Вьюга в академии

Анна Сергеевна Одувалова
Вьюга в академии

Глава 3

Мы нашли свободный столик и расположились за ним.

– Ты не обязана сидеть со мной, – сказала я, заметив несколько откровенно враждебных взглядов. – Я сейчас не самая популярная личность. Зачем тебе проблемы?

– Брось! – отмахнулась Тейна и пролистала «карусельку» иллюзорного меню, которое висело в центре столешницы. Почти без раздумий сделала заказ и посмотрела на меня. – Вдвоем лучше, чем в одиночку, а общественное мнение… Пифий тоже не любят. Мне не привыкать, я давно смирилась, и поверь, желающих сообщить мне о том, что я им несимпатична, становится меньше с каждым годом. Иногда отвратительный характер – это плюс.

– Неужели у тебя нет подруг? – Скрыть сочувствие в голосе не получилось.

Перед Тейной появился стакан сока с трубочкой, и она сделала глоток, зажмурилась от удовольствия и ответила вопросом:

– А у тебя?

– Ну… – Я пожала плечами. – Мои соседки. Мы с первого курса вместе, но они уехали, поэтому сейчас я одна.

– Вот ты и ответила на свой вопрос. Мои тоже все уехали. Поэтому сама судьба нас столкнула. А я, как пифия, обязана верить в знаки судьбы.

От ее слов на душе посветлело, может быть, все не так плохо, как мне казалось с утра.

– А какого духа тут происходит? – раздалось от двери, и, услышав знакомый голос, я даже подпрыгнула. В столовую явился не очень трезвый Лестат с бутылкой виски в руках. И где же он ее только взял? – Вейн! – проорал он. – Вейн! Ты где?

В столовой воцарилась тишина. Первой рискнула подать голос Фиона:

– Лестат, ты совсем упился, что ли? Ты вообще нормальный?

– Ну, Фиона, скажи, где Вейн? Зачем ты от меня его прячешь?

– Точно упился. – Девушка вздохнула и откинула на спину длинные светлые волосы. – Я же тебе сказала, Вейн уехал вчера домой.

– Эх… – Лестат вздохнул, подошел к Фионе и, подвинув стул, вклинился между ней и Магдой, которой пришлось отодвинуться поближе к Эду. – Не уезжал Вейн вчера. Он был со мной. Правда, девчонки?

Принц помахал бутылкой виски трем первокурсницам, которые скромно сидели в уголке за столиком. Одна довольно заулыбалась, словно выиграла приз, а другая подавилась соком, который пила, когда поймала злобный взгляд Фионы.

– Это правда? – прищурилась аристократка, и, после того как одна из девушек нерешительно кивнула, сок в ее стакане всколыхнулся и выплеснулся ей на блузку. То же случилось с кофе в чашке ее соседки, которая попыталась отпрыгнуть в сторону, но у нее ничего не вышло.

– Вот стерва! – прошипела она, с ненавистью уставившись на Фиону.

– Фи, не злись, – Лестат тут же приобнял подругу за плечи, не позволяя кинуться на разборки. – Он ведь потом пошел к тебе.

– Понимаешь, он не приходил ко мне! – отчеканила она. – Значит, остался с одной из этих драных кошек!

– Не-е-е, – протянул Лестат, провожая жадным взглядом первокурсниц, которые шустро ретировались. – Драных кошек я оставил себе.

– Что, всех трех? – хмыкнула Магда, привлекая к себе внимание.

– А ты сомневаешься в моих способностях? – несколько обиженно уточнил парень. – Зря-я…

Ответить Магда не успела, так как принц снова отвернулся и продолжил доставать Фиону:

– А ты не врешь?

– Нет, Лест, я не вру. Вейн не приходил. Я думаю, ты его достал и он уехал. Я знаю, отец высылал вчера за ним экипаж. Он мог уехать и ночью.

– Нет… Вейн не уезжал. Он должен был уехать со мной утром. Куда он пропал?

– Мне кажется, ты путаешь. Иди проспись.

– Не хочу, я еще не ел! – Лестат поднялся и внимательно посмотрел по сторонам.

– Ты не с нами будешь сидеть? – удивилась Магда.

– Не с вами.

Он потерял к девушкам интерес и прошествовал к нашему столику. Остановился и презрительно посмотрел на меня:

– Я хочу сидеть тут. Ты ведь уйдешь, ледышка? Ты меня раздражаешь.

– Что? – Я поразилась такой наглости. Он совсем обнаглел? Мало того что испортил мой кран, так еще и прогоняет.

– Ты все слышала. Не хочу тебя тут видеть. Мне хочется тебя придушить, и портится аппетит. Ты даже не представляешь, чего мне стоила твоя выходка. Я не смогу поесть, если ты не свалишь.

– Но я… – договорить я не успела, так как Тейну опять накрыло.

– А был ли принц… – задумчиво протянула она, уставившись сквозь Лестата.

– Я тебя пришибу! – прошипел он. – Твой дурацкий язык…

– А какого духа тогда сюда вообще пришел? – недовольно фыркнула пифия, приходя в себя, и отвернулась, подозреваю, успев забыть о пророчестве.

– Действительно! – выплюнул принц и, развернувшись, вылетел из столовой.

– Вот ведь говнюк, – в сердцах бросила я. Сердце до сих пор стучало как бешеное и готово было от возмущения выпрыгнуть из груди. – Я никогда раньше не сталкивалась с Лестатом – и это счастье! Он просто невозможный, напыщенный придурок!

– Перестань, – миролюбиво заметила Тейна. – Он получил нагоняй от родителей, зол, расстроен, вот и бесится. Пройдет.

– А ты откуда про нагоняй знаешь?

– Не смотри на меня так, – хмыкнула новая подруга. – Мой талант пифии ни при чем. Я немного знаю родителей Леста, не спрашивай откуда. Высший свет тесен. Так вот, я просто представляю, как орал его отец, когда узнал, что старший сын сорвал ему сделку века. Он шел к этому всю жизнь.

– Лестат?

– Да нет же! Его отец. Он родился вторым и не занял престол. У правителя трое детей, значит, о престоле даже мечтать глупо. И поэтому свадьба Лестата и Элисбетты стала делом всей жизни для герцога Дарийского, а Лестат устроил вечеринку и не приехал. Это просто самое эпичное, что Лес мог сделать. На его счастье, из академии нельзя не только выйти, сюда тоже никто не доберется.

– Мне стыдно, – я опустила глаза, а к щекам прихлынула кровь.

– Ой, перестань. Во-первых, силы нестабильны у всех нас. Именно поэтому мы учимся у духа на куличках в горах, чтобы в случае чрезвычайных происшествий не пострадали случайные люди. Во-вторых, все, кому было нужно, уже уехали… я верю в судьбу. Если мы остались, так было суждено.

– И принцу?

– И принцу. Хотя Лестат, возможно, просто дурак, и мироздание берегло не его, а судьбу соседнего государства.

Слова Тейны меня не успокоили. Лестат меня разозлил, а еще я помнила его выходку с кранами, поэтому вынашивала план мести. И он созрел и оформился довольно быстро. Возможность воплотить задуманное представилась буквально через пару часов.

Из окна моей новой комнаты я увидела, как на улице появился принц и принял из рук магистра лопату. Ну надо же, оказывается, он способен к труду на свежем воздухе. Вот он, шанс!

Я спрыгнула с подоконника и, прихватив из сумки одну маленькую и нужную вещь, направилась к выходу.

– Не стоит, – заметила Тейна, и я встала как вкопанная. Ненавижу жить с пифией.

– Что не стоит?

– Представления не имею. – Она пожала плечами. – А я что-то сказала?

– Да, сказала, – процедила я сквозь зубы и пошла к двери.

– Вьюга, скажи что? Мне же интересно!

– Не скажу, – мстительно отчеканила я и вышла в коридор.

Ты не рос в приюте, если не научился вскрывать замки. Попасть в апартаменты Лестата оказалось несложно, даже магия на двери стояла сама примитивная – так, для порядка. Оно и понятно. Академия жила в своем замкнутом мирке, все знали друг друга, и воровать у принца… даже если бы кто и рискнул, то все равно нашли бы и с позором выгнали. Мы запирали комнаты только затем, чтобы кто-нибудь не утащил сделанную в поте лица контрольную работу. Но ни о какой серьезной защите речь не шла.

Было страшненько. Я очень переживала, что не успею выполнить задуманное. Кто знает, насколько хватит его высочества. Вдруг ему быстро надоест разгребать снежок и он решит вернуться? А тут я вся такая внезапная. Поэтому я даже не стала рассматривать, как живет самый обеспеченный и родовитый ученик академии, а сразу же отыскала ванную комнату.

Она была не такой, как у нас, а роскошной, просторной, с бронзовой ванной на возвышении. Можно было возлежать в пене и любоваться через панорамное окно горными склонами. Отсюда открывался, пожалуй, лучший вид в академии. Не на хозпостройки, как в моей прошлой комнате, не на внутренний двор, как в комнате Тейны, а на заснеженные шапки величественных гор. Аж дух захватывало.

Впрочем, я отвлеклась. Не дело. Сначала я просто хотела заморозить воду в трубах. Это было бы справедливо. Но потом Лестат оскорбил меня в столовой, и я придумала месть коварнее. Присела на край бронзовой ванны и отвернула кран. Заморозить воду в трубах интересно, но заморозить целую ванну воды и воду в трубах еще интереснее, пусть потом его высочество отогревает ледышку голой задницей.

Ничего не предвещало беды. Я была так горда и уверена в себе, что, казалось, ничто не способно омрачить миг торжества справедливости. Нет, я, конечно, немного переживала, но так, где-то в глубине души. Водичка мерно журчала, лилась в бронзовую ванну. Я сидела на бортике и тихо завидовала принцу, который мог валяться тут в пене и, возможно, с бокалом вина. Предвкушала месть и тихонько подмораживала воду, начиная с самого дна, потому что мне хотелось, с одной стороны, все закончить быстрее, а с другой – чем больше будет налито воды, тем больше будет у наглого аристократа проблем.

Все планы мне испортила хлопнувшая дверь. Я была увлечена созерцанием горных красот и магии, поэтому поняла, что произошло, только когда в ванную просунулась голова Лестата и парень заорал:

– Какого кошмара ты тут делаешь, Ледышка? Ты вообще как сюда попала?

– Йа… – Голос сорвался на глупое блеяние, магия усилилась, а я от испуга подпрыгнула и слетела с бортика ванны в холоднющую, с осколками льда воду и нелепо задергала ногами. Ледяная вода хлынула на пол, долетела до Лестата уже мелкими градинками, так как продолжала замерзать на лету. Пол тут же превратился в каток, по которому, ругаясь совсем не как принц, ко мне подкатился Лестат. Вопль вырвался сам собой. Причем такой, что, подозреваю, его слышали даже на кухне первого этажа.

 

Духи, холодно-то как и страшно! И главное, так сразу не выберешься! То, что планировалось как месть века, вылилось в идиотский казус, который мне еще непременно добавит проблем.

– Я тебя пришибу! – орал Лестат, безуспешно размахивая руками и пытаясь удержать равновесие на льду. – Ты что тут забыла? У тебя совесть вообще есть? Я даже девушкам своим не разрешал пользовать моими удобствами! Ты вообще что-нибудь слышала о личной гигиене?

Я много чего слышала, но сейчас мне было холодно и страшно, поэтому я высунулась из ванны насколько могла, ухватила Лестата за руку и дернула парня на себя. Он с воплем упал в ванну, а пока трепыхался, у меня получилось опереться на него и выскочить. Не очень аккуратно, не спорю. Замерзающей воды на полу прибавилось, но, подозреваю, это уже ровным счетом ничего не значило.

Лестат вопил и пытался вылезти, а я понимала – эта передышка временная. Ему понадобится секунда, чтобы выбраться и убить меня. И его даже не осудят. Богатым мерзавцам всегда все сходило с рук. О том, что сейчас сама я веду себя совсем не как нежная фиалка, старалась не думать. Действовала на удивление быстро, даже в мокрых юбках не запуталась и заклинание завершила как раз в тот момент, когда Лестат тоже выбрался из ванны и попытался кинуться за мной. Но не тут-то было! Одну ногу он вынуть все же не успел, и она оказалась вмурована в лед.

Я знала, сил у парня хватит, чтобы освободиться, но я к этому времени уже буду далеко. Правда, что стану делать, когда Лестат меня все же догонит? Этого я не знала, но очень боялась.

Одна радость – из академии меня не выгонят. В ближайшую пару месяцев так точно, просто некуда. В камеру тоже вряд ли посадят, а за два месяца, может быть, я смогу реабилитироваться перед преподавателями, и они дадут мне доучиться. Жаль только, даже мой врожденный оптимизм не давал мне поверить в то, что об инциденте забудет Лестат. Интересно, он сначала пойдет на меня жаловать или сразу отправится убивать?

Стоило признать, я, предвкушая месть, рассчитывала немного на другое. За такую выходку я бы сама себя не пожалела. Интересно, если я сейчас отправлю Тейну освобождать принца, она сжалится и пойдет или тоже, испугавшись его гнева, оставит принца одного выпутываться? Ну не примерзнет же он совсем, в конце концов? Мы тут все маги, и если бы не могли справиться с элементарными чарами сокурсников, перемерли бы к концу первого курса.

Я влетела в нашу комнату пулей и закрыла дверь. Подумала и для верности подперла ее стулом. Руки дрожали, саму меня трясло.

– А я говорила – не ходи, – флегматично сообщила Тейна, которая показалась из своей комнаты. На меня пифия смотрела с нескрываемым интересом. – Иди в душ, а то заболеешь и ковер намочишь.

– Ой, прости, – пробормотала я. – А если…

– Ну, ты же стульчиком подперла. – Пифия сразу поняла ход моих мыслей. – Да и в ванной комнате есть запор. На самом деле, не будет же он рваться к тебе в душ?

– Вот не уверена.

– Все так плохо? – с интересом уточнила Тейна.

А я пожала плечами:

– Ты же у нас пифия.

Я сбегала в душ, а когда Лестат не появился, выдохнула с облегчением. Правда, насторожилась, заметив, что Тейна куда-то собирается.

– Ты оставишь меня одну? – с испугом поинтересовалась я, понимая, что, в общем-то, не имею права требовать от случайной знакомой сидеть со мной, так как боюсь справедливой мести принца.

– Если хочешь, могу взять тебя с собой. Ты мне заодно расскажешь, что все-таки натворила, раз так сильно боишься Лестата.

– А ты не знаешь?

– Откуда? – очень искренне удивилась моя новая почти подруга.

– Ну ты же того…

– Что я «того»? Я пифия. Это не значит, что я в курсе всего происходящего в мире.

– Хорошо, расскажу, а куда мы идем?

– В гостиную, конечно же. Надо узнать новости с Большой земли.

– Но… – испуганно сглотнула я. – Там же будет вся академия и с большой долей вероятности – Лестат!

– Вьюж, вот ты странная. Неужели не понимаешь, мы заперты тут! Четыре стены, может быть, при благоприятном стечении обстоятельств скоро окажется доступен двор, и все. В этих условиях нереально кого-то избегать. Ты все равно столкнешься с Лестатом, даже если он не будет тебя искать.

– Да знаю я!

– Ну а что тогда? Ваша встреча неизбежна. Только решай, как тебе удобнее – один на один или среди людей?

– Мне лучше никак, – вздохнула я.

– Ну, это невозможно. – Тейна пожала плечами. – Так ты идешь?

– Пошли, – согласилась я, заплела волосы и уныло поплелась за Тейной. Меня вообще напрягало, что Лестат еще не объявился. Задумал что-то масштабное или пытается выдрать ногу изо льда? И то и другое очень плохо.

Гостиная – единственное место, где мы могли узнать о том, что творится во внешнем мире. Зеркало в резной раме над камином напоминало обычный и всем знакомый переговорник, только вот связаться по нему было ни с кем нельзя. Зато вечерами оно транслировало новости с Большой земли. Я не вслушивалась в бубнеж миловидной блондинки, которая улыбалась и рассказывала о том, как столица готовится к празднику Зимних Духов.

– Вот ты где! – Лестат показался на лестнице и без проблем выцепил взглядом меня в толпе. Парень был зол и в руках держал початую бутылку с алкоголем, похоже, его не смущало даже то, что в гостиной магистры.

Я ойкнула, подскочила и собиралась бежать, впрочем, понимая, что в этом нет смысла. Не получится. Народ, расположившийся на полу и диванах гостиной, замер в предвкушении, готовясь к зрелищу, но голос ведущей из зеркала на стене заставил замереть всех. Даже Лестата, или особенно его.

«А сейчас к главным новостям. Чрезвычайное происшествие случилось в горах Шамарского хребта. Снегопад, сильнейшая метель и сошедшая с гор лавина заперли в Сармшатской академии магии несколько десятков учеников и магистров. – На экране показали завалы снега, отрезавшие нашу академию от остального мира. – Единственная дорога, ведущая к академии, завалена. Его императорское величество Густав Великолепный собрал совет, чтобы решить, как организовать гуманитарную помощь выжившим. К сожалению, не обошлось без жертв», – продолжила ведущая, и мы все даже подались вперед, потому что сами были не в курсе.

– Вейн… – тихонько пискнула Фиона, видимо вспомнив, как Лестат его искал во время обеда.

Но на экране появилось совсем другое лицо. Сам Лестат.

«Племянник его императорского величества принц Лестат стал первой и, надеемся, последней жертвой стихии. Принц спешил на важное событие – в воскресенье должна была состояться его помолвка с Элисбеттой Роуж – наследной принцессой Лурианы.

– Мы скорбим по нашему сыну, – на экране появился немолодой серьезный мужчина, похожий на повзрослевшую копию Лестата, только с темно-русыми, а не черными волосами. За ним маячила холеная блондинка, которая то и дело прикладывала платочек к уголкам глаз, очевидно, мать. – Но внешнеполитическая ситуация важнее нашей боли, – продолжал он, а картинка сменилась, продемонстрировав расстроенного русоволосого паренька, предлагающего руку девушке, которая была явно старше его. Не красавица, но с горделивой осанкой и надменно вздернутым подбородком. Молодые люди шли по тронному залу по направлению к императору.

– Мой младший сын Николас теперь единственный наследник, и все обязательства брата перешли к нему.

Дальше разговор с академии сместился на помолвку и перспективы. От экрана меня заставил оторваться только звон разбившейся посуды.

Побледневший Лестат забыл про меня, метнул бутылку в стену и, развернувшись на каблуках, кинулся прочь. Кто-то из девчонок бросился за принцем следом, но магистр Алишер покачал головой и отправился сам, а я задумчиво уставилась на экран. Что вообще происходит? Несмотря на то что я была дико зла на Лестата, сейчас мне стало его жалко.

Неужели семья не знала, что он жив? Не может такого быть! А это значит, его просто вычеркнули из этого мира, по сути, стерли, и все для того, чтобы не сорвать важный брак. Заменили одного принца другим, и дело с концом. Как все просто и противно. Когда-то в детстве, прячась под одеялом в общей на двадцать девочек комнате приюта, я думала о том, как здорово быть маленькой принцессой.

Но сегодня очень четко осознала: нет уж, сиротой лучше, честнее. Тебя не могут предать самые близкие люди, просто потому, что у тебя их нет.

Глава 4

Лестат

– Лестат!

Последнее, чего я сейчас хотел, – это разговора по душам с приставленным ко мне магистром. Папочкин протеже бесил с первого курса, но, надо сказать, платили ему не зря. Он меня здорово поддерживал, и со временем мы стали, нет, не друзьями, сложно дружить с тем, кому платят за то, что он приглядывает за тобой. Но к некому консенсусу пришли. Он не стучал на меня родителям, а я не доставлял слишком больших проблем.

Вечеринка на четвертом этаже или бурная интрижка – это не то, что могло доставить проблемы ему или мне. Единственный раз, когда я серьезно облажался, – сейчас. Подозреваю, магистру Алишеру досталось не меньше, чем мне. Только вот вычеркнуть его из жизни отец не смог. Точнее, смог бы, но не стал. В этом не было необходимости. А я, как выяснилось, мешал очень многим.

– Лестат, зайди ко мне! – еще раз крикнул мне в спину магистр Алишер, заметив, что я не собираюсь останавливаться. – Ты не найдешь ответов там, где хочешь. Связаться с родителями не получится.

– Ах да! – Я остановился на лестнице, чувствуя, как опускаются плечи, и медленно повернулся. – Меня же не существует. Как я могу с кем-либо связаться?

– Пройди в мой кабинет. Я искал тебя после ужина. Но тебя нигде не было. – В его голосе прозвучал укор. Правильно, потому что в комнату я его не пустил. Не оправдываться же, что я избавлялся от заклинания одной дрянной девчонки, которую хотелось прибить.

– Поход с вами в кабинет как-то изменит ситуацию? – с издевкой уточнил я.

– По крайней мере, он ее прояснит.

Вот почему даже после того, как меня объявили мертвым, все равно приходится делать то, чего я не хочу? Вопрос был риторическим, и я просто уныло потащился за магистром в его кабинет, хотя мне хотелось тишины и одиночества, ну и еще найти Вейна. Об этом с магистром тоже стоит поговорить. Можно сделать вид, будто я просто алкаш, но ведь можно же связаться с его родней. Просто уточнить. Если он действительно уехал, всем станет спокойнее. А если нет? Кстати, хорошая идея! У меня были контакты его сестры.

– Присаживайся, – магистр Алишер указал мне на небольшой кожаный диван, а сам расположился на кресле за столом. – Ты не должен был видеть этот выпуск, – без вступления начал он. – Точнее, ты должен был увидеть его после разговора со мной. У твоего отца не было выбора.

– Выбор есть всегда, – отчеканил я.

– Безусловно, но давай не забывать, что в таком случае и ты свой сделал, когда решил не выезжать домой вовремя. Не находишь?

С этим хотелось поспорить, но я промолчал. Потому что остальная информация была для меня важнее. Если сейчас ввяжусь в спор, обязательно забуду спросить что-нибудь важное.

– Итак, у отца не было выбора, и он не придумал ничего лучше, чем похоронить меня?

– Это временная мера.

– Информация о том, что я жив, просочится за эти стены… Ну-у-у, – я сделал вид, будто задумчиво изучаю стрелку на часах. – Уже просочилась. Такое не утаишь.

– Нет. – Алишер был уверен в обратном, и это меня удивило. – Ничего не просочилось. В момент выхода передачи в академии перестали работать переговорники. Теперь мы действительно отрезаны от внешнего мира. Никто ничего не узнает.

– Но почему?

– Это тоже необходимая мера. То, что ты жив, должно остаться тайной, по крайней мере какое-то время.

– И как долго? Пока нас не откопают?

– Ты немного не в ту сторону мыслишь. Нас откопают лишь тогда, когда тебе можно будет воскреснуть. Все держится в строжайшем секрете. Даже твой брат не знает.

– Николас считает, что я погиб?

Я подскочил с дивана и взъерошил волосы. А вот это было очень и очень плохо. Мне надо было с ним связаться! Духи!

Ругательство вырвалось против воли, и я добавил, чтобы хоть как-то пояснить свои эмоции:

– И это все из-за какой-то неконтролирующей свою силу идиотки! Вся моя жизнь под откос!

– Лестат, тут тоже все непросто.

– В смысле?

– Виталина невероятно одаренная девочка, но в то же время уравновешенная и спокойная. Ее бросил парень, но с кем такого не случалось? Тут что-то нечисто.

– То есть она сделала это специально? – Я недовольно прищурился.

– Не думаю.

– Тогда что?

– Кто-то использовал всплеск ее силы, чтобы организовать все это. И пока мы не поймем, кто и зачем, пожалуйста, будь осторожен. Вполне возможно, они попытаются тебя убрать.

 

– Нет, Алишер. Меня уже убрали, – сказал я со смешком. – Теперь опасаться нечего.

– Я бы не был так категоричен.

– Вы бы лучше поискали Вейна.

– Ты все же настаиваешь, что он не уезжал?

– Если бы вы занимались не только работой на моего отца, но и своими непосредственными обязанностями, вы бы попытались с ним связаться. Или с его родителями.

– Я посылал вызов в его поместье, но рядом с переговорником никого не оказалось, а потом стало не до этого. Ну а ситуацию сейчас ты знаешь. Теперь мы не сможем связаться ни с кем.

– И что делать?

– Я подумаю. Но ты же понимаешь, Вейн вряд ли отсиживается где-то в кладовой замка, а за стенами мороз, метель и лавина. Он был пьян. Могло случиться что угодно.

– Я знаю. И именно поэтому хочу найти друга. Я верю, что он жив, до тех пор, пока у меня на руках не окажется доказательств обратного.

Вьюга

После того как Лестат словно ошпаренный вылетел из гостиной, я тоже предпочла незаметно скрыться. Заявление отца принца вызвало бурное обсуждение, которое я не хотела слушать. Во-первых, было просто неприятно. Во-вторых, я знала, рано или поздно всплывет мое имя. Одно дело – не сдержать силу, такое бывает. Более того, со всеми в этой комнате иногда случалось нечто подобное, но ни из-за чьего срыва не было таких последствий.

Тейна сказала, что еще немного посидит, и в комнату я направилась одна. Впрочем, сейчас любое общество мне было бы в тягость.

На меня снова навалилось чувство вины, которое я упорно в себе подавляла. Терзающийся маг не менее опасен, нежели маг, который расстроен. И то и другое не способствует контролю.

Проблема в том, что я-то как раз была уверена. Магический срыв – это не про меня. Наверное, магистр Алишер подробнее объяснит мне случившееся. Если бы это все произошло в учебное время и не имело таких последствий, меня бы уже вызвали на беседу, чтобы оценить эмоциональное состояние, резерв сил и магическую ауру. Это стандартная процедура, но сейчас всем было не до меня. Видимо, решили сначала разобраться с насущными бытовыми проблемами, а потом уж со стабильностью моей магии.

Но все это было очень странно. Я, конечно, расстроилась из-за того, что услышала от своего парня. Да, я рыдала. Да, мне было обидно, но, с другой стороны, как только мое внимание переключилось на последствия выброса силы, про Эмиса я и не вспоминала. Мне стало некогда грустить, а раз так… возникает вопрос: а была ли любовь? Не затронул меня наш разрыв так сильно, чтобы я сорвалась.

Я не понимала, как так произошло. Я даже не чувствовала отката. Ведь спонтанный выброс магической силы – это та же истерика, только на магическом уровне. А после истерики обеспечены как минимум головная боль, упадок сил и апатия. Но у меня не было ничего. Да я чувствовала, что магия отзывается немного лениво, как бывает тогда, когда ее израсходовано слишком много, но, по моим скромным подсчетам, либо руководство ошиблось в оценке моего потенциала, либо потраченной силы не хватило бы на весь этот кошмар. Правда, я ведь не аналитик и не могу наложить параметры выброса силы на погодные условия. Возможно, моя магия просто усилила надвигающуюся бурю?

Да, когда я ложилась спать, ничто не предвещало бурана, но ведь погода в горах непредсказуема. Все могло в момент измениться.

Об этом я размышляла, усевшись с ногами на диване в гостиной. Каждый раз, когда я впадала в депрессивную задумчивость, вокруг меня сгущалась магия. Поземкой бежали по полу снежинки. Они кружились змейками, потом снова рассыпались, не оставляя на ковре мокрых следов, а в приоткрытую форточку просочился снежный дух. Я сначала хотела его прогнать. Помнила, во что превратил один из них общую гостиную с утра, но заметила в вихре снежинок черный, блестящий нос – уже знакомый мне хитрый зверь, которого я при первой встрече окрестила Писцом.

Он вился у ног, но не решался полностью приобрести материальную форму. Мелькал то черный нос и любопытные бусины глаз, то пушистый, усыпанный снежинками хвост.

Я почти подманила интересное, пугливое существо, когда с улицы в окно что-то с грохотом ударило. Я подскочила и с испугом уставилась на снежный вихрь, который влетел в стекло, грозя его разбить, и отпечатался на окне снежным пятном, похожим на нарисованное привидение, у которого был раскрытый в крике рот, а руки раскинуты в разные стороны.

– Что за духи?! – выругалась я и послала на улицу мощный магический импульс. В нем были приказ и злость. Стихия отозвалась сразу же. Писец испуганно поджал хвост и слинял, снежинки улетели в окно, и буйный дух тоже взвыл, в очередной раз ударился в стекло и исчез, а я торопливо захлопнула форточку. Пожалуй, хватит с меня магических экспериментов. По крайней мере, на сегодня.

Когда вернулась Тейна, в комнате не осталось даже следов моих снежных экспериментов. Пифия притащила два стаканчика горячего кофейного напитка.

– Держи, – один она протянула мне. – С этой погодой я вечно мерзну. Только горячее питье и спасает.

– Спасибо. – Я с наслаждением вдохнула запах и сощурилась от удовольствия. – Я почти не мерзну. Стихия меня любит. Скажи, ты тоже считаешь, будто я виновата в том, что происходит с Лестатом? Ну то, что его родители, по сути, отреклись от него, объявив мертвым.

– Ты? – Пифия даже кофе поперхнулась и посмотрела на меня удивленно. – В том, что Лестат дурак, виноват только сам Лестат. Впрочем, как и в остальных его бедах. Тут даже на гены не спишешь, у него очень умный и целеустремленный младший брат. Крайне положительные и на самом деле правильные родители. Думаю, это решение далось им непросто. Они любят сына, но их статус, положение в обществе, все это заставляет играть по особым правилам. Они обязаны ставить интересы государства выше своих. По идее, этому же к двадцати годам должен был научиться Лестат. Но с ним что-то пошло не так, и теперь страдают все. Сам принц в меньшей степени. Я просто не представляю, как подобное могло бы произойти с Николасом. Он совсем другой и очень ответственно подходит ко всему, что касается семьи и страны. Я, правда, считаю, что соседнему государству повезло. Николас станет хорошим правителем, Лестат же… Лестат, возможно, немного поумнеет, пока сидит тут, в снежной западне.

– Ты неплохо его знаешь, – заметила я, надеясь выяснить подробности. До того как меня столкнули с Лестатом не очень приятные обстоятельства, мы даже не пересекались. Он был для меня существом из другого мира. То есть я понимала, что где-то по одним со мной коридорам ходит племянник императора, но у меня и в мыслях не возникало рассмотреть его ближе или познакомиться. Кто он и кто я? Ну а сам Лестат просто не подозревал о моем существовании. Обычных девчонок много, а вот принц в академии один. Пусть и тот, который никогда не унаследует престол.

– Неплохо, – не стала отрицать пифия и забралась на подоконник с ногами. Я уже заметила, что, несмотря на холод, идущий от стекла, и то, что Тейна постоянно мерзла, это было ее любимое место.

Я не успела расспросить ее о Лестате и их отношениях. Как говорится, не поминай духов к ночи. В дверь кто-то очень настойчиво забарабанил. Так, что мы с пифией на пару подпрыгнули.

– Кого нечистая принесла? – простонала Тейна и спрыгнула с подоконника. Я бы могла сходить и открыть сама, но пришли явно не ко мне, поэтому мне казалось немного неправильным хозяйничать в доме Тейны, я все еще не чувствовала это место своим. Словно случайно оказалась в гостиничном номере, который на пару ночей оплатил доброжелатель.

– Ты что тут делаешь? – раздался изумленный вопль Тейны, и я напряглась. Как и любая ведьма, я не жаловалась на интуицию, и она сейчас настойчиво советовала мне спрятаться под стол.

– Мне нужна твоя помощь.

Голос Лестата я узнала сразу же, и если бы не тупила, перепугавшись, что он пришел меня убивать, то обязательно успела бы сбежать. Но момент был упущен. Парень оттеснил Тейну и по-хозяйски прошел в гостиную. А потом его взгляд уперся в меня.

– Ты что тут делаешь? – прошипел он и кинулся вперед с таким зверским видом, что я успела попрощаться с жизнью.

– Живу, – проблеяла я и попыталась смыться. Безуспешно.

– Лест, – строго сказала Тейна, заметив, что парень охотится на меня, словно коршун. – Ты вообще-то у меня в гостях. Если пришел, чтобы скандалить, проваливай. Серьезно тебе говорю.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru