(Не)одиночество в сети

Анна Толкачева
(Не)одиночество в сети

Мне не все равно. Это я раньше говорила, что гендер не имеет значения. Теперь же так не думаю. Я хочу определенности. По культурному фону и употребляемым иногда словечкам понятно, что это человек лет сорока. На его единственной фотографии руки, торчащие из рукава черной мужской сорочки. Тонкие длинные пальцы. Больше ничего не разобрать. Действительно ли они принадлежат Син? Я упорствую. Мои попытки провести собственное расследование выводят на аккаунт с женским именем Юлия. На аватаре девушка со спины, наиболее вероятно, что картинка из интернета. Юлия живет в городке Уссурийск, у нее есть парень. Он из Владивостока.

Остаток вечера я провожу в прострации, глядя на эту страницу. Смеясь и утирая слезы, к утру я принимаю тот факт, что возможно влюбилась в девушку. У которой есть парень.

***

Утром я рассказала о своей находке.

Син: Вот оно как! Это тебе общая знакомая рассказала?

– Нет, мы не настолько близки. Я нашла сама.

Син: Странно, у нее была такая же гипотеза. У нас был поначалу легкий флирт, но как только она решила, что я девушка, разговор стал такой, девчоночий, мимимишный и с кучей смайликов. Но ты и правда кое-что угадала. Я из Владивостока.

Через полчаса аккаунт Юлии был удален.

Можно подумать, что это случайное совпадение, но схожих интересов в аккаунте чересчур много: экономическая деятельность, бег и любовь к творчеству Маяковского, даже поэма в закладках его любимая – «Флейта-позвоночник». Син говорит, что Маяковский – это образец честности в любовной лирике. Син вообще помешан на честности. Жаль, что на него самого это требование быть честным не распространяется.

Хотя… Он очень хочет, чтобы я думала иначе.

Син: Я пытаюсь сделать так, чтобы межд

между нами все было

предельно честно.

Син: Разве то, что я пишу, это неправда?

***

Как-то раз я рассказала Син о конфликте с коллегой. Коллега уже в течение четырех лет обесценивал мою работу, он давил, трепал мне нервы и не выполнял своих обязательств, сваливая всю вину на меня.

Син: Фигня это все, Ань. Не загоняйся. У всех бывает плохой день.

Спустя два часа в переписке:

Син: Сейчас лежу, засыпаю почти, а в голове твои переживания. Мне одна девушка однажды скандал закатила и главное обвинение было: «Ты совсем меня не слушаешь. Я тебе о проблемах рассказываю, а ты только и твердишь, что это все фигня. Тебе на меня наплевать». Не хочу, чтобы ты так же думала. Мне не наплевать. И мне очень жаль, что я не могу поделиться с тобой своим пофигизмом. Цени важное. И еще раз, мне не наплевать. Если чем-то могу помочь, обращайся.

– Такой типичный скандал. Я не люблю требовать от людей что-либо. Люди живут не для того, чтобы удовлетворять чьи-то желания. Подарить себя – это добровольный акт, сродни самопожертвованию. Для меня ценно твое внимание и я тебе верю.

Это было так искренне со стороны Син. Впервые за время нашей переписки я отправила в ответ сердечко. И тут же подумала, что это легкомысленно. Не оттолкнет ли?

Помню, в тот вечер я плакала всю дорогу до дома. Как будто кто-то выкрутил пробку, и теперь невыплаканное за много лет устремилось наружу. Оказывается, кому-то не все равно. Раньше мне говорили: даже не упоминай о нем (коллеге) или ты сама позволяешь обращаться с собой подобным образом. Но мне так хотелось поддержки. Эта фраза напомнила, как родители говорили: мне не все равно, что с тобой будет. Она оказалась для меня синонимом «люблю». Такое бывает. Мы слишком плохо знаем те кнопки, которые заложены в детстве, и которые позволяют легко нами управлять.

Так, Син поддерживал меня, когда я чем-то делилась, а я поддерживала его. Всеми силами. Когда у него не было настроения дописывать роман, когда умер отец его друга, когда… Меня часто тянуло бросить все и взять билет до Владивостока. Прямо сейчас.

***

Не помню, когда я подписалась на мою сверстницу, которая публикует стихи, и как через нее вышла на симпатичного паренька с ником Doctor Klaus, думая, что они выступают в одном любительском театре. Если бы я была Стивом Мак-Карри, то сделала бы шедевральную фотографию Дока. Но раз уж я не гениальный фотограф, придется вам довольствоваться моим скупым описанием. Doctor Klaus милый мальчик, умеющий готовить вкусняшки и «работающий ради того, чтобы у его кота была лучшая жизнь». Он худощав и артистичен. Он носит очки, которые очень ему к лицу, и у него в профиле написано «типаж: Мадс Никкельсен». Из-за этого-то я и решила, что он гей.

Ну а я как ни в чем ни бывало стебусь над стереотипами в своем аккаунте. Поиронизировала в сторис на тему порно. Молчавший до тех пор Док продолжил стеб о затронувшем за живое в переписке.

– Малыш, тебе сколько лет? Меня не посадят? Скажи честно, а я скажу свой возраст.

Doctor Klaus: Мне 20.

– Мне 35.

Doctor Klaus: Только не говори, что сейчас ощущаешь себя неловко.

***

Как-то раз мне пришло в голову сделать буктрейлер на полюбившуюся к тому времени книгу Син. В то время я рьяно принялась ее редактировать и могла перечитывать ее бесконечно. Однако стоковых видео, какие бы подошли к задумке, я не нашла, а потому решила снять сама. Составила сценарий и размышляла, где найти актеров. Тут как раз и появился Коля, Doctor Klaus. Он легко согласился сняться и пообещал уговорить приятеля из театра сыграть с ним в паре. Попросил книгу со словами «я должен знать, кого играю». Я, сославшись на авторские права, отправила его в личку к Син. Так они и познакомились. Так мы втроем долгое время обсуждали детали этой идеи, пока не выяснилось, что второй актер играть отказался, и дело не выгорит.

Doctor Klaus: Мне очень жаль, Ань, надеюсь я тебя не разочаровал.

– Нет, конечно, о чем ты. Все нормально.

Doctor Klaus: Понимаешь, у нас маленький город, парни стремаются снимать ролик про геев, потом зачморят всех.

– Да ладно, проехали.

Doctor Klaus: А я из этих… как их…

Doctor Klaus: Из натуралов. Вот.

***

«Я могу рассказать, о чем твои сны» – эту фразу подарил нам Коля. Она принадлежит персонажу, которого он играл в своем театре, на постановку в котором я обещала ему приехать. И не смогла. Теперь мы квиты. Но дело не в этом. Эта фраза одно время была чем-то вроде кода для нас с Син, она означала, что мы прекрасно понимаем друг друга. Как-то я спросила, действительно ли он знает мои сны.

Рейтинг@Mail.ru