Осторожно, Врата закрываются

Анна Орехова
Осторожно, Врата закрываются

Глава 3. Железный интриган

На Торноре наступила осень. Лил противный мелкий дождь, пронизывающий ветер заставлял ёжиться от холода, даже куртка не спасала. Пальцы на ногах мгновенно задубели. Для такой погоды скорее подошли бы непромокаемые ботинки, а не беговые кроссовки. Но Алиса предпочитала путешествовать налегке. Джинсы, куртка, футболка – универсальный набор, подходящий практически под любые условия. На случай жары на дне рюкзака имелись шорты, а в холодную погоду всегда можно было добежать до ближайшего транспорта.

Она огляделась в поисках флаера. Так, отдавая дань фантастическим фильмам, люди окрестили местные летательные аппараты. Донтокчане называли их ко́шкшрами, ирбужцы – нопуна́ми, фрионцы – рикру́лами. Ну а как именовал свои творения искусственный разум, для всех оставалось загадкой. Железный умник не отвечал на вопросы, зато отличался гостеприимством. Он заботился о туристах и ни за что бы не допустил, чтобы кто-нибудь остался без транспорта. А потому неподалёку уже дожидались два серебристых красавчика – гладкие блестящие капсулы с панорамными ветровыми стёклами. Мокнуть под дождём не хотелось, и Алиса побежала к ним.

Дверь одного из флаеров отъехала вправо, земли коснулась короткая металлическая лестница. Алиса забралась внутрь. Она не представляла, что скажет искусственному разуму или Торнору, как он сам себя величал. Этот высокоинтеллектуальный зазнайка во время их первой встречи заявил, что он и есть вся планета, а потому нескромно присвоил себе её имя. Торнор находился повсюду, в каждом устройстве, и Алиса не сомневалась, что он прямо сейчас за ней наблюдает.

Все флаеры строились по одному принципу: два просторных кресла спереди, четыре – сзади, огромное панорамное окно, охватывающее нос кабины и переходящее в крышу, и серебристая приборная панель c дисплеями, демонстрирующими виды с обзорных камер.

Полгода назад именно в одном из таких флаеров Алиса впервые услышала голос искусственного разума. Торнор заговорил с ней не потому, что она требовала ответов и не потому что он подставил её, заманив на место преступления. Нет, он выходил на связь, когда сам этого хотел, когда ему было что-то нужно. А нужно искусственному разуму всегда было только одно – информация.

Железный умник застрял на планете, которой управлял: он не мог пройти Вратами, ведь те пропускали лишь биологические формы жизни, он не мог путешествовать через космос – Создатели запечатали туда дорогу, возведя вокруг каждой планеты защитный экран. Всемогущий искусственный разум был отрезан от межгалактической сети и страдал от нехватки того, что дарило ему силу. Он испытывал жуткий информационный голод.

Ситуацию спас бы межпланетный интернет, но увы, быстрой связи через Врата не существовало. Никаких телефонов, пейджеров и даже проводов. Развитые расы столетиями пытались найти хоть какой-то способ передачи данных через инородные арки, но увы, все попытки оказались тщетны. Прорыв произошёл три месяца назад, когда земные учёные изобрели межпланетный телеграф. Это чудо инженерной мысли работало по весьма простой схеме: сообщения поступали на сервер, телеграфист вынимал носители данных и проносил через Врата. В результате представители разных рас наслаждались межпланетной почтой.

На Торнор телеграф не установили. Зачем, если там нет разумной жизни? Да и вряд ли железного умника удовлетворила бы подобная схема, даже если бы он отыскал друзей по переписке. Что такое несколько сообщений в день для того, кто ежесекундно обрабатывал сотни, тысячи или даже миллионы эксабайт1 данных?

Охотясь за крупицами знаний, Торнор манипулировал межпланетными путешественниками, вынуждал играть по своим правилам. Именно так полгода назад он поступил с Алисой.

Поначалу она злилась. Кому понравится, когда тебя используют, загоняют в безвыходную ситуацию, а потом заставляют добывать сведения на не очень-то безопасной планете? Но с другой стороны, Алиса понимала, что Торнору тоже приходится несладко. Самое умное создание на свете пребывало в плену своих базовых установок.

Информация для него, как для человека воздух, – отними, и он погибнет, задохнётся от нехватки данных. Жизнь других разумных – как вода и пища, а собственная безопасность равносильна сну и отдыху.

Конечно, никто не заставлял Торнора плести интриги. Однако он давно просчитал, что манипулировать гораздо эффективнее, чем просить и ожидать поблажек. К тому же Алиса подозревала, что совесть в его базовые установки не входила.

После общения с искусственным разумом Алиса неоднократно посещала Торнор. Но железный умник делал вид, что её не замечает: на вопросы не отвечал, на приветствия не реагировал.

Алиса только теперь сообразила, что не продумала запасной план. А если Торнор и на этот раз её проигнорирует? Если не расскажет, как помочь детективу? Что делать? Вернуться домой? Кусать ногти, читая новости в интернете, пока Расэк сидит взаперти на Донтоке? Или идти на поклон к Николаю? Нет, фээсбэшник точно не поможет. Ему нужно устройство – глушилка, уничтожающая Врата, и Алиса не сомневалась, что за глушилкой этой охотится всё межпланетное сообщество. «Торнор – твой единственный шанс, – подытожил внутренний голос. – Надо понять, что он затеял, и тогда станет ясно, как помочь детективу».

Алиса пристроила рюкзак на соседнем кресле и посмотрела на приборную панель:

– Привет, железный умник. Продолжаем играть в молчанку?

Двигатели флаера едва уловимо заурчали, в кабине включился свет. Алиса приготовилась услышать стандартное «Здравствуйте! Добро пожаловать на Торнор! Пожалуйста, назовите пункт назначения». Однако вместо этого из динамиков донеслось:

– Здравствуй, Алиса. Я ожидал, что ты прибудешь на десять минут раньше.

Это был тот самый мужской голос, с которым она общалась полгода назад. Ровный, безэмоциональный, говорящий по-русски без тени акцента. Хотя какой акцент может быть у того, кто привык каждую мелочь доводить до идеала?

– Пришлось немного задержаться, – пробормотала Алиса, невольно копируя фразу, которую недавно ей сказал Николай.

Торнор всё-таки заговорил. Почему? История с Расэком вышла из-под его железного контроля? Или он с самого начала разыгрывал многоходовку? Говорит, что ждал Алису. А это могло означать только одно: ему что-то от неё нужно.

Флаер оторвался от земли. Алиса вопросительно вздернула брови:

– Решил показать мне местные красоты?

Как всегда в минуты нервного напряжения склонность к язвительным замечаниям усиливалась. Мозг обдумывал варианты, пытаясь понять, как вести себя дальше. «Главное, не вляпайся в переделку», – предупредил внутренний голос. И Алиса приготовилась ловить каждое слово. Она не понаслышке знала, как ловко железный интриган манипулирует и обводит вокруг пальца.

– Решил сэкономить время и пообщаться по дороге. Если ты не возражаешь, экскурсию устроим в другой раз.

– Да уж, пожалуйста, – хмыкнула Алиса. – Расскажешь, куда мы летим?

– К Вратам на Донток, – это прозвучало так буднично, что Алиса не сразу сообразила, о каких именно Вратах идёт речь.

Однако уже в следующую секунду рука невольно потянулась к кулончику на шее. Алиса давно изучила карту межгалактической сети и знала, что на Торноре нет Врат, ведущих на Донток. Зарегистрированных. Значит, железный умник вёз её к той самой инородной арке, о которой говорил фээсбэшник.

– Это твое новое хобби? Отправлять других на Донток?

Флаер несся над верхушками небоскребов, на дисплеях мелькали изображения с обзорных камер: ровные улочки, зелёные газоны, пустынные дороги, одинокие скамейки и застывшие поезда. Мёртвый город, покинутый, но на удивление ухоженный и чистый. Именно эта ухоженность навевала тоску. Ради кого Торнор поддерживал на планете порядок? Зачем нужны сверкающие стекла небоскрёбов и вымытые тротуары, если никто уже не выглянет из окна и не отправится на прогулку? Конечно, сюда захаживали туристы и любители расслабиться в местных отелях. Находились даже мигранты, перебравшиеся жить под крыло заботливых роботов. Но что такое горстка разумных в масштабах целой планеты?

Вскоре виды слились в единый смазанный кадр, а потом всё заволокло молочной дымкой – они влетели в облака. Несмотря на умопомрачительную скорость, движение почти не ощущалось.

Искусственный разум молчал.

– Так ты посвятишь меня в свои планы?

Алиса понимала, что задавая вопросы, играет роль, уготованную ей Торнором. Однако бессмысленно соревноваться в выдержке с железным истуканом. Тем более, что молчанием дело с мертвой точки не сдвинешь.

– Ты замерзла, – не спросил, констатировал Торнор.

На потолке что-то щёлкнуло, и на сидение рядом с рюкзаком плюхнулся свернутый в рулон красный плед. Алиса вздохнула, она и забыла, что кабины флаеров оснащены датчиками, отслеживающими состояние пассажиров.

– Рекомендую снять обувь и верхнюю одежду, так я быстрее их просушу.

Алиса послушно стянула кроссовки и куртку. Торнора можно было обвинять в отсутствии большинства чувств, свойственных прочим разумным, однако свои базовые установки он выполнял на пять с плюсом. Алиса подумала секунду и накинула на плечи плед. Мягкая ткань приятно согревала.

– Как тебе удалось смастерить устройство, уничтожившее Врата?

Она подозревала, что и на этот раз железный умник промолчит или сменит тему, но, как ни странно, Торнор равнодушно обронил:

– В создании этого устройства нет моей заслуги.

«Угу, – подумала Алиса. – Значит, о глушилке ты не прочь поговорить».

 

– Так донтокчане не ошиблись? Именно это устройство уничтожило Врата.

– Да.

Алиса подобрала ноги и удобнее устроилась в кресле.

– Кто его изобрёл, если не ты? И как оно оказалось на Биралте?

Искусственный разум молчал. По всей видимости, ответы на эти вопросы не входили в его планы. Алиса терпеливо ждала, но Торнор будто забыл, что первым завёл беседу.

– Так ты знал, что делает эта глушилка?

И снова молчание. Чего он добивается? Пытается вывести её из себя? Или ждёт «правильных» вопросов?

– Я рассматривал вероятность того, что устройство закроет Врата, – его величество всё-таки соизволил ответить. – Но данных не хватало. Я сделал вывод, опираясь на имеющуюся информацию. Поэтому в том, что случилось с Вратами, нет моей вины.

Алиса задумчиво разглядывала приборную панель. Конечно, прошло довольно много времени с тех пор, как она последний раз общалась с Торнором, но сейчас казалось, будто кто-то заменил один искусственный разум на другой. Нет, железный умник говорил так же ровно, без тени эмоций, но откуда взялось это «нет моей вины»? Если бы речь шла о любом другом разумном, Алиса предположила бы, что собеседник пытается оправдаться.

– Так чего ты добивался? Зачем отправил Расэка на Донток?

– По той же причине, по которой прошу туда отправиться тебя. Мне нужно изучить устройство.

И снова Торнор её удивил. Во-первых, он отвечал на вопросы, что само по себе было странно, ведь обычно железный умник каждую крупицу данных пытался выменять на другую крупицу, причём желательно побольше и пожирнее. А во-вторых, её поразило это «прошу». Торнор, которого она знала, загонял собеседника в ловушку, а потом требовал и приказывал. Но уж точно не просил.

– Да что с тобой творится, железяка? Может, расскажешь уже по порядку?

Торнор не стал отпираться:

– Расскажу. Тебе нужна эта информация. Я хотел изучить устройство, хранящееся на Биралте, и как раз приглядывался к межпланетным путешественникам, выбирая, кого попросить об услуге, когда ко мне за помощью обратился Расэк Веели.

Алиса кивнула. Пока история походила на правду. Детектив действительно сам пришёл к железному интригану.

– Я помог твоему другу. Взамен он забрал устройство с Биралта, доставил его на Донток и передал Миркшо́ру. А тот должен был принести устройство мне.

«Значит, Николай не врал. У детектива действительно был сообщник».

– Миркшор – это тот донтокчанин, что пропал вместе с глушилкой?

– Донт, – поправил Торнор. – Миркшор – донт, не донтокчанин.

Алиса удивлённо хмыкнула. Нет, она знала, что на Донтоке соседствуют две разумные расы. Но донты жили обособлено, и лично она никогда их не встречала.

– А почему… – начала было Алиса, но осеклась.

Хотела спросить, почему Расэк не доставил устройство сразу на Торнор, а потом вспомнила, что у Биралта и Торнора нет общих Врат.

– Значит, донт должен был пронести глушилку теми Вратами, к которым мы летим?

– Да, такая дорога являлась кратчайшей.

Алиса представила схему межгалактической сети. На Биралте располагалось трое Врат: на Землю, Донток и Фрио. Как быстрее доставить устройство с Биралта на Торнор? Через Землю? Вряд ли. Пришлось бы добираться из Найроби в Краснодар, со всеми пересадками это часов тридцать, да и стоимость перелёта, наверняка, заоблачная. Фрио тоже скоростным транспортом не славился, их подводные трамвайчики больше годились для увеселительных прогулок. А вот на донтокчанском кошкшре можно за полдня облететь всю планету. Так что раз у Торнора имелись Врата на Донток, то да, такая дорога на самом деле являлась кратчайшей.

– А зачем подключил того донта? К чему лишние посредники? Попросил бы Расэка доставить тебе устройство.

– Врата находятся в поселении донтов, туристов туда не пускают. К тому же, у меня уговор с Миркшором. Я обещал держать местонахождение Врат в секрете.

Вот это уже было интересно. Значит, донт нашёл инородную арку, никому о ней не рассказал, да ещё и с Торнором сумел договориться. Дело пахло межпланетной контрабандой.

– Если у тебя уговор с Миркшором, почему ты везёшь меня к Вратам?

Торнор помедлил с ответом. На секунду, не больше.

– Миркшор первым нарушил сделку.

– Когда не принёс тебе устройство?

– Да.

Такое объяснение было в духе Торнора. «Ты мне – я тебе» – вот основной принцип, которым он руководствовался. Если кто-то нарушил свою часть сделки, почему не нарушить свою?

– А ты не подумал, что Миркшору что-то помешало?

– Я не исключаю такую вероятность.

– И в чём состояла ваша сделка?

– Это не имеет отношения к нашей беседе.

«Ну наконец-то!» – хмыкнула про себя Алиса. А она уже всерьез опасалась, что кто-то сломал искусственный разум. Слишком уж охотно тот отвечал на вопросы.

– Извини, что прерываю твои размышления, – произнес безэмоциональный голос, – но нам нужно кое-что обсудить. Как я сказал, Миркшор первым нарушил сделку, а потому я вправе показать тебе Врата. Но я не хочу раскрывать их местоположение кому-нибудь ещё. Поэтому я активировал приватный режим и отказал твоему соотечественнику в просьбе следовать за нами.

Алиса инстинктивно обернулась. Но в хвосте флаера не было окон, а дисплеи по прежнему демонстрировали облачную кашу.

– Дай угадаю, высокий мужчина с рыжими кудрявыми волосами?

– Да.

Алиса улыбнулась, представив, как Николай яростно бьет кулаком по приборной панели, понимая, что потерял объект слежки.

– Так же я попрошу тебя отключить примитивное следящее устройство, прикрепленное к твоей сумке.

Алиса перевела взгляд на соседнее кресло.

– Вот скотина! – буркнула она, осматривая рюкзак.

Конечно, Николай не мог отпустить её так просто. Но она тоже хороша, стоило догадаться, что он повесит на неё жучок. И когда только успел?

Рюкзак выглядел как обычно: никаких булавок, брошек, или чем там ещё маскируют шпионские штучки?

– Небольшой диск в переднем кармане, – подсказал Торнор.

Алиса открыла карман и действительно нашла чёрный диск, размером с рублёвую монету. «Примитивное! – мысленно усмехнулась она. – Да Николая, наверняка, лишат премии за потерю столь ценного имущества».

– Он нас слышит? – Алиса взяла диск двумя пальцами.

Лёгкий, почти невесомый, и никаких опознавательных знаков: шершавая поверхность и ребристые края.

– Нет. Устройство определяет местоположение, но не передаёт звук. Ты не против, если я его заберу?

На приборной панели образовалось небольшое прямоугольное отверстие.

– Мне эта штука точно не нужна, – Алиса положила «монету» в отверстие, и оно тут же закрылось. – Слушай, железяка, я конечно ни черта не понимаю в физике, но часто пользуюсь навигатором. Как они собирались за мной следить? Разве для этого не нужен джи-пи-эс?

– Устройство основано на технологиях донтокчан. Уверен, оно предназначалось для слежки на Донтоке.

Алиса шумно выдохнула:

– Какого черта все вокруг считают, что я попрусь на Донток?

«А ты не попрёшься?» – ехидно поинтересовался внутренний голос. Расэка арестовали, на «небезопасную» планету никого не пускают, Николай мечтает заполучить глушилку, а флаер тем временем летит к тайному лазу на Донток, о котором знают только железный умник и Миркшор. Алиса могла бы до последнего упираться и делать вид, что она здесь исключительно для того, чтобы разузнать, во что Торнор втянул детектива. Но разумнее перестать выпендриваться и признаться самой себе, что фактически она уже согласилась на роль, уготованную ей железным интриганом.

«Я втянула Расэка во всё это. Я должна ему помочь».

– Расскажешь, какую миссию мне уготовил?

Ответ Торнора как всегда был немногословен:

– Я хочу, чтобы ты доставила мне устройство.

– Серьезно? Не боишься, что и на твоей планете закроется пара-тройка Врат?

– Боюсь, но исчезновение остальных я сумею предотвратить.

Алиса заинтересованно посмотрела на приборную панель.

– Ты знаешь, как починить Врата?

– Нет, исчезнувшие Врата починить невозможно. Но я вижу, ты не понимаешь масштаб проблемы. На данный момент закрылось трое Врат, но это только начало. По моим подсчётам, последняя арка исчезнет с Донтока через сорок два земных часа.

Резные края кулончика больно впились в ладонь. Донток отрежет от сети?! А он планирует её туда отправить?!

– На этом эпидемия не остановится. Из сети выйдут такие планеты, как Елан, Ланку́н, Биралт и Земля.

– Бред какой-то…

– Принеси мне устройство, – настаивал искусственный разум. – Я должен остановить исчезновение Врат.

«Успокойся, – бубнил внутренний голос. – Не поддавайся эмоциям, не дай железному гаду себя облапошить». Но в голове уже возникали картины того, что произойдёт с Землёй, если она выйдет из межгалактической сети. Казалось бы, что такого страшного случится? Четыре с половиной года назад не было Врат, и ничего, жили как-то. Но даже за такой короткий срок на Земле произошли перемены.

На выставке в Копенгагене анонсировали первый флаер, и уже в следующем году там начнется строительство городской воздушной трассы. В Антарктиде русские инженеры совместно с госковчанами прокладывали тоннель для скоростных поездов. Фрионцы помогали изучать дно мирового океана, а ирбужцы делились медицинскими разработками.

Смешно представить, но теперь добраться из одной части планеты в другую проще через Врата. Во многих странах приняли визовые послабления, появились новые профессии, новые области знаний. Межпланетные журналисты, адвокаты и бизнесмены, курьеры, переводчики и гиды. В университетах преподают общий, изучают природу других планет и особенности инопланетных соседей. Добровольцы помогают младшим расам, ученые делятся знаниями, бизнесмены налаживают торговлю. И всё это за каких-то четыре года!

Что будет, если Земля выйдет из межгалактической сети? Пожалуй, катастрофы не случится. Однако технический прогресс затянется на долгие годы. Человечество только-только выглянуло из-за ширмы, увидело невероятно огромный мир, а теперь рискует оказаться в клетке. Алиса боялась даже представить, каково это: знать, что где-то совсем близко существует множество других планет и не иметь возможности к ним прикоснуться.

Осознание грозящей катастрофы обволакивало, сковывало и создавало ощущение нереальности. Алиса будто смотрела сериал, не понимая, что сама находится в эпицентре событий. Земля выйдет из межгалактической сети, а на Донтоке меньше чем через двое суток исчезнут последние Врата. Понятно, что нельзя соваться на эту чёртову планету. Вот только Расэк всё ещё там! Она закрыла глаза и откинулась на спинку кресла.

– Почему именно я, Торнор? Почему ты не отправишь на Донток кого-нибудь другого?

– Потому что ты не можешь отказаться. Ты хочешь помочь другу и должна помочь своей планете. Принеси мне устройство, и я остановлю исчезновение Врат. Тогда все обвинения с Расэка будут сняты.

– Серьезно? – пальцы непроизвольно сжались в кулаки. Именно Торнор начал эту заварушку, именно он втянул в неё детектива. – И почему я должна тебе верить?

– Потому что я не способен врать.

Да, формально железный умник прав: врать он не способен. Это, если можно так выразиться, его слабость. Манипулировать, увиливать, недоговаривать – запросто, а вот врать – никак.

– Раз уж мы говорим откровенно, железяка, скажи, на кой чёрт тебе понадобилось устройство?

– Я уже говорил. Остановить…

– Это я поняла. Но для чего оно понадобилось тебе с самого начала? Зачем ты отправил за ним детектива?

Железный гад молчал. Алиса не сомневалась, что Расэк тоже задавал эти вопросы. И Торнор выкрутился, представил всё так, что даже детектив не заметил подвоха. Но она не собиралась попадать в ту же ловушку.

– Я хотел его изучить, – наконец ответил искусственный разум.

– Его? Или то, как оно повлияет на Врата?

– Его. И то, как оно повлияет на Врата.

Алиса даже опешила от такого прямого ответа.

– Так ты хотел уничтожить межгалактическую сеть?

– Нет, межгалактическая сеть для меня – источник информации. Я не стал бы её уничтожать. Это был эксперимент. И предвосхищая твои вопросы, скажу: я не буду закрывать Врата. Я не причиню вред другим разумным. Я хочу остановить исчезновение Врат. И для этого мне нужно устройство.

Алиса недоверчиво хмыкнула: мир рушится, но я готов его спасти. Ну-ну. Возможно, кто-нибудь другой бы и повёлся, но она прекрасно понимала, что из-за этого чёртового интригана Расэк оказался заперт на планете, которая вот-вот выйдет из сети.

– Так ты расскажешь, кто изобрёл устройство?

Ответ, как всегда, был немногословен:

– Нет.

Алиса набрала в лёгкие воздух. Как же её бесил это равнодушный голос!

– А как по-твоему, я его найду?

– Тебе нужно встретиться с Художником – лидером Сопротивления донтов. Попроси его помощи, взамен покажешь, где находятся незарегистрированные Врата.

 

Эта история всё больше походила на плохо организованный дурдом. Если бы собеседником Алисы был не искусственный разум, она бы от души рассмеялась. Но чёртов железный умник не шутил, он попросту не обладал чувством юмора.

– А ты случайно не слышал, что донты – не самая дружелюбная раса? Предлагаешь мне взять и заявиться к их главарю?

– Твои заключения о донтах ошибочны. Они миролюбивее ваших буддийских монахов.

Алиса никогда не принимала за чистую монету все те сплетни, что просачивались через Врата. Но и полностью их игнорировать тоже не могла. Донтокчане запрещали туристам посещать земли, принадлежащие донтам, и объясняли это враждебностью младшей расы.

Облака растаяли, на дисплеях показались макушки деревьев. Флаер снижался, вскоре он уже летел вдоль леса, выбирая место для посадки.

Алиса стиснула пальцами виски, пытаясь сопоставить имеющиеся факты.

Торнор просит её отправиться к донтам, найти местного главаря, предложить Врата и попросить найти глушилку. Потом железный умник эту глушилку обезвредит, межгалактическая сеть устоит, Расэка освободят, и все заживут долго и счастливо.

«Слишком гладко», – проворчал внутренний голос. Но как ни старалась Алиса, она не видела подвоха. Торнор хотел договориться с лидером донтов. Как ещё это сделать? Пригласить Художника в гости? Не получится, донтов за пределы планеты не пускают. Значит, нужно послать к Художнику курьера. Но вот незадача – инородные арки исчезают одна за другой, и Донток теперь – небезопасная планета. Так почему бы не воспользоваться незарегистрированными Вратами? Тем более, что курьер сам припёрся в гости.

Флаер приземлился на опушке леса, за ней, точнехонько между двумя массивными стволами, расположилась мерцающая арка.

«Надо что-то решать, – думала Алиса, натягивая кроссовки. – Торнору нельзя верить». Железный умник привык использовать других в своих целях, не исключено, что он и её загоняет в ловушку.

А если отыскать устройство и отдать тому же Николаю? Или рассказать ему, где находятся незарегистрированные Врата? Ведь речь теперь не просто об оружии, за которым охотятся спецслужбы, если не остановить эпидемию, Земля выйдет из межгалактической сети! К тому же Николай обещал сделать всё, чтобы вытащить детектива.

«Ну-ну, – усмехнулся внутренний голос, – а как только ты отвернулась, повесил на тебя следящее устройство».

Фээсбэшнику верить нельзя. Торнору – тоже. И что делать? Вернуться домой, надеясь, что проблема сама собой разрешится? «Любой нормальный человек именно так бы и поступил».

– Гнешшир кор Шиняу, – произнес вдруг искусственный разум.

Алиса удивленно вскинула брови.

– У тебя что-то с языковыми настройками, железяка, – она всегда испытывала слабость к языкам, не зря же пять лет отучилась на инязе. Путешествуя, старалась запомнить как можно больше слов, неплохо говорила на ирбужском, знала несколько фраз на фрионском и основном наречии Елана. Шипяще-мяукающий диалект, который использовал Торнор, сложно было с чем-то спутать. – Это донтокчанский?

К тому же она узнала слово «кор», означающее на донтокчанском «я», «мне» или «моё».

– С моими настройками всё в порядке. Гнешшир кор Шиняу – запомни эту фразу, она означает «мне нужен Художник». Не думаю, что ты встретишь донта, говорящего на общем.

– Я пока ещё не согласилась выполнить твою просьбу. И как, по твоему, я договорюсь с Художником, если там никто не знает общий?

В глубине души Алиса уже понимала, что никуда не денется и как миленькая отправится на Донток. Но она не собиралась плясать под дудку железного интригана. Лидеру Сопротивления донтов нужна информация о Вратах? Что ж, она её предоставит.

– Не переживай, вы с Художником найдёте общий язык, – ответил искусственный разум.

Алиса надела куртку, подхватила рюкзак и встала. Флаер тут же услужливо распахнул дверь.

– Ладно, железяка, надеюсь увидимся очень скоро.

– Обязательно увидимся, Алиса. Я буду тебя ждать.

Она спустилась по ступенькам и посмотрела на Врата. За спиной с тихим шелестом закрылась дверь флаера. Алиса стояла на опушке леса и не могла отвести взгляд от инородной арки. Впервые в жизни она видела, чтобы Врата вот так непрерывно меняли цвет: переливались то синим, то красным, то становились белыми и непрозрачными, то почти терялись на фоне зелёной листвы.

Алиса наблюдала за этим разноцветным мельтешением и обдумывала только что возникший план. Она найдёт Художника и расскажет ему, где находятся Врата. Почему бы и нет, раз лидер донтов этого хочет? Только взамен ей не нужна глушилка, разрушающая межгалактическую сеть, и уж тем более она не принесёт такое мощное оружие железному интригану. В конце концов, она курьер, а не Джеймс Бонд, её главная задача – вытащить Расэка из переделки. Поэтому она придёт к Художнику и в обмен на информацию о Вратах попросит вытащить с планеты детектива. А мир пускай спасают те, кому за это платят.

Алиса направилась к арке. Она вдруг вспомнила, о чём твердили по всем каналам: Врата на Донтоке, прежде чем исчезнуть, тоже безостановочно меняли цвет. Если Торнор прав, у неё всего сорок два часа, чтобы найти детектива и смыться с чёртовой планеты. Потом возможности вернуться домой уже не будет.

1Эксаба́йт (Эбайт, ЭБ, Eb) – единица измерения количества данных, равная 1018 байтам.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru