Игра судьбы

Анна Викторовна Гурьянова
Игра судьбы

Глава 1. Прошлое

От лица оператора.

Этот рассказ об одной девушке, чьё имя Марина Демидова. Жизнь сложилась так, что у малышки с детства были визуальные проблемы. Со здоровьем? Пока что нет. С внешним видом? Тоже нет. Дело в семье, в которой родилась девочка.

Семья Демидовых не располагала богатством, а глава семейства, то есть отец любил выпить, а после с матерью ругались, где нередко доходило до драк. Но это лишь начало, скучно начало. Марина была третьим ребёнком в семье, но по статусу занимала второе, поскольку судьба распорядилась иначе.

Детство играло не долго, Марина росла спокойной и скромной девочкой, любила играть в мини игры, придумывать не большие сюжеты для своих игрушек. Жизнь приобретала краски, когда бабушка с ней играла в магазин, учила считать и читать.

В шесть с половиной лет, Марина пошла в первый класс, скажете, почему так рано? Такого было желание родителей, что в будущем доставит немало проблем.

Марина Александрова не была отличницей в первом и последующих классах, проблемы со счётом из-за волнения приносили трудности среди сверстников. Девочки и мальчики были в основном из благополучных семей, и не имели трудностей пребывания в компании. Многие из детей были заводилами, и с юности собирались в не большие группы.

Шли месяцы, года, много неприятной девушка пережила в начальных классах. Сверстники, из одной компании, где была девочка Вера, и двое мальчиков, Дима и Стас.

Именно они погрозились выколоть зелёные глаза Марине, и обрезать длинные русые волосы. Девочка боялась, и ответить ничего не могла, лишь терпение и слёзы. Этого недостаточно для поломки психики, и дома добавлялся страх за свою жизнь, угнетение и нередкое рукоприкладство. Ребёнок не просто так боится, и не просто так молчит, ведь желание жить в счастливой семье остаётся в маленьком сердце.

Но, не смотря на горести жизни, Марина любила рисовать, и тогда детская мечта впервые зародилась. Стать художником.

Ближе к десяти годам, её матушка решила построить новую жизнь, и уехала в другой город. Звонок раз в день от мамы был таким желанным, услышать голос, и спросить банальное «как дела?». К тому времени, девочка училась в пятом классе, успеваемость упала, как и понимание среди одноклассников. Некоторые ещё пытались поддержать или успокоить, но, нельзя заглушить душевную боль так сразу. Отец пил, и нередко приводил друзей собутыльников, после чего Марина сбегала из дома к соседям, и ночевала у них, боясь за свою жизнь.

И даже в такие тяжёлые времена, девочка не унывала, искала способ скрыть боль, нашла друзей, и плевать на то, что они младше по возрасту. Игры, смех и радость. Посещение не большого прудика, где можно было купаться всем вместе. Были ссоры, не до понимания, но всё заканчивалось хорошо.

И через год, приехала мама у Марины, сказав, что она забирает её в большой город Чебоксары. Украсив моментами про набережную, новых друзей и школу.

Забрав документы из старой школы, её мать подала в новую школу, где 1 сентября поступит в 6 «Г» класс.

Первая мысль Марины об этом.

– Это шанс начать новую жизнь. Завести друзей и узнавать что-то новое.

Радости не было придела, и лето проходило всё быстрее. Со временем, Марина привыкла к отчиму, и в конце августа начали закупать канцелярию, а также новые блузки, брюки и прочие вещи для школы.

К 1 сентября, девочка стала взрослее, выросла грудь, ум стал обширнее, ведь сейчас все преграды уходили назад, но, это так казалось.

За пару месяцев вскрылось то, что мама поочерёдно любила детей, и в данный промежуток времени на первом месте был старший брат Михаил. Всё для него, материальная помощь, внимание и исполнение желаний, пока девочка уходила в комнату, где играла с виртуальными друзьями в стратегии.

Настала желанная дата, 1 сентября. Купили розы, нацепили на волосы бантики, и перед школой №5 указали на будущих одноклассников. Марина в тот час ни слова не проронила, поскольку не могла привыкнуть так сразу.

Первый звонок, первые классы читали стихи и пели песенки, а после проводили одиннадцатый класс.

На то время, учебники выдавали в тот же день. Их заранее приготовили в установленном классе. Классный руководитель был информатик, весёлый и забавный мужчины годиков 25-26.

Уже на первом уроке, ребятам рассказали, какие новые предметы будут, а также про мелкие детали.

Именно в тот момент, когда Марина сидела среди ребят, рядом сидел мальчик по имени Данила, таково было обращение. Он первый задал вопросы.

– А как тебя зовут? Откуда ты? И сколько тебе лет?

– Эм… Меня зовут Марина, мне одиннадцать с половиной, с Алатырского района… А, вам сколько лет? – Смотря на юношу, а после на рядом сидящую девочку, чья красота была заметна среди многих благодаря тонкому слою косметики.

Первым ответил Данила, уже тогда он был заводилой класса. Красивая улыбка, начинающий боксёр.

– Такая маленькая, ты, во сколько лет пошла в школу? Мне уже двенадцать с половиной.

– Ну… В шесть с половиной…

– Младше всех в классе, хех. – С лёгкой усмешкой проговорила Яна, именно так звали красивую девочку.

В тот момент, Марина удивилась доброте этих людей, от чего сердце начало петь и радоваться. Возможно это то, что она желала, быть в дружбе с одноклассниками. Впервые за несколько лет, к ней обратились по-доброму.

С тех пор, Марине стал помогать Данила, многим одноклассникам она нравилась из-за доброты и честности. Но, была одна беда, успеваемость. Девочка, или уже девушка, не понимала части программы, особенно алгебру и геометрию. В этой школе изучали то, что не изучали в старой школе, и как не крути, это очень трудно.

В то время, молодая учительница вела алгебру, и явно не возлюбила нескольких детей, поскольку не понимали её программу, и часто возникали трудности в написании тех или иных формул. Но говорить плохие вещи про ученика, это крайне. Однако многие терпели.

Остальные предметы были спокойнее, не было больших разговоров, ругани и криков. Бывало, баловались, но местный зам директора, что сидела в кабинете напротив часто успокаивала.

Временами Марина вспоминала уроки литературы, где нередко заставляли учить стихи известных поэтов. Рассказывать наизусть, выучить и несколько десятков тренировок, всё это давалось нелегко для девушки, и всё же получалось.

Так и было на том уроке, в неизвестный день осени. Каждый рассказывал стихотворение Пушкина, у кого-то забывалось, кто-то рассказывал, но, увы, без чувств. Когда дола очередь до Марины, та начала рассказывать сердце, где нужно добавить интонацию, немного чувствительности к словам писателя. В тот момент, учительница не знала, какую ставить оценку для новенькой, и обратилась к так называемой аудитории.

– Дети, какую оценку мы поставим Марине?

– Она рассказывала с интонацией, красиво и без запинок, чистая 5. – С лёгкой улыбкой проговорил Данила, располагаясь за второй партой.

Другие ребята также поддакивали, отмечая эти же факторы для хорошей оценки.

Это не ли счастье, когда, наконец, есть понимание среди сверстников? Возможно, так оно есть. Тут подходит фраза «Один за всех, и все за одного».

И так, было ещё несколько лет. Время шло своим чередом, зима сменялась весной, а дальше лето и осень. Казалось, всё могло быть в порядке с учёбой. А вот в жизни девушки, произошёл казус. Вернувшись в родные края, в прекрасный день лета, Марина и её друзья пошли купаться на пруд. Стояла жара, а посему и людей на пруду было больше чем обычно. Сняв лишнюю одежду, девушки остались в купальниках, и зашли в воду. В 12 лет, Марина ещё плохо плавала из-за чего чаще всего сидела у берега, играясь с мокрым песком. Неожиданно для неё, кто-то взял за ногу, и начал тащить в сторону границы пруда, между глубоководьем и наличием ила. Сколько бы та не рыпалась, ей не удавалось отбиться, но, чётко поняла, что этого юношу она не знает. И стоило ему остановиться над илом, тот схватил её за волосы, начав топить, без права на шанс вдохнуть немного воздуха.

Марина понимала, что долго не протянет так, ведь воды уже начала пробиваться в лёгкие. Неприятное жжение, и страх последующих действий со стороны нападающего. Уже по-другому и не назовёшь столь безумного человека. Начав вырываться, девушка смогла ударить того в живот. И лишь тогда он ушёл. Вынырнув из воды, та начала откашливаться и тяжело дышать. Посмотрев по сторонам, не было кого-то подозрительного, кто мог так поступить. С того момента доверие к людям уже сильно подорвалось, поскольку ранее такого не случалось среди сверстников.

Всё проходило быстро, и нередко были слёзы из-за такого, а сказать, поделиться мыслью нельзя. Либо осуждение, либо лишнее рукоприкладство. А большинству просто плевать и не до этого.

Настал восьмой класс, из-за лишних переживаний Марина заметно поправилась, при условии, что была талия, не слишком большой животик и бёдра. Вот только это уже достаточно для смеха одноклассников.

Девушка с первого сентября этого года поняла, что все перемены не просто так.

Даже тот же Данила, сменил своё мнение, и если раньше он хоть как-то мог помочь из стороны, сейчас игрался с самой красивой девочкой в классе, и собрал вокруг себя команду из мальчиков. Всё изменилось.

Каждый день был хуже другого, и Марина могла лишь гадать, что же будет завтра. Может опять ударят по спине? Или же будут насмехаться? Или лучше вообще не пойти в школу?

Именно такие мысли играли в голове юной девушки. А дабы скрыть свою боль, неуверенность и злые мысли, Марина сменила игры, и начала писать не большие рассказы. В свои первые творения она вкладывала душу и всю боль пережитого. Не было момента для радости, лишь учёба, дом, а точнее прибежище и рассказы.

Казалось, вот и всё, скоро оканчивать школу, всё идёт хуже не куда.

Данила Ермаков пытался садиться позади Марины, якобы к другу, но сам со стороны приносил неудобства. То ручкой бюстгальтер расстегнёт, то отпускает омерзительные шутки.

 

И ближе к зиме восьмого класса, Данила перешёл рамки дозволенного.

На предмете физической культуры, ребята играли с мячиками, Марине очень нравилось их отбивать от пол, а после аккуратно подкидывать в воздух.

Но в тот день всё могло начаться хорошо, без слёз. Вот только юноша решил иначе. Выждав подходящий момент, подошёл со спины к Марине, начав оскорблять в разных сферах. Кто-то из девочек начал смеяться, а остальные сделали вид, то не замечают. Это можно было бы стерпеть, если бы не были затронуты душевные темы. Проглотив язык, Марина закрыла волосами лицо, дабы не было видно слёз. От подобного обращения, просто низа что, начало сжиматься сердце. Шаги становились медленнее, а перед глазами пелена.

К тому времени из кабинета вышла Любовь Юрьевна, преподаватель физической культуры, её взгляд стал серьёзнее, когда та увидела ученицу со странным положением обстоятельств.

Не выдержав дополнительного напора, Марина быстрым шагом направилась прочь из зала, в не большой коридор, где располагались раздевалки.

Встав за не большой стеной, со стороны женской раздевалки, девушка не смогла сдерживать истерику. Попытка успокоиться прерывалась наступающим воспоминанием. Будто этот голос снова что-то говорит. Повернувшись в сторону, та увидела его. Ермаков Данила стоял не так далеко, и смотрел в глаза Марины, вот только на его лице не было улыбки как прежде, он ничего не успел сказать, да и вряд ли хотел. В коридор пришла Любовь Юрьевна, и увела ученицу к себе в кабинет, где попыталась выяснить, что случилось, а после успокоить. Но, это было тщетно. Слёзы не заканчивались, а взор зелёных глаз, что некогда блестел, впредь опустел.

Учительница ничего не могла с этим поделать, и повела девочку в медпункт.

Уже на месте, медсестра разбавила воду с успокоительным сиропом. Марина выпила это, но, легче не стало, тогда выдали ещё такую же порцию.

Когда девушка немного успокоилась, урок закончился, её отправили переодеваться, а после идти на уроки. Но, даже после этого, глаза были потеряны, а Данилы не было на месте до тех пор, пока не прозвенел звонок на урок. Он не смотрел в глаза, может при всех, или просто не желал.

И так прошло несколько месяцев, вновь каникулы летние.

1 сентября, 9 класс, пора экзаменов ОГЭ и выбор будущей профессии, подготовки и стрессовые состояния с контрольными работами.

Марина уже тогда выбрала будущую профессию, стать поваром-кондитером. На художника или дизайнера она не могла идти, поскольку не поступала в школу искусств.

Оскорбления и унижения со стороны одноклассников в жестокой мере прекратились. Бывало, что над девушкой посмеются, или просто один из мальчиков ударить по плечу или в спину, как и всегда.

И, тем не менее, на экзамене поставили два предмета на выбор. Марина выбрала информатику и биологию. Уроки шли, как и раньше, просто всё стало серьёзнее. После уроков были дополнительные подготовки к ОГЭ, и в первый урок по информатике, Марина заметила там его, он сидел, и нередко мог смотреть на неё. Делая вид, что та не замечает, продолжала решать задания.

Ближе к зиме, Марина познакомилась с юношей, а звали его Рома Горячев. О нём можно было сказать, что он старше девушки на 3 года, ветреный и без профессии. Любил выпить и покурить, а также разбирался в компьютерах.

Рейтинг@Mail.ru