(Не)одиночество в сети

Анна Толкачева
(Не)одиночество в сети

И мы как следует напились. Так, как я не напивалась даже после своего первого краша на втором курсе. Помню, как сначала коллега рассказывал мне всякие анекдоты, как мы по душам поговорили, почему я хочу уволиться, потому что не тяну больше. А он уверял, что мне даже как-то пару раз удалось убедить его в научном споре, а это дорогого стоит. И что зря я надумала увольняться, мне докторскую защищать надо. И все в том же духе. Вот только я никак не могла подобраться к причине сегодняшней попойки. Слова тут же застревали в горле. Помню только сделала робкий заход о том, что поеду в отпуск во Владик, хочу на берегу посидеть в одиночестве. А коллега уверял, что там нечего делать и расписывал прелести какого-то острова неподалеку. Постепенно очертания собеседника размывались. Еще через некоторое время я уже плыла, прислонившись к стене возле раковины. Син забросал сообщениями, на которые я уже была не в состоянии ответить. Коллега вложил в мои ладони чашку с чаем, но я так и не смогла сделать ни глотка. Последнее, что я помню, это как упиралась лбом в его жилетку, а коллега гладил меня по голове. А потом я проснулась под своим пуховиком, свернувшись клубочком в кресле. В полной темноте. Вызвала такси.

Коля тоже меня потерял.

Doctor Klaus: Ты там живая хоть?

– Я да, но нам лучше не ездить во Владик вместе.

Doctor Klaus: да

Следующие несколько дней у меня осталась только одна простая задача: выжить. Мне просто хотелось выблевать все, что болело и не давало мне жить последнюю неделю. Чтобы во мне не осталось ничего, кроме привычной пустоты. Такой уютной, как оказалось. Такой способствующей к здравым размышлениям. Всего одно сообщение перевернуло меня оборотной стороной, словно волшебное заклинание. Как быстро превратилась из «чуда» и «классной девчонки» в нытика и истеричку, выносящую мозг! Вероятно, я наконец прозрела, где находятся мои личные границы.

Возможно, я сама виновата. Не стоило требовать к себе внимания. Все не без изъяна. Но меня не покидает ощущение, что все это было хорошо поставленным спектаклем. Что Син скрывается за маской своего воображаемого преследователя Лиса, как коварный девятихвостый Кицунэ. Что я не первая и не последняя, кого:

«любую

красивую,

юную, —

души не растрачу,

изнасилую

и в сердце насмешку плюну ей!4».

В любом случае, уже объявили посадку на рейс Екатеринбург – Владивосток, и пусть Син жалеет, что я буду гулять по городу без него.

4В. Маяковский «Ко всему»
Рейтинг@Mail.ru