Полет к солнцу

Антон Алексеевич Воробьев
Полет к солнцу

– Что нужно новым богам? – спросил, не оборачиваясь, украшенный перьями абориген.

– Мы хотим лично обратиться к старым коллегам, – ответила птица голосом кэпа.

– Молитвы моего народа их не достигли, – Кетцалькоатль сидел спиной к выходу и, казалось, смотрел в стену отсутствующим взглядом.

– Думаю, своих младших товарищей они послушают, – уверенно заявил Дмитрий Викторович. – Однако, нам необходима ваша помощь в организации ритуала.

– Ритуала? – переспросил туземец.

– Церемонии, на которой мы будем говорить со старыми богами.

– Понятно.

– И желательно… гм, желательно провести всё в поселении.

Кетцалькоатль молчал где-то минуту, прежде чем ответить:

– Приходите завтра.

Вот что я пропел новым богам перед тем, как они ушли: над моим народом светит солнце, под ногами моего народа земля, вокруг моего народа воздух, деревья, птицы, реки, горы. Старые боги ведут мой народ за собой, освещая путь. Впереди – свет надежды, позади – свет воспоминаний. Великая Песня звучит в мире, и мой народ вторит её нотам. Земля поет: «Питайтесь и множьтесь, мои дети», деревья поют: «Мы рады вам, братья», реки поют: «Чистая жизнь наполнится силой», птицы поют: «Летим вместе с нами», горы поют: «Стой крепко как камень», ветер поет: «Расправь свои крылья», солнце поет: «Возвращайтесь, возвращайтесь ко мне, мои дети».

На рассвете вся наша команда прилетела в деревню. Накануне Дмитрий Викторович набросал примерный текст своего монолога, обращённого к верховному старому богу, и пару реплик для нас. Ночью мы ввели больным лекарство, к утру в их состоянии должно было наступить заметное улучшение.

На площади, вокруг которой располагались плетеные домики туземцев, сидели большим кругом около полутора сотен аборигенов. Их взоры были направлены на троих соплеменников, стоявших в самом центре: вождя, жреца и Кетцалькоатля. Мы подошли к ним и уселись на места, которые нам указали – на земле лежали довольно большие, толстые и прочные листья какого-то дерева.

– Пусть старые боги склонят свой слух к молитвам чужеземцев, – поднял голову к небу смуглокожий туземец – жрец. – Пусть внемлют их просьбе и поступят сообразно присущей им мудрости.

По знаку украшенной перьями руки кэп приосанился и начал толкать заученную речь:

– О Великий Светозарный Огонь, дающий свою жизнь четырнадцати мирам…

Марина вчера консультировала Дмитрия Викторовича по вопросам мифологии.

Я между тем незаметно принимал результаты последних анализов из нашей лаборатории: на линзу в глазу транслировались данные с корабля. Результаты совсем не радовали. Никаких признаков улучшения самочувствия пациентов. И даже напротив, в ряде случаев – значительное ухудшение. Что, черт возьми, происходит? Я кинул тревожный взгляд на Гену и молча покачал головой.

– Послать ещё миникрылов с вакциной? – негромко спросил инженер.

– Попробуй, – в тон ему ответил я. – Хотя и предыдущей инъекции вполне должно было хватить… Возьми ещё несколько анализов.

Гена закрыл веки и сосредоточился на своих линзах, отдавая приказы корабельному серверу. Его глаза при этом осветились розовым, что вызвало благоговейный шепоток в рядах аборигенов.

– Похоже, чуда сегодня не случится, – вполголоса заметила Марина.

– Тут уже не до чудес, – буркнул я. – Надо уговорить их на полное обследование больных в нашей лаборатории.

– Это будет сложно… – культуролог кивнула на ничего не выражающие лица вождя и жреца.

Кэп уже заканчивал свой монолог. В конце он сделал ремарку о «некотором времени, в течение которого старые боги дадут свой ответ» – видимо, услышал наш разговор. Добавив свои реплики, мы вежливо откланялись и покинули деревню.

– Насколько всё плохо? – спросил Дмитрий Викторович, когда катер поднялся в воздух и направился к кораблю.

– При текущей динамике трое пациентов и сутки не протянут, – мрачно сообщил я. – Остальные получше, но это – пока.

– В чем может быть причина?

– Не знаю, – раздраженно повел я плечом. – В крови кроме кори ничего не было. Мне нужен полный анализ. В лаборатории. Тогда можно будет о чем-то говорить.

– В принципе, – почесал подбородок Гена, – мы, как полноправные инопланетяне, вполне можем похитить одного из местных жителей. Подгоним катер с маск-полем, снесем крышу лазером, втащим туземца гравилучем в трюм – только его и видели.

– С такими методами, Гена, можно до зоологии докатиться, – остудила его энтузиазм Марина. – Они всё-таки не животные, а разумные существа.

– Разумные существа идут к врачу, когда у них что-то болит, – я сидел в кресле с насупленным видом. – И регулярно делают прививки.

– Даже если устроить похищение, – обронил кэп, – думаете, местные не поймут, чьих это рук дело? Кроме нас тут некому такие фортеля выкидывать. Ситуация может стать ещё хуже, чем сейчас.

– Целая деревня заражена вирусом и без должного лечения в скором времени вымрет, – покосился я на Дмитрия Викторовича. – Мне сложно представить ситуацию хуже, чем эта.

Рейтинг@Mail.ru