].

Наконец, необходимо подчеркнуть, что это исследование не адресовано представителям иудейской религии и что, во всяком случае по первоначальному замыслу, оно не претендует на то, чтобы внести серьезный вклад в науку о каббале, хотя, волею судьбы, в Англии оно является первым обширным изысканием в области этого религиозного наследия. Эти очерки представляют собой часть давно задуманного нами плана изучения эзотерической Традиции в христианскую эру и решения одного вопроса, касающегося самого существа этой сокровенной Традиции, как, впрочем, и всех других аспектов человеческой мысли и вопрошания. Вопрос заключается в следующем: есть ли на поверхности этой подразумеваемой сокровенной Традиции или где-то в ее глубине, или даже в самих ее недрах некий след духовного опыта, который в преддверии более адекватного определения можно назвать наукой о душе в Боге. В исторические времена она существовала в мире; она есть как на Западе, так и на Востоке, но всюду она обволакивалась тяжелыми пеленами доктрины и практики, обусловленными конкретным местом и временем, специфическими расовыми и национальными особенностями. В своей простоте и уникальности она проступает сквозь все сложные религиозные образования. Такой универсальный элемент, не подлежащий рассмотрению в формальном смысле этого термина, с одной стороны, стал предметом аналитического познания, а с другой – был признан непознаваемым для внешнего наблюдателя и стал прерогативой аскетов, а среди них только тех, кто ведет монашеский образ жизни, вдали от мира и его суеты. Задуманные нами и проведенные исследования в области мистики и представляют собой попытку высвободить это ядро из-под накопившихся чуждых напластований. Тема многообразия ее проявлений раскрывается в книгах, посвященных сокровенной Традиции. Данный же труд, предлагаемый адептам Theosophia Magna, есть не что иное, как окончательная редакция и выжимка наших предыдущих работ и монографий по Mysterium Receptionis в сознании еврейства.

1В своем роде самобытное, уникальное (лат.).
2Гипотетически (лат.).
3Cinsburg C.D. The Kabbala. By C. D. Ginsburg. London, 1865.
4The Kabbala Untitled содержит следующие книги Зогара: 1) Книга Сокровенной Тайны; 2) Большое Собрание; 3) Малое Собрание; перевод с латинской версии Кнорра фон Розенрота с сопоставлением с оригинальным халдейским и древнееврейским текстом С. Л. Макгрегора Мазерса, Лондон, 1887. Комментарии Розенрота и переводчика. Новое изд. 1926 г. Насколько нам известно, в Америке вышло эссе доктора Гинсбурга.
5Gaffarel J. Codicum Cabbalista eorum manuscriptorum quibus est usus Joannes Picus. Comes Mirandulanus, Index, 1651.
6Sepher Ha Zogar (La Livre de la Splendour) Doctrine Esotericum des Israelites. Traduit pour la premiere fois sur le text chaldaique… par Jean de Pauly. 6 vols. 1906–1911.
7Интересно, что это сообщение дошло до нас через Ришара Симона, известного автора Hist. Critique du Vieux Testament. См. также: Sommer G.G. Specimen Theologia Soharicae. Не исключено, разумеется, что это утверждение не ставит под сомнение текст, изданный позднее в Мантуе и Кремоне, и свидетельствует лишь о том, что имелся некий поддельный Зогар, распространяемый Моше де Леоном и, по-видимому, сейчас неизвестный.
8Мантуанский текст был издан в 1558 г., а Кремонский почти одновременно с ним – в 1558–1560 гг. Последний в библиографии именуется Большим Зогаром, поскольку в нем содержатся некоторые трактаты и фрагменты, отсутствовавшие в Мантуанском издании, поэтому последний принято называть Малый Зогар. К другим изданиям относятся: Дублин, 1623; Амстердам, 1714 и 1805; Константинополь, 1736; Венеция, дата выхода неизвестна.
9Мантуанское издание вышло под покровительством рабби Меира Бен Ефраима де Патавио и рабби Якоба Бен Нафтали де Газуло. См.: Bartolocci J. Magna Bibliotheca Rabbinica. Vol. IV. Rome, 1693. P. 416. Впрочем, они были просто печатниками. См.: Ibid. P. 15. Col. 2.
10См. его Heptaplum, семичастное толкование шести дней Творения (Opera, 1572).
11Он умер во Флоренции в 1492 г.
12На основании анализа Зогара Пико делла Мирандола вывел, что в нем содержатся: 1) учение о Святой Троице; 2) падение ангелов; 3) первородный грех, понимаемый как падение человека; 4) воплощение Божественного Слова. Помимо Троицы и того, что можно понять как искупление и можно принять с оговорками, остальные доктрины не только содержатся в тексте, но и встречаются неоднократно, однако самое поразительное в этом произведении, принимая во внимание период его создания, – это относительно незначительное влияние христианства, в окружении которого он возник и развивался.
13По дошедшим до нас сведениям, Пико делла Мирандола позаботился о том, чтобы был сделан латинский перевод Зогара, или, по другой версии, одна из приобретенных им у неизвестного еврея рукопись была переводом Зогара на латынь.
14Легенда о латинском переводе возвращается время от времени. Ходили слухи, что некий французский господин из Лиона купил копию в 1890 г., заплатив за нее много тысяч франков; говорили и о другом переводе, принадлежащем Ги де Витерби. Нет ничего невероятного в том, что текст мог переходить из рук в руки и потом долго храниться в неизвестном месте, хотя мы не придаем особого значения лионской легенде.
15В поздней каббалистике Адам Кадмон, Малое Лицо в зогарической символике, интерпретировался как предвечная душа Мешиаха, Мессии. Он же Слово в Хохма – Мудрость.
16Следует заметить, что его древнееврейское написание существует.
17Существует несколько изданий обоих произведений, и они включены в сборник Писториуса Artis Cabalisticae Scriptores, Tomus Primus, но второй том – если имелся в виду двухтомник, – так никогда и не увидел свет. Это издание вышло в 1587 г.
18Galatini P. De Arcanis Catholicae Veritatis. Lib. XII. 1672. Этого текста придерживается Рейхлин: De Arte Cabalisticae. Это, конечно, репринт; сама книга была завершена в 1516 г., судя по колофону. Промежуточное издание было осуществлено в 1602 г. Тот, кто готов преодолеть дебри ее многословия, не пожалеет о потерянном времени даже сегодня. Не помешает привести краткое содержание всех 12 книг: 1) трактаты Талмуда; 2) троичность Божественных Лиц; 3) воплощение Сына Божьего; 4) Первое пришествие Мессии; 5) опровержение аргумента евреев о том, что Мессия еще не пришел; 6) искупление человечества; 7) благословенная Дева Мария; 8) Тайны Мессии; 9) Отвержение евреев и Призвание язычников; 10) Откровение Нового Завета; 11) конец Ветхого Завета; 12) Второе пришествие Христа. Судя по всему, у Галатина была копия утерянного Таргума Йонатана бен Узиэля на агиографические книги Ветхого Завета, т. е. Пророков (Ibid. Lib. I. P. 3).
19Это первый текст в собрании Писториуса (Pistorius. Artis Cabalisticae. Hoc est, Reconditae Theologiae et Philosophiae Scriptorum Tomus I. Basle, 1587). Данный труд больше известен как Artis Cabalisticae Scriptores.
20На причины указывает Шопенгауэр, отмечая поразительное единодушие мистиков всех времен именно по поводу этих принципов, на которых зиждется вся мистика, в отличие от догматов, на которых строятся секты, поскольку они по своей сути не сектанты.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36 

Другие книги автора

Все книги автора
Рейтинг@Mail.ru