Футбол пермского периода

Арнольд Михайлович Эпштейн
Футбол пермского периода

Правда, погода в день игры была такой, что проявить себя было сложновато. Дождь зарядил с полудня, затем превратился в ливень, и на протяжении всех ста двадцати минут и серии пенальти поливало так, что не приведи господь. Наверное, другого счета, кроме как 0:0, в таких услвиях и получиться не могло. Ладно хоть серию пенальти второй вратарь Дмитрий Хомич вытащил…

А вообще, поучительная история вышла с этим Ульяновском. Начать с того же кораблика – когда я был маленьким, он был самым туристическим городом на всей Волге. Ну, в крайнем случае, делил лидерство с не менее патриотичным и в чем-то сакральным Волгоградом. А сейчас, изучая речное расписание, мы с удивлением обнаружили, что корабли не заходят в эту гавань вообще. Потому что местный порт, не изменившийся с тех времен, больше не соооветствует навигационным требованиям, которые с каждым годом становятся все серьезнее.

Турнирные таблицы городов меняются, конечно, не так быстро, как футбольные, но зато надолго. Неофициальное поволжское лидерство по этой части от Ульяновска и Волгограда давно перешло к Казани, Нижнему Новгороду и Ярославлю, и в обозримом будущем оно, наверное, будет только укрепляться. К тому же наша страна устроена таким образом, что разница между захолустьем и не захолустьем проявляется буквально во всем.

Этот невеселый разговор – не только и не столько про Ульяновск, но и про Пермь. В советские времена все уральские города находились примерно на одном уровне развития. А потом вдруг Екатеринбург р-раз – и ушел вперед лет на пятьдесят. И сложно представить, что должно произойти, чтобы, например, люди стали оттуда массово гонять в Пермь на выходные. Тем более – на какие-то культурные и спортивные мероприятия, которые здесь просто негде проводить…

Пермь упустила свой исторический шанс, которого теперь не будет много-много лет, в 2011-м, когда власти региона не приложили никаких, вот ровным счётом ни малейших усилий, чтобы побороться за Мундиаль. Ведь это все, чем сейчас наслаждаются соседи, могло быть на Каме – прекрасный стадион, и далее по списку.

Конечно, в то время, когда российские города вели подковёрный спор за право принимать чемпионат мира, трудно было представить, во что все это выльется. Но руководители – на то и руководители, чтобы быть дальновидными и прозорливыми. А шансов у Перми на тот момент было приблизительно столько же, как и у Екатеринбурга.

У борьбы за Мундиаль было ровно две составляющих: туристическая привлекательность городов и способности местных лоббистов. Экономика регионов не имела в этом плане никакого значения – получил же право принимать чемпионат мира совершенно депрессивный в этом плане, пусть и монументальный Волгоград. А заинтересованность местных руководителей позволила включить в этот список совершенно неприметный и ни с какой стороны не достойный Мундиаля Саранск.

Ну вот чем Пермь хуже, кто скажет? Ее туристическая привлекательность однозначно выше, никаких сложных проблем, как, например, возведение стадиона на болоте в Калининграде, не возникло бы. Увы, город упустил свой шанс. Примерно как красавица-Одесса, которая, когда определялись украинские города для ЕВРО-12, только из-за безалаберности местных властей проиграла безликому, но целеустремленному Харькову.

А теперь Пермь докатилась в футболе вообще до уровня Ульяновска – после краха "Амкара" команды этих городов играют в одной лиге. Когда мы играли на родине полузабытого вождя, в нашей раздевалке розетка была расположена таким образом, что не представлялось никакой возможности включить в нее чайник. Хорошо, администратор "Амкара" Денис Дылдин догадался стоймя длинную лавку (ни кресел ни даже стульев для футболистов здесь не было), прислонить к стене и превратить в полочку для чайника ее ножку.

… Но тогда, конечно, и в самых страшных снах нельзя было себе представить, что поездки в города типа Ульяновска станут для футболистов Перми привычным делом. "Амкар", незадолго до этого преодолевший один из самых сложных моментов в своей истории, прочно стоял на ногах и, как все в команде были уверены, должен был идти только вперед. На создание, по сути дела, нового коллектива, у Гаджи Гаджиева и его помощников потребовался предыдущий сезон. И вот – все заработало, все закрутилось, все в команде стали понимать друг друга и на поле и в жизни.

Своеобразная черта между прошлым и будущим «Амкара» была подведена 30 мая, в последний день эпохального сезона 2014/15, когда красно-черные от души повозили в гостях красно-белых и вполне могли добиться большего, чем лихие итоговые 3:3. В тот день свои последние матчи за красно-черных провели Захари Сираков и Игорь Пикущак, а Мартин Якубко в последний раз попал в заявку. Им на троих тогда было немногим больше ста лет. Чуть позже потерял место в основном составе Роман Герус, выпал из обоймы Иван Черенчиков. Все эти люди относились к числу незаменимых, причем – долго. Фактически, команду пришлось не то, что создавать заново, но, по крайней мере, очень сильно перестраивать.

О том, что команде необходима смена поколений, говорил еще Славолюб Муслин, работавший в "Амкаре" до Гаджиева. И он попытался начать этот процесс, бросая в бой то одного, то другого молодого футболиста. А к чему это привело? 0:4 в Туле, 0:5 от «Динамо», полнейший раздрай в коллективе и полное ощущение того, что жизнь остановилась, а команду уже не поднять.

Мне немного жаль, что не довелось прожить вместе с "Амкаром" ту героическую весну 2015-го, когда команда, на которой уже все поставили крест, вдруг стала обыгрывать всех подряд. Наблюдать за такими преображениями всегда интересно. Особенно – находясь рядом с Гаджиевым, который всегда готов объяснить, что происходит и почему. Тот путь, который проделал тогда "Амкар" – это была бы хорошая добавка в багаж жизненного опыта…

Смена поколений – процесс всегда болезненный, для любой команды. А для «Амкара» – болезненный вдвойне. Во-первых, в Перми, в отличие от других клубов, так повелось, что люди играли подолгу, и у команды всегда был костяк, а не просто набор футболистов. А во-вторых, смена поколений – это ведь проблема не только из области футбольной тактики или человеческих переживаний, но еще и финансов. Для «Амкара», с его скромными возможностями – задача особенно сложная…

Клубы из нижней части турнирной таблицы премьер-лиги решают кадровые вопросы по-разному. Одни делают ставку на опытных, пусть и не звездных, легионеров и российских игроков, имевших стаж игры в нашей премьер-лиге. Другие берут чуть ли не полсостава в аренду и каждый раз оказываются вынужденными лепить все заново, начиная практически с нуля. В результате, то там то здесь прямо в разгар чемпионата клубным боссам приходится задаваться вопросом: а по карману ли им, собственно, все это хозяйство?

«Амкар» выбрал совершенно особый путь. Фактически, он оказался в нашем футболе одним из немногих, у кого имелась собственная философия и стратегия. Пройдя по лезвию бритвы, когда удалось и не сгинуть в ФНЛ, и со старыми долгами рассчитаться, и зарплатную ведомость сократить, в клубе поняли, что совмещать несовместимое вполне реально. И решили сделать это моделью своего существования.

Вообще, так живут очень многие клубы из самых разных стран. Но в России стратегия "вырастил – продал – выжил" многим клубам просто не нужна – они же сидят на бюджетной игле, о каком выживании стоит вести речь?

А еще – у нас очень мало тренеров, которые были бы заинтересованы в развитии своих футболистов и умели это делать. А то – с готовыми игроками работать же гораздо легче, согласитесь. Да и селекция становится проще, когда ты не берешь котов в мешке....

Наши болельщики иногда критиковали клуб: вот, этот футболист не заиграл, у того уровень оказался не тот… Но, ребята – одно дело, если бы не заиграл какой-то известный дорогостоящий новичок. Тогда – да, тогда это был бы повод для недовольства, а может, и для подозрений. Но если речь идет о футболистах, нигде до этого толком не игравших, то кто даст гарантии?

То, что расти и развиваться можно в любом возрасте – это, вообще-то не секрет. И нужно-то для этого немногое – чтобы рядом был человек, который мог бы подсказать и направить, и чтобы соответствующее желание было у тебя самого. Но эти простые условия, увы, совпадают далеко не всегда. Во всяком случае, мне довольно часто доводилось видеть футболистов, которые совершенно искренне верили, что находятся на вершине своего мастерства и не нуждаются ни в каком развитии.

В "Амкаре" приживались и заявляли о себе те люди, которые дружили с головой. Именно это качество позволяло им осознанно подходить к себе, к команде, к футболу – да и к жизни вообще.

Одним из таких футболистов, пришедших в премьер-лигу ниоткуда, однако быстро в ней закрепившимся, стал Миша Костюков. Летом он перешел в "Амкар", несколько месяцев только тренировался с основой, а в ноябре, едва попав в состав, тут же забил два гола подряд – причем, не абы кому, а поразив ворота серебряных призеров и чемпионов России – "Ростова" и ЦСКА.

Свое двадцатипятилетие он отметил вскоре после перехода в "Амкар". Когда мы опубликовали поздравление на клубном сайте с неизменной фоткой, как одноклубники дарят очередному имениннику вымпел с его портретом, болельщики спрашивали друг друга – а кто это вообще? По большому счету, 25 – это немного поздновато для дебюта на таком уровне. Еще чуть-чуть – и мечтам пришлось бы уступить место разговорам об упущенных возможностях и не полученных шансах. Но кто виноват, что у него были такие тренеры и такие команды?

Михаил – из Сормово, далеко не самого лучезарного района Нижнего Новгорода. И в юности у него было куда больше шансов проявить себя не в спорте. А, наоборот, в какой-нибудь другой сфере, наиболее ярких представителей которой, в отличие от футбола, не поощряют, а как раз наказывают.

Но у него была цель. И она помогла ему выбрать правильный курс в жизни. Михаил с готовностью поменял Нижний Новгород, тогда еще представленный в РФПЛ, на скромный Дзержинск, игравший во второй лиге. Фактически, это был выбор между деньгами и футболом, и выбор он сделал в пользу Игры. Конечно, его дзержинская командировка несколько затянулась. Но зато через несколько лет он вернулся в Нижний, пусть уже и в ФНЛ, более опытным и уверенным в себе игроком. Для кого-то это было бы пределом мечтаний…

 

Но, получив с легкой руки земляка, Дениса Маслова, приглашение в Пермь, все вопросы, касающиеся материальной стороны дела, Михаил задавал в последнюю очередь. Потому что понимал: по-прежнему, главное для него – прогресс и развитие, а это уже само по себе стоит дорого.

«Ради того, чтобы играть в премьер-лиге, готов был и за сто тысяч километров улететь», – сказал он тогда в одном из интервью. Михаил, кстати, оказался единственным футболистом расформированной летом 2016-го «Волги», замахнувшимся на РФПЛ. А ведь он никак не был в той команде безусловным лидером. Но остальные предпочли синицу в руках, растворившись в разных второстепенных командах…

И Михаил стал прибавлять в "Амкаре" очень быстро. В первую очередь – в тактике. Что, безусловно, является камнем в огород тех тренеров, которые работали с ним

раньше – могли же они объяснить разумному обучаемому парню с шахматными мозгами (Костюков – один из немногих футболистов, кто не равнодушен к этой игре) какие-то вещи, о которых он начал узнавать только в «Амкаре».

И он впитывал все, как губка. Наверное, Костюков был чемпионом "Амкара" по числу позиций, на которых он играл – только в ворота не вставал. И на каждой выглядел вполне уверенно.

У нас, кстати, был и еще один футбольный шахматист – норвежский нигериец Чума Анене, влюбивший в себя всю страну уже одним своим именем. Он тоже пришел в "Амкар" ниоткуда – мыкался по разным клубам, пока не переехал в Пермь из македонского клуба "Работнички". Потом прошел курс молодого бойца, звездой не стал, но защитников соперников напрягал основательно.

А потом за хорошие деньги Чуму купил "Кайрат" – президент алма-атинского клуба Кайрат Боранбаев (сват Нурсултана Назарбаева, между прочим) лично приезжал в Пермь на переговоры. И кстати, пройдясь по нашему третьему этажу, был просто шокирован тем, в каких спартанских условиях обитает "Амкар".

Честно говоря, я был абсолютно уверен в том, что Чума просто изувечит эту несчастную казахстанскую лигу. А кому там забивать, если не ему – с его-то ростом и мощью, пластикой и постоянной заряженностью на борьбу! Но нигерийско-норвежско-казахстанским Дзюбой он не стал – одна игра без голов, другая, третья, потом счет пошел на месяцы…

– Кого вы нам прислали? – в шутку наехал на меня мой давнишний знакомый из Алма-Аты. – Ни открыться, ни мяч обработать…

Когда я передал эту фразу Гаджиеву, он только рассмеялся:

– Так мы же ему ежедневно обо всем напоминали и все объясняли! Как вы хотите, чтобы футболист у вас заиграл, если вы с ним не разговариваете?

И Муслимыч, и все его помощники работали практически в круглосуточном режиме. Сколько раз я становился свидетелем их разговоров, когда они обсуждали, в какой форме и в какое время стоит донести до того или иного футболиста какую-то важную мысль.

Разумеется, такой подход не мог не вызывать отклика. И турнирного, и человеческого. Команда шла в зоне еврокубков, люди из "Амкара" потихоньку стали попадать в разнообразные сборные, а я почти в каждом матче подмечал пусть для кого-то и не очень значимые, но для меня любопытные детальки, которые говорили о том, что на поле – действительно команда.

Играем, скажем, в Уфе, против команды, которая в то время, как и "Амкар", почти не пропускала. И в середине второго тайма, когда хозяева поля вели в счете, они вдруг забили сами себе. Как «Амкар» отметил этот автогол «Уфы»? Если вкратце – никак. Просто пошли к центру поля в надежде забить еще и отпраздновать по-настоящему. Забавно, что в матче второго круга в Перми свои ворота поразит уже "Амкар", и у Януша Гола, автора точного удара по своим воротам, на время появится кличка "Автогол". Но соперники отметят изменение счета так, словно они были к этому причастны.

В Уфе на послематчевой пресс-конференции тогдашний тренер «Уфы» Виктор Гончаренко говорил о том, что главное для «Амкара» – сохранить «ноль» у своих ворот, а дальше как получится. Но я бы поспорил с уважаемым специалистом. Понятно, что любая команда строится «от печки», особенно если не располагает звездами в линии атаки. Но футболисты «Амкара» при счете 1:1 уходили на замену настолько энергично, что было видно: они думают не о ничьей, а о победе. Конечно, они знали, как убивать время, но не против же "Уфы"…

Или вот – игра с "Локомотивом". Алихан Шаваев получает болезненный удар, и врачи «Амкара», оказывавшие ему помощь в штрафной площадке, сигнализируют лавке, что Алишка не сможет продолжить игру. Но он вернулся на поле, отыграл на пределе еще несколько минут, пока не убедился, что Павел Комолов готов его заменить. А перед тем, как уйти, успел поучаствовать еще в одном жесточайшем единоборстве…

А как они вдруг начали играть пятками в выездном матче с ЦСКА! В пургу, да еще и на поле соперника, которому раньше "Амкар" в гостях только проигрывал. Наверное, на разборе тренеры за это кому-то предъявили. Но, если смотреть на это не с профессиональной, а с человеческой точки зрения, то можно и отдать людям должное, что они были уверены в себе и даже в экстремальной обстановке не растеряли тяги к творчеству.

С этой игрой связана и еще одна мимолетная, но показательная история. Она случилась в середине первого тайма, сразу после того, как «Амкар» пропустил первый гол. В этот момент Денис Маслов сказал на скамейке запасных: «Сейчас забьем!» И при этом два раза чихнул. Не успели одноклубники сказать привычное «будь здоров», как счет сравнялся. После этого скамейка запасных живо заинтересовалась тем, сколько же раз чихнул исполнительный директор клуба? Мудрено ли, что после того, как число голов в ворота Акинфеева пришло в соответствие с реакцией Маслова на жуткую московскую погоду, его качали наравне с автором гола…

Вы не представляете, как я сейчас жалею, что не вел дневник. Подобными историями наша жизнь была буквально наполнена, и в памяти, конечно же, осталось далеко не все. Тем более – в моей памяти, которая почему-то более охотно сохраняет не какие-то детали, а выводы, которые я сделал в тот или иной момент по тому или иному поводу.

Но одну совершенно мимолетную сценку я запомню, наверное, навсегда.

Пятое декабря, только что "Амкар" в пятнадцатиградусный мороз со счетом 3:0 расчехвостил "Оренбург". У меня было право доступа в раздевалку команды, но я им без крайней необходимости не пользовался – для меня это всегда было какой-то священной территорией, где в присутствии команды "посторонним" не место. Комплекс, возможно, но я и на поле в башмаках отродясь не выходил…

И вот – 3:0, промежуточное шестое место, впереди зимние каникулы, в раздевалке по такому случаю куча народа, а я стою за дверью, чтобы проводить главного тренера на пресс-конференцию. И слышу, какое оттуда доносится мощнейшее скандирование – "Ам-кар"! "Ам-кар"! А потом – долгий и дружный крик ликования.

Тут такой комок к горлу подступил – вы не представляете. Ведь это было действительно счастье – жить в таком замечательном коллективе, пусть и не дома. Из Перми поехал в Самару той же ночью на блаблакаре, мороз отпустил, и между башкирских холмов сгустился такой туман, что нам пришлось часов десять ждать, пока он развеется…

Глава 7

Взлет "Амкара", к моему большому удивлению и огорчению, не вызвал в Перми почти никакого отклика. Вроде бы налицо были почти все составляющие футбольного бума – а он все не начинался и не начинался.

Чего не хватало? Результат у команды был – после легендарного сезона-2008, когда "Амкар" занял четвертое место, вышел в финал Кубка и заработал путевку в евркубки, ничего интересного в Перми не происходило. Был один сезон, когда Станислав Черчесов твердой рукой вел команду вверх, но после его ухода на "повышение" в столичное "Динамо" "Амкар" откатился во вторую половину таблицы. А все остальное время он так и болтался в районе "-надцатых" мест, причем чаще всего даже и вылета избегал без особого драматизма. А тут – место в группе лидеров, сплошные победы дома – чего еще желать-то?

Звезды? Они в команде были. Селихов и Джикия постоянно мелькали не в пермской – в федеральной прессе. Хватало в "Амкаре" и других колоритных персонажей, которые вполне заслуживали того, чтобы находиться в центре всеобщего внимания. Причем все они – начиная с футболистов, продолжая тренерами и завершая спортивным директором, всегда были готовы к общению с болельщиками и ни разу никому не отказали в интервью.

Я все время представлял себе, в какой праздник могла бы превратиться жизнь, если бы такое происходило в Самаре или, допустим, в Ростове. Аншлаги, песни, посвященные команде и игрокам, повсюду люди в клубных цветах даже не в дни матчей… Если ты хоть раз побывал в такой атмосфере, да еще будучи не в роли стороннего наблюдателя, конечно, не сможешь удержаться, чтобы не сравнивать и не переживать.

… В октябре на нашем стадионе состоялся матч женской Лиги Чемпионов УЕФА – в гости к "Звезде-2005" приехали девочки из "Манчестер Сити". Это была, кстати, последняя международная игра, которую пермским "звездочкам" разрешили провести дома – они регулярно попадают в еврокубки, но изношенный газон "Звезды" высоким стандартам УЕФА больше не соответствует. Пройдет совсем немного времени, и из-за этого пострадает и "Амкар"…

Громкое имя приезжей команды привлекло на трибуны много народу. Англия – вовсе не законодательница мод в женском футболе, а "МанСити" – далеко не самый титулованный британский клуб. Тем не менее, наши девочки немного стушевались и получили 0:4. Но трибуны проводили их аплодисментами. Что было, конечно же, абсолютно правильно.

А через пару дней на этом же поле состоялся матч "Амкар" – "Локомотив". Игра получилась сумасшедшей по напряжению, но не слишком богатой на голевые моменты. И лейтмотив ее обсуждения в интернете был таким: ну какая же скучная у нас команда… "Амкар" после той игры находился на четвертом месте в таблице, впереди "Краснодара", "Ростова" и прочих крепко стоящих на ногах клубов и имел, между прочим, почти в два раза больше очков, нежели "Локомотив" – 17 против 9. О чем еще можно было мечтать?

Если вдуматься, разница между «Звездой-2005» и «МанСити» в женском футболе была на тот момент не намного больше, чем между «Амкаром» и «Локо» в мужском. По условиям, по финансам, по возможностям – да почти по всему. За исключением только одного – турнирной таблицы. Так откуда тогда взялись эти совершенно заоблачные, совершенно нереальные требования к команде, которая раскрывала свой потенциал если не на сто процентов, то близко к этому?

Сколько ни доводилось обсуждать эту тему с самыми разными людьми – так и не удалось приблизиться к истине. Понятно, если бы "Амкар" на протяжении всей своей истории приучил болельщиков к феерическому футболу. Или если бы перед началом сезона команда пообещала бы болельщикам лидерство по набранным очкам и забитым мячам – завышенные обещания всегда оборачиваются недоверием и раздражением. Но ничего этого не было – команда не фальшивила ни на поле, ни за его пределами. И, как мне казалось, заслуживала куда больших симпатий и уважения. Или, хотя бы, тепла.

У меня было понимание, как можно подступиться к этой теме. Давным-давно, когда выборы в России еще были более-менее похожи на выборы, мне доводилось принимать участие в разных компаниях. И это, кстати, дарило почти спортивные эмоции. Как вам, например, такой футбол, когда идет подведение итогов голосования в 200-тысячном городе, осталось получить данные всего с двух участков, а разница между кандидатами составляет всего-навсего 19 (девятнадцать!) голосов?

Так вот, задолго до начала предвыборной компании к месту проведения "матча" первыми всегда выдвигались социологи. И, когда туда подягивались основные силы, уже было точно известно, чего ждут люди от кандидата, на кого ему будет правильнее всего опереться и так далее. И потом требовалось только одно – максимально соответствовать тому образу, который уже имелся в головах избирателей.

Короче, мне очень хотелось, чтобы в Перми было проведено футбольное социологическое исследование. Чтобы понимать – какие мотивы влекут людей на стадион, что их останавливает, каким они хотят видеть "Амкар" – ну, и так далее. И я не сомневался: если получить ответы на эти вопросы, и потом правильно переварить полученную информацию, то уж 17-тысячную арену мы заполнить сумеем. Пусть она и старенькая, и погоды здесь радуют редко – но семнадцать-то тысяч на миллионный город?!

Вопросы были не праздные. Например, когда-то в Самаре тогдашний президент клуба Герман Ткаченко придумал гениальную вещь – он предложил назвать "Крылья Советов" второй любимой командой для всех болельщиков страны. И люди это восприняли на ура – в первую очередь, в самой же Самаре. И в самом деле – вся футбольная жизнь была тогда настолько праздничной и яркой, что "Крылья" вызывали всеобщие симпатии.Оставалось лишь одно – емко и точно оформить эту мысль.

 

Для Перми, как мне казалось, лучше всего подходил лозунг прямо противоположного смысла, выраженный в грубоватой и даже неблагозвучной фанатской кричалке: "Пусть нас не любят, нас ненавидят, нас презирают – А НАМ НАСРАТЬ!" Ведь "Амкар" действительно был как бы один против всех. И в фанатской среде – в свое время в окрестных городах даже существовала ААА – злобная антиамкаровская ассоциация, учинившая множество драк и побоищ. И в футбольном мире тоже – Пермь, с ее вечным ненастьем, многострадальным синтетическим полем и упертой рабоче-крестьянской командой для многих в премьер-лиге долгие годы была самой настоящей костью в горле.

Собственно говоря, сейчас всех россиян убеждают в том, что они находятся в кольце врагов, и вроде как это служит сильным объединяющим импульсом. Может, желание сплотиться вокруг футбольной команды проснулось бы и у пермяков? Уж если на то пошло, английские "Лидс" и "Миллуолл" испокон веков строили свой пиар на образе "плохих мальчиков", да и "Атлетик" из Бильбао очень неплохо себя чувствует, противопоставляя себя всему остальному футбольному миру…

Но использовать эту мысль в клубном пиаре до проведения социологического исследования я считал категорически неверным – уж слишком обоюдоострым могло оказаться оружие, чтобы взять и применить его без тщательной подготовки. К сожалению, провести ее так и не удалось.

Александр Нода, самый крутой пермский социолог, идеей очень заинтересовался. "А что, в России действительно нет аналогов вашей затее?" – спросил он. В ответ я рассказал о том, что знал. Что время от времени клубы изучают общественное мнение по разным отдельным вопросам – когда хотят поменять эмблему, например, или перед тем, как установить цены на билеты, абонементы или атрибутику. Но вот так, чтобы подойти к делу системно и глобально, начиная с самых базовых вещей – нет, такого, вроде бы, не было нигде.

Быть первым всегда заманчиво. И мы стали с удовольствием изобретать повозку, в которую предстояло впрячь двух "коней" – социологического и футбольного.

Остается только гадать, куда бы мы на ней добрались, если бы лошадкам подкинули хоть немного овса. Нода с радостью предоставил бы клубу любые скидки, но работать бесплатно люди из его бюро были не готовы даже ради "Амкара". А денег в последний момент все же не нашлось, хотя речь шла о смешной по футбольным меркам сумме. Которая, к тому же, в клуб наверняка бы и вернулась – пусть мы не дотянули бы до аншлагов, но какое-то увеличение посещаемости "Амкар" все равно бы получил.

Увы, но это – типичная для нашего футбола ситуация. Сколько денег вбухивается повсеместно в зарплаты игроков и трансферы – а ни на что другое их никогда не хватает. Ни на школы, ни на развитие инфраструктуры, ни на ту же рекламу. Хотя, казалось бы, как не понимать эту простую мысль: в стоимость любого бренда обязательно должны быть заложены расходы на раскрутку – будь это хоть жвачка, хоть автомобиль, хоть даже политическая партия. Вот, определите этот процент, пусть даже и минимальный, но заложите сумму в бюджет. И спрашивайте потом по полной программе с людей, ответственных за ее использование.

Денис Маслов был обеими руками за эту социологическую движуху. Но последнее слово оставалось за Игорем Резвухиным, и он идею зарубил. Как и другие – не было у нас денег ни на предматчевое шоу, ни на клубное телевидение, да и много на что еще. Если бы речь шла не про "Амкар", я бы эти слова – не было – наверняка заключил бы в кавычки. А у нас – может, и правда не было.

Продав своих двух ведущих игроков, клуб фактически отказался от борьбы за высокие места. Болезненная, но, наверное, неизбежная история, даже если и не принимать во внимание непростое финансовое положение "Амкара".

К сожалению, футбол уже давно устроен так, что все лучшие игроки неминуемо оказываются в ведущих клубах. В СССР еще были такие чудаки, которые отказывались от подобных переходов, оставаясь верными своим командам. Виталий Раздаев, например, почти всю карьеру провел в родном Кемерово, хотя мог стать звездой. Но тогда, во-первых, у людей было немного другое воспитание и понимание патриотизма. А кроме того, как бы сейчас это ни выглядело странно, но в советском футболе были команды из первой и даже второй лиг, в которых можно было заработать не меньше, чем в "вышке".

Что мог предложить "Амкар" тем же Селихову и Джикии, если "Спартак", вдобавок стоявший в то время одной ногой в Лиге Чемпионов, предлагал им минимум пятикратное повышение контракта? Соревноваться в финансовой гонке вооружений – нереально. Увлечь достижением высокого результата и обещанием еще более крутого трансфера – маловероятно. Поставить во главу угла не материальные, а человеческие ценности – неубедительно. А просто взять и заблокировать трансфер, потому что у футболистов действующие контракты – и вовсе бессмысленно. Ведь от них едва ли удалось бы добиться прежней самоотдачи, как и от любых подневольных работников. Это мы знаем, собственно, еще из учебника истории древнего мира…

Проблема была не в том, чтобы удержать этих двоих. А в том, что клуб, даже заработав на их трансферах неплохие деньги, все равно не мог позволить себе никаких покупок.

В "Амкаре" даже вновь – правда, уже в последний раз – всплыла на свет божий навязчивая идея включить в заявку тренера Андрея Каряку, которому тогда было всего-то 38. Об этом полушутя-полусерьезно говорили каждый раз, когда трансферное окно было открыто. И вроде бы эта затея не выглядела лишенной смысла, потому что Каря был на тренировках в полном порядке. Но Андрей неизменно соскакивал с темы.

Рейтинг@Mail.ru