Первый робинзон Экса

Артем Каменистый
Первый робинзон Экса

Глава 1
Две сотни за проигрыш

Характеристики: –

Уровень основной: –

Уровень мастерства: –

– Если сольешься, все, что тебе светит, – подачка для неудачников. На Арене Смерти за проигрыш больше пары сотен тебе не светит. А вот если выиграешь, там цифры другие. Тысячу получишь от организаторов и еще пять штук лично от меня. Шесть тысяч – это ровно в тридцать раз больше, чем двести. Разницу понимаешь? Парень, ставить надо только на тех, в кого веришь, а в тебя я верю. Ты чертовски удачлив, и у тебя частенько получается вытягивать красивые бои, а это полезно для нашего бизнеса. Просто не дай себя завалить, и все останутся довольными. И тебе хорошо, и я свое возьму, и подписчики канала получат то, за что им нравится отваливать бабки.

Вот так, почти слово в слово, агент выдал нехитрый расклад. Прожженный деляга внезапно поверил в удачливого бойца. Почему-то уверен, что тому ничего не стоит с бетонным блоком на ноге выплыть из любого водоворота. В том числе из этого. Просчитав, как обрушится коэффициент у букмекеров, позаботился о том, чтобы сделать серию ставок в правильные моменты.

Сколько этот хитрозадый толстяк срубит в случае выигрыша? Если так запросто распахивает свой кошелек на пять кусков, можно смело прибавлять лишний нолик. Уж себя-то эта бизнес-пиранья виртуального болота обделять не станет.

Сталь сверкнула перед глазами, ей не хватило пары сантиметров, чтобы рассечь переносицу. Отлично – противник не дотянулся. Но отступление продолжается, приходится делать шаг назад одновременно с отклонением. Он все правильно делает, ведь через кратчайшее мгновение острие второго меча с шумом рассекло воздух, самую малость не добравшись до подбородка.

В схватке обоеруких противников всегда так: ускользнув от первой атаки, не надейся, что вторая далеко за горами. Она может пройти настолько быстро, что ты не заметишь между ними паузы.

Сегодня он обоерукий только по приставке и прозвищу на пестром баннере: «Дарк Обоерукий! Хватает левой, унижает правой!» И прозвище и рекламный текст – полный отстой. Но агент решил по-своему, а последнее слово всегда за ним. Его роль – не только свои двадцать пять процентов получать. На толстяке висит почти все: подбор оптимальных противников, своевременное выявление их сильных и слабых сторон, ведение переговоров с организаторами боев, проводка безопасных платежей и махинации со ставками. Ну и решение самых разных проблем, в том числе – с уже ни разу не виртуальной полицией и такими же реальными медиками. Дизайн сценических костюмов, спецэффекты на оружии и доспехах – тоже он или привлеченные им специалисты.

Ладно, Дарк сойдет. Куда лучше Кузнечика, как в позапрошлый раз. Тогда и внешность умудрились подобрать под стать прозвищу.

Это ведь виртуал. Как решат агент и организаторы, таким ты и станешь: стройным и красивым или горбуном с обезьяньим задом вместо лица.

Конан не сбавляет темп, упорно наседает, проворно размахивая мечами. А Дарку только завидовать остается его неутомимости. И мысленно ругаться.

На что ругаться?

Известно на что, ведь это не бой, это чистой воды подстава. Организаторы, чтоб их черти поимели, решили устроить дешевую пародию на битву гладиаторов античности. Только где же справедливость, если аутентично экипировали лишь одного, да и то – частично.

Из Дарка сделали рыбака-ретиария. Трезубец и сеть вручили – все как полагается, а вот вместо шлема – какой-то непонятный убогий обруч с расправленными серебряными крыльями. Да и на левой руке не защита, а недоразумение – всего лишь пара пластин, удерживающихся на предплечье при помощи затейливо переплетенных аляповато-желтых ремешков. Юбка из кожи такого же цвета дополняла убогий облик. Она вообще ни от чего не способна защитить. Да что там защитить, – это недоразумение с трудом срам прикрывает. Тут или откровенная угода очередной уродской моде, или кость, брошенная ради привлечения зрительниц (да и зрителей) из той среды, где хорошо оплачивается мужской эротизм.

Конана назначили мурмиллоном, что означает «морская рыба, пойманная в сети». Вот только сеть Дарк проворонил в самом начале боя, потому как совершенно не умел с ней обращаться. Остался лишь трезубец, по удобству значительно уступающий копью. Должны были кинжал выдать, но зажали… твари хитрозадые. Ушлые организаторы решили, что и без него за ретиария сойдет, а заодно изменит коэффициент ставок в нужную сторону.

Сволочи и гады. Дарк понятия не имел, насколько скатился коэффициент после потери сети, но почти уверен, что падение оказалось куда значительнее, чем планировали эти бездушные уроды.

Ну и что дальше? Дальше все просто: надо как-то поразить ходячую мясорубку неудобной и непривычной трезубой вилкой. А Конан, между прочим, вопреки истории гладиаторского дела, таскает доспехи, защищающие его от шеи до середины бедер, плюс плотные обмотки прикрывают голени. Спасибо, что канонический щит отсутствует. Ну правда, а куда его цеплять, если обе руки заняты мечами?

И как такого опасного прикажете убивать?

Проводись бой не на Арене Смерти, еще можно подобрать варианты. Допустим, потаскать противника по пересеченной местности, пока тот не выдохнется от тяжести амуниции и вооружения, после чего прикончить без лишнего риска. Но здесь – без вариантов, здесь долго уклоняться не получится. Одна ошибка, одна мелкая оплошность, и Дарка нашинкуют гладиусами или порвут рычащие тигры, рассевшиеся на цепях по периметру.

Злющие звери ограничивают поле боя не хуже бетонной стены.

Ускользнув в шаге от пасти потянувшегося к добыче хищника, Дарк ушел в перекат, вскочил, попытался было изменить направление, дабы добраться до сети. Но Конан с мозгами дружил, прекратив преследование легконогой дичи, поспешно смещался к центру арены, разгадав нехитрый замысел.

Опытный боец обязан просчитывать большинство шагов противника наперед.

Вот и этот просчитал.

Оба остановились метрах в пяти друг от друга: потные, тяжело дышащие, с помутневшими глазами. Конан – без единой царапины, а Дарк заработал незначительное рассечение правого предплечья и обильно кровоточащий порез бедра с той же стороны. Ну а что еще ждать от трезубца? Неизвестно, как выкручивались гладиаторы древности, но вот ему с этой вилкой неудобно: ни атаковать нормально не получается, ни защищаться. Будь у противника один меч, еще просматриваются выигрышные варианты, с двумя – ни единого.

Тот самый случай, когда в сети рыбака попалась неправильная рыба.

И что теперь? Оба слегка отдышатся и пойдут на новый раунд? Ну да, Конану этого и надо, ведь время работает на него. Как ни крутись, что ни делай, но рано или поздно Дарк фатально ошибется. Ему хуже приходится, он в невыгодном положении по вооружению и уже потерял немного крови.

Это только начало.

Начало неминуемого конца.

Если, конечно, прямо сейчас не выкинуть нечто такое, что не вписывается в сценарий гарантированного поражения.

Проиграв, Дарк получит двести пятьдесят, а это – ни о чем. Он сейчас конкретно на мели, у него долгов набралось в шесть раз больше. Если сольет этот бой, неизвестно, когда агент смилостивится до такой степени, что начнет подыскивать следующий вариант.

Чертов трезубец! Чертов агент! Чертовы твари, придумавшие это развлечение для полностью ненормальных извращенцев!

Конан, крутанув мечи, криво ухмыльнулся и прогудел голосом столь же низким, как моральные принципы здешних организаторов:

– У ты, мой сладкий пупсик. Сейчас кому-то будет бо-бо.

Дарк кивнул и устало ответил:

– Тут ты прав на все сто.

– Какой понятливый паренек, – одобрил Конан и сорвался с места с такой прытью, что позади него взметнулись фонтаны поднятого босыми ступнями песка.

А Дарк, вместо того чтобы стандартно ускользнуть с линии атаки, сделал то, чего от него не ждали. Он самоубийственно рванул навстречу, выбрасывая трезубец в нелепом выпаде, который, даже без противодействия противника, не сможет достичь цели.

Но это смотря что считать целью. Если прикрытое доспехами тело, то – да, никак не достанет.

Вот только Дарку требуется не оно.

Бронзовый трезубец звонко врезал по мечу, одновременно проворачиваясь. При этом клинок оказался между зубцами, что сыграло с Конаном скверную шутку. Тот никогда не забывал о зрелищности и сейчас держался в своем амплуа: атаковал с грацией хищного зверя, небрежно покручивая рукояти в ладонях. Это, конечно, для зрителей смотрится красиво, а вот для боя вредно, потому что ослабляет хватку.

Если дали оружие, так держи его покрепче, а не играйся клинками в два пропеллера.

Левый меч вылетел из ладони, но это сомнительный успех, потому что трезубцем Дарк уже ничего не успевает сделать, а на него неотвратимо обрушивается оружие в правой руке Конана.

И тогда он сделал это еще раз.

Второй раз за схватку Дарк сломал шаблон.

Он не просто подставился, рискуя, а подставился там, где речь шла уже не о вероятном риске, а о стопроцентной гарантии грандиозных неприятностей.

Дарк вскинул навстречу падающему мечу левую – пустую, руку. Голую – в ней нет никакого оружия, а из защиты лишь пара узких стальных полосок, вытянутых по предплечью от локтя до запястья.

Клинок вошел именно туда, куда и должен был войти – между указательным и средним пальцем. Продолжая движение, меч, брызгая красным, раскроил ладонь, с тошнотворным хрустом прошел через запястье, звякнул о металл, чтобы дальше вклиниться в предплечье между пластин защиты, разделяя при этом руку на две половины. Разрубил ее, будто тонкое полешко. Рана чудовищная, боль адская, невыносимая. После такой или сразу от шока свалишься, или спустя короткий срок, когда заработаешь приличную кровопотерю.

Но Дарк все еще в сознании, и у него осталась вторая рука – правая. Трезубец в ней ничем помочь не способен, его острия находятся далеко за спиной противника, а перекинуть оружие для удара с короткой дистанции Конан не позволит. Потому ладонь разжалась, позволив нелепым вилам выпасть. Но на этом рука не остановилась, рванулась вперед в отчаянном ударе. В ударе, на который было поставлено все.

 

Все пять тысяч семьсот пятьдесят победного бонуса.

Пальцы ударили туда, куда требовалось, с сочным звуком зайдя глубоко в глазницы. Оба противника заорали синхронно, причем в крике Дарка было больше боли, а в вопле Конана преобладала бессильная ярость.

Бросившись в сторону, Дарк лишился половинки рассеченной руки, зато теперь противник не мог знать, где именно его следует искать, что для резко изменившихся условий схватки критично.

Прикусив губу до крови, чтобы зубовным скрежетом не выдать свое местоположение, нагнулся, поднял меч, подбросил в руке, проверяя баланс. Простое и понятное оружие, не то что вилка-переросток.

Развернулся к беснующемуся Конану. Тот, продолжая вопить, размахивал мечом вслепую, наивно пытаясь второй рукой вернуть себе зрение, утирая с лица кровь вперемешку со слизью, которая несколько секунд назад была его глазами.

Еще раз подбросив меч, Дарк сплюнул невесть откуда взявшуюся во рту кровь, перехватил трофей за рукоять и, с трудом переборов желание заорать во всю мощь легких, почти не издеваясь, а строго по делу, сообщил:

– Конан, я тебе должок после боя верну. Деньги у меня теперь есть.

– Ах ты козел трахнутый! – воскликнул ослепленный гигант и с ревом ринулся в атаку, ориентируясь на голос.

Звериный рев оборвался через секунду, потому что меч Дарка перебил этой пародии на мурмиллона шею. Чуть-чуть удару не хватило мощи, чтобы снести голову.

Ну да, попробуй врезать с такой дурью одной рукой, если на ней скверно работает пара зашибленных о чужие глазницы пальцев.

Уклонившись от заваливающегося тела, Дарк просеменил несколько шагов и присел на колено. Сжал зубы до скрежета, превозмогая усиливающуюся боль. Не хватало только свалиться прямо сейчас, до истечения положенного десятисекундного отчета. Вот что за идиоты его придумали? Неужели непонятно, что человек с почти отрубленной головой вряд ли даже за сутки найдет в себе силы подняться на ноги? Да, некоторые всерьез верят, что в истории человечества нечто подобное однажды случилось, но для воскрешения тогда потребовалось целых три дня.

Десять секунд… Да это и правда клинические идиоты.

Или садисты.

Внимание! Схватка окончена! Победитель – Дарк! Аплодисменты победителю! Старт процедуры гибернации локации. Победителю и проигравшему приготовиться к откату.

Победный лог, вспыхнув красным перед глазами, тут же погас, сменившись непроглядной тьмой. Боль исчезла, будто ее никогда и не было. Но Дарк, к сожалению, прекрасно знал, что никуда она не делась. Нет, это еще далеко не конец. Виртуальное тело неразрывно связано с реальным через синт. Нельзя вот так просто взять и в одно мгновение отключить все накопившиеся негативные ощущения. Это биологический абсурд, без последствий такое не обходится, что-то должно прийти на смену.

Естественно, нехорошее.

Обычно это явление называют откатом, и сильнее всего оно проявляется при выходе в реал из подобных ситуаций. Иногда через него проходят легко, иногда не очень, а иногда…

А иногда агентам приходится решать вопросы с медиками и синтотехниками.

Или в самый последний раз тратиться на своего бойца, подыскивая для него недорогие ритуальные услуги.

Глава 2
Криминальный район

Характеристики: –

Уровень основной: –

Уровень мастерства: –

– Дарк, ты это… за козла трахнутого не сильно в обиде?

Вопрос не сразу добрался до затуманенного сильнодействующими препаратами сознания. С трудом вынырнув из-под накатывающей волнами сонливости, еле-еле покачал головой:

– Я не Дарк.

– А я не Конан, ну и что с того? Скажешь, у тебя после отката не бывает такого? Всегда все нормально с башкой, ни разу не ловил глюки?

– Это все медицина. Слишком много химии этот коновал нам вколол. Дешевой химии.

– Какой бой, такая и химия, – резонно заметил Конан. – Хотя красиво, конечно, получилось. Я бы даже сказал – чересчур красиво.

– Согласен, – кивнул Дарк. – Бой красивый. А вот имена нам подобрали – отстой.

– Привыкай, дружище, у нас имен нет. Только сценические. Сегодня я Конан, а завтра буду Рембо. Ты полчаса назад был Дарком, черным, как сажа, а сейчас белокожий, как добротная шведская девушка. Но все равно ты Дарк. Ты так и будешь Дарком до следующего боя.

– Ты прав, Конан. Я Дарк… до следующего боя… до следующего тупого имени.

– Так что там насчет трахнутого козла? Все нормально? Без обид?

Тяжело поднявшись с растрескавшейся пластиковой скамьи, Дарк очень осторожно, боясь потерять балансирующее на краю бездны равновесие, приблизился к визозеркалу на стене. Дешевое интерактивное убожество, с раздражающе изменяющейся подсветкой, способное высыпать на тебя тонну рекламного мусора за считаные секунды. А чего еще ждать от захудалого полуподвального зала для самых нищих качков? Изделие средневековых венецианских мастеров в серебряной оправе? Мягко говоря – чересчур шикарно для провонявшей потом бичарни. Самое ценное, что здесь имеется, – широкополосный роутер с обратной связью, подключенный к спаренной высокоскоростной магистрали. Этого хватает, чтобы заводить пару бойцов на нелегальную виртуальную арену, за счет чего арендаторы и не разоряются. А все эти штанги с гантелями – простенькая ширма и заодно отмывание денег.

Реальные тренажерные залы все больше и больше сдают позиции под натиском виртуальных. Как только технология обратной связи станет по карману любому желающему, они умрут окончательно.

Откат, задавленный не самыми полезными для здоровья препаратами и дозированными вспышками «умного» медицинского стробоскопа, все еще сказывался. Именно на него можно списать затяжные проблемы с аккомодацией зрачка. По этой причине Дарк не сразу сумел сфокусировать взгляд на изображении, а когда сумел, в глаза первым делом бросилась та самая реклама. Да не простая, а таргетированная. Зеркало хитрое считало показатели потенциального потребителя, выявило предпочтения, подобрало то, что, по мнению примитивного искина-продвиженца, должно заинтересовать именно этого человека.

«Встречайте новый сезон боев! Полное погружение, отсутствие блоков и ограничений! Бойцам действительно больно! Они страдают по-настоящему! Реальная боль, без обмана! Каждый сезон несколько смертей при откате, выжившие гадят под себя, они остаются овощами! Но бойцы знают, за что сражаются! Арена Смерти!!! Главное нелегальное шоу планеты! Не пропустите, смотрите трансляции вживую с частичным погружением! Захват видео – для слабаков! Все битвы проводятся в подпольных дата-центрах на взломанном первоклассном оборудовании. Пинг минимальный, реакция бойцов непревзойденная».

Картинка, дополняющая текст, по замыслу искина, должна олицетворять смертельную схватку двух обнаженных атлетов, но выглядела как размытый кадр из малобюджетного фильма про внезапно вспыхнувшую страсть между геями, перекачанными стероидами.

Дарк покачал головой:

– Конан, прикинь: даже зеркало знает, за что мы на это подписываемся.

– Ну и что дальше?

– Дальше… А дальше, Конан, получается, я этого не знаю, а тупое зеркало знает.

– Да не, я про козла тему продолжаю.

– Какого козла?

– Да трахнутого козла! Трахнутого! Дарк, да че с тобой в натуре? Да ты конкретно поплыл, тебе надо нормальному врачу показаться. Ты ведь теперь при бабле, ты можешь это позволить. Это, блин, твое здоровье и твой синт. С такими вещами не шутят.

– Я никак не врубаюсь про козла.

– Не, тебе точно к врачу надо. Или без мозгов остаться хочешь? Я же тебя так прополоскал, в вирте. Сам понимаешь, не в обиду было сказано, но выглядит как-то некрасиво.

Дарк закинул в рот еще одну ядовито-оранжевую таблетку и рассеянно бросил:

– Забей. Я даже не помню. Или вообще не помнил. Зачем мне такое помнить? Ты бы запомнил, если б я такое про тебя сказал?

– Дарк, я тебе не лошадь, чтобы все помнить. Да и что только не ляпнешь сгоряча.

– Сначала козел, потом лошадь… Лошадь-то тут при чем?

– Не, ты и правда сходи к врачу. Слишком много боев на себя берешь, а это хреновое дело. Ты так себя скоро забудешь, на постоянных откатах. У лошади голова большая, в такую должно много чего помещаться. Я поэтому о лошади и сказал. Ну типа так принято говорить. Да, блин, забей. Не знаю, зачем лошадь вспомнил. Я ведь тоже сейчас в неадеквате. Чем-то нездоровым накачали. Всегда после боя пива хочется, а сейчас не хочу. Даже думать о нем противно. Ненормально это.

Дарк, не сводя взгляда с зеркала, ухмыльнулся:

– Прикинь, мне сейчас пыльцу фей предлагают взять через безопасную закладку.

– Че, реально?! – поразился Конан – Тебе зеркало дурь предлагает?

– Угу.

– Ну охренеть сервис у барыг. Они там совсем страх потеряли?!

Дарк, продолжая таращиться в зеркало, согласился:

– Да. Ничего не боятся. В открытую рекламу закинули. Похоже, столько бабла гребут, что любой вопрос решить могут.

– Не, ну если подумать, а че им тут бояться? – риторически вопросил Конан. – Да тут такой район, что почку на ходу вырезать могут, а пока ты это заметишь, ее уже пересадят какому-нибудь богатому китайцу. Если ты при бабле, дозу пыльцы тут у любого пацаненка взять можно. Они день и ночь по всем углам трутся. Только дети барыжат, взрослые к дури даже не прикасаются, только масть держат. Удобно себя поставили, ведь если двенадцать не исполнилось, за пару доз на кармане хрен подтянешь.

Дарк, продолжая буравить зеркало опустошенным взглядом, отправил в рот еще одну таблетку и отстраненно произнес:

– Конан, я тебе полторы сотни торчал. Вернул только что, проверь кэш. Благодарю, вовремя выручил.

– Что, сильно разбогател? По такому поводу решил долги раздать?

– А по какому поводу их еще раздавать можно?

– Уел, тут и ответить нечего. Но знаешь, ты победил нечестно. Это была моя победа. Никто в реале не станет подставлять руку под меч. Да и смысл? Там сразу такой шок отхватишь, что свалишься. Это ведь сплошная дешевка, лапша на уши, неполноценная симуляция ощущений. Реалом на Арене даже не пахнет. Только поэтому и сработал твой номер.

– И что? Устроим махач еще и здесь, в реале?

– Да не, это я так… без наезда. Хреново мне сейчас, сам понимаешь.

– Понимаю. Прикинь, мне теперь какую-то игру для мажоров зеркало показывает. Я что, похож на мажора?

– В принципе, одет ты не со свалки, всегда ходишь в чистом, на вид ухоженный. Определенно что-то от мажора в тебе есть. А что за игра?

– Экс. Я что-то слышал о ней, но такие картинки вижу первый раз. Красиво.

– А, понял, – кивнул Конан. – Там да, там вроде все плюшки только для мажоров. Для остальных только бюджетные аккаунты. Боль там реальная, это тебе не дешевая симуляция, как в Арене. Прямое подключение к синту, все официально провернули. Можно даже трахаться и кайф получать, туда только для этого и ходят.

– Значит, реклама не врет, – без удивления заметил Дарк.

– Реклама всегда врет. Но, если картинки показывает, скинь мне. Там картинка неотличимая от реала. Не знаю, кто рисовал модели, но я видел пару скринов – телки на них такие, что у мертвого встанет.

– В реале они могут оказаться слегка не такими. Или не слегка. Или даже мужиками бородатыми.

– Думаешь, тех, кто туда ходят, это сильно парит?

– Я ни о чем сейчас не думаю. Не хочется думать.

– Прекрасно тебя понимаю, дружище. Займешь две с половиной сотни? Это мне почти жизнь спасет.

– Как это – почти?

– А так. Ты же знаешь, где я сейчас пристроился? Управляющая уже вторую неделю мне мозги имеет. Обещает подтянуть местных качков, чтобы из хаты выставить.

– Что за терки?

– Да так… на ровном месте. Сильно хочет, чтобы я ей заплатил чего-нибудь. Еще чуток – и все, никаких отсрочек. А там или на улицу сваливать, или… Поговаривают, есть вариант решить вопрос.

– Так почему не решил?

– Да как тебе сказать, – замялся Конан. – Вариант не очень. Говорят, надо ее ублажить по полной. Тогда подобреет. Только ублажать придется раза по четыре в неделю, она это дело любит.

– Ну так это хорошая новость. Чем ты недоволен?

– А чему мне радоваться? Дарк, она страшнее тебя на рожу, толще нас обоих вместе взятых, голос как из трубы для слива дерьма и воняет так же. Зато биопозитива на девятерых. Она реально всегда всем довольна и очень любит подмахивать по нескольку часов с воплями на весь дом.

– Да ладно тебе. Закрой глаза, и представь, что имеешь Дезире Айшу.

– Тогда и уши затыкать придется. Голос… сам понимаешь.

 

– Так ты под песни Айши решай вопрос.

– Не, ну его на хрен, такие приключения. Дарк, кончай уже прикалываться. Такими вещами не шутят, она ведь еще и старше моей прабабушки. Да я лучше в вирте на максимуме регуляторов мозги себе выжгу, чем выгуливать своего красавца по таким помойкам. Ну так что, выручишь?

– Проверь кэш, я уже подкинул.

– Братан, пять раз тебе моя благодарность. Нереально выручил.

– У меня была похожая управляющая… помню ее. Я тебя понимаю, Конан.

– До первой победы, а там верну, ты же меня знаешь. Тебе в какую сторону? Я сейчас на «Меткомбинат», могу подбросить в ту сторону.

Дарк, нехотя оторвавшись наконец от зеркала, начавшего рекламировать совсем уж откровенное порно, покачал головой:

– Мне в другую сторону. Но все равно благодарю.

– Ты на чем приехал?

– На своих двоих.

– Тут их тебе и переломают. Непростой район, а ты после отката никакой, тебя сейчас пара самых конченых нариков легко сделает. Лучше не нарывайся, такси вызови. Только самое дешевое вызывай, нормальные тачки в этот гадюшник даже днем не сунутся.

– Понял.

– Давай хотя бы до бульвара подкину. Там поспокойнее.

– Сам доберусь, – ответил на это Дарк и спросил: – Слушай, Конан, посмотри сейчас в зеркало. Что ты там видишь?

– А сам глянуть не можешь?

– Мне надо, чтобы ты глянул.

– Ну, смотрю. И че дальше?

– Там сейчас реально двойная картинка? Две одинаковых?

– Да, двойная. Глюк контекстной рекламы, два баннера одинаковых выкинула. Это ведь тупое стерео, там постоянные глюки. Что, братан, подумал, что крыша поехала? После отката и не такое случается. Я тебя понимаю… тоже сталкивался.

Распахнув скрипящую дверь, Дарк хапнул сырого уличного воздуха. В глазах мгновенно потемнело, колени задрожали, предательски подгибаясь. Ощутив, что вот-вот свалится от накатывающего головокружения, прислонился спиной к испещренной примитивной граффити стене и устало смежил веки. Откат не хочет отпускать, несмотря на убойную дозу принятых медикаментов. Может, и правда стоит показаться спецу по синт-нейротехнике?

А толку? Что тот сможет сказать? Что с полностью снятыми блокировками заниматься виртуальными боями – вредно для башки?

Америку откроет, ага.

И деньги содрать не забудет, а ведь такие спецы цену себе держат. Дарк сейчас неплохо срубил, но это лишь на время снимет крайнюю остроту финансового вопроса. Даже если не пускаться во все тяжкие, а потратить заработанное лишь на раздачу долгов и самое необходимое, обеспеченная жизнь надолго не затянется.

Да и обеспеченность сомнительная. Человеку, вынужденному скрываться от закона, приходится тратить куда больше, чем людям, не заимевшим такие проблемы.

Может, и правда послушать Конана и вызвать дешевое такси? Нет, дело не в том, что район криминогенный, ведь двуногие уличные хищники чуют проблемную добычу и предпочитают с такой не связываться. Но вот отголоски отката – другое дело. Как бы не вырубиться на ровном месте, обагрив мостовую кровью, которая то и дело просачивается из носа.

Нет, такси это пусть и копеечные, но траты, которых можно избежать. Значит, придется найти в себе силы добраться до ближайшей станции подземки.

Пять глубоких вдохов, после чего придется открыть глаза и сорваться с места. Несколько секунд, чтобы набрать рабочую скорость, а дальше побежит на ней, не снижая, до самой станции.

Бег – это всегда и для всех полезно. А уж когда в твоей голове опустошенность, а в крови химический коктейль из сомнительных медикаментов – втройне полезнее.

Надо как можно быстрее вывести эту гадость из организма и навести порядок в мыслях.

Подняв залитые свинцом веки, Дарк дернулся на голых рефлексах, среагировав на массивную темную фигуру, невесть откуда нарисовавшуюся в густых вечерних сумерках. Не раздумывая, дернулся влево, имитируя попытку уйти с линии атаки, а на самом деле никуда не ушел, лишь присел, нанеся не сильный, но крайне коварный удар. Мужчины так устроены, что в это место им не обязательно лупить со всей дури.

Вот и этот крякнул подбитой уткой, сложился вдвое. Из разжавшейся ладони выпало что-то поблескивающее, звякнуло стеклом по асфальту.

Стоп! Стеклом? Почему стекло? Ведь должно звенеть металлом ножа или кастета.

Хороший вопрос, но отвлекаться на поиски ответа Дарк не стал. Вместо этого попятился влево, непрерывно крутя головой. Уличные хищники предпочитают действовать стаей, странно, что до сих пор не объявились остальные.

Краем глаза засек движение на углу, к которому отступал. Начал поворачиваться, но тут в темноте что-то вспыхнуло, после чего тело согнуло в дугу жесточайшим электрическим разрядом. В глазах потемнело, но успел разглядеть что-то неуловимо стремительное перед лицом.

И это было последнее, что Дарк увидел перед тем, как сознание отключилось.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru