Litres Baner
Черный бриллиант Соньки Золотой Ручки

Анна Князева
Черный бриллиант Соньки Золотой Ручки

Глава 4
Сергей Дуло согласен

Сергей Дуло вставил ключ в замочную скважину. Дверь распахнулась, на пороге стояла Полина. Ее цветастый халат был наполовину расстегнут, ночная рубашка обтягивала круглый животик.

– Знаешь, сколько сейчас времени? – спросила она.

Дуло посмотрел на часы:

– Половина двенадцатого…

– …ночи, – подчеркнула Полина. – Все нормальные люди давно уже дома.

– Я – не нормальный.

– Хоть бы раз удивил… – она отступила, освобождая проход. – Пришел хотя бы к восьми.

Сергей зашел в квартиру, прикрыв за собой дверь. Полина включила свет и неожиданно воскликнула:

– В чем дело?!

– Что? – Дуло замер.

– Что на тебе надето? – Она тронула его за рукав.

Он ответил:

– Пиджак.

– Утром ты был в другом.

– Какая разница: тот или этот? – уклончиво заметил Сергей, решив поскорее проскользнуть в комнату.

Но Полина заступила ему дорогу:

– Я слишком хорошо тебя знаю. Если ты поменял пиджак, значит, была причина. Кстати, откуда он у тебя?

– Нашел в шкафу на работе.

– Твой?

– Не уверен.

– Зачем же ты его взял?

Сергей окончательно понял, что промолчать не получится.

– Старый испорчен. Я его выкинул.

– Зачем? Совсем новый пиджак. Если испачкал, могли сдать в химчистку.

– Дело не только в этом.

– В чем же еще? – Полина ловила взгляд мужа, но тот смотрел в сторону. – Что случилось, Сергей? Говори!

– В нем образовалась дыра. – Помолчав, он добавил: – Даже две.

– Что ты выдумываешь! – Полина стукнула его кулачком по плечу.

Сергей побледнел и, покачнувшись, прислонился к стене.

– Что? Что?! – встревоженно спросила она.

– Дырки от осколка. Пиджак безнадежно испорчен.

– При чем здесь пиджак! Ты что? Ранен?!

– Навылет.

Уткнувшись в ладони, Полина разрыдалась.

Сергей обнял жену и легонько прижал к себе:

– Ну, перестань… Перестань… Ты же видишь, все хорошо.

– Я знала, чувствовала, что-то не так…

– С чего это вдруг? – Он улыбнулся.

– По всем каналам сообщают про взрыв в ресторане. Ты был там? – Полина высвободилась, потащила его в комнату и, усадив на диван, приказала: – Раздевайся!

Сергей снял пиджак.

– Боже мой! – Полина увидела пропитанную кровью рубашку. Расстегнув ее, заметила окровавленный бинт: – Боже мой!

– Я был в больнице, – поспешил заметить Сергей.

– И они отпустили тебя?

– Сделали перевязку и отправили на работу.

– Завтра позвоню в горздравотдел и устрою грандиозный скандал!

– Не надо. – Сергей поднялся с дивана, скинул рубашку и ушел в спальню. Оттуда раздался его голос: – Лучше покорми. Есть хочу.

Полина бросилась на кухню, но с полдороги вернулась:

– Может, перевязку?

– Я… хочу… есть, – раздельно повторил Дуло.

Через десять минут он сам появился на кухне, предусмотрительно надев поверх футболки толстый халат.

– Чем кормят?

– Что сказали врачи? – спросила Полина.

– Жить буду. – Он сел за стол. – Как ты?

Она обернулась и, погладив живот, улыбнулась:

– У нас все в порядке.

– Какие вы молодцы. – Дуло взял яблоко и с хрустом откусил от него.

– Не хватай! – Полина поставила тарелку с дымящимся гуляшом, села напротив и стала смотреть, как он ест. Заговорила только тогда, когда налила чаю. – Расскажи все подробности.

– Зачем?

– Расскажи.

– Ты позвонила, и я отошел в сторону. Был взрыв. Там стояла тумба, куда официанты ставят посуду. Мне повезло.

– Много пострадавших? – спросила Полина.

– По телевизору не сказали?

– Всей правды из телевизора не узнаешь.

– Народу в зале было немного. В результате несколько раненых. Две женщины погибли.

– Ты видел их? Старые? Молодые?

Сергей Дуло встал.

– Не хочу об этом… – Он снова сел. – С одной из них у меня была назначена встреча.

– Господи… Я не знала. – Полина погладила его по руке, словно жалея. – Кто такая?

– Хороший адвокат. Пожилая женщина. Я сам просил ее о встрече, и она согласилась, предложила встретиться в ресторане.

– Для чего ты хотел ее видеть?

– Налей-ка горяченького… – Получив небольшую отсрочку, Сергей замолчал, но когда перед ним появилась кружка с чаем, продолжил: – Я рассказывал тебе про случай в сауне?

– Где три трупа и один выжил?

– Так точно… Личности женщин и того, что в реанимации, установлены. Один мужской труп неопознан: по картотекам не проходит, документов при нем не было.

– И все-таки… Их убили или это несчастный случай?

– Пока неизвестно. Все дело в ручке. Дверь в парную открывалась вовнутрь, и открыть ее можно было только с помощью ручки. Она оторвалась. Теперь криминалисты разбираются: сама или ей помогли.

– Вообще-то странная история, – сказала Полина. – Там же есть банщики. Неужели никто не поинтересовался, все ли у них в порядке?

Сергей усмехнулся.

– Представь: ночь, подвыпившая компания, двое мужчин и две девушки идут в сауну. Кто к ним полезет? Одна из погибших, кстати, работала в «Компромбанке», и она была с тем самым типом.

– Как ее звали? – поинтересовалась Полина.

– Иванова Мария. – Сергей взял кружку и, подержав, поставил на место. – Вот видишь, как все совпало.

– Ты сказал, что она была с неопознанным типом?

– Так сказала дежурная в сауне.

– Для тебя важно узнать, кто он такой?

– От этого зависит многое. Может проявиться мотив для убийства.

– А я знаю, что нужно делать.

– Ты? – Он снисходительно улыбнулся.

– Если я устроюсь в банк и буду работать…

Дуло прервал:

– Об этом не может быть и речи.

– И все-таки… – мягко продолжала Полина. – Осторожненько наведу справки, все разузнаю.

– С таким же успехом я сам пойду в банк и всех опрошу.

– Поверь мне, – для пущей убедительности она приложила руки к груди, – я узнаю намного больше тебя.

– Ты – хитрая. – Он погрозил пальцем. – Не мытьем, так катаньем…

– А ты прикинь, сколько аргументов за то, чтобы я пошла на работу.

– И сколько? – Сергей прищурился.

Полина перечислила:

– Декретные получу – раз. Про жмурика твоего разузнаю – два. Лидии помогу, это – три.

Он недовольно заметил:

– Понять не могу, чего она в тебя так вцепилась?

– У них проверка из Центробанка. Лидия не может взять абы кого. Ей нужен проверенный человек.

– А если этот проверенный человек в положении?

– Тогда этот человек получит декретные, – с воодушевлением заключила Полина.

Дуло закрыл глаза и потер ладонью висок:

– У нас есть аспирин?

Полина достала таблетку, налила в стакан кипяченой воды и, протягивая мужу, с нажимом спросила:

– Ну, так что?

– Делай как знаешь, – с усилием произнес он. – Я пошел спать.

Глава 5
Первый рабочий день

Полина вышла в прихожую, взглянула на себя в зеркало и поправила волосы.

Из комнаты донеслось:

– Сколько сейчас времени?

– Половина восьмого.

– Ты готова?

– Да.

– Тебя подвезти?

– Я на своей машине. Вечером заверну в магазин за продуктами.

Из комнаты появился Дуло:

– Значит, все-таки решилась…

– Мы вчера все обсудили.

– Что ж… Значит, идем?

Они вышли в коридор, Сергей запер дверь. Спускаясь по лестнице, он сказал:

– Продукты оставь в багажнике. Приеду, сам подниму на этаж.

– А ты покажись врачу. Тебе нужна перевязка.

На улице было прекрасное, почти летнее утро, но в кронах еще зеленых деревьев уже проглядывали желтые листья. Осень подступила вплотную.

Полина чмокнула мужа в щеку и отправилась к своему автомобилю.

– Береги себя, – сказал он и пошел к своему.

* * *

Лидия Шпак ждала Полину у служебного входа. Она стояла на крыльце и курила. Ее рыжие, в мелких кудряшках волосы пламенели на ярком сентябрьском солнце.

Вспомнив замечание мужа, Полина опустила глаза, посмотрела на ноги подруги и действительно заметила в них пикантную кривизну: «Прав был Сергей, ноги у нее – не то чтобы очень». Застукав себя за этим подленьким наблюдением, Полина широко улыбнулась, раскинула руки и сделала губы уточкой. Они обнялись. Лидия отбросила сигарету, отступила назад и оглядела Полину:

– Правильно оделась, молодец, живота совсем не заметно. Пойдешь в отдел персонала, оформишься, потом можешь носить все, что захочется.

– А у тебя не будет никаких неприятностей? Вдруг скажут – взяла беременную, а мы теперь плати ей декретные.

– Ну, во-первых, не я взяла, а они. Во-вторых, не обеднеют! – Лидия Шпак открыла входную дверь: – Заходи!

– Постой. – Полина замешкалась. – Разве ты не договаривалась?..

– С кем?

– Ну, с кем-нибудь из отдела по персоналу. Как я туда приду?

– Ногами, – Лидия втолкнула ее в помещение.

– Нет! – Полина остановилась.

У дверей собрались несколько человек. Кто-то нетерпеливый спросил:

– Вам туда или сюда?

– Давай отойдем. – Удалившись на приличное расстояние, Шпак бодро спросила: – Ну? Чего разоралась?

– Я была уверена: ты договорилась, и в отделе по персоналу знают, что я жду ребенка.

– Ждешь, и хорошо. Им для чего знать?

– И как я приду?..

Лидия на лету перехватила инициативу:

– Придешь и оформишься. Живот у тебя маленький.

– Знаешь что, Лида…

– Что?

– Ты – авантюристка. Втравила меня в историю.

– Тебе декретные нужны или нет? – по-деловому спросила Шпак.

– Нужны.

– А мне нужна помощница. Наши интересы совпали. Что еще?

Полина отвела взгляд и категорично сказала:

– Ну хорошо. Я пойду. Но только и ты пойдешь вместе со мной. Будешь сидеть там, пока меня не оформят.

Лидия хитро улыбнулась:

 

– Вот как ты считаешь, почему я тебя позвала?

– Почему?

– Потому что ты – настоящая стерва. Я ж за тобой как за каменной стеной буду работать.

Полина рассмеялась:

– Тебе же от меня первой достанется.

Лидия Шпак взяла ее под руку, и они зашагали по коридору в отдел персонала. Никакие особенные трудности Полине переживать не пришлось. Почтительное отношение к Лидии распространялось на них обеих.

Прочитав в трудовой книжке запись о последнем месте работы, кадровичка спросила:

– Вы были научным сотрудником в галерее, а теперь хотите работать личным помощником?

– Оставьте эти расспросы, – вмешалась Лидия Шпак. – Вы, Ирина Львовна, заплачете, когда узнаете, сколько она получала.

– И все-таки человек с дипломом Московского государственного университета…

В кабинет между тем вошла молодая сотрудница:

– Искали меня, Ирина Львовна?

Кадровичка протянула ей тонкую папку:

– Личное дело Ивановой. Увольняй концом прошлой недели в связи со смертью работника. Пункт шестой, статья восемьдесят третья. Основание – копия свидетельства о смерти. Найдешь ее в папке.

Уже через полчаса Лидия Шпак показала Полине рабочее место в приемной, а потом провела ее в свой кабинет. Усевшись на белый диван, она похлопала рукой рядом с собой.

– Живешь красиво. – Полина села рядом с подругой.

– Пять минут в день. Работа нервная, и ее много. – Лидия усмехнулась.

– Что я должна делать?

– Сначала то, о чем попрошу. Работа несложная. Понемногу введу тебя в курс дела.

– Центробанк еще проверяет?

– Проверяет.

– Чем это может закончиться?

Лидия встала, потянулась и прошла к своему столу.

– Самое худшее – отзовут у банка лицензию. Тогда конторе – каюк, и мы все останемся без работы.

– Думаешь, это реально?

Лидия положила на стол мобильник и опустилась в свое кресло.

– У каждого банка есть свои скелеты в шкафах.

– Даже интересно… – Полина повозилась на диване, устроившись поудобнее. – А за что могут забрать лицензию?

– Например, за отрицательный разрыв между активами и обязательствами.

– Не понимаю. Что это значит?

– Чем больше отрицательный разрыв, тем больше банк нуждается в средствах.

– И?..

– В таком случае у банка не хватит денег для расчета с вкладчиками и кредиторами, если те вдруг решат забрать свои вклады.

– И как с этим у вас?

– Этот показатель у нас почти в норме.

– Значит, бояться нечего.

Шпак усмехнулась:

– Но есть много других…

В дверь постучали. В кабинет вошла невзрачная сорокалетняя женщина. Лидия представила ее:

– Валентина, руководитель секретариата. – Она показала рукой на Полину: – Моя новая помощница.

– Очень приятно, – Валентина подошла к столу и положила на него папку. – Здесь – оригиналы договоров. Кое-где нет вашей подписи.

– Оставьте, я посмотрю. – Лидия отодвинула документы. – Что нового? Как проходит проверка?

– Каждый день – по лезвию бритвы. – Валентина сокрушенно вздохнула: – Рыщут по кабинетам с таким видом, как будто мы все здесь преступники.

– Работа у них такая, – заметила Лидия.

– Плевать людям в душу? – с пафосом воскликнула Валентина. – И вот еще что: беда не приходит одна. Мартынов создал группу оптимизаторов и приказал вдвое сократить офисные расходы. Режут по-живому. До абсурда доходит: скоро не то чтобы корпоратив на базе отдыха провести, бумаги для принтера не допроситесь.

– Не преувеличивайте. Все как-нибудь обойдется.

– Чувствую, что все это добром не закончится…

Лидия Шпак решила прекратить разговор:

– Когда подпишу договора, немедленно перешлю вам.

Валентина ушла.

– Кто такой Мартынов? – спросила Полина.

– Президент нашего банка. – Помолчав, Лидия Шпак продолжила, и в ее голосе прозвучали особенные, глубинные нотки: – Мартынов – удивительный человек. Я тебе про него потом расскажу.

Глава 6
Все версии

Когда Сергей Дуло зашел в кабинет Флегонтова, того на месте еще не было. За приставным столом для совещаний сидели оперативник Вася Морозов и криминалист Тимофеев.

– Курочка здесь? – Сергей поочередно пожал руки одному и другому.

– Побежала разузнать, когда освободится Флегонтов.

– Куда?

– В приемную.

– Флегонтов у Яковлева?

– Вызвал, – ответил Морозов и снова уткнулся в свой телефон.

Дуло прошелся по кабинету, встал у окна и, глядя на улицу, произнес:

– Есть новости?

– Никаких.

– Автомобиль не нашли?

– «Гелендваген»? – Василий Морозов спрятал телефон и, посерьезнев, продолжил: – Нет, не нашли.

– По идее, преступники должны были бросить его в какой-нибудь подворотне и пересесть на другую машину.

– Наверняка так и сделали.

– Тогда где «Гелендваген»?

– Придет Флегонтов, все объяснит.

– А ты что? – Дуло прошел к столу, выдвинул стул и уселся напротив Морозова. – Ты не можешь?

В тот же момент в кабинете появился Юрий Флегонтов, за ним – лейтенант Курочка.

– Здравствуйте, Сергей Васильевич.

– Здравствуй, Нина Витальевна, – ответил Сергей и тут же обратился к Флегонтову: – Ну, что там Яковлев?

– Жив-здоров, – Флегонтов сел на свое место… – Давайте начинать, времени мало. Сначала о том, что сказал Геннадий Петрович. Общая информация относительно автомобиля преступников такова: после выстрела «Гелендваген» повернул на Соймоновский проезд, проехал мимо храма Христа Спасителя и свернул налево, на Пречистенскую набережную.

– Куда потом? – спросил Василий Морозов.

– Потом?.. – Юрий Флегонтов приподнял папку с документами и бросил ее на стол. – Потом он исчез.

– Как это?! – обескураженно вскрикнула Курочка.

– На записи с камеры городской службы видеонаблюдения видно, как автомобиль выехал на Пречистенскую набережную, но следующая камера его не зафиксировала.

– Свернул куда-нибудь?

– Некуда сворачивать. Справа ограждение набережной Москвы-реки, слева – забор храма Христа Спасителя. Всехсвятский проезд сейчас тупиковый. На Ленивку он не сворачивал, там установлена камера видеонаблюдения. А на ее записи «Гелендвагена» нет. Короче, до Ленивки он не доехал.

– Там всего-то полкилометра. Куда же он делся? – чуть слышно пробурчала Курочка. – В реку свалился?

– Если бы свалился, нам бы сказали, – заверил ее Дуло.

– Нужно поискать среди автомобилистов по видеорегистраторам, – подсказал криминалист Тимофеев.

Флегонтов деловито кивнул:

– То же самое посоветовал Яковлев. Я уже обратился в пресс-службу.

– Сделают объявление? – поинтересовался Сергей.

– Да, в ближайшее время.

– Где?

– На центральном телеканале.

– Текст согласуют?

– Об этом не беспокойся… – Флегонтов на мгновение задумался. – Все это хорошо, но не факт, что кто-нибудь отзовется.

– Не факт, – согласился Дуло и, отведя взгляд, беспокойно вздохнул.

– Что? – спросил оперативник Морозов.

– Себя виню…

– А ты что мог изменить? – развел руками Флегонтов.

Сергей встал, подошел к окну и рывком открыл створку. Потом достал сигарету и закурил.

– Когда сидел за столом, видел белую ленточку, привязанную к ветке на дереве!

– Возле ресторана деревьев нет, – заметил Морозов.

– Зато есть в сквере напротив.

– При чем здесь ленточка? При чем здесь сквер? – не поняла Нина Витальевна.

Флегонтов ей объяснил:

– Ленту привязывают для того, чтобы визуально контролировать силу ветра в момент выстрела. Сильный боковой ветер отклоняет выпущенный из гранатомета заряд.

– Они же стреляли почти в упор!

– Наличие ленточки дает новую версию. Возможно, стрелять планировали с другой точки.

Сергей Дуло продолжил:

– Видел эту чертову ленточку и не понял…

– Брось… – Юрий Флегонтов махнул рукой. – Ну что бы ты сделал?

– Я должен был сообразить, когда увидел за окном того типа. Мы встретились глазами, и я сразу почувствовал: что-то не так.

– Брось… Брось свою сигарету, закрой окно и возвращайся за стол, – распорядился Флегонтов. – Задним умом все сильны…

Сергей затушил сигарету и вернулся на место.

– Давайте восстановим последовательность вчерашних событий, – сказал Флегонтов. – В тринадцать сорок пять в зал вошел предполагаемый наводчик. Подчеркиваю, предполагаемый. Если объект преступления – сам ресторан, версия с наводчиком отпадает.

– Ладно, ладно… – согласился Сергей Дуло. – Я зашел туда ровно в два. Ну, может быть, в две минуты третьего. Сел за стол. Минут через десять появилась Сусанна Васильевна. Мы сделали заказ и начали разговор…

– Примерно в это же время, – продолжил Юрий Флегонтов, – по словам журналиста Успенского, который тоже находился в обеденном зале, неизвестный мужчина уронил телефон…

– Не забывайте, что он успел сделать заказ и рассчитался, – дополнил Морозов. – Как известно, так поступает лишь тот, кто может внезапно уйти. К тому же он слишком удачно выбрал позицию: спиной к стене, лицом к залу и окнам.

– С этим все ясно, Василий, – согласился Флегонтов и адресовал вопрос Дуло: – Во сколько позвонила Полина?

– Сейчас точно скажу. – Сергей вытащил телефон. – Она позвонила… в четырнадцать сорок семь. Я отошел в сторону…

– Во сколько прошел тот взъерошенный тип мимо окна? – спросил Юрий, одновременно записывая что-то в блокноте.

– Наводчик? – переспросил у него Дуло.

– Если хочешь, будем называть его так.

– В четырнадцать сорок пять. Я в тот момент посмотрел на часы.

Флегонтов полистал свой блокнот:

– Ага!

– Что? – заинтересовался Морозов.

– Судя по монитору, наводчик ушел в четырнадцать тридцать пять. – Флегонтов поднял голову. – Вопрос: где он был, если по улице мимо окна прошел только в четырнадцать сорок пять?

Курочка улыбнулась:

– В туалет заходил.

– Вот и выясни, – распорядился Сергей. – Езжай в ресторан, поспрашивай, может быть, кто-то его заметил.

– Видеокамера на входе… – начала Курочка.

Но Дуло ее прервал:

– Забудь, Нина Витальевна. Та камера не работала. Я узнавал.

– Жалко.

– Не то слово.

– Закончили? – сдержанно поинтересовался Флегонтов и, не дожидаясь ответа, продолжил: – В четырнадцать сорок пять наводчик проходит мимо окон ресторана. Через две минуты Сергею Дуло звонит жена, и он удаляется от стола, за которым сидит адвокат Милькина. Примерно в четырнадцать сорок девять у перекрестка останавливается «Гелендваген». Когда загорается желтый, а это уже четырнадцать пятьдесят, преступник высовывается в люк и производит один выстрел. Он отбрасывает базуку, скрывается в салоне, после чего загорается зеленый, «Гелендваген» срывается с места, сворачивает на Соймоновский проезд и мчится к Пречистенской набережной, где через пару минут исчезает.

Сергей Дуло подвел черту:

– Промежуток времени: четырнадцать пятьдесят – четырнадцать пятьдесят пять.

– Продлим его до пятнадцати ноль-ноль, – уточнил Флегонтов. – Так будет верней.

– Но как в это поверить?! – Курочку прорвало: – Не мог же «Гелендваген» провалиться под землю?!

– Не мог, – поддержал ее Дуло, после чего распорядился, обращаясь к Морозову: – Ты займешься черными «Гелендвагенами».

Тот спросил:

– В Москве?

– Прихвати еще Подмосковье.

– Ты хоть представляешь, о каком количестве автомобилей идет речь?

– Не так страшен черт… – Сергей ободряюще улыбнулся. – Машина дорогая. Таких немного. Уточни по видео модель и комплектацию. Определи примерный год выпуска.

– Закончили? – снова спросил Флегонтов, и в его голосе послышалось раздражение.

Сергей молча кивнул.

Флегонтов обратился к Тимофееву:

– Что с гранатометом?

– На предмет пальчиков? – Криминалист покачал головой. – Не нашли ни одного пригодного отпечатка.

– Как насчет наводчика?

– Сняли отпечатки со спинки стула и обложки меню. – Тимофеев вздохнул. – Там какая-то дикая мешанина…

– Рассчитывать не на что?

Криминалист покачал головой, но в этот момент снова вмешался Сергей:

– Валерий Иванович, очень прошу, поройся в следотеке. Может, установишь личность наводчика. У нас же есть видеозапись.

Тимофеев ответил:

– Уже делаю.

– Что-то найдешь, сразу звони.

– Закончили? – Теперь в голосе Флегонтова звенела досада.

– Прости, Юра. – Дуло сообразил, что сыграл на чужом поле. – Ты бы все равно приказал этим заняться.

– И сделал бы это сам, как следователь, который ведет дело.

Все дружно опустили глаза. Спустя мгновение неловкости Флегонтов снова продолжил:

– Обращаю внимание всех членов следственной группы: я настаиваю на рассмотрении всех возможных версий. – Он неприязненно посмотрел на Сергея, но тут же отвел глаза. – Это к вопросу о мнимом наводчике.

 

– Он не мнимый, а самый что ни на есть реальный, – решительно возразил Дуло.

– Напоминаю, – теперь Флегонтов говорил с явным нажимом. – Дело веду я.

Сергей Дуло сказал:

– А я и не ставлю под сомнение твое главенство в этом расследовании.

– Таким образом, – продолжил Флегонтов, – версия номер один – неправомерные деяния конкурентов. В рамках этой версии я сам опрошу хозяина ресторана и также наведу справки о служащих. Вторая версия…

– Покушение на жизнь одного из клиентов, – тихонько подсказала ему Курочка.

– Правильно, Нина Витальевна. Только одна поправка: одного или нескольких. Для этого нужно прощупать всех, кто там был. Сообщаю тем, кто не знает: кроме журналиста Успенского и адвоката Милькиной в момент взрыва в ресторане обедал известный предприниматель Евсеев. С ним была женщина. Евсеев сообщил, что женщина приходится ему родственницей. Однако я склонен предполагать, что это любовница. Вопрос деликатный и требует особого подхода. Попрошу тебя, Сергей, разберись с этой парочкой.

Тимофеев, не сдержавшись, прыснул в кулак:

– В чем в чем, а в деликатности Дуло не заподозришь…

– Справлюсь, – сухо заметил Сергей.

– Не сомневаюсь, – так же сухо отреагировал Юрий Флегонтов. – Что касается Милькиной…

– С ней разберусь сам, – перебил его Дуло. – Это мой долг.

– Не возражаю. Только придется переворошить все ее дела и процессы. Это большая работа, а тебе еще разбираться…

– Опять про банное дело?

Флегонтов покачал головой:

– Нет. Я про другое…

Дуло непроизвольно поднял глаза:

– Ну, говори…

– Ничего личного, – начал Флегонтов. – Яковлев считает, что покушаться могли на тебя. Кто лучше тебя может знать почему?

Сергей справился с удивлением и преувеличенно спокойно ответил:

– Хорошо, я над этим подумаю.

– Теперь ты понимаешь, почему не ведешь это дело?

– Теперь понимаю.

– Журналистом Успенским займется Морозов. Преступление могло быть связано с его профессиональной деятельностью.

– Да бросьте! – улыбнулся Морозов. – В такой паршивенькой газетенке…

– Хоть брось, хоть подними. Этот вариант придется отработать.

– Пожалуйста… – Курочка подняла руку.

– Что? – поинтересовался Флегонтов.

– Можно журналистом Успенским займусь я?

– Ну, хорошо. Сходи в редакцию, поговори с сотрудниками, почитай последние публикации. Потом назначь ему встречу.

– Слушаюсь! – ответила Курочка.

– Тимофеева прошу поработать с мобильными операторами, выявить подозрительные звонки и эсэмэски, которые производились и передавались в ресторане и на прилегающей к нему территории.

– Сделаю, – заверил Валерий Иванович.

– Можно? – В приоткрытую дверь просунулась мужская голова с зачесанной лысиной. – Саркисян, директор ресторана «Камилла». Вы меня вызывали.

Флегонтов сделал предупреждающий знак:

– Подождите пока за дверью.

Саркисян попятился, лысина исчезла, и дверь затворилась.

Флегонтов продолжил:

– В общих чертах определились. Задачи всем членам следственной группы ясны. В понедельник в восемь ноль-ноль встречаемся здесь. Если у кого-то найдутся дела поважнее – не возражаю. Была бы от этого польза.

Флегонтов поднялся, дав понять, что все свободны. Курочка и Морозов ушли. Тимофеев задержался у двери, поджидая Сергея, но тот сказал:

– Иди, Валерий Иванович, через минуту буду в своем кабинете. – И, когда Тимофеев вышел, Дуло протянул руку Флегонтову: – Не сердись. Сам не знаю, как вышло. Обещаю: самоуправничать в твоем деле больше не буду.

Юрий пожал его руку и серьезно сказал:

– А я и не позволю.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru