Сборник рассказов о любви

Арина Дмитриевна Бродская
Сборник рассказов о любви

Cras amet, qui nunquam amavit

– Пусть завтра полюбит тот, кто никогда не любил

Моя болезнь – море

Когда-то я был сильным. Жизнь лишила меня этого состояния, когда я узнал диагноз. Рак кости. Это довольно редкое онкологическое заболевание, чаще всего встречается у детей или молодых людей. Он бывает двух типов: первичный, как у меня, и вторичный- метастазы, развитые из других органов.

Рак начался с болей. Я не мог спать целыми ночами, многие обезболивающие не помогали. Уже тогда я понял, что это не принесет ничего хорошего в мою жизнь. Я не ходил в школу, многие учителя не понимали причину моих пропусков. Отец говорил мне, что я вру по поводу своих болей. Он перестал это говорить, когда врач с гладко выбритой головой и трехдневной щетиной сказал мой диагноз. Тогда мама всхлипнула, и из ее глаз потекли крупные слезы. Отец не двигался.

– Почему? – спросил я.

Врач, который специализировался на онкологических заболеваниях, уже слышал не раз этот вопрос от своих пациентов, но он растерялся. Длилось убийственное молчание.

– Я не могу сказать причину без дополнительных анализов. Мне очень жаль.

– Ясно.

Я с большим усилием слез с больничной койки, забрал свой портфель и ушел из палаты, в котором пахло различными медикаментами.

Я не знал, что мне следует делать. Я помню одно: мне хотелось скрыться от всех и кричать, но вместо этого я пошел на пустынный пляж, на который никто не ходил даже летом.

В этот осенний и пасмурный день море было беспокойным. Волны смывали с берегов маленькие камни, водоросли и другие какие-то непонятные мне вещи. Я сел на холодный и влажный песок и стал думать о жизни и смерти. Я сидел там так, пока не стемнело. Подул холодный северный ветер мне в лицо , и я понял, что сильно замерз, что мне надо идти домой, чтобы отогреться, но идти туда означало смириться с тем фактом, что я скоро умру.

Когда я все-таки решился открыть дверь и войти в квартиру, родители уже спали. Для меня это было утешением. Мне не хотелось слышать вопросы о том, где я пропадал, что скоро моя болезнь охватит меня полностью, не хотелось видеть эти застывшие слезы в глазах. Я хотел жить, не существовать, а жить. Но время было на исходе. Как странно, человек, который не задумывается о своей жизни, тратит ее на развлечение, алкоголь, веселье, легкомысленность, может прожить долгую и совсем не счастливую жизнь, а те, у кого время на исходе, должен думать об этом и мучить себя несбыточными мечтами. Я долго не мог осознать, что на самом деле произошло в больнице. Даже когда я лег в кровать, чтобы отпустить этот мир и провалиться в небытие, я не мог расслабиться. Я все думал…а сколько времени мне осталось?

Прошел месяц. Я уже не размышлял о том, что мое время на исходе, несмотря на то, что болезнь прогрессировала. Моя коленная чашечка не выглядела так, как у обычного парня моего возраста, теперь она опухла. Ходить стало тяжелее. Тот лысый врач предлагал мне лечение: ампутировать эту часть ноги. Тогда я бы больше мог не думать о времени и существовать дальше. Я отказался. Родители убеждали меня подумать, но я даже слушать их не хотел. Я принял свое решение.

Каждый день я проводил все время на том пляже. В последнее время море стало спокойнее, как будто зная, что я приду, и оно неодиноко. Когда я смотрю на волны, которые медленно обнимают песчаный берег, я успокаиваюсь. О чем же я думаю? Это звучит странно, но ни о чем. В один день я увидел на берегу молодую девушку. Она была в красном пальто и с черным шарфом. Она смотрела на море и грустила, мне даже показалось, что эта незнакомка плакала. Я хотел к ней подойти, но боль в колене помешала мне это сделать. Я не мог встать. Теперь я каждый день жду, что она может прийти, но этой девушки нет. Надежда стала отходить на задний план, когда сегодня я снова увидел ее красное пальто. На этот раз она улыбалась. Я медленно встал и уже был готов направиться к ней, но что-то меня остановило. Я не хотел с ней знакомиться, ведь кто я? Хромой парень, с мешками под глазами от бессонных ночей, с распухшим коленом. Я жалок. Она же была ослепительно красива. Я раньше не замечал, но у этой девушки были яркие веснушки. Ее любит даже солнце. Не знаю, видела ли она меня, но я следил за каждым ее действием: как она улыбалась морю, как кидала мелкие камни в него, как смеялась, когда птичка подходила к ее ногам и просила поесть. Эта девушка была чиста. Ее еще не испортил этот мир. Рыжие волнистые волосы незнакомки были завязаны в конский хвост. Я смотрел на нее, как он прыгала, смеялась и даже пела песни. Я был готов смотреть на нее вечность, но она ушла. Я долго еще смотрел на море и мечтал о новой нашей встрече.

Домой я вернулся уже за полночь, но в квартире все еще горел свет. Родители ждали меня на кухне.

– Я уже успела подумать, что ты не вернешься домой. Где ты был? Куда ты уходишь каждый день?

Я молчал на все вопросы своей матери, зная, что сейчас будет сказано еще что-то, что прояснит, почему мои родители не спят в такой поздний час.

– Нам позвонил твой врач.

На этом моменте у нее снова потекли слезы, как это случалось каждый день, когда она меня видела.

– Что он сказал?

Папа вдохнул воздух в свои легкие и начал говорить:

– Он сказал, что в таком случае, как в твоем, ампутация сможет помочь.

– Этого не может быть точно.

– Дорогой, -сказала мама, – да, риск есть, что даже после того, как тебе удалят ту часть, где у тебя опухоль, рак переместится на другую конечность, но если это вдруг поможет?

– Извини, но я отказываюсь от этой операции.

Я развернулся и пошел в свою комнату.

На следующее утро я снова отправился на мой любимый пляж в надежде увидеть ту самую солнечную девушку. Море сегодня было беспокойным, ветер холодный. Я замерз, находясь там всего пятнадцать минут. Ничего, просижу хоть весь день, лишь бы не идти домой.

– Привет.

Я резко обернулся. Передо мной стояла та самая девушка, в руках она держала два стаканчика с чаем или кофе.

– Я вчера видела тебя и подумала, что здесь, наверно, холодно сидеть целыми днями, поэтому принесла кофе.

Я не знал, что ответить.

– Спасибо.

Девушка села рядом со мной и заговорила:

–Вчера у меня было хорошее настроение. Мне нравится находится здесь, когда я счастлива. Почему же ты сидишь на берегу этого пустынного пляжа?

Я не мог сконцентрироваться на ее вопросе, так как заслушался ее мелодичным голосом.

– Я смотрю на море.

– И все? Это же скучно просто так сидеть и смотреть на него.

Я пожал плечами. Наверно, я выгляжу жалко, сейчас она встанет и уйдет, а я так и не узнаю ее имени.

– Я нахожу здесь утешение, которое не могу найти дома, где меня ждут мои родители. Они очень переживают за меня в последнее время.

– Почему же они переживают? На это должны быть причины.

Я не знал, что ответить на последний вопрос.Я не привык открываться людям, особенно незнакомым, но почему-то я хотел с ней поделиться.

– Они бояться, что меня может не стать, и мои родители лишаться единственного ребенка в семье.

– Так этот страх рождается у каждого родителя на Земле. Это совершенно нормально, почему же ты избегаешь этой любви?

Я решил на этот вопрос не отвечать. Мы сидели и смотрели на море, которое стало серым засчет облаков, нависших над ним.

– Я до сих пор не знаю твоего имени, – сказал я.

– А я не знаю твоего. Ты мне не говори, когда человек незнаком, тебе легче относиться к нему,у тебя нет закрепленных чувств, ведь ты даже не знаешь, как его зовут, значит и переживать не надо.

Я посмотрел на нее.

– Так как же мне тебя называть?

– Как захочешь.

Мы встретились глазами, и она засмеялась. Я не мог оторвать от нее взгляд. Для меня эта девушка была идеальна.

– Я болен, -признался я.

Она медленно повернула голову. Я не видел в ее глазах той жалости, которую я видел у родственников, но при этом я не заметил и безразличия.

– Мы все больны, просто каждый своей болезнью.

– А чем же больна ты?

– Морем.

Я посмотрел на нее, но девушка сделала вид, будто не заметила этого.

– Когда я дома, я словно задыхаюсь, представляю себя на берегу с чашкой чая с лимоном, закутанной в теплое одеяло, а самое главное- море. Оно медленно приближается ко мне, но тут же возвращается обратно.

– Ты же сказала, что просто сидеть и смотреть на море скучно.

– Для обычных людей. Но я могу грустить под успокаивающие звуки волн, радоваться пению птиц, а это не просто сидеть. Это наслаждаться жизнью.

Я долго думал над ее словами. Можно ли считать, что я болен не только раком, но и морем? Я же ведь каждый день прихожу сюда, чтобы наслаждаться последними минутами жизни.

– Я тоже болен морем, – сделал вывод я.

Девушка с рыжими волосами и веснушками посмотрела на меня и улыбнулась. Из ее медово-карих глаз светилась радость.

– Я счастлива, что теперь не одна. Мне пора, я была рада пообщаться.

Она быстро встала и убежала навстречу своей судьбе, а я остался, наслаждаясь новым для меня чувством- счастьем.

На следующее утро я не пришел на берег. Родители уговорили меня пройти обследование. Я согласился. После больницы я поехал в другой город, чтобы увидеться со своим давним другом.

– Ты какой-то загадочный. Что с тобой?

Я улыбнулся и коротко ответил:

– Я встретил одну девушку.

– Ты влюбился в нее?

Я не ответил на его вопрос, потому что не знал сам. Можно ли влюбиться в человека всего лишь за день и почувствовать, что знаешь его целую вечность?

– Хорошо, приятель, как ее хоть зовут?

– Я не знаю.

– Как такое возможно?

– Мы решили не представляться.

Я ощутил на себе встревоженный взгляд, он означал только одно: мой друг не понимает, что происходит.

 

– Это долго объяснять, мне пора, надеюсь, что успею до того, как она уйдет.

Я сел в папину машину и попросил отвезти его на никому ненужный пляж. На его вопрос, что там делать, я ничего не ответил, а лишь улыбнулся.

Когда я дошел с больным коленом, я увидел ее. Она смотрела на море так, как будто оно- ее спасение и ничто больше.

Я подошел к ней, молча сел и сказал:

– Сегодня я сказал своему другу о тебе.

– И что же?

– О том, что мы даже не знаем имен друг друга, но общаемся так, как будто знакомы вечность.

Девушка резко встала.

– Мы не сможем быть вместе.

– Я знаю.

Она поправила свои запутанные волосы и села рядом со мной. Мы молча смотрели на море, пока не расстались на целую ночь.

Мы встречались каждый день, пока я не попал в больницу. Опухоль разрослась на мягкие ткани, которые находятся около кости.

– Еще возможно сделать ампутацию этой конечности, пока рак не распространился на другие органы.

Врач пытался убедить меня в этом, но я его не слушал. Мне было все равно, что со мной может случиться. Я знал, что все, что происходит в этом мире не просто так. Если бы у меня не обнаружили рак, я бы не познакомился с той самой рыжей девушкой, имени которой я до сих пор не знаю. Я уверен, что сегодня она ждала меня со стаканом чая с лимоном и пледом, но я не пришел. Надеюсь, она не обиделась.

Я мало говорил с ней о своей болезни, только в тот самый день, когда она сказала, что больна морем. Больше на эту тему мы не желали говорить, зачем говорить о том, чего изменить уже нельзя. Я уже не могу ходить без трости, иногда и вовсе встать с кровати. Тогда я прошу своего старшего брата отнести меня на тот самый пляж, чтобы увидеть ее. Никто не задает лишних вопросов о том, кто она.

Когда наступило утро после того, как меня выписали из онкологической клиники, я попросил отвезти меня на мой пляж.

Как же я был рад, когда я увидел ее огненные волосы.

– Привет.

– Где ты был?

Она уже не сидела, а стояла прямо передо мной. В ее глаза было беспокойство, которое значило для меня больше, чем сказанные ею слова.

– Я был в больнице.

Она кивнула в знак того, что все поняла, и снова села на песок.

– Я потеряла надежду, что ты придешь, поэтому не принесла второй стакан с чаем, извини меня.

– Нет, ничего.

Мы сидели на том песке, я то и дело выпивал лекарства, который прописал мне доктор, но девушка с веснушками делала вид, что не замечает этого и просто дальше вела беседу. Когда уже стемнело, я решился и сказал:

– Я буду звать тебя морем.

– Что? Почему?

Несмотря на то, что было темно, я видел, как она улыбалась.

– Потому что я люблю тебя так, как ты любишь это море.

Она громко выдохнула и засмеялась. Это был смех человека, который наконец-то обрел то самое облегчение, которое ждал много времени. Я смотрел на нее и не мог оторвать глаз.

– Меня зовут Анна.

Я открыл рот от того, насколько это было неожиданным для меня. Она просила никогда не говорить своего имени, чтобы не привыкать друг к другу, ведь незнакомца легче забыть.

– Ты сказала свое имя.

– Я не могла его больше скрывать.

На этот раз облегченно выдохнул я. Я столько вечеров и ночей думал, как же зовут эту самую прекрасную девушку, а сейчас узнал. Анна.

– Почему ты скрывала от меня свое имя?

– Я не имя скрывала, а свое прошлое. Ты помог мне начать жизнь с нуля. Ты показал мне, насколько я хочу жить, а не существовать. Спасибо тебе.

Я не знал, что ей говорить, поэтому молчал. Иногда молчание может заменить тысячи слов.

После нашего последнего разговора я не мог спать целую ночь. Мне казалось, что я задыхаюсь, и не в плане физической потребности дышать, а потому что я не сказал свое имя.

Я проснулся в 7 утра. То, что я не спал почти всю ночь, сказалось на моем здоровье. Сегодня я не смогу пойти на пляж. Внутри моего организма происходили часто какие-то неизвестные мне процессы, но сегодня это ощущалось острее.

– Может мы поедем в больницу?

– Не надо.

Я был бледен, как смерть. Меня прошиб холодный пот, и я стал задыхаться. Мои родители вызвали скорую, но я думал, что не доживу до ее приезда.

– Метастаза в легких.

Вот диагноз моего врача. За то время, что он был моим доктором, у него успели отрасти короткие волосы.

– Значит, уже ничего не исправить?

Врач, имя которого я так и не запомнил, покачал головой.

– В твоей ситуации, парень, я бы просто наслаждался, как мог, последними минутами жизни.

Родителей в палате не было, если бы они там были, я бы знал, что произошло. Для них это был бы смертельный удар.

– Не говорите родителям.

– Они должны знать…

– Не должны. Это причинит им боль. По крайней мере, не сейчас.

Врач понимающе кивнул и ушел, оставив меня в одиночестве.

Последние дни проходили в больничной палате. Теперь мне не только сложно ходить, но и сложно дышать. Последняя стадия рака. Время близится к концу.

– Привет.

Я посмотрел на человека, который зашел в мою палату. Это была Анна.

– Как ты меня нашла?

– Твой папа привез меня сюда. Я ждала тебя каждый день.

– Извини, что я перед тобой в таком виде, мне жаль.

Анна подошла ко мне, села на край кровати и взяла мою ладонь к себе в руку.

– Я, наверное, ошиблась по поводу того, что море- моя болезнь.

Наступило молчание. Я ждал, когда она продолжит начатое.

– Ты – моя болезнь. Кажется, я в тебе утонула.

Я улыбнулся. Когда она ожидающе посмотрела на меня, я понял, что должен был что-то сказать.

– Я еще давно в тебе утонул, Анна, но мы не можем быть вместе. Мое время на исходе.

– Я знаю, всегда знала, что мне нельзя в тебя влюбляться, но прошу, дай мне шанс наверстать упущенное время. Я хочу быть рядом с тобой в твои последние минуты.

Я был счастлив от того, что она сказала мне и, улыбнувшись, закрыл глаза.

Рейтинг@Mail.ru