Litres Baner
Футбол пермского периода

Арнольд Михайлович Эпштейн
Футбол пермского периода

Запомнилась одна сценка – только, убей бог, не вспомню, в каком это было городе. Закончился матч резервистов, и Алексеич, наблюдавший за игрой с трибуны, отловил кого-то из молодых вратарей "Амкара" по пути в раздевалку, и они стали вполголоса обсуждать только что завершившуюся игру, в которой хозяева одержали победу с крупным счетом. И какой же в это время доносился мат-перемат из раздевалки местной команды, где тренер за что-то распекал своих подопечных! Вот бы вспомнить, где это было, и проследить, попал ли кто-то из тех игроков в большой футбол.

… Разумеется, та осенняя засуха в амкаровской штрафной – это была заслуга не только Нигматуллина и Сычева. Вся команда довольно быстро вышла на тот уровень, который могла распознать в себе только сама. И буквально на глазах обретала самое главное – чувство уверенности в своих силах.

Обыграли, например, в Москве "Локомотив". Это была сенсация, но при желании кто-то мог бы назвать победу и случайной. Миша Гащенков влепил в самую девятину уже на первой минуте, однако потом хозяева подали кучу угловых и вообще долгое время играли не то что на половине поля "Амкара" – на той его трети, которая примыкала к воротам Нигматуллина.

Вроде бы можно посочувствовать проигравшим, да? Но я обратил внимание на другое: на то, что во втором тайме "Амкар" стал неумолимо отодвигать игру от своих ворот. И главный для меня эпизод матча случился уже в добавленное время. «Амкар» выбежал в очередную контратаку, и у Павла Комолова был выбор – сделать пас на фланг Петару Заневу, чтобы он мог отправится к угловому флажку убивать время, или сыграть поострее. И Паша, посмотрев на своего капитана, развернул игру в другую сторону – он покатил мяч Рязанцеву, и Александр от души приложился метров с двадцати, пусть и промахнулся. Может, и неправильно было сыграно с точки зрения тактики, но чисто по-человечески выглядело очень убедительно. Команда, которая не верит в себя, так бы, наверное, не поступила…

Примерно в те дни я немного покопался в цифрах и пришел к одному весьма любопытному выводу. Я посчитал количество футболистов каждого клуба премьер-лиги, у которых по сравнению с началом сезона увеличилась и, соответственно, уменьшилась трансферная стоимость. И оказалось, что "Амкар" является безусловным лидером по этим показателям. За этот довольно короткий период она понизилась всего у четверых футболистов «Амкара» – Дмитрия Белорукова и Александра Рязанцева, против которых работал их возраст, а также нечасто попадавших в состав Алихана Шаваева и Александра Салугина. У всех остальных она либо не изменилась, либо выросла. У других клубов "подешевевших" игроков оказалось больше, причем у многих – значительно больше. Помнится, сомнительными лидерами по этой части тогда были "Рубин" и "Локомотив", имевшие в своих безразмерных обоймах по полтора десятка таких футболистов.

И, возможно, это было лучшей оценкой того, как вел свои дела «Амкар», где не только развивали людей, но и не держали балласта. Никто ведь не скажет, что Курбан Бердыев и Юрий Семин, чьи клубы возглавляли этот сомнительный рейтинг – плохие тренеры. Они тоже умеют развивать молодых игроков и знают, как выжимать максимум из своих команд. Но эти клубы позволяли себе держать в глубоком запасе весьма неплохих футболистов, постепенно превращающихся в откровенный неликвид.Посмотрев тогда их составы, я сильно удивился, увидев где-то в недрах почти забытые имена игроков, которые еще пару лет назад были на виду, а теперь получали деньги фактически ни за что. «Амкар» позволить себе такого, конечно же, не мог – тут все были на месте, при деле и практически все шли вперед. Вне зависимости от возраста и гражданства. Как же обидно, что так и не довелось посмотреть, чего бы добилась команда, если б она находилась в той же системе финансовых координат, что и ее соперники…

21 октября мы сыграли со счетом 0:0 на поле "Спартака". Какое-то время хозяева давили, но концовка осталась за невозмутимым "Амкаром", у которого хватило физического здоровья и здоровой наглости, чтобы играть на поле чемпиона России на победу. Селихов тащил все, что можно и фактически спас свой новый клуб от поражения, а еще был эпизод, в котором арбитр Кукуян, извините, откровенно обкукуянился и не поставил стопроцентный пенальти в ворота хозяев поля.

На спартаковской арене, как и на многих других, к раздевалкам команды ведут длинные-длинные узкие коридоры. У входа в каждую из раздевалок висят пожарные ящики, и на них живого места нет от вмятин – эти безобидные конструкции оказываются первыми, кто принимает на себя гнев футболистов после неудачных матчей, а может, и таймов. Наверное, после этой игры на противопожарном оборудовании вымещали свою досаду с обеих сторон – спартаковцы расстраивались, что игра у них не получилась и не удалось добиться победы в матче против вроде бы более слабого соперника, а амкаровцы не могли простить себе упущенную победу, к которой в этот день они были гораздо ближе своего статусного соперника.

Перед игрой Леха Матвеев – мой старинный приятель по "Спорт-Экспрессу", а ныне – создатель и хранитель спартаковского музея – пригласил нас с Сашей Королевым на экскурсию по "Открытию-Арене". И подарил нам широчайшую гамму эмоций – от белой зависти и уважения к сопернику до осознания собственной никчемности и беспомощности.

Вот – только один пример. На "Открытии" – более полусотни лож, из которых на тот момент не выкуплена всего одна. А знаете, сколько стоит это удовольствие на сезон? От семи миллионов рублей и больше – если перемножить, то мы уже только на этом получаем приблизительно полугодовой бюджет «Амкара».

А совершенно невероятный спартаковский музей? Вопросов нет, Матвеев – человек, совершенно сбрендивший на своем "Спартаке", и он вложил столько знаний и души в свое детище, что получиться плохо там не могло по определению. Но ведь все эти многочисленные интерактивные навороты, да и вообще само обустройство музея стоило денег. Леха сумму, конечно, не назвал, но обмолвился, что она сопоставима с бюджетом клуба ФНЛ.

В то же время, все наши, пусть и менее масштабные идеи, неизменно упирались в одно и то же – денег нет, но вы держитесь. Держались, что поделаешь – при минимальных ресурсах пытались добиваться максимального результата. И иногда даже кое-что получалось – и на поле, и за его пределами.

… Как раз в тот момент, когда "Амкар" набрал ход, командам премьер-лиги подоспело время стартовать в кубковом турнире. Наша победа в Воронеже со счетом 4:0 над несчастным "Факелом" оказалась самой крупной на стадии 1/16 финала, но меня поразило не это.

Честно говоря, я никогда не следил за ФНЛ так уж пристально – просматривал результаты, отслеживал тренерские отставки, да иногда посматривал матчи тех команд, в которых играли знакомые. Понятно, что мем "лучшая лига мира" прижился, но никак не скажу, что это проняло. Про "Факел", например, я, грешным делом, знал не так уж и много и особых комплексов по этому поводу не испытывал. И поэтому для меня стало огромным откровением то, сколько же у наших футболистов в этой заштатной команде обнаружилось знакомых – после матча было самое настоящее братание. Вспомнилось, например, как однажды "Крылья Советов" играли на кубок в соседнем Белгороде, и там игроки местной команды не стеснялись брать автографы у своих маститых соперников. Андрей Константинович Каряка это помнил.

Но, на самом деле, удивляться воронежской идиллии не стоило, ведь почти вся русскоязычная часть нашей команды как раз и вышла оттуда – из той самой лучшей лиги мира. Когда до меня дошла эта не самая сложная мысль, я лишний раз оценил тот путь, который проделали все эти ребята в "Амкаре"…

Формально эта победа вывела нас в одну восьмую финала. Но фактически открыла поистине умопомрачительные горизонты – так вышло, что все сильные команды из нашей половины сетки дружно сошли с дистанции. Команд премьер-лиги здесь осталось только три – "Амкар", "Ростов" и хабаровский СКА. Так что наш матч с ростовчанами на этой стадии при желании можно было назвать даже скрытым полуфиналом. Но в том, что нас ждала одна не такая уж и восьмая, не сомневался никто.

Этот матч, а точнее, его невероятную серию одиннадцатиметровых, я не забуду никогда. Приступив к работе над этой главой книги, я ее пересмотрел и с удивлением обнаружил, что в деталях помню и последовательность, с которой выходили к "точке" амкаровцы, и то, что я думал в тот или иной момент этой бесконечной серии.

Вот Дмитрий Белоруков отправляет ее к южным воротам стадиона «Олимп-2». Жребий предоставил ему право выбора, и он предложил ростовским фанатам наблюдать за основными событиями издалека, через всю поляну. За другими же воротами было совершенно безлюдно, разве что небольшой пермский островок посылал лучи добра в ближайшую штрафную. Амкаровцам, конечно, было куда сподручнее бить именно в эту рамку. В аэропорту я спросил у Димы, учитывал ли он этот нюанс. В ответ он что-то пробасил про опыт, который… ну, вы понимаете.

По ходу серии амкаровцам все время приходилось отыгрываться. Можно только представить, как это тяжело – каждый раз подходить к «точке» с пониманием того, что после твоего промаха все тут же закончится. Но к этому люди были готовы – они уже два месяца почти после каждой тренировки били и били пенальти. В том числе, и после самых сложных занятий. Честно говоря, ростовский кипер Песьяков был не меньше, чем Нигматуллин, достоин того, чтобы выиграть серию. Но как же здорово били амкаровцы!

Вот выходит к "точке" Иван Мельников. Человек, который прежде играл только во второй лиге, а в Ростове дебютировал в основном составе "Амкара". Причём, наверное, неожиданно для себя – он вышел на замену вместо получившего повреждение Гащенкова. Такое, наверное, нарочно не придумаешь – двумя месяцами ранее точно так же появился в большом футболе и сам Гащ. Вот и Мел сыграл так, словно всю жизнь в основе, и пенальти пробил в числе первых пятерых.

А вот берет мяч в руки и идет выполнять эту нелегкую повинность Николай Зайцев. Наверняка, когда он шёл к «точке», вспоминал свой промах двухгодичной давности, когда именно его неточный удар стал последним в эпохальном матче с «Зенитом». Но собрался же. Пожалуй, его удар был одним из лучших в тот вечер.

 

Куда-то в середину серии затесался удар, который выполнил Фегор Огуде. Точный, сильный, хладнокровный получился удар. Планировалось, что его поменяют ещё в перерыве – на удивление немногословный нигериец в Ростове впервые вышел на поле после долгого перерыва, вызванного травмой, и на подвиги едва ли был готов. Но тренерам пришлось делать другие замены. Наверное, Фегор и в кошмарном сне не мог представить, что ему предстоит провести на поле сто двадцать минут с гаком. Но выдержал ведь! И кто скажет после этого, что у африканских футболистов бывают проблемы с морально-волевыми? Или это просто в «Амкаре» по-другому не играют?..Огу был, конечно, уникумом. Я думаю, не только в футболе, но и вообще на всем его родном континенте найдется совсем немного людей столь же неразговорчивых и замкнутых, как он. Не удивился бы, если бы выяснилось, что он и одноклубников-то не всех знает по именам – у многих африканцев, даже самых общительных, с этим проблемы, а он же ни с кем не разговаривал. Но на поле этот "великий немой" зачастую превращался в самую настоящую скалу!

И вот Дарко Бодул ставит точку в бесконечном матче. Это была ещё одна человеческая история, которая могла произойти, наверное, только в «Амкаре». Где бы ещё доверили решающий удар человеку, который уже смазал два пенальти подряд, в том числе и в этой серии? Но Бодула провожали на подвиг буквально всей командой. И он не промахнулся.

Это был уже двенадцатый удар в серии. Только что забили друг другу вратари, и список пенальтистов оказался исчерпанным. Все пошло по второму кругу, и с трибуны было прекрасно видно: команда обсуждает кандидатуру очередного пенальтиста. И делает выбор в пользу человека, с которого все и началось.

Самое интересное, что мы потом так и не смогли выяснить ради спортивного интереса одну вроде бы простую вещь: после того, как соперники исполнили по одиннадцать пенальти, а серия продолжается, очередность бьющих должна быть такой же, как и во время первой серии, или ее можно менять?

Сначала я звонил разным авторитетным знакомым, потом подключился и Денис Маслов. Но даже самые опытные арбитры отвечали на этот вопрос по-разному, Интересно, как развивались бы события, если бы выяснилось, что победитель этого матча нарушил правила во время выполнении серии пенальти?

Вообще, в футболе, в котором прописано, кажется, все, что можно, время от времени все равно возникают нештатные ситуации. Одна из таких чуть позже этой ростовской эпопеи случится и с "Амкаром". За несколько секунд до конца матча с "Зенитом" вторую желтую карточку получил Коля Зайцев, но арбитр Владимир Сельдяков по недосмотру не показал ему красную. Наше счастье, что защитник "Амкара", который в том эпизоде и сам получил травму, провел все оставшееся время в компании врачей. Но и так, ситуация, в моем понимании, получилась пограничная – формальные основания для протеста у "Зенита" были, хотя это и выглядело с его стороны довольно унизительно. Мало ли можно вспомнить случаев, когда переигровки назначали по, как кажется, еще менее существенным поводам…

– Подумаешь, каких-то несколько секунд, – горячился тогда Петар Занев.

– А ты попробуй купить товар стоимостью в тысячу долларов, если у тебя на карточке будет 999 долларов и 99 центов, – возразил я ему.

– Я бы договорился, – засмеялся Петя.

– Конечно – богатые всегда договорятся, вот этого и надо бояться…

К счастью, протест "Зенита" был отклонен. А победу "Амкара" в Ростове и вовсе нельзя было поставить под сомнение при всем желании. Чартер, летевший после этого матча в Пермь, был одним из самых шумных и веселых в моей жизни. Каким-то образом к потолку лайнера удалось подвесить колонку, которую команда возила для поднятия настроения в раздевалке перед матчами. И за три часа всеобщего гвалта я каких только хитов не наслушался…

А еще узнал, о чем говорили люди,которые стояли в обнимку во время серии пенальти. Как оказалось, у народа была уверенность в том, что все должно кончиться хорошо, и там даже шутили. Например, когда в начале Стас Прокофьев пробил откровенно неудачно, Андрей Каряка сказал: "Да не переживайте – сегодня будет такая серия, что все пробьют. Муслимыч, вы готовы, если что?" А когда на табло горели удивительные цифры 10:10, кто-то с серьезно-задумчивым видом выдал не менее эпохальное: "Интересно, было когда-нибудь такое у "Амкара", чтобы он пропустил десять и при этом выиграл?"

… Увы, как оказалось, то были последние счастливые денечки в истории "Амкара". Команда жила правильной полнокровной жизнью только до 10 декабря, до зимнего перерыва в чемпионате. Но эти недели вместили в себя очень много хорошего и позитивного.

Самым показательным матчем "Амкара" на том отрезке стала, пожалуй, победа над "Динамо", разгромившим нас в первом круге. Ведь именно на фоне бело-голубых было особенно заметно, какой же путь за эти несколько месяцев преодолела команда. "Амкар" вышел на этот матч, потеряв сразу трёх основных защитников – Белоруков, который так и так не смог бы сыграть против своего основного работодателя, грамотно подгадал к этой игре четвертую желтую, Идову был тоже дисквалифицирован, а Конде заболел. Тем не менее, команда не съежилась, не постаралась к минимуму свести риск у своих ворот, а сыграла предельно агрессивно в атаке.

На предматчевой установке Гаджиев в очередной раз удивил команду, рассказав футболистам о… трепангах. Трепанги, если кто не в курсе, это не излишне говорливые блогеры или политики, а такие зверьки, от которых часть отрежешь, а они все равно остаются полными сил и здоровья. И оказываются способными не только защитить себя, но и потрепать врага. Вот, команде и предстояло выступить в этой роли. И она оказалась к ней готова.

Этот матч проходил 24 ноября, в день, когда вся планета отмечает День матери. "Амкар" внес какой-никакой вклад в празднование – на игру футболистов вывели мамы мальчишек, занимавшихся в клубной школе. Присутствие в подтрибунном пространстве большой группы молодых женщин, перед выходом на поле делавших селфи с футболистами и бравших у них автографы, конечно, внесло некоторую сумятицу и активно не понравилось нашей службе безопасности. Как, впрочем, и многое другое, что мы пытались делать, чтобы хоть как-то расцветить нашу не слишком-то яркую жизнь. Но задумка вызвала определенный резонанс. И дело даже не в том, что в кои-то веки телекартинка из Перми получилась жизнерадостной. По мне так не менее важным было другое: добрый и теплый импульс получила сама амкаровская семья.

Многие клубы появляются в публичном пространстве с одной-единственной целью: просто привлечь к себе внимание. Это, конечно, по-своему тоже правильно – как говорится, любое упоминание, кроме некролога, всегда в плюс. Но, на мой взгляд, проблема в том, что эти усилия зачастую оказываются совершенно бесполезными. Потому что не оставляют в сердцах болельщиков никакого следа, а работают на популярность не футбольных клубов, а их сотрудников, которые демонстрируют свою способность к креативу.

К этому времени в клубной пресс-службе наконец-то подобралась команда, которая понимала, что она делает. Так сложилось, что у нас всех было КВНовское прошлое, и при желании мы могли бы острить по любому футбольному поводу. А может, и по нефутбольному тоже. И многим это наверняка бы понравилось. Но у нас был другой подход – во-первых, каждая наша идея должна быть "долгоиграющей". А во-вторых, нам не пристало заниматься бутафорией и привлекать внимание к себе, любимым.

Например, на поверхности лежала идея: "Амкару" есть смысл дружить с местными театрами, ведь Пермь – это город театральный. Наверное, проще всего было бы просто вывезти команду на спектакль и, что называется, распиарить это мероприятие – совершенно бессмысленное, на мой взгляд. Мы поступили иначе – целый месяц готовили и с большим успехом провели ток-шоу "Закон игры" – встречу Гаджи Гаджиева с тогдашним главным режиссером пермского академического "Театра-Театра". Владимиром Гурфинкелем. Сначала разыгрывали в лотерею среди обладателей абонементов билеты в Малый зал Театр-Театра, потом проводили конкурсы, победители которых тоже получали право попасть на это невиданное представление. В результате, встречу Гаджиева и Гурфинкеля в городе ждали почти с таким интересом, как очередной матч "Амкара" или театральную премьеру.

У «Театра-Театра» интересный слоган – «Театр лучше жизни». Я бы поспорил – думаю, это актуально только для тех людей, которые видят интересные сюжеты и ярких людей исключительно на сцене. По крайней мере, если рассуждать в этом ключе, то футбол точно лучше театра – тут сюжеты бывают не менее закрученные, но ещё и настоящие. И тоже иногда со счастливым концом. Да и занавес в футболе крайне редко падает раз и навсегда…

Но в тот вечер, когда у входа в театр гостей встречали девушки из группы поддержки "Амкара", а в изысканном фойе крутили футбольные ролики, о плохом, конечно же, не думалось. Сценарий был веселый, а онлайн – почти КВНовский.

Например, Гаджиеву и Гурфинкелю придумали такое задание. На экране появлялись фотографии артистов и футболистов, и надо было охарактеризовать человека из другой команды, которого они, естественно, видели впервые.

И вот какими увидел режиссер футболистов "Амкара". Белоруков – "брутальненький такой – знаете, нежный убийца, где-нибудь в лесу там…" Рязанцев – "Жизнерадостный простак. Хорош будет с гармонью и балалайкой". Огуде – "О, Отелло!" Занев – "А этот должен играть тех, кто прикидывается простаком, хотя на самом деле таким не является". Конде: "Он будет хорошим ребенком, он должен играть детей". Саид Эззатоллахи: "Инженер-интеллектуал такой. Модный человек. Санкт-Петербург".

Муслимыч тоже грамотно расставил артистов театра по футбольному полю: этот – с хитринкой, его в полузащиту, а тот – надежный, из таких хорошие защитники получаются. А у этого, смотрите, какой проницательный взгляд – точно, вратарь…"

То одна половина зала, то другая просто укатывались со смеху.

Гаджиев и Гурфинкель много и охотно общались друг с другом, отвечали на вопросы зрителей. И, кажется, получили от этой встречи не меньшее удовольствие, чем гости театра.

А самая хитовая фраза вечера принадлежала Муслимычу и звучала так: "Если вы не материтесь и не пьете, значит, вы не следите за ситуацией в стране". Вот запомнилось же почему-то, и все.

Зал, наполовину заполненный театралами и наполовину болельщиками в красно-черных шарфах, был забит под завязку. Все прошло на ура, ролик о встрече оказался одним из самых популярных по числу просмотров, а Владимир Гурфинкель потом признался – пусть и поставленным актерским голосом, но, вроде бы, вполне искренно, что футбольный мир оказался совсем не таким, как это ему виделось на расстоянии.

Возможно, если бы эта история получила продолжение, он бы смог донести эту мысль и до своих почитателей…

Старались мы сделать клуб интересным и для пермской детворы. Футболисты ездили по школам, довольно много было экскурсий по стадиону.

Но самым удачным оказалось другое – конкурс детского рисунка, который мы приурочили к дню рождения клуба. Сколько же тепла и души вложили мальчишки и девчонки в свои незатейливые работы! И каких только сюжетов там не было – и счет 10:0 в пользу "Амкара" на табло в матче со "Спартаком", и кубок в руках человека, одетого в красно-черную форму, и попытки изобразить портреты отдельных игроков, благо, в команде хватало колоритных узнаваемых персонажей. И как же мне понравился один из комментариев под этой галереей, написанный болельщиком, если не ошибаюсь, "Локомотива": "Самая унылая команда лиги, самый унылый стадион, самая унылая форма, но такие прекрасные маленькие болельщики. Только ради них пермяки обязаны брать Кубок России в этом сезоне".

Эх, дружище – если бы мы взяли кубок, точно пригласили бы тебя на празднование…

Вообще, у меня было огромное желание сделать "Амкар" первым российским клубом, который бы акцентированно работал с детьми. Чтобы была отдельная клубная страничка в соц. сетях именно для них – с гифками и мультиками, чтобы талисман команды – рысенок Макар – лично общался с самыми маленькими, а они, в свою очередь, брали интервью у наших футблистов. Чтобы… Много было идей, короче, и даже людей удалось найти, которые бы за все это взялись. Но двух копеек на это в клубе, увы, не нашлось.

Картины с детскими рисунками мы развесили в клубном кафе, и несколько дней футболисты буквально залипали на этом. Вообще, принято считать их людьми черствыми, равнодушными, думающими только о себе и о своих контрактах – что там дальше по списку? Но, на мой взгляд, это не совсем так. Точнее, все это, до какой-то степени, может присутствовать но – как защитная реакция на нервные перегрузки, на конфликты в клубе, на какие-то финансовые заморочки. А когда в команде нормальная человеческая атмосфера, у них нет проблем и в общении с окружающим миром.

 

Была, например, у нас такая история. В клуб обратились из собачьего приюта – давайте, мол, проведем какую-нибудь совместную акцию, чтобы привлечь внимание к проблеме брошенных животных. Оказалось, идею, да и всю контактную информацию, подкинул не кто иной, как Брайн Идову, который ходил со своим питомцем на ту же собачью площадку и был, что называется, в теме.

И вот во что это вылилось. Перед началом тренировки "Амкара" над полем стадиона "Звезда" впервые в его истории раздался не футбольный мат, а собачий лай. В гости к команде приехали десятка полтора дворняжек разного возраста и размера, и пацанов попросили просто сфотографироваться с ними. Как всегда, возмущался директор стадиона, до последнего сопротивлялись безопасники, но Денису Маслову затея понравилась, Гаджи Муслимович тоже не возражал. Единственное, за что было немного тревожно – так это за реакцию команды. А вдруг футболистам не понравится эта идея?

Но вы бы видели, с каким удовольствием почти все общались со своими меньшими братьями! Пожалуй, не было у нас другого мероприятия, которое бы вызвало у команды такой живой отклик. Даже родилась идея как-нибудь выйти с собаками на предматчевое построение.

Кто знает, может, и удивили бы этим когда-нибудь футбольный мир, если бы сами остались живы?

… "Амкар" завершил 2017-й домашней игрой с "Краснодаром".

После окончания перерыва этого матча на «Звезде» не запустилось табло. Оно стало отсчитывать время только на четвёртой минуте второго тайма и догнать реальное время так и не смогло: попытка была, но она оказалась неполноценной – так и шло отставание примерно на минуту. Это было плохим знаком, примерно как разбитое зеркало – не зря же в шахматах признают поражение, останавливая свои часы. А ещё это – свидетельство того, что здесь вообще отстают от жизни, причём это касается почти всего, что имеет отношение к футболу. Символично, что время на табло замерло именно на игре с «Краснодаром» – клубом, который только собирался отметить всего-то десятилетний юбилей, но который за эти годы столько всего успел добиться и построить.

А Пермь в это же самое время исподволь готовилась к расставанию с большим футболом…

Глава 13

Уезжая в отпуск, я точно знал: вот-вот начнется война.

Так и произошло. Краевые власти исподволь начали объяснять пермякам, какой же обузой для региона является "Амкар". Губернатор Решетников до поры до времени оставался как бы в стороне, а роль спикера была отведена министру спорта Олегу Глызину.

Этот человек руководил явно случайно доставшимся ему ведомством прямо-таки феерически бестолково. Куда ни ткни – везде у него были провалы или недочеты, а стоило ему открыть рот – так от него сразу же начинало разить равнодушием и некомпетентностью.

– Если возвращаться к достижениям в спортивной отрасли, то в прошлом году был создан Совет по спорту при губернаторе Пермского края, – сказал, например, Олег Анатольевич в одном из своих многочисленных интервью.

Какой же я наивный! Я-то сдуру думал, что достижения – это спортивные победы, воспитание звёзд, или, например, открытие футбольных манежей. А вона оно чего, Михалыч (зачеркнуто) Анатолич.

Но вот так он работал. Совет создавали с помпой, на первом его заседании должен был перед телекамерами предстать сам губернатор, и мне рассказали, как Глызин буквально умолял руководителей спортивных клубов не поднимать в его присутствии никаких острых вопросов. А когда на одном совещании в краевом Минспорта представитель Федерации футбола Пермского края поднял не самый посторонний вопрос о судьбе манежа «Пермь Великая», министр среагировал по-своему: «Ты что, популярность себе хочешь поднять?»

Пусть это не имеет прямого отношения к "Амкару", но все же, наверное, будет уместно рассказать пару историй, связанных с Олегом "ты не ангелом" Глызиным, чтобы понять, от каких людей мы иногда оказываемся зависимыми.

В октярбе в Перми гостил футбольный Кубок Мира. Организация этого статусного мероприятия лежала на министерстве спорта. Во всех городах для самого почетного спортивного трофея современности находили лучшие подмостки, а Глызин не нашел ничего лучшего, как отделаться установкой подиума в спортзале СК имени Сухарева, расположенном почти на окраине Перми. Мало того, что отношение к мероприятию оказалось откровенно формальным, так еще и были сорваны матчи местной волейбольной команды, которая должна была там играть в то же самое время. А когда Лига выписала ни в чем не повинному "Прикамью" вполне заслуженный крупный штраф, Глызин принял решение просто закрыть клуб. Насколько известно, волейболисты не дождались 35-летия своего клуба из-за того, что руководители «Прикамья» осмелились публично спорить с министром и отстаивать интересы пермского волейбола.

Всласть поиздевались в его ведомстве и над хоккеистами. Придя к власти, Глызин тут же разогнал всех стоящих работников и наводнил кабинеты своими знакомыми. И эти глызинские знакомые не смогли сделать элементарного – как можно раньше решить вопрос с отправкой команды в Китай, где "Молоту" предстояло провести календарные матчи ВХЛ. Билеты на самолет дорожали с каждым днем, но куплены они были только в самый последний момент.

И вот, этот человек назидательно объяснял "Амкару", как он должен вести дела.

В то время много говорили о системе взаимодействия краевых властей с профессиональными клубами. Якобы она представляет собой финансирование в пропорциях 50 на 50, когда половина бюджета каждого из них формируется краевыми деньгами, а другая – из внебюджетных источников. Даже некоторые федеральные СМИ рассказывали об этом, приводя "заботливую" Пермь в качестве положительного примера.

Рейтинг@Mail.ru