Человек у Окна, или Что нужно знать о практической психологии

Арсен Джабраилов
Человек у Окна, или Что нужно знать о практической психологии

© А. Н. Джабраилов, 2017

© Оформление. ООО «Реноме», 2017

* * *

Посвящается тебе…


О книге

Я отвечаю за то, что написал, а не за то, как меня прочитывают, поскольку я знаю, что у каждой книги два автора: тот, кто ее написал, и тот, кто ее читает.

Ж. Саломе

Я посвятил эту книгу тебе. Да, да, тебе – тому, кто держит ее сейчас в руках. Может быть, ты взял ее случайно, а может, тебя что-то в ней заинтересовало. В любом случае, если тебе что-то не понравится, ты можешь поставить ее на место, а можешь полистать еще пару-тройку глав, чтобы окончательно убедиться, что она не случайно попала тебе в руки.

В этой книге, которая не является учебником в том смысле, какой мы привыкли вкладывать в это понятие, каждый найдет свое. Профессионал увидит иной взгляд на ту работу, которую он делает много лет, и, может быть, это пригодится ему в практике, или отыщет к чему придраться и даже поспорить со мной, что тоже очень полезно для нас обоих. Будущий психолог найдет в ней ответы на интересующие его вопросы, связанные с практическим применением полученных в вузе знаний, а также техники и методы консультативной и коррекционной работы. Человек, интересующийся психологией, прочтет рекомендации по сохранению здоровья и собственного благополучия, и быть может, подскажет кому-то что и как делать. Мой потенциальный клиент лучше поймет, как складывается процесс работы у практикующего психолога, какие требования к нему как к специалисту предъявляются, и как понять, что «психолог подходит». Каждому – свое.

И хотя эта книга не учебник, она может научить.

В ней содержится опыт многих людей, которые создавали психологию: одних уже нет в живых, другие здравствуют и продолжают работать. Мне лишь хотелось обобщить этот опыт и передать его тебе.

В этой книге – отражение жизни многих людей, которые приходили ко мне как к психологу и продолжают приходить, считая, что я могу им помочь. Опыт работы с клиентами дан в историях, показывающих не только процесс консультативного или коррекционного сеансов, но и приоткрывающих завесу тайны встречи с клиентом, куда «посторонним вход воспрещен».

Здесь опыт моего общения с людьми, которые ежедневно находятся рядом со мной: семьи, друзей, коллег, студентов. Именно обсуждение с ними за чашкой чая сложных философских, психологических, социальных, религиозных, метафизических вопросов нашей жизни приводило к Размышлениям у Окна.

Наверное, было бы правильным перечислить всех, кто причастен к этому труду. Но, с одной стороны, их очень много, и нужна еще одна книга, чтобы написать о каждом. С другой стороны, в этом издании упоминается о каждом из них, пусть не всегда явно: они узнают себя. Главная их заслуга в том, что без их участия ты не держал бы эту книгу сейчас в руках.

Я очень благодарен им – и они об этом знают! – за то, что помогали донести до тебя мои мысли, сделав их доступными; за оценку моей работы с клиентами, за раскрытие своих секретов консультативных сессий, за сеансы интервизии и супервизии. Я благодарен им за помощь в размышлениях, за мнения, которые не только помогали строить практическую работу, но и украсили издание. Я признателен им за терпение, с которым они слушали меня, за заботу и любовь, без которых не было бы этой книги.

Этот труд посвящен тебе, моему соавтору – читателю. И от тебя теперь зависит, получит наша книга жизнь или останется стоять на полке. И как бы там ни было, я хочу, чтобы твое знакомство с нашей книгой было интересным. Успехов тебе!

Твой соавтор

Введение

Если в начале прошлого столетия термин «психология» мало что говорил большинству людей и для многих звучал загадкой, имел оттенок таинственности, то в настоящее время каждый человек встречается с ним чуть ли не ежедневно. Мы раскрываем художественную литературу, газеты, слушаем радио, смотрим телепередачи и уже не удивляемся, узнавая о психических свойствах, характере, личности, о стрессах и психологической совместимости. Мы стали понимать, как важно знание психологических законов для решения проблем воспитания и обучения, создания семейного благополучия и лечения некоторых душевных заболеваний. Из чисто кабинетной, академической науки психология превратилась в науку первой необходимости, область человеческих знаний, владеть которыми должен каждый грамотный человек, если он хочет жить в гармонии с самим собой и другими.

Путешествие в мир психологии захватывает и увлекает. Не так много людей, способных удержаться от разговоров на психологические темы, и тех, кто может равнодушно пройти мимо полок с книгами по психологии. И хотя существуют люди, заявляющие, что они «психологи по жизни», настоящих профессионалов, знатоков человеческой души гораздо меньше, потому что, как говорил Карл Роджерс, «легко, давая советы, распоряжаться чужой жизнью и как трудно разобраться в собственной» [Психология и психотерапия в афоризмах, 2008].

Очевидно, что психологу необходимо иметь некоторый набор личностных и профессионально важных качеств. Но даже это не самое главное. Психолог – не профессия. Психолог – это образ жизни, а психология – состояние души.

Можно случайно прийти в психологию и случайно стать психологом, но стать случайным психологом нельзя. Невозможно однажды «выучиться на психолога», так как эта профессия требует постоянного развития и совершенствования. Это касается и профессиональных знаний, и личностного роста. И, как ни странно это звучит, психолог может быть и жадным, и щедрым одновременно: он должен жадно впитывать новые знания и щедро делиться своим опытом. Психолог не имеет права скрывать то, что когда-то получил сам.

Эта книга является данью уважения людям, которые помогли мне стать психологом. Это мой перед ними долг за щедрость, с которой они делились своим временем со мной. Эта книга для тех, кто считает, что они в психологии не случайные люди.

Мне приятно, что мы вместе учим и учимся, что живем здесь и теперь и помогаем людям стать лучше.

Часть первая. Кто есть кто в психологической практике

Осенние размышления, или По эту сторону Окна

Осень… Это время года навевает большинству людей уныние и скуку. Возможно, это связано не только с психофизиологическими процессами, происходящими в организме человека, но и с нашим восприятием осени через призму пушкинской поэзии. Вы, конечно же, помните:

 
Унылая пора! Очей очарованье!
Приятна мне твоя прощальная краса…
 

Однако осень со всеми ее «симптомами» – тучами, дождями, ветрами, пожелтевшими листья и серостью – мне очень нравится. Наверное, мои коллеги-психологи найдут в этом какую-то аномалию и даже поставят диагноз, посчитав мое настроение депрессивным. Но кто из нас абсолютно здоров? По-моему, понятие «нормы» весьма относительно и его необходимо пересмотреть. Но речь пока не об этом.

Мне интересно, стоя у окна в своем кабинете, наблюдать за людьми, которые оказались в дождливый день на улице. В этом плаче неба есть что-то магическое и завораживающее. Вода смывает не только грязь с улиц города и очищает воздух, наполняя его озоном, но и заставляет нас остановиться в бурном потоке будней и задуматься…

А за окном прыгающие по лужам горожане, молодые ребята, игнорирующие зонты, считая их чем-то неважным и готовые промокнуть до нитки, автомобили, «ведущие охоту» на застрявших посреди дороги пешеходов. И почему-то каждый из сидящих за рулем считает за честь обрызгать зазевавшихся у обочины «бесколесных».

Стоя у окна, можно увидеть многое, что обычно выпадает из поля зрения, когда просто идешь по улице, уставившись в асфальт, поглощенный своими мыслями.

В одной стране, в крупных фирмах, есть такая должность – человек у окна. Правда, так и называется «человек у окна». Обязанности у него очень простые – он должен стоять у окна и рассказывать тем, кто работает внутри помещения, что видит за окном: какая там погода, что там и как. На должность эту берут людей только умственно отсталых – дебилов, даунов. Эти в офисе там корпят, а он стоит у окна и рассказывает: «Вон, девушка с морячком познакомилась, мальчишки в футбол играют. А дядька на сигнализацию нажал, – дурак, а они испугались и убежали». Им за это платят зарплату…

(Из кинофильма «Человек у окна»)

Мои осенние размышления прервал звонок телефона:

– Алло, здравствуйте!

– Добрый день! – отозвался я, а сам подумал: «Клиентка. Почему-то у клиентов особые, легко узнаваемые нотки в голосе. Вероятно, это следствие их проблемного состояния».

– Вы А. Н.?

– Да, я.

– Мне посоветовали к вам обратиться. Можно записаться на прием?

– Вас как зовут? – пытаюсь я сбить ее с проблемного состояния.

– Марина.

– Да, Марина, я могу вас записать на прием. Вот, например, в пятницу в 16:00 вас устроит?

– Да, спасибо.

– Пока не за что. А вы, Марина, не хотите в общих чертах рассказать о том, что у вас случилось? Судя по голосу, настроение у вас не очень…

– Мммм, лучше в пятницу.

– Имеете право, Марина. Хорошо, буду ждать вас послезавтра в четыре дня. До свидания.

– До свидания.

Глава 1. Клиенты

Нормальный человек тот, кого вы не знаете хорошо.

Альфред Адлер

Клиенты – кто они? Какие проблемы заставляют их отрываться от повседневных дел, работы, человеческих радостей и идти к психологу? Как они чувствуют себя в кабинете с незнакомым человеком, которому необходимо раскрывать свою душу? Насколько они готовы к тому, чтобы рассказывать о своих глубоко личностных переживаниях, которые словно ржавчина выедают изнутри, не давая нормально жить? Как верно заметил Ролло Мэй: «В нашем обществе… легче делиться телом, чем мечтами, надеждами, страхами и стремлениями…» [Мэй, 2012, с. 15]. Это очень сложно – вот так сразу обнажить душу и показать все, что там скопилось за годы… Кого они видят в психологе: специалиста, способного беспристрастно выслушать проблему и помочь в ее решении, или гадалку, волшебника, мага, экстрасенса, который способен взмахом руки и заклинанием снять их «головную боль» и дать «заговоренную воду», чтобы душа перестала ныть?

 

Клиенты бывают разные. Для меня всегда было загадкой: почему в кабинет к психиатру очередь больше, чем к психологу? Вероятно, это связано с несколькими причинами. Во-первых, практическая психология как область профессиональной деятельности относительно молодая, и психологи не успели зарекомендовать себя в глазах общественности как специалисты, способные помочь в решении «душевных» и не только проблем. Во-вторых, психологи, получившие базовое образование, которое в принципе не дает навыков практической деятельности, считают, что они могут справиться с любой проблемой, и, как правило, способствуют снижению нашего общего профессионального авторитета. В-третьих, сами клиенты проявляют безграмотность и безответственность в вопросах своего психологического здоровья, доводя себя до состояния, когда помощь психолога уже ничего не дает. Поэтому среди наших клиентов много людей, которым в первую очередь необходима медицинская помощь. Известный мануальный терапевт А. У. Шихалиев на вопрос телеведущего: «Чем отличаются ваши пациенты в Махачкале, Москве и Варшаве?», ответил: «В Варшаве люди приходят, даже если у них ничего не болит, для профилактики. В Москве больные обращаются за помощью, когда что-то не в порядке со здоровьем. А в Махачкале их просто приносят». Думаю, что в этом ответе и есть объяснение того, как мы зачастую относимся к себе и своему здоровью. Не согласны? А вспомните, как мы ходим, например, к зубному врачу? Ведь пока зубная боль не сделает нашу жизнь невозможной, мы будем терпеть – авось пронесет! Поговорки типа «Пока жареный петух не клюнет» или «Пока гром не грянет, мужик не перекрестится» полностью подтверждают это.

Итак, клиенты разные. Объединяет их, пожалуй, одно – наличие трудноразрешимой самостоятельно проблемы. Причем то, что со временем становится проблемой, вначале таковой не является. Все начинается с ситуации, которая либо возникает вдруг, либо ее течение бывает вялотекущим и зачастую не осознается человеком, либо в некоторых случаях ее стремительность не контролируется из-за насыщенности короткого отрезка времени событиями, связанными с этой ситуацией. В последнем случае клиенту просто не хватает времени, чтобы структурировать происходящие события и тем самым начать планомерное их решение. К ситуациям, которые происходят не по воле человека, можно отнести смерть близкого человека в результате трагических происшествий (ДТП, теракт, техногенная катастрофа и др.), потеря работы в силу принудительного увольнения и др. К вялотекущим можно отнести такие ситуации, как бракоразводный процесс, смерть близкого человека из-за тяжелой болезни или травмы, уход в секту, алко- и наркозависимости, игромания, ставшие в последнее время весьма частым поводом обращения к психологу и др. Эти ситуации имеют свое начало, которое чаще всего не осознается клиентом или он не хочет его осознавать, закрывая на происходящее глаза. К третьим относятся ситуации, которые протекают стремительно, и человек считает, что может справиться с ними самостоятельно, но по прошествии времени упускает способность контролировать их развитие и течение, да и свои силы зачастую переоценивает.

Иными словами, наши клиенты – это люди, которые находятся в ситуациях, мешающих им нормально жить. Р. С. Немов считает, что к психологу «обращаются люди, представляющие собой так называемый средний слой населения и находящие по состоянию их физического и психологического здоровья в зоне повышенного риска» [Немов, 2001, с. 16]. Здесь не очень понятно, что значит «средний слой»? По какому принципу эти люди определены в «середнячки»: по уровню интеллекта, образования, положения в обществе, по материальному достатку? Думаю, что каждый психолог может привести немало примеров работы с людьми, имеющими несколько высших образований, с теми, кто довольствуется окончанием средней школы, с теми, кто рассчитывает и планирует свой бюджет, и с теми, кто деньги не считает. Надо отметить, что в большинстве своем нашими клиентами являются люди образованные. Они знают о существовании такой профессии, как психолог, хотя чаще всего имеют мало представления о том, какую помощь может оказать им этот специалист и какими методами он ее осуществляет. Поэтому разброс их запросов огромен: от «у меня в голове есть серебряный шарик, который я чувствую, – дайте мне лекарство, чтобы он рассосался» до «верните моего мужа».

Нас учили, что клиентами психолога бывают люди, находящиеся в так называемой «пограничной зоне». Но так бывает не всегда. Поэтому система подготовки сегодняшнего психолога должна быть подверг нута серьезной коррекции с учетом реальной действительности. Но об этом мы поговорим позже. Р. С. Немов считает, что клиенты психолога-консультанта находятся в зоне «повышенного риска», понимая под этим «жизненные ситуации, оказавшись в которых люди, склонные к нервным, психическим, а также физическим заболеваниям, действительно рискуют заболеть» [Немов, 2001, с. 16]. Здесь по всей видимости речь идет о людях с невротическими, психическими и психосоматическими заболеваниями или по крайней мере с предрасположенностью к ним. Психолог таким больным может быть полезен, но прежде всего им необходима помощь врача. В этих случаях работа психолога может проводиться параллельно с лечением медиков, так как они вряд ли будут выяснять психологическую составляющую этиологии данной категории заболеваний, ограничившись общими рекомендация: «Не нервничайте», «Вам нельзя волноваться», «Больше гуляйте на свежем воздухе» и т. п. И хотя медицинские работники на Западе стали использовать психологические подходы в своей практике, «некоторые серьезные консервативные клиницисты считают, что эта тенденция угрожает основам медицины, с таким трудом достигнутым» [Александер, 2001, с. 11]. В России зачастую дело обстоит еще хуже. На просьбу, обращенную к психотерапевтам, помочь в решении той или иной ситуа ции клиента, они отвечают: «Вы – психологи, вот и не лезьте в нашу работу, занимайтесь своими тестами».

С точки зрения Р. С. Немова, клиент – это «человек, обратившийся в психологическую консультацию за помощью профессионального психолога для решения какой-либо проблемы» [Немов, 2001]. Получается, что клиент может обратиться к психологу с абсолютно любой проблемой: от «у меня нет денег на приобретение автомобиля» и до «подскажите: мне выходить за него замуж или нет». Все-таки, видимо, запрос клиента, должен иметь некоторую психологическую составляющую, с которой и должен работать психолог.

Сегодня средства массовой информации сделали очень много для популяризации профессии психолога. Однако непрофессиональный и однобокий подход СМИ с желанием превратить работу этих и других (психотерапевтов, психиатров, невропатологов и др.) специалистов по лечению человеческой души в телевизионное шоу, оказали нам медвежью услугу. Так, после телешоу с Андреем Курпатовым или программы «Понять. Простить» и др., клиенты стали требовать такого же «быстрого и эффективного результата», как там. К сожалению, телевизионные рамки не могут показать всей сложности, а порой и вязкости профессиональной деятельности психолога, да и «жестокость» монтажных ножниц оставляет для зрителя только то, что угодно режиссеру. Таким образом, у зрителей, а впоследствии и у клиентов, складывается неверное представление о том, что происходит в кабинете у специалиста. Оно и понятно, ведь вряд ли телепередача будет популярной, если в ней показывать длительную психологическую или психотерапевтическую сессию, которая может тянуться месяцами, а то и годами (хотя в последнее время появляются почти «мгновенные» психотерапевтические техники, например, НЛП – нейролингвистическое программирование).

Психологу часто приходится на первом приеме проводить просветительскую работу, объясняя клиенту, в чем разница между ним и психотерапевтом, психиатром, растолковывать методы и продолжительность своей работы с конкретной проблемой, разъяснять важность привлечения для работы других специалистов (медиков, социальных работников, юристов) и мотивировать клиента на необходимость его собственного участия в процессе разбора и решения заявленной ситуации. Не все клиенты ожидают такого приема и часто на вторую встречу не приходят, пускаясь на поиски «настоящего психолога». Как показывает опыт, если предварительная работа была проведена честно, с уважением к личности клиента и его проблеме, были объяснены возможные последствия, то он через некоторое время все же возвращается.

Некоторые клиенты знают, как в общем решить свою проблему, и ищут у психолога-консультанта лишь эмоциональной поддержки. Другие не знают, как справиться с проблемой, и идут к психологу за советом. Третьи не вполне уверены в себе или не знают, что конкретно выбрать из имеющихся у него возможностей для решения своей проблемы. Таких людей необходимо убедить и направить их активность в необходимое русло. Четвертая категория клиентов – это в большинстве своем одинокие люди, которым просто надо с кем-то поговорить по душам. У них обычно нет серьезных психологических проблем, но время от времени они остро нуждаются во внимательном и доброжелательном собеседнике. Среди посетителей психологической консультации встречаются и такие, кого к специалисту приводит праздное любопытство или желание бросить ему вызов [Немов, 2001, с. 16]. Есть клиенты, которые имеют серьезные психические отклонения, как правило, это люди с вялотекущей шизофренией в стадии ремиссии, которые не хотят, или боятся обращаться к психиатру, или уже неоднократно являлись пациентами психиатрических клиник. Они, часто начитавшись или наслушавшись рекламных объявлений непрофессиональных психологов «лечащих все заболевания», ищут специалиста, способного «вылечить их с помощью гипноза или НЛП», хватаясь за него как за спасительную соломинку. Такие горе-психологи, не справившись с болезнью, перенаправляют своих клиентов к «более опытному коллеге», даже не поставив последнего в известность, т. е. по сути, избавляются от нерешаемой задачи.

Выбор консультирования как формы психологической помощи зависит от меры ответственности, которую может вынести сам клиент. Это предполагает адекватную ориентацию клиента по отношению к проблемной и консультативной ситуациям, соответствующее эмоциональное состояние и уровень интеллектуального развития, позволяющий выбрать варианты решения проблемной ситуации.

Есть клиенты с серьезными невротическими расстройствами, которым необходима помощь и врача, и психолога. Завершив свою часть работы, медики подсказывают пациентам, что нужно найти хорошего психолога. Правильно, если помощь такому клиенту будет оказываться в тандеме «врач – психолог» или по крайней мере психолог будет поддерживать связь с лечившим его врачом. По мнению Р. Мэй: «…Если человек болен физически, ему требуется врач; если у человека душевная болезнь, или он не может контролировать свои поступки… такому человеку нужна помощь психиатра…; если же у человека личностные проблемы, которые являются психологическими и не имеют физических оснований, то ему следует обратиться к консультирующему психологу или профессиональному психотерапевту (не медику)» [Мэй, 2010, с. 8].

Часто среди клиентов психолога оказываются его молодые коллеги, которые таким образом пытаются выудить секреты мастерства более опытного собрата по цеху. И здесь важно, как можно быстрее объяснить «обратившемуся за помощью клиенту», что такая форма их взаимоотношений результата не даст и порекомендовать ему либо записаться на курсы по психологическому консультированию, либо стать членом многочисленных психологических клубов, где можно черпать знания, напрямую обращаясь к специалистам. Это, конечно, не относится к случаям, когда молодой психолог приходит и сразу заявляет, что прежде чем приступить к началу своей профессиональной деятельности, хотел бы сам пройти личное консультирование или личную терапию, либо просит о супервизии.

Как бы там ни было, психолог должен любить своих клиентов не за их деньги, а потому что иначе нельзя помочь человеку.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28 
Рейтинг@Mail.ru