Город Зверомастеровск

Аркадий Неминов
Город Зверомастеровск

Глава 1

Мальчик Петя как-то раз с мамой поругался.

Рассердившись на нее, он уйти собрался –

очень уж горячим был, хоть и без причины!

Но решил, так уж решил – он же ведь мужчина!..

– Петя, ты меня слышишь? Я к тебе, между прочим, обращаюсь!

– Угу!

– Что, угу? – Мама высунула голову из кухни. – Завтрак уже готов! Я сейчас вырублю твою проклятую коробку!

– Ага, сейчас иду! Последний уровень!

– Всё, хватит! Это мне уже надоело! – вышла из себя мама. – Видимо, это не кончится никогда!

Она решительно подошла к столу, за которым сидел ее десятилетний сын Петя, который встал сегодня ни свет, ни заря, чтобы поиграть в свои «стрелялки»!

«Ну что за напасть такая! – с горечью подумала она. – Это ж надо – вместо того, чтобы выспаться и с ясной головой идти в школу, ее сын сидит бледный, осунувшийся, но с горящими глазами и увлеченно тычет пальцем в клавиши. Ох уж эти современные дети! Нет, с этим безобразием пора кончать!»

Чуть замешкавшись, она решительно нажала кнопку «выкл» на пилоте. Монитор, издав недовольный вздох, обреченно погас.

– Я тебя предупреждала! – Мама решительно вытерла руки о передник. – Я ухожу на работу, а тебе надо еще умыться, позавтракать и собраться, наконец, в школу!

Анна Сергеевна ушла к себе в комнату.

– Если бы папа не укатил в свою командировку, ты бы не издевался над матерью! – раздался ее недовольный голос из-за закрытой двери спальни.

– Что ты наделала! – воскликнул Петя, чуть не плача. Он продолжал сидеть за столом и тупо глядел на темный экран. – Я целую неделю пытался пройти все уровни! Оставался же последний! Теперь всё пропало! Комп так не выключают! Ничего ведь не сохранилось! – У Пети задрожал голос.

– Ты еще торчишь у стола, несносный мальчишка? – Мама вышла из спальни, на ходу поправляя официальный серый костюм, который она обычно надевала на работу. – В чем дела, Петя? – спросила она строго.

Видимо, сказанное сыном пролетело у нее мимо ушей.

– И ты еще спрашиваешь? – со слезами в голосе крикнул сын. – Ты же всё испортила! Тебе на меня наплевать! Ты даже не слышала, что я тебе сказал! Меня вообще никто не понимает! Уйду я от вас! – Петя уже плакал навзрыд.

– Прежде чем убежишь, – насмешливо произнесла мама, – не забудь, как минимум, навести порядок в своей комнате и заправить постель. Да, и постарайся не болтаться с Витькой после уроков. Чтобы к двум часам как штык был! Понял, беглец?

Хлопнула входная дверь, и наступила тишина, нарушаемая нудными звуками капающего крана в кухне и судорожными всхлипываниями Пети.

Петя Григорьев – ученик третьего класса средней школы – вовсе не был плаксой, занудой или тихоней, которого легко можно было легко обидеть. Просто недавно он поспорил со своим лучшим другом Витькой Онищенко, что за неделю первым пройдет до конца новую «стрелялку», купленную ими совсем недавно на сэкономленные от школьных обедов деньги. И сегодня, как раз был, последний день!

А теперь все его старания пошли насмарку! А победа была буквально в двух шагах! Ведь на кону стоял DVD-плеер!

Оставшись один, Петя немного успокоился, вытер глаза и уныло поплелся на кухню, где укоризненно тикали настенные часы, намекая на быстро утекающее время. На столе в тарелке желтела ненавистная яичница, а в кружке с отломанной ручкой болталась только чайная ложка.

– Даже чай не налила! – с горечью произнес он вслух. – Никто меня здесь не любит и не понимает!

Он поковырял вилкой остывшую яичницу.

– Ну и гадость! Знает же, что я ненавижу яйца! Всё назло делает! – Петя обреченно подошел к окну.

Было раннее утро. Весна уже полновластно вступила в свои законные права. Тротуары были сухими, и только на детской площадке с остатками двух песочниц и сломанными качелями кое-где блестели лужи. А в тени старой беседки – излюбленном месте курящих старшеклассников – грязно-серым лишайником виднелся не потаивший снег.

С высоты третьего этажа было видно, как мимо дома, взявшись за руки, весело бежали какие-то мелкие девчонки-первоклашки. Они беззаботно смеялись, о чем-то оживленно болтали и явно чему-то радовались! Их веселое щебетание было слышно даже через закрытую форточку.

«Вот глупые! Чему здесь радоваться? Школе? Мне бы их проблемы! – с тоской подумал мальчик.

Он отошел от окна, сел за стол с нетронутой яичницей и, обхватив голову руками, задумался о своей тяжелой жизни.

Вдруг раздался звонок Петиного мобильника, лежащего на холодильнике. Петя вздрогнул от неожиданности и взял трубку, хотя настроения говорить у него не было. Это была мама.

– Ты еще дома, паршивец? – громко раздалось из трубки. – Я так и знала! До начала уроков всего десять минут! Вот что мне с тобой делать? Ну, подожди, папа приедет, всё ему расскажу, двоечник! А ну, бегом в школу! Глаза бы мои тебя не видели!

– И не увидят! – зло воскликнул Петя и швырнул мобильник на место, но аппарат полетел на пол и разлетелся на куски.

Петя еще какое-то время тупо смотрел на черные останки того, что раньше было телефоном, и принял окончательное решение.

Он направился в свою комнату и достал школьный ранец, подаренный ему бабушкой еще перед первым классом. Мальчик вытряхнул из сумки учебники и тетради, а также самое главное ее содержимое: старый перочинный ножик с шестью лезвиями – подарок отца на восьмилетие, две жвачки и помятую плитку молочного шоколада, выигранную в «камень-ножницы-бумага» у одноклассника Сереги Новикова.

– Пригодятся! – деловито произнес Петя, засовывая обратно в ранец предметы, не имеющие к учебе никакого отношения. Затем, немного подумав, он вернулся на кухню и после недолгих поисков откопал коробок спичек, большую стеариновую свечу в целлофановой обертке и моток крепкой бечевки.

Он снова вернулся в комнату и огляделся.

«Что еще? Ведь надо же взять что-то еще? А, – хлопнул он себя по лбу, – как я мог забыть? Одежда!»

Он бросился к двустворчатому платяному шкафу, где наряду с постельными принадлежностями и старыми игрушками, были его теплые вещи. Выбрал пару теплых носков, смену белья и любимый синий шерстяной свитер. В его вместительный ранец всё это вполне вошло.

Петя присел на кровать, привалился спиной к стене и осмотрелся в последний раз. Тяжело вздохнув, он прикрыл глаза и на минуту представил, как удивятся родители, узнав, что сын от них ушел. Огорчатся, наверное… А вот поделом им, не надо было комп выключать! Пусть теперь попрыгают! Он вспомнил обидные мамины слова и снова горестно вздохнул…

Да, он, действительно, решил бежать! Раз его здесь не понимают, он найдет другое место, где его поймут, где не будут ограничивать его свободу, где, наконец, будут считаться с ним, уважать его, как личность, и не обзывать по-всякому. А самое главное, где не будет этой ненавистной школы с занудой-учительницей и кривляками-одноклассницами. Жалко было бросать только одного человека – Витьку, но тот бы точно с ним не пошел. Очень уж он своего отца-полицейского боится!

К тому же, он наверняка обидится за то, что Петька, проиграв спор, не сможет отдать ему обещанный плеер! Наверняка ведь решит, что специально сбежал, чтобы плеер не отдавать! Теперь уж точно у предков денег не выклянчить…

Кстати, о деньгах. Не мешало бы взять с собой, хотя бы, немножко. Так, надо поискать в карманах верхней одежды родителей, висящей в прихожей, а еще лучше посмотреть у матери в тумбочке. Кажется, именно там она прячет деньги на хозяйство.

Мальчик вошел в спальню родителей. Какой же все-таки порядок здесь всегда присутствовал! Как мама всё успевает? Раскладной диван – спальное место родителей – сложен и аккуратно застелен красно-серым пледом, на тумбочках с обеих сторон стоят небольшие настольные лампы в виде выпрыгивающего из воды дельфина, на полу – палас без единой соринки, а на стене между большим шкафом и телевизором картина, изображающая красивую печальную женщину с вуалью, сидящую в кресле. И на всех вещах нет ни пылинки! Как такое возможно?!

Может быть, он, Петька, не родной их сын? Он слышал, такое бывает, когда у детей приемные родители. Точно! Как он сразу не догадался?! Он ведь ну ни сколечко не похож ни на маму, ни на папу!

Петя вспомнил, как два года тому назад на дне рождения отца, когда кто-то из взрослых коснулся этой темы, папа произнес со смехом:

«Хорошо, что не на Сашку! Я бы этого ему не простил!»

Вон они оба, какие аккуратисты, а Петьке все эти прилежания – по барабану! Поэтому и мама его не понимает. А папа, кстати, в последнее время тоже сильно охладел к нему. Когда Петя зимой попросил его сходить вместе с ним на обещанный каток, он сказал, что ему некогда, работа, мол. А сам умотал куда-то со своим другом дядей Сашей на все выходные. И больше Петя об этом даже и не заикался.

Нет, Петька правильно все решил! Бежать, и как можно скорее!

Деньги лежали в шкатулке. Мальчишка долго раздумывал, сколько взять, прикидывая и так, и эдак. В конце концов, он вытянул из середины тощей пачки купюру в тысячу рублей и засунул в карман джинсов.

«Авось, не заметят!» – подумал он.

Вдруг его будто что-то стукнуло. Он снова вернулся в свою комнату, расчистил стол и достал чистый листок бумаги.

«Дорогая мама, – вывел он старательно, немного подумал и приписал: – … и папа! Я ухожу от вас навсегда! Меня не ищите. Лучше заведите себе другого ребенка. – Петя покусал кончик ручки, раздумывая, и, наконец, решившись, закончил фразу: – Своего! – и приписал внизу: – Петя, ваш бывший сын».

Одевшись потеплее, он прихватил свой уже походный ранец и захлопнул дверь, не взяв ключи от квартиры. А зачем они ему теперь?..

Глава 2

…И пошел он к остановке – пути лучше не нашел!

Там залез в трамвайчик ловко, тот, что первый подошел.

Но трамвай какой-то странный – пассажиров вовсе нет,

 

у водителя в кабине размещается буфет!..

Петя вышел из дома и невольно зажмурился от яркого солнышка. Погода была замечательная и по-настоящему весенняя. На деревьях, стоящих вдоль тротуара, оглушительно чирикали воробьи, радуясь теплу и свободе. Теперь и Петька тоже был свободен! На душе у него было легко и весело.

Он вздохнул полной грудью, вбирая запах распускающихся почек от нескольких кустов сирени, высаженных в палисаднике возле подъезда. Сильно пахло землей, которую утром разрыхлил дворник дядя Вася. Свою работу он уже закончил. Сейчас пожилой дворник сидел на лавочке у подъезда и сосредоточенно курил, поглядывая на Петю.

– Здравствуйте, дядь Вась! – поздоровался мальчик.

– В школу? – вместо приветствия хрипло спросил дворник.

– Угу! – ответил тот. – Тороплюсь вот. Опаздываю уже! – добавил он извиняющимся тоном.

Петя сделал несколько шагов в сторону школы и оглянулся. Дядя Вася все еще внимательно наблюдал за ним, неодобрительно покачивая головой.

«Ну и пусть! – подумал Петька. – Пусть думает, что в школу иду».

Дорога в школу пролегала рядом с трамвайной остановкой, и он, недолго думая, направился прямо к ней.

Сейчас почему-то здесь не было не единой души. И этот факт одновременно удивил и обрадовал мальчишку. Не хватало еще встретить кого-нибудь из знакомых!

Он уселся на лавку, вынул из ранца жвачку и, беззаботно болтая ногами, принялся обдумывать план дальнейших действий. Жвачка только сильнее разожгла аппетит, и он ее выплюнул, досадуя на себя, что не позавтракал перед дорогой.

Вдруг раздался веселый перезвон – к остановке подкатывал совершенно необычный с виду трамвайчик ярко-красного цвета. Он блестел на солнце своим лаковым боком, сверкал начищенными колесами, и был весь такой чистенький и нарядный. Все окна у него были сильно затемнены, как у дорогих иномарок. Но особенно удивило Петьку, что и кабина водителя тоже была непроницаемой для посторонних глаз.

«Надо же!» – изумился мальчишка, но остался сидеть на месте.

Между тем трамвай остановился и гостеприимно распахнул переднюю дверь. Петя напрягся в ожидании, но оттуда никто не вышел. Тогда он встал и подошел ближе, чтобы лучше разглядеть внутренность странного трамвая, но увидел только темно-коричневую штору, прикрывавшую вход.

«Что за дела? – удивился мальчик. – Наверное, этот трамвай приехал за каким-нибудь большим начальником, который вот-вот должен подойти, но пока запаздывает». Он слышал, что у некоторых важных богатеев и разных знаменитостей имеются свои личные самолеты и даже поезда. Так что трамвай – это даже не особо круто!

Петя посмотрел по сторонам. Никого!

Дзинь!!! – вдруг оглушительно и требовательно подал голос трамвайчик, словно приглашая Петю пройти вовнутрь.

Петя опять осмотрелся и сделал осторожный шаг по направлению к трамвайной двери, всё еще ожидая, что его остановят. Но ничего подобного не происходило.

«А, была, ни была! Я ведь решил уехать, куда глаза глядят!»

Он смело шагнул к двери и поднялся на первую ступеньку. Вдруг створки за спиной захлопнулись, а сам трамвай дернулся и покатился. Он двигался быстрее и быстрее, набирая ход и подрагивая на стыках рельсов.

Мальчик замер, но быстро взял себя в руки и, оставаясь на ступеньках, повернулся лицом к закрытой двери, чтобы посмотреть, что происходит снаружи. Но к своему изумлению ничего не увидел!!! Двери были изнутри также непроницаемы, как и снаружи!

«Делать нечего, будь, что будет!» – Он поднялся еще на одну ступеньку и осторожно отодвинул тяжелую штору из плотной ткани.

В это мгновение вспыхнул яркий свет и осветил трамвайный салон тоже совершенно необычного вида. Он был безлюден и оснащен великолепными мягкими кожаными креслами с высокими подголовниками и широкими подлокотниками, как в самолете. ( Петя, хоть и не летал никогда, но по телику видел).

«Вот это да!» – в который раз удивился мальчик.

Салон был очень чистым, как будто только что с завода, но при этом не имел характерного запаха новой кожи и свежего лака. Здесь пахло чем-то чрезвычайно приятным и даже вкусным. Поразительным было и то, что пол между двумя рядами кресел был застелен мягкой ковровой дорожкой – тоже безукоризненно чистой.

«Не то, что в моей комнате!» – невольно подумалось ему.

Он повернулся к кабине водителя, но ее не было!!! Вместо нее располагался… буфет, о чем красноречиво возвещала ярко-оранжевая неоновая вывеска, светящаяся над дверью.

– Очень интересно! – проговорил Петя и шагнул к двери, которая тотчас бесшумно отъехала в сторону.

В просторном отсеке без окон располагался откидной столик с придвинутым к нему мягким табуретом, а вокруг него на боковых стенках в несколько ярусов были укреплены полки с разными вкусностями. Чего здесь только не было! Любая кондитерская могла бы позавидовать такому шикарному ассортименту!

Торты, пирожные всех видов и форм, мармелад, конфеты в ярких обертках, халва, орехи, сухофрукты, различные восточные сладости – всё это и многое, многое другое, что Петя видел впервые в жизни, выглядело свежим, аппетитным и очень привлекательным в своих стеклянных глубоких блюдах квадратной формы.

На отдельной полке толпились бутылочки с разноцветными наклейками на иностранном и русском языках. «Кока-кола» – прочитал Петя на одной из них.

– Ну, что ж, – потер он руки, – приступим к делу!

Подкрепившись, как следует, наш герой с удовлетворением отвалился от столика, заваленного объедками, фантиками и недопитыми разнокалиберными бутылочками.

Он уже хотел было подняться, как вдруг послышался какой-то гул, и Петя с изумлением и страхом увидел, как на стол въехало нечто черное, круглое и блестящее, похожее на отполированную черепаху, только без головы. На спине у странной черепахи горели две красные лампочки. Петя боялся пошевелиться и не сводил глаз с этого чудища, но «черепаха», не обращая на мальчика никакого внимания, подползла ближе к мусору и замерла, как бы в ожидании. Лампочки на ее спине переключились на зеленый свет, а из того места, где должна быть голова, медленно выползло нечто, похожее на раструб пылесоса, на конце которого крепилось что-то вроде воронки.

«Ух, ты, здорово!» – воскликнул мальчик вслух. Он уже понял, что это был автопылесос.

Черепаха, между тем, загудела еще сильнее и стала засасывать воронкой все, что Петя оставил после пиршества. Буквально через две минуты стол уже сиял чистотой, а черепаха, проглотив вместе с последним фантиком и свою воронку, весело жужжа, покатила к одной из полок и преспокойно убралась в небольшую нишу, образованную отъехавшей дверцей.

«Вот это жизнь! Всегда бы так!»

Он вспомнил вечные замечания и запреты родителей: много сладкого не ешь, вредную газировку не пей, за собой убирай!..

Теперь у него будет другая жизнь! Он – сам себе голова! Уже никто ни в чем его не упрекнет и не назовет двоечником. Еще бы, школы-то не будет! И ему уже было не важно, куда везет его странный волшебный трамвай – в этом он уже не сомневался! Ему просто было хорошо на душе и все!

Петя встал и прошел в салон, который уже светился мягким успокаивающим светом, клонящим в сон. Мальчик сел в первое попавшееся кресло, которое обволокло его тело, словно пуховая перина. Свет сам по себе стал понемногу меркнуть, как в кинотеатре во время начала сеанса, пока не стал еле заметным ночником.

Разморенный едой и разомлевший в удобном кресле, мальчик, укачиваемый размеренным движением вагона, и сам не заметил, как крепко уснул.

Проснулся наш путешественник от того, что трамвайчик явно изменил свой ход. Теперь он двигался не плавно, а рывками, то ускоряя, то замедляя движение, как будто его путь пролегал по сильно пересеченной местности.

Как жалко, что у Петьки нет возможности полюбоваться окружающим пейзажем!

Он вздохнул, и от нечего делать стал ощупывать необычные подлокотники. Сверху они были довольно мягкие, но с наружной боковой стороны имели жесткую поверхность с тремя небольшими углублениями. Недолго думая, он нажал на одно из них. Послышался характерный щелчок, и вдруг спинка кресла стала медленно откидываться, превращая его в удобное ложе, наподобие пляжного лежака.

«Здорово! – восхитился Петька и поспешил нажать на вторую кнопку – он уже понял назначение этих углублений.

Снова раздался тихий щелчок, и вдруг на спинке впереди стоящего кресла зажглась плазменная панель небольшого монитора с виртуальными клавишами-кнопками в нижнем правом углу.

– Экран! – выдохнул мальчишка. – Круто!

Он привел спинку в вертикальное положение, ткнув в первую кнопку-углубление. Затем внимательно ознакомился с символами каждой виртуальной клавиши и нажал включение. Экран замигал и превратился в обычный телевизор с довольно большим диапазоном каналов.

Он немного побегал по каналам в поисках чего-нибудь интересного, но это занятие быстро ему наскучило. И тут он вспомнил про третью кнопку на подлокотнике. Щелчок, последовавший после нажатия этой кнопки, ни к чему не привел.

– Ага-а! – злорадно протянул Петька. – У вас, оказывается, тоже не всё работает, как надо!

Он покрутил головой во все стороны, пытаясь понять, изменилось ли что-нибудь, как вдруг обнаружил, что его непроницаемое окно стало прозрачным, как и полагается обычному трамвайному окну!

Петя жадно приник к стеклу и увидел, что трамвайчик мчится на большой скорости через лес, как будто, это был вовсе не трамвай, а какой-нибудь навороченный вездеход.

Глава 3

Что за треск и что за звук? Петя наш проснулся,

приподнялся, вспомнил все, сладко потянулся.

Но, услышав странный шум, будто кто бормочет,

из пещеры посмотрел – городок грохочет!..

Петя подбежал к противоположному окну и, проделав манипуляции с кнопками, «открыл» и его. Пейзаж за окном не изменился: тот же глухой лес, куда ни посмотри.

– Этого не может быть! – сказал сам себе мальчик, но, тем не менее, факт оставался фактом – трамвай катил по рельсам, проложенным сквозь непролазную чащу!

За окном заметно стемнело. Интересно, сколько сейчас время? И вообще, как долго он едет? И в какую сторону? Чей это трамвай? В голове у него роились одни вопросы, ответов на которые не было!

Стоп! Почему не было, а телевизор?!

Петя включил монитор и стал искать какой-нибудь новостной канал. В глубине души ему очень хотелось, чтобы всё, что с ним происходило, оказалось бы сном. Он даже легонько ущипнул себя за руку и поморщился от боли – всё вокруг было реальным, включая новости по центральному каналу, в которых не было упоминания об исчезновении десятилетнего ребенка. А в углу экрана ярко светились цифры текущего времени – был поздний вечер! Он ехал в этом трамвае почти целый день! Но как это возможно? Неужели он столько времени проспал?

Петя ещё раз посмотрел в окно, за которым пробегали черные деревья, и ему сделалось немного страшно. Он даже на мгновение пожалел, что совершил такой необдуманный поступок.

Вдруг трамвай явно замедлил ход, будто выбирая место для остановки. Петя прильнул к окошку, пытаясь в темноте разобраться, где он находится, но кроме густой чащи, окружавшей его транспортное средство, ничего примечательного не увидел. Наконец, трамвайчик остановился. В салоне сам собой зажегся свет, окна снова стали непрозрачными, а экран работающего телевизора погас.

Он услышал, как за шторой отворились передние двери, но остался сидеть в своем кресле, не шелохнувшись, втянув голову в плечи, ожидая сам не зная чего или кого. Прошло несколько томительных минут, но ровным счетом ничего не происходило.

Трамвайчик же, видимо, потеряв терпение, звякнул, как показалось притихшему мальчишке, довольно сердито.

– Ладно, – ответил ему Петька, взяв себя в руки, – нас этим не испугаешь! Подумаешь, лес!

Он встал и храбро направился к выходу, прихватив свой ранец.

Не успел он выйти из вагона, как трамвай, захлопнув двери и, издевательски просигналив, тут же двинулся в обратном направлении. Но Петя уже ничему не удивлялся. Если уж волшебный трамвай управлялся без водителя, двигаясь вперед, то почему бы ему не ехать и назад точно так же? К тому же, как заметил пытливый мальчик, это был вовсе и не трамвай, а, скорее, электровоз какой-нибудь – проводов-то в лесу не было!

Он остался один на один с чащобой, где даже рельсы заканчивались, упираясь в высокие кусты, которые стояли сплошной стеной. Но, на удивление, сейчас ему было уже не так страшно. Ведь он был еще и сообразительным мальчуганом, и быстро понял, что, если его доставили прямиком в этот лес, то неспроста! А значит, и бояться, особенно не стоит. Ну, какой смысл так долго было его везти, чтобы потом погубить? Не логично!

Он вздохнул и огляделся. Никого! Даже птиц не слышно. И только ветер шумел сейчас, где-то высоко в верхушках деревьев. Петя поежился. Стало немного прохладно. Он достал из ранца теплый свитер и с удовольствием натянул его. Вот теперь можно жить! Только переночевать негде. И он опять немного себя пожалел. Лежал бы сейчас себе в своей кровати…

 

«А ну-ка, хватит нюни распускать, девчонка! – мысленно прикрикнул он на себя. – Ты ведь сам хотел получить свободу!»

Единственно, что было неприятно – это сгустившаяся тьма. Но и против нее у Петьки было оружие! Он порылся в сумке и нащупал свечу и спички. И вскоре тьма немного отступила под натиском неровного пламени свечки, и мальчик немного повеселел.

Вдруг ему показалось, что на ближайшей сосне он увидел нечто необычное, не вязавшееся с окружающей природой. Это была деревянная дощечка, на которой было что-то написано.

Петя подошел ближе, поднял свечу повыше и… с изумлением прочитал: «ГОРОД ЗВЕРОМАСТЕРОВСК».

– Так это еще и город! – присвистнул он. – А название-то странное какое! Там что, звери – мастера? Чепуха какая-то! Или здесь живут люди, которые просто работают, как звери?! – Петя иногда любил пошутить, даже, когда было не до смеха.

Однако, город городом, а гостиницей здесь и не пахло! Он решил обойти кусты, и за ними обнаружилась небольшая горка или, скорее, большой холм. И только подойдя совсем близко, он вдруг увидел у ее подножия большой проход, прикрытый с двух сторон пышным колючим кустарником.

«Пещера! Очень кстати!» – Маленький путешественник смело вошел вовнутрь, держа свечу перед собой. Пещера была довольно большая с сухим каменистым полом, кое-где покрытым густым мхом-лишайником и высоким сводом со свисающими по краям каменными сосульками – сталактитами. Любознательный Петя вспомнил, как еще в первом классе он по телевизору впервые увидел это пещерное чудо, растущее не только сверху вниз, но и снизу вверх.

«А что, совсем не дурное место для ночлега, и даже довольно мягкое!» – Он пощупал ногой пружинящий сероватый мох и с удовольствием растянулся на мягком ложе, подложив под голову ранец и укрывшись курткой.

Уже засыпая, он слышал, как снаружи зашелестел листвой ветер, и заухала где-то сова.

«Вот и первый житель этого городка подал свой голос», – подумал уставший мальчик и провалился в сон.

Петя спал, и ему снилось, что он стремглав убегает от какого-то очень большого и страшного зверя, продираясь сквозь лес. А сзади слышалось хриплое и зловонное дыхание неведомого чудовища, которое ломало всё на своем пути, словно это были какие-нибудь спички. И нельзя было оглянуться, потому что надо было бежать вперед. Но вот деревья расступились, и Петя выбежал на поляну. Он оглянулся и увидел огромного медведя, держащего в лапах… топор!

– Не бойся меня, дурачок! – ласково прорычал зверь по-русски. – Не видишь, я – мастер-дровосек! – И захохотал грохочущим басом: – Ха-ха-ха!

Петя вздрогнул, проснулся и услышал, как снаружи что-то сильно грохочет! Это была целая какофония различных звуков – дребезжания, воя, визга и стука!

Он осторожно высунул нос из пещеры и ахнул: перед его взором открылась большая поляна, со всех сторон окруженная деревьями и густым кустарником, а на ней кипела работа! Но самым главным было то, что эту работу выполняли… звери!!!

Петя открыл рот от удивления. Да и было, чему удивляться! Разные животные спокойно и методично выполняли различные работы, свойственные только людям! И это были совсем не цирковые номера! Да и дрессировщиков здесь не было и в помине!

Мальчика настолько захватило это поразительное зрелище, что он, забыв об осторожности, практически вышел из своего укрытия. Но, удивительное дело, на него никто не обратил ни малейшего внимания, словно Петя был вовсе и не человек, а какой-нибудь енот-полоскун!

Кстати, сейчас эти самые еноты складывали в корзины фрукты, произрастающие здесь же, в большом саду, отгороженном от леса невысоким частоколом. А за садом голубела небольшая речушка. Вчера в темноте мальчик ничего этого, естественно, не заметил.

Петя, поняв, что его появление не произвело на зверьё ни малейшего впечатления, уселся на поваленный обрубок толстой сухой сосны и принялся с большим интересом наблюдать за происходящим.

– Э-эй, поберегись! – раздалось за его спиной.

Петя оглянулся: на него двигалась огромная сосна. Он отскочил в сторону и увидел, что эту срубленную сосну несли три больших бурых медведя в серых холщовых штанах, подпоясанные кожаными ремнями, в которые были вставлены огромные топоры-колуны. Надо же – совсем как в его сне!

Петя подошел поближе к другим работающим зверям. Для каждого нашлась работа по вкусу и способностям. Мелкие и ловкие зверушки суетились там и сям, что-то беспрестанно перебирая, сортируя, перекладывая. Кто-то из них занимался подсчетом добытого урожая, кто-то складывал отобранные фрукты и овощи в большие и малые корзины. Кто-то пропалывал и перекапывал грядки, кто-то тут же ловко плел эти самые корзины из лыка, которое кто-то приносил из леса.

Большие и сильные животные, такие как медведи, слоны, тигры, бизоны и другие звери, названия которых мальчик даже и не знал, были задействованы, главным образом, в качестве тягловой силы. И даже царь зверей – лев – преспокойно нес на своей спине трех мартышек, держащих большие лукошки с какими-то овощами.

Петю даже не особо удивило, что в этом сказочном лесу перемешались звери с разных континентов. Слоны и бегемоты спокойно уживались с северными оленями и сибирскими лайками, а лисы с волками мирно соседствовали с жирафом, незаменимым при сборе фруктов с высоких деревьев. А вот большая горилла деловито вышагивает взад-вперед с заложенным за ухо карандашом и блокнотом в мохнатой лапе – видимо, прораб. Вон как она командует процессом сбора фруктов!

Стоп! Какие фрукты весной?! До Пети только сейчас дошло, что начало апреля – не самое правильное для этого время, но факт оставался фактом. В этом удивительном месте всё было поставлено с ног на голову!

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru