banner
banner
banner
Ведьмы не любят инквизиторов

Анна Бруша
Ведьмы не любят инквизиторов

– Жаловаться она не будет. – Охотник заметно расслабился.

– Ты мне объясни, зачем ты ее вообще подчинил? Обряд-то серьезный.

Волк пожал плечами, всем своим видом показывая, что не собирается оправдываться.

– Ты мне свой характер-то не показывай. – Голос Шефа стал стальным, – В связи с последними событиями пройдешь проверку. Полную.

– Думаешь, я ее люблю? Я? Ведьму? – Охотник резко вскочил. – Вот уж не ожидал, Шеф.

Верховный инквизитор смотрел на Охотника холодным немигающим взглядом.

– Еще спроси, не назвал ли я ей своего настоящего имени! – Черный Волк захохотал.

В кабинет бесшумно вошли два инквизитора, мастера дознания.

– Отлично! – Охотник был вне себя.

– Увести, – коротко приказал Шеф.

На Черного Волка надели наручники, он не сопротивлялся.

После того как его увели, Верховный инквизитор поднял трубку и отдал следующее распоряжение:

– Проверку по полной программе, не жалеть, но и не калечить. Ломать специально не надо и желательно не оставлять следов.

Он выслушал ответ, усмехнулся.

– Нет, ведьму пока не трогайте. Не надо, никуда не денется. А если с проверкой все чисто, пусть играет, пока не надоест. Потом сам отправит куда следует.

Моргана пила кофе на веранде маленькой кофейни. Охотник не появлялся уже несколько дней, но на этот раз ведьма чувствовала удивительное спокойствие, наладился сон, на щеках снова появился румянец. Легкий ветерок играл ее распущенными волосами; мимо на велосипеде проехал темноволосый парень, он засмотрелся на девушку и едва не врезался в столб. Мор засмеялась и покачала головой, она обхватила чашку двумя руками и вдохнула горьковатый аромат с нотками корицы и кардамона.

Все налаживалось. Ангелика разрешила заглянуть в свою колдовскую книгу, и Мор переписала несколько заклинаний. В последнее время ведьмы сблизились, Ангелика хорошо разбиралась в природе магии и рассказала много всего полезного. Теперь Моргана знала, как правильно использовать семена, сбивающие с пути, как зажигать путеводный светлячок и еще несколько полезных магических трюков.

Думая о магии, ведьма рассеянно крутила чашку в руках. Мор увидела, что кофейная гуща сложилась в четкую картинку: фигурка оскалившегося волка в клетке, сердце над клеткой вместо луны. Моргана ловко повернула чашку, предсказание исчезло. Ведьма задумалась о том, что это может значить, когда на нее упала тень и хриплый голос сказал:

– Инквизиторская проверка, предъявите метку.

Моргану передернуло – как же надоели эти проверки в городе, эта черная форма кругом, постоянная тревога.

Мор показала запястье.

Лицо инквизитора вытянулось, ведьма не удержалась и хихикнула – очень забавно выглядел этот рыжий парень с торчащими вихрами и веснушками.

– Пройдемте. – Молодой инквизитор стал серьезным.

Мор поднялась.

– В чем меня обвиняют? – Ведьма испытала раздражение.

– Пройдемте для выяснения обстоятельств.

– Каких? Что вас интересует?

Моргана в упор смотрела на парня, взгляд спустился на его тонкую шею, торчащую из воротника форменной рубашки. Кожа была удивительно белая и прозрачная, с мелкими редкими веснушками, под ней подрагивала синяя жилка.

– Подними руки, ведьма, так, чтобы я их видел. Шагай вперед.

Мор подняла руки, теперь метки-кандалы были выставлены на всеобщее обозрение. Люди отворачивались и спешили перейти на другую сторону улицы. Ведьма чувствовала себя униженной, ее пронзила мысль – наверное, ее отправляют на поселение ведьм. Сегодня ее лишат силы, а когда обнаружится, что силы стало больше, чем записано в документах… Она остановилась и глубоко вздохнула.

– Что встала? – начал инквизитор и протянул руку, чтобы толкнуть девушку.

И в это время ведьма исчезла.

Он моргнул, пробежал вперед, назад. А потом улицу огласил тревожный сигнал.

На самом деле Моргана никуда не исчезла, она просто шагнула в тень. Тень обладает удивительными свойствами, особенно если ею уметь пользоваться. В тени предметы становятся нечеткими, а ведьма может стать практически невидимой. Конечно, если бы инквизитор был повнимательнее или более опытным, он бы нашел ее. Но, к счастью, ведьму он не видел и не наткнулся на нее, пока хаотично метался туда-сюда.

Охотник лежал на полу камеры, глядя в маленькое окошко под самым потолком. Коллеги-дознаватели знали свое дело. Проверка была добротная, основательная. Всеохватывающая. Болело все тело. В глазах полопались сосуды, и даже тусклый свет из окошка причинял дискомфорт, но Волк не отрывал взгляда. Он думал о летних улицах, о том, как ничего не подозревающие люди ходят по ним, смеются, едят пончики, ругаются, мирятся, занимаются сексом, как они приходят домой и их кто-то ждет. А он так и не угостил ведьму пончиками.

Интересно, а она ждет его? Думает ли о нем, задается ли вопросом, куда он пропал? Насколько он мог судить, проверку он прошел – как ни искали дознаватели, они не смогли засечь ничего, что можно было бы классифицировать как любовь.

Черный Волк являлся и является образцовым инквизитором. Просто мужчине нужна игрушка.

Лязгнул засов в камере. Охотник как будто нехотя повернул голову, но на самом деле нестерпимо болела шея и каждое движение давалось с трудом.

В проеме стоял Верховный инквизитор.

– Сам пришел?

– Я рад, что ты оказался чист. Просто когда оперативник твоего уровня вдруг резко меняет привычки, это наводит на мысли. И в свете последних событий… сам понимаешь.

Волк промолчал, ему хотелось думать, что его молчание многозначительное.

– Давай поднимайся. Вот так, потихонечку… – сказал белоголовый инквизитор. Охотника заметно шатало. –  Сейчас к Доку сходим, он тебя на ноги поставит. Но сначала душ.

Через некоторое время мужчина полусидел в палате, Док поставил ему капельницу с каким-то своим фирменным коктейлем из обезболивающих и стимуляторов. Перед ним стояла тарелка с горячим стейком.

– А жизнь налаживается, – протянул Охотник.

– Я не сомневался. – Док хлопнул друга по плечу, от чего мужчина поморщился. – Я всегда считал, что это бред. Ну какая любовь к ведьме? Ты и любовь. Да я, сколько тебя знаю, не замечал, что у тебя с женщинами, не то что с ведьмами, были какие-то отношения.

Охотник хмыкнул:

– Даже не знаю – мне сейчас тебе морду бить или гордиться.

– Ну, я ж, это самое… – Док понял, что фраза получилась неудачной. – А что ты собираешься делать со своей ведьмой? Ну, после всей этой проверки.

Волк наслаждался стейком:

– Тебе какие подробности нужны?

– Я просто подумал, что ты ее захочешь отправить на поселение.

– Неправильно ты подумал. С этой ведьмой меня проверили, а с новой – мало ли что придет в голову нашему мудрейшему Шефу. Привычки его мои заинтересовали, мать его колдовка.

– Шеф должен думать обо всем. – Белоголовый инквизитор вошел в палату.

– Второй раз за день лицезрю Верховного инквизитора, везет мне сегодня. – Охотник не скрывал сарказма.

– Хотел лично сказать – отдохни недельку. А потом у меня будет для тебя задание.

– Хорошенький отдых в больничке.

– В принципе, я могу тебя отпустить уже сегодня вечером. Все коктейли дам с собой. Отлежись дома, – Док был оптимистично настроен, – мастера дознаватели аккуратно работали.

Охотник хмыкнул.

– А ведьма могла бы за тобой поухаживать, зря, что ли, подчинял. – Верховный улыбнулся. Улыбка получилась неискренней, как будто у него просто свело лицо. – Я какое-то время назад отправил стажера за твоей ведьмой. Он ее привезет к тебе домой.

Лицо Охотника превратилось в маску.

– Никто. Не должен. Трогать. Мою. Ведьму.

– Ладно, ладно. – Шеф усмехнулся. – Нервный ты какой-то. Я даже прямо сейчас позвоню и отменю задание. Сам заберешь.

Черный Волк смотрел немигающим взглядом на двух мужчин. Первым не выдержал Док:

– Пойду упакую тебе восстанавливающие препараты.

– Витаминки не забудь, – зло пробормотал Охотник.

У Верховного инквизитора звякнул телефон, он уставился в экран и нахмурился, а потом его лицо приобрело безмятежное выражение:

– Со своей ведьмой сам разбирайся, когда найдешь. – Шеф пришел в подозрительно веселое расположение духа. – От стажера она убежала. Исчезла прямо с оживленной улицы. Развлекайся.

Охотник испытал взаимоисключающие чувства – радость и раздражение. Но одно он знал твердо – свою ведьму он найдет быстро. Поэтому Волк откинулся на подушку и прикрыл глаза. Ярость неслась по его венам вместе с лекарством, помогая восстановить силы.

Моргана стояла на крыше и нерешительно смотрела вниз, сжимая в руках метлу, рядом была Ангелика. Ведьма кривила губы в усмешке:

– Малышка Моргана, это твой единственный шанс выбраться.

– Метла, Ангелика! Ради Гекаты, кто сейчас летает на метлах? Это вообще реально? Или ты решила, что я прыгну с крыши, а ты посмеешься, когда я расшибусь в лепешку? – Мор была близка к истерике.

– Послушай, это древняя метла, чары абсолютно надежны. У тебя сейчас достаточно сил. Метлой давно не пользовались, ей нужен разгон, и потом, тебя никто не заметит. И вообще, ты хочешь выбраться или нет?

Ведьма тихонечко застонала, а затем истерично засмеялась:

– Представляю себе лица инквизиторов, когда они увидят ведьму на метле. – Из глаз катились слезы. – Но я даже машину не умею водить, как я справлюсь с метлой?

Ангелика посмотрела на небо, ее глаза слабо замерцали:

– Хорошая новость в том, что в небе не особенно оживленное движение. – Старшая ведьма начала терять терпение. – Давай решай: либо ты прыгаешь с метлой, либо я забираю метлу, и ты прыгаешь без нее. – Женщина крепко схватила Мор за руку, острые когти больно впились в кожу. – Так что ты решила?

– Я полечу.

– Вот и умница, а то устроила истерику. Потом, что может быть естественнее для ведьмы, как полет на метле в ночи. Считай, что возвращаешься к истокам. Я даже не буду предлагать тебе раздеться. Твоя белая кожа будет слишком светиться в темноте.

 

– Ра-раздеться?.. – Мор была шокирована.

– Я же говорю – не буду просить. Если вспомнить времена, когда нас было много, ведьмы летали голыми. А какие были вечеринки!.. Мне кажется, что инквизиторы взъелись на ведьм, потому что мы умеем получать удовольствие от жизни.

– Давай не будем развивать эту тему. Кстати, Ангелика, сколько тебе лет, если ты помнишь старые времена?

– Нахалка, – беззлобно огрызнулась старшая ведьма.

Моргана оседлала метлу и сделала шаг к краю. Внизу шумели машины, горели огни, люди спешили провести вечер в барах, ресторанах, клубах.

– Я тебе помогу, постарайся не орать. –  Ангелика толкнула девушку, и та полетела с крыши вниз.

Она закусила губу, крепко вцепилась в ручку метлы. Сначала Мор падала, но потом ее резко подбросило вверх, и метла полетела. Она услышала крик Ангелики:

– Построже с метлой, она с характером!

Метла летела, но сопротивлялась. Она хаотично меняла скорость, то замедляясь, почти зависая в воздухе, то ускоряясь. Когда Мор попыталась повернуть, метла закрутилась на месте.

– Прекрати, почему ты меня не слушаешься? – в отчаянии шептала ведьма.

Но метлу это совершенно не впечатляло. Она буквально издевалась над девушкой, а когда палка слегка задрожала, Мор поняла, что метла смеется над ней. На глаза навернулись злые слезы – ведь она была близка к свободе как никогда.

– Сдам в Инквизицию, мерзкий веник. Там тебе прутья-то пересчитают. Вот я тогда посмеюсь.

Метла задумалась.

– СДАМ! НЕ СОМНЕВАЙСЯ! – В голосе Морганы звенела сталь. – А ну, вперед!

Метла так резво принялась исполнять приказ, что Мор, не привычная к такому способу перемещения, чуть не свалилась.

Ведьма неслась, как стрела, над ночным городом. Она ощутила ни с чем не сравнимое ощущение свободы, ветер трепал ее волосы, щеки раскраснелись. Она рассмеялась, когда пролетела над пропускным постом Инквизиции на выезде из города. Ощущая себя нехорошей темной ведьмой, она плюнула вниз, отчего на душе стало еще радостнее.

Рыжий парень стоял навытяжку перед Верховным инквизитором, отчаянно потея, а его глаза то и дело косились в сторону другого мужчины. Тот смотрел на стажера с выражением безграничной брезгливости.

– Повтори, что ты ей сказал?

– Я приказал ей поднять руки и не задавать вопросов. Она послушалась, а потом остановилась. Я хотел подтолкнуть ее, а она возьми и исчезни.

– Слабая ведьма?

– Я… я… – Стажер растерял всю свою уверенность. – У нее была странная метка. – Охотник резко выдохнул воздух, отчего парень вздрогнул и очень тихо закончил: – И я не смог считать уровень силы.

– Уволен. – Верховный инквизитор говорил спокойно. – Покиньте кабинет, уже бывший стажер, в отделе кадров заберете документы.

Парень вышел на негнущихся ногах, на спине рубашка пропиталась по́том.

Когда за ним закрылась дверь, Верховный покачал головой:

– Что тут скажешь, с каждым годом подготовка все хуже и хуже. Представляешь, если бы он столкнулся с ведьмой с уровнем силы пятнадцать или даже двадцать? А здесь полтора – и не справился.

Волк скривился и промолчал, посчитав комментарии излишними.

– Эта твоя ведьма склонна к побегам?

– Она пугливая, от меня пыталась убежать два раза, – прозвучало с некоторым оттенком гордости.

– Как найдешь ее, у меня для тебя задание. Я хочу, чтобы ты отправился в Высшую школу Инквизиции и постарался расследовать тот случай, когда инквизитор… – Шеф сделал паузу, а потом как будто выплюнул, – влюбился в ведьму.

Охотник кивнул.

– Проведешь несколько мастер-классов, расскажешь подрастающему поколению, какие приемы применимы, про реальную работу несколько баек.

– Ненавижу выступать перед аудиторией.

Волк уже взялся за ручку двери, когда Шеф продолжил:

– И возьми на задание свою маленькую ведьму. Может, на нее захотят выйти те, кто меня интересует. Во всяком случае, я очень рассчитываю, что она станет хорошей приманкой.

Охотник коротко кивнул, на лице не отразилось никаких эмоций.

– А знаешь, – Верховный инквизитор поднялся со своего места, – когда я провожу проверку, я знаю ответ. Но в твоем случае я не был уверен. Я на самом деле не знал, провалишься ты или пройдешь. Самая поганая вероятность – пятьдесят на пятьдесят.

Черный Волк улыбнулся и закрыл дверь. От этой улыбки Шефу стало не по себе, но он быстро взял себя в руки, поднял трубку, набрал короткий номер:

– Приглядывай за ним и за его ведьмой. Да, и проведи еще один тест на лояльность. – Слушая ответ собеседника, инквизитор крутил в руках тяжелое пресс-папье в виде дельфина. – В конце концов, это его работа – убивать ведьм. Справится. Если чувства нет – тем более.

Охотник вышел из здания Инквизиции и прислушался к своим ощущениям. Чутье подсказывало, что его ведьма выбралась из города. Он ухмыльнулся: и почему ее так тянет в лес?

Ведьма летела всю ночь. Она устала, пальцы замерзли, и вообще на метле не так просто летать, как кажется. Мор подняла руку и потерла глаза, в это время метла вильнула в сторону, самовольно ускорилась, сделала резкий финт. Раздался сильный треск. Потом крик. Мор, кувыркаясь в воздухе, полетела вниз. Она ничего не видела из-за волос перед глазами. Потом был резкий удар обо что-то мягкое. Ведьма села, громко ойкнув, и уставилась на то, на что она приземлилась. Оказалось, что Моргана сидела на ведьме. Судя по тому, что та лежала на спине и неподвижно смотрела в небо широко открытыми глазами, она была мертва. Мор подскочила, как будто ее подбросили.

– Как? Как можно было столкнуться в небе?.. – причитала она.

Моргана нашла свою метлу и метлу несчастной, к которой была приторочена довольно увесистая сумка.

В сумке оказались потрепанная колдовская книга и несколько кристалликов и стеклышек, назначения которых Мор не понимала, а еще серебряный инквизиторский нож. Затем, преодолевая брезгливость, она осмотрела тело. Метки не было. Это была первая дикая ведьма, которую Моргана увидела.

Мор сняла шарф с шеи женщины и связала им обе метлы, села на свою и резко оттолкнулась от земли. Метла беспрекословно послушалась и взлетела без всяких выкрутасов – казалось, ее здорово напугало столкновение.

Моргана не оглянулась, она постаралась выбросить из головы образ перекрученной шеи и мертвых глаз. Этой ведьме просто не повезло, а главное – ей ничем не поможешь. Мор была рада тому, что осталась жива, а теперь она еще и заполучила колдовскую книгу. Ведьма расхохоталась – вот тебе и любыми путями. Метла мертвой ведьмы нехотя летела следом, временами натягивая шарф. Пока все складывалось очень удачно.

Усталость брала свое. На этот раз Мор плавно приземлилась на берег небольшого озерца, съела припасенный бутерброд, который показался ей самым вкусным из всего, что она ела в жизни, и запила его соком из пакетика. Она с наслаждением вытянулась на траве и решила немного полежать, чтобы восстановить силы и продолжить путь. Но не заметила, как заснула.

Охотник недоумевал, как ведьма могла двигаться так быстро. Она значительно опережала его. Он допускал, что еще не пришел в норму, но ведьма прямо летела к границе. Волку это совсем не нравилось. Мужчина машинально выполнял действия для отслеживания ведьмы. Наконец-то она устала и остановилась; он ясно ощущал след и надеялся, что в течение трех часов сможет ее догнать. Надо будет напомнить Шефу про обещанную неделю отпуска.

Охотник двигался быстро и бесшумно. Прогулка была не из легких, лес вокруг беспокоился: стонали деревья, ветер доносил неясные шепотки, было слышно, как вдалеке кто-то всхлипывал и тихонечко подвывал. Охотник мог с уверенностью сказать, что «это» не было человеком. Он остановился и резко втянул воздух – пахло сладковатой гнилью. В этом лесу творилось мерзкое темное колдовство. Скорее всего, где-то поблизости находился ведьмовской круг.

«Надо будет зачистить», – подумал Охотник. Но сейчас ему совсем не улыбалось нарваться на агрессивных ведьм.

Инквизитор остановился, лес сковала странная тишина. Он поднял голову вверх и встретился глазами с ведьмой. Она сидела на тонкой ветке на корточках, сохраняя равновесие каким-то непостижимым образом. Седые волосы свисали, как пакля; женщина провела когтями по стволу дерева, оставляя глубокие борозды.

– Инквизитор заблудился, – сказала она хриплым глубоким голосом и хищно улыбнулась.

Охотник медленно повернулся, чтобы увидеть, как из-за деревьев тенями скользнули еще шесть ведьм. Все темные, сильные.

– Тебя проводить, инквизитор? – Ведьма откровенно веселилась.

Охотник почувствовал резкую боль под лопаткой, перед глазами все поплыло. Последнее, что он услышал, были слова ведьмы, которая выстрелила в него транквилизатором:

– Мастерство не потеряла. Сколько агрессивных собак я так усыпила, и не сосчитать.

Волк провалился в сон.

Моргана проснулась оттого, что кто-то пристально на нее смотрел. Рядом стояли три дикие ведьмы. Мор знала, что те, кто занимается темным колдовством, меняют свой облик. Она видела карикатуры и рисунки, где у ведьм были длинные когти, вытянутые зрачки и острые клыки, но сама всегда считала это художественным преувеличением. Так вот, сейчас перед ней стояли именно такие ведьмы, которыми пугают… всех.

Одна из женщин поклонилась.

– Мы ждали вас, Ви!

Мор занервничала, она сразу же подумала, что ее приняли за ту мертвую ведьму, с которой она столкнулась. Но решила не разубеждать трех диких:

– Я тут отдохнуть решила, задремала.

Ведьмы визгливо засмеялись, как будто она сказала что-то действительно смешное.

– Пойдемте, мы вас проводим к Старшей.

Мор решила не спорить, она поднялась на ноги, потянулась.

– Хорошо ли долетели? – поинтересовалась ведьма с жуткими черными когтями.

– Да, спасибо, без проблем. В небе не особенно оживленное движение. – Мор улыбнулась так, что свело губы.

Ведьмы шли по лесу, метлы летели следом.

– Могу ли я спросить, Ви, – вежливо начала болезненно худая ведьма с совершенно кошачьими глазами и волосами цвета ржавчины, которые доходили ей до щиколоток.

– Да, конечно…

– Ви, мы чувствуем твою темную силу, но уровень колдовства – нет.

– О, это я принимаю одно дивное зелье. Даже инквизиторов можно провести. – Мор решила, что лучше говорить правду, чтобы потом не запутаться.

– Разумно. Кстати, сегодня сестры поймали инквизитора. Так далеко они обычно не суются.

Моргана невольно содрогнулась.

– С другой стороны, он будет прекрасной жертвой, – продолжила рассуждать ведьма с когтями.

– Да уж. – Мор сдержанно кивнула.

– Мы надеемся, что вы, Ви, проведете ритуал сегодня.

– О, хм… Ну, конечно. Э, с радостью. Раз есть инквизитор.

К своему ужасу Моргана осознавала, что ничего не знает ни о мертвой ведьме, ни о ритуалах диких.

Ведьмы привели Моргану в самое сердце леса. На небольшой поляне в землю был врыт столб, к которому был привязан мужчина. Он был без сознания, и его голова безвольно свешивалась на грудь, короткие светлые волосы потемнели от пота и грязи. На нем была надета черная инквизиторская форма, в некоторых местах порванная и испачканная бурыми пятнами. Мор шагнула ближе, ее сердце пропустило удар – она не могла не узнать его. Охотник. Черный Волк. Захвачен дикими ведьмами.

– Пришлось его снова усыпить, он очень силен. Как только пришел в себя, сразу же напал на бедняжку Альму, чуть не перегрыз ей горло. Настоящий зверь.

Мор кивнула и заметила:

– В любом случае, теперь зверь пойман.

Одна из диких потянула Моргану за рукав:

– Пойдемте, Ви, мы поможем подготовиться к ритуалу.

Длинноволосая ведьма подмигнула Мор:

– Согласитесь, быть Хозяйкой ночи и принести в жертву молодого инквизитора гораздо интереснее, чем молодого оленя.

Моргана хотела узнать, где они собирались взять оленя, но прикусила язык и вместо этого натужно засмеялась, ее колени слегка дрожали. Ведьмы увлекли ее в покосившуюся хижину. Внутри горел очаг, было дымно, пахло травами. Мор смогла различить навязчивые запахи розмарина, лаванды и восточного дурмана. Ведьмы помогли ей раздеться и натерли тело ароматными настойками и мазями, вплели в волосы ленты и цветы. Моргана не могла сказать, сколько времени все это заняло. Наконец ей на плечи накинули легкую черную ткань, соединив концы у горла причудливой брошью. В руку Мор почтительно вложили серебряный инквизиторский нож. Она вздрогнула, когда холодный металл обжег разгоряченную кожу.

Мор шагнула из хижины. Время опять свернулось в тугую петлю. Ночь и неестественная тишина, которая резко разорвалась криками ведьм. Их было больше двадцати, молодые и старые, красивые и уродливые, сильные и очень сильные. В некоторых осталось совсем не много человеческого.

 

Моргана плавно шла мимо приветствующих ее женщин к столбу. Инквизитор пришел в себя и хмуро смотрел на ведьм. На скуле появилась очередная ссадина.

Мор скользнула к нему, ведьмы одобрительно зашумели и взялись за руки, образовывая круг. Воздух стал плотным от магии. Одна из ведьм затянула протяжный речитатив, другие подхватили, покачиваясь в такт словам. Охотник стиснул зубы и посмотрел на Моргану. Их глаза встретились. Он узнал ее.

Ведьма медленно пошла по кругу. Речитатив ускорялся, и Мор заметила, что некоторые уже впали в глубокий колдовской транс.

– Кровь! – высоко закричала длинноволосая ведьма, глаза ее страшно закатились.

– Кровь! – подхватила ее подруга с когтями.

– Кровь! – взвыли все остальные.

Моргана подошла к инквизитору и разрезала футболку, провела рукой по его груди, погладила рельефные мышцы пресса.

Охотник напрягся и прошипел:

– Чего ты ждешь, ведьма?

Вместо ответа Моргана кольнула его ножом, выступила алая капля крови.

Ведьмы забились в припадке, несколько женщин осели.

– Больше, больше!

Мужчина рванулся, но веревки держали крепко.

Мор посмотрела на него, а потом прошептала:

– Нравится, Волк? Чувствовать себя беспомощным?

Он ничего не ответил.

Моргану захватило ощущение собственной силы. Она чувствовала сладковатый запах крови. На губах появился металлический привкус. Кровь и сила пьянили, вызывали ощущение легкости. Ведьма перестала слышать завывания беснующихся женщин, приставила лезвие к груди инквизитора и слегка надавила.

– Теперь ты знаешь, каково это – чувствовать себя игрушкой?

Мор улыбнулась холодной, жуткой улыбкой. Инквизитор хрипло вздохнул. Нож царапнул его грудь, на этот раз крови было больше. Моргана уставилась на красные разводы и стряхнула с себя наваждение. Звуки вернулись. Ведьма зашла за спину инквизитора и перерезала веревки, несколько раз неглубоко порезав его запястья. Охотник непонимающе смотрел на Моргану.

– Быстрее, пока они не очнулись!

Дважды просить инквизитора не пришлось. Он быстро освободил ноги от пут и побежал за Морганой мимо бесновавшихся на земле ведьм.

Мор добежала до хижины и запрыгнула на свою метлу.

– Хватай вторую метлу, инквизитор! Да не стой же ты!

Охотник не стал медлить.

Они летели прямо к границе, едва не задевая верхушки деревьев. Никто не произнес ни слова. Мор затылком чувствовала на себе тяжелый взгляд Охотника. Она оглянулась и выразительно махнула рукой, призывая снижаться.

Когда Волк приземлился, ведьма нервно расхаживала взад и вперед, завернувшись в темную ткань.

– Ну почему Инквизиция так плохо работает? Откуда столько диких ведьм? – Моргана почти сорвалась на крик. – Как будто мне мало проблем, инквизитор! Я от тебя убегала, почти добралась до границы и тут попала к ведьмам. Ты их видел? Они же страшные!

Девушку била крупная дрожь от переизбытка эмоций и холода.

Охотник молча, осторожно положил метлу и сделал шаг в сторону ведьмы.

– Нет, стой на месте. – Моргана выставила серебряный нож вперед.

– И вообще, ты же непобедимый, как ты мог им попасться? Хотя это неважно… Ты меня прямо сейчас отпустишь!

– Я тебя не держу, – хохотнул инквизитор. К нему вернулась его обычная уверенность, в отличие от Мор, он казался совершенно невозмутимым.

– Ты снимешь метку! И я спокойно перейду границу! – истерично выкрикнула ведьма.

– Хорошо, – легко согласился Охотник, – но для этого мне нужно к тебе подойти и прикоснуться к метке.

Он примирительно поднял руки.

– Нет, не нужно. Я знаю, что метка снимается Словом.

Усмехнулся, глаза яростно блеснули:

– Хорошо, ведьма. Я смотрю, ты все узнала. – Охотник повернулся и процедил сквозь зубы: – Я отпускаю тебя.

Моргана глубоко вздохнула, опустила нож и расслабилась. В то же мгновение мужчина прыгнул, сбил ведьму с ног, прижал своим телом. Он легко вырвал оружие из ее руки, привычно перехватил нож.

– Не умеешь обращаться с ножом – не берись, – холодно заметил Охотник.

Мор завизжала. Она вырывалась изо всех сил, билась, рычала и кусалась, но это не помогло. Охотник использовал черную ткань ее плаща, и очень скоро Моргана была полностью обездвижена.

Волк вздохнул:

– Сильная какая стала. – Он прилег рядом, по-хозяйски положил руку на бедро и легонько погладил. – По-хорошему, тебя нужно убить, – сказал спокойно, как будто речь шла не о чужой жизни, а о выборе зубной пасты.

Мор притихла и замерла.

– Я не хочу, – по-детски шмыгнув носом, прошептала она.

– Как ни странно, я тоже не хочу.

– Так, может, тогда не надо? – с надеждой спросила и заглянула ему в глаза.

– Надо, – жестко отрезал инквизитор. Он резко вскочил на ноги. – Какого волшебного, мать твою колдовку, ты меня не убила, была же возможность? – заорал Волк. Мор не ожидала от Охотника такого всплеска эмоций, даже вздрогнула. – Отвечай! – Ведьма пожала плечами, продолжая внимательно смотреть на инквизитора. –  Почему ты предала ведьм и не завершила ритуал? Ни один твой поступок не поддается логике!

Моргана никак не прокомментировала его замечание, а прикрыла глаза и попробовала устроиться поудобнее.

Инквизитор схватил ее за плечи и резко тряхнул, отчего у ведьмы клацнули зубы.

– Смотри на меня, когда я с тобой разговариваю, ведьма! Я хочу знать, – Волк говорил медленно, как будто взвешивая каждое слово, – почему ты меня не убила?

– А ты подумай сам!

– Я думаю и не нахожу ответа.

– Послушай, инквизитор, прими уже решение! Ты либо меня убиваешь, либо отпускаешь. Все просто. Выбор за тобой, потому что, голая и связанная, я ничего не могу сделать. Но если тебе интересно мое мнение, то я за второй вариант. Но если ты решишь меня убить, ты можешь сделать так, чтобы было не больно. Не хочу мучиться. Лучше раз – и все…

Моргана хотела еще что-то сказать, но не смогла, на шею легла рука. Она судорожно сглотнула, по телу пробежала дрожь. Инквизитор нажал на нужные точки, ведьма обмякла.

– Всегда есть третий вариант.

Мужчина закинул ведьму себе на плечо и зашагал по лесу прочь от границы. Две метлы поднялись в воздух и полетели за ним, но на некотором расстоянии, как-то опасливо. Инквизитор остановился. Метлы замерли, а потом отлетели за ближайшее дерево. Волк вернулся, заглянул за дерево. Метлы с мягким стуком упали на землю. Мужчина хмыкнул и зашагал дальше. В это время ведьма пришла в себя, задергалась на его плече и яростно закричала:

– Будь ты проклят, проклятый Охотник! Мучитель! Чтоб тебе провалиться на этом месте! Чтоб тебя козы сожрали!

Охотник расхохотался и свалил Моргану на землю, как мешок.

– Все-таки ты самая странная ведьма на свете. Почему козы?

– Потому что! – Мор зарычала от бессилия. А потом обрушила на инквизитора такой поток ругательств, что удивительно, как он только устоял на ногах.

– Закрой рот. Ведьмы услышат, – без тени улыбки сказал Охотник.

Мор замолчала и съежилась. Она осознала, что проиграла и лежит у ног инквизитора голая, грязная, замерзшая и голодная. Щеки залила краска стыда, ведьма старалась не смотреть на инквизитора.

– Поднимайся! – Голос звучал жестко и холодно. – Будешь хорошо себя вести – развяжу руки.

Мор ковыляла по лесу, спотыкаясь, ноги были изранены, она много раз падала и теперь беззвучно плакала. Руки он ей развязал практически сразу, но это не сильно увеличило их скорость.

Через несколько часов ведьма повалилась на колени и прошептала:

– Я больше не могу, делай со мной что хочешь, Охотник, но я больше не сделаю ни шагу.

Инквизитор тоже устал, он понимал, что в этом колдовском месте они ходят по кругу. К счастью, ведьма этого не замечала. Он посмотрел на свою ведьму – она была на пределе, даже давить на нее бесполезно. Моргана действительно была без сил. Где-то глубоко внутри шевельнулось какое-то незнакомое теплое чувство. Жалость. Сочувствие.

Охотник тряхнул головой, отгоняя опасные мысли и чувства.

– Даже не думай сдвинуться с места! – приказал ведьме.

Моргана коротко кивнула и повалилась на бок, закрыв глаза. Инквизитор скрылся в лесу. Он искал метлы под деревом, где, как он помнил, они упали, но их не было. Мужчина прошел колдовской круг два раза. Ни следа. Чувствуя себя невероятно глупо, он остановился и тихо позвал:

– Летите сюда.

Ничего не произошло.

– Эй! Метлы!

Метлы, понятное дело, не ответили.

Охотник со злостью пнул трухлявый пень. Так быстро он еще не бегал. У колдовского леса определенно было своеобразное чувство юмора, а вот у роя диких пчел – нет.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru