Litres Baner
Файролл. Квадратура круга. Том 3

Андрей Васильев
Файролл. Квадратура круга. Том 3

Глава вторая
в которой герой то и дело вспоминает прошлое

Первым делом, оказавшись дома, я набрал Вику, после чего мне минуты две пришлось выслушивать ее жалобы на типографщиков, которые ну никак не хотели соответствовать установленным ею же самой критериям. И слушать ее не хотели. И вообще очень грубо себя вели, настолько, что она просто в гневе сейчас.

Отвыкла Виктория от того, что ее кто-то может и не послушать, отвыкла. Портит некоторых людей оторванность от большого мира. Герметичность, в которой мы оказались, довольно быстро приучила Вику к тому, что вопросы решаются моментально и в ее пользу, а все воспоминания о том, какова на самом деле жизнь, бурлящая за пределами редакции и здания «Радеона», стерлись за ненадобностью. Это нормально, такова человеческая природа. Зачем помнить плохое, живя хорошо? И вообще, все, что было раньше, является долгим страшным сном, и не более.

Ладно, моя хорошая, посердись еще немного, а потом моя очередь придет тебя радовать. И я это удовольствие никому не уступлю.

Одно плохо – раньше восьми, насколько я понял, ее ждать смысла нет. Жаль, жаль, лучше бы сразу отстреляться и уже после полезть в игру, чтобы за временем не следить. Не хотелось бы застать Вику уже спящей, когда я выберусь из капсулы. Права Шелестова – надо этот гнойник вскрывать. Само собой, моя сожительница не является идейным вдохновителем происходящего, так сказать, стерхом. Тут чья-то другая рука ощущается. Но она что-то может знать, и это «что-то» мне надо из нее выудить.

Не Азову же ее отдавать для беседы, верно?

Что примечательно в Файролле – как только попадаешь сюда, так из головы сразу улетучиваются посторонние мысли, не связанные с игрой. Их словно стирают из головы, приблизительно так же, как тряпка стирает мел со школьной доски. Не знаю, только у меня так или у всех. Думаю, что у всех. Собственно, за этим сюда тысячи тысяч игроков и идут. Не уверен, что это прямо вот очень хорошо, поскольку подобный эффект чем-то роднит игру с алкоголем или наркотиками, но следует признать, что как механизм снятия стресса Файролл гораздо менее вреден, чем перечисленные выше антидепрессанты. Уж лучше игра, чем реабилитационный центр.

Аль-Альбейн, при свете дня традиционно выглядящий куда более привлекательно, чем ночью, встретил меня знакомым до боли скрежетом костей. Это из-под песка полезли скелеты, почуявшие незваного гостя.

– Отвалите, – привычно цыкнул я на них и помахал рукой, на которой имелась метка Темного Властелина. – Свои. А ну кыш обратно в глубины земные!

Все же удобная вещь, не зря я тогда согласился, чтобы мне ее на руку Странник нанес. А то фиг бы я сейчас тут так легко прошел. Ночью – сколько угодно, на этот счет Сэмади расстарался, а днем – фигушки. Теперь же – вот, пожалуйста!

Я вспомнил о Бароне и вздохнул. Вот тоже не было печали. Теперь хочешь не хочешь – как-то его надо вытаскивать сюда, в центральные области Раттермарка, и эта проблема, пожалуй, посложнее остальных. Просто в силу того, что в другие места хоть как-то, но можно добраться, а вот оттуда, где сейчас ошивается мой костлявый друг, в наши края путей нет. Перекрыты они. Кроме одного, на который весь расчет, но кто его знает, что меня на нем ждет? Собственно, по этой причине я сюда и притащился, надо усилить свои позиции, перед тем как я на него шагну.

О, а здесь недавно рейд какой-то отметился. Ну вот, остались в игре еще нормальные люди, которые плюнули на всю эту божественную суету и знай себе играют, как раньше. Правда, особо ничего эти храбрецы не добились, даже до главной площади не дошли, судя по обилию коконов на одной из улиц, но все равно молодцы. Знал бы кто – разослал им их вещички. Так сказать, за верность канону.

Впрочем, ничего особенно интересного в коконах не обнаружилось. Пара неплохих клинков на средние уровни, пяток колец, несколько любопытных амулетов и недурственный плащ на лучника – вот и все.

Попутно глянул вчерашний подарок богини, после чего досадливо сплюнул. Опять амулет для мага выдала. Издевается она надо мной, что ли? Не рандом, а именно она, больно уж это все именно на изощренный глумеж похоже. Скажите, вот на кой воину чародейская амуниция? Что мне с ней делать? Ну ладно, отдам я его опять кому-то из своих, это понятно. Но надоело ведь уже! Хотелось бы за свои труды хоть иногда получать что-то полезное лично для себя, а не для клана.

Раздумывая над всеми этими тонкостями бытия, я и сам не заметил, как добрался до самого мрачного угла заброшенного дворца, который когда-то очень давно мы с Сэмади брали штурмом и где теперь обитали двое из его слуг, скрываясь от всего света и ожидая возвращения своего повелителя.

– Эй, где вы тут есть? – гаркнул я в темноту коридора, начинавшегося за давно пустующим троном Ффарга Нечестивого. – Вылезайте уже, жертвы светлого режима. Я свой, я наш. Потолковать надо.

Тишина. Ни звуков шагов, ни шуршания черных балахонов. Может, они отсюда съехали уже? Так сказать, сменили явочную квартиру? Если да, то это очень плохо, данная парочка уже была вписана в мои планы, которые очень не хотелось бы менять.

Но нет, в коридоре наконец-то обозначилось какое-то движение, а после оттуда подобно призракам выплыли две фигуры.

– Мы слушаем тебя, человек, – хрипло проклекотала одна из них, в которой я опознал Рафаила. – Ты принес вести от нашего повелителя?

– И их тоже. – Я почесал затылок, глядя на воинов Смерти, некогда одним своим видом вселявших если не ужас, то страх, а сейчас более всего похожих на Бенджамина Баттона во времена его проживания в доме престарелых. Вроде как и лицо Брэда Питта у этого горемыки, и ходит он сам, но жалко его до безумия. – Эк вас скукожило, братцы!

– Хозяин далеко, настолько, что мы не ощущаем его силу, – пояснил Леонард. – Ее нет – и мы потихоньку истаиваем, превращаясь в тех, кем были до его прихода. В бесплотные тени.

Вот тебе и раз. Нет, все логично, так и должно быть, но хорошего в этом мало. Получить вместо двух машин смерти парочку доходяг – это, знаете ли, даже не смешно.

– Уф-ф-ф. – Я присел на подлокотник трона. – Не скажу, что вы меня этой новостью обрадовали. Просто я вам кое-что хотел предложить, а теперь даже и не знаю, стоит ли. Дело-то непростое, опасное.

– Человек, ты в своем уме? – просипел Рафаил. – Мы служим только Сэмади, и никто другой не вправе нам предлагать что-либо, даже ты.

– По-хорошему за одни такие мысли мы сейчас должны были бы тебя убить, – добавил его напарник. – И жив ты только потому, что некогда хозяин велел нам тебя оберегать в том случае, если мы заметим опасность, тебе грозящую.

Да? Как это мило со стороны Барона. Хотя, возможно, он отдал такой приказ в какой-то конкретной данной ситуации, а после попросту его не отменил. Личи – отличные бойцы, но ни разу не мыслители. И слава богу. Добавь к их мощи и силе ум – и все, игрокам в Файролле существовать станет куда сложнее.

Н-да, но что мне теперь делать? Брать эту немочь с собой или нет?

– Поучи зомби мозги выедать, – посоветовал я Рафаилу, залез в сумку, достал оттуда подарок Сэмади и щелчком перебросил его личу. – Лови чеканную монету.

– Знак Хозяина, – осмотрев черный кругляш со странными знаками, сообщил приятелю тот. – И он совсем недавно держал его в своих руках!

Два черных капюшона повернулись в мою сторону.

– Ты видел его, – утвердительно произнес Леонард. – Видел!

– Ну да. – Я перебрался с подлокотника на сиденье трона и устроился поудобнее. – Как Ффарг тут сидел? Жестко же!

Две черные тени переместились вперед и застыли передо мной, причем их ссутуленность вызывала ассоциации с верноподданностью. Черт, вот есть в этой атрибутике власти что-то такое! Вроде бы просто массивное кресло, а ощущаешь себя владыкой.

– Человек, если ты попал туда, где сейчас пребывает наш хозяин, и смог из тех мест пробраться обратно, значит, это возможно. – Из черноты капюшона на меня уставились две красные точки. – Отведи нас к нему, и мы станем твоими должниками. Мертвые всегда платят по счетам, тебе это отлично известно. Мы не станем ставить условия, как ты когда-то, мы пойдем и сделаем то, о чем ты нас попросишь. Один раз – но что угодно.

Ух ты! Неожиданный оборот события приняли. Скажем так, вот мне и бонус за мои страдания. Я так и так их собирался с собой тащить в Серые Пустоши, а тут такой сюрприз. Подобные должники всегда пригодятся, особенно по нынешним делам. Мало ли кого мне надо будет убрать со своей дороги?

Но до чего же все-таки злопамятная публика эти неупокоенные мертвецы, а? Времени с той беседы, о которой упомянул Рафаил, прошло немало, а он ее до сих пор не забыл. Нет, было, было. Он мне показал особо мощный удар-умение, а я за это изначально должен был дать ему слово, что в один прекрасный день выполню его пожелание. Но поскольку желания у таких, как он, могут быть самые непредсказуемые, то мне пришлось ставить кое-какие ограничения, связанные со смертоубийством коронованных особ и так далее. Кончилось все просто, я увеличил свой долг перед Сэмади. Не сомневаюсь, что ради этого все и затевалось изначально.

– Заманчиво. – Я закинул ногу на ногу и, наверное, сейчас стал совсем похож на самодержца. Или, что вероятнее, на шута, который зачем-то залез на королевское кресло, поскольку из меня монарх – как из больничной утки пиршественный стол. – Но, как честный человек, сразу предупреждаю – гарантий того, что мы достигнем цели, не даю. Снова той же дорогой, что и в первый раз, я пройти не смогу, потому отправлюсь другим путем, он опасен, темен и неизведан, так что вполне вероятно, что на нем мы все найдем только смерть. Даже вы. Если вас устраивает подобный расклад, то мы договорились. Если нет, значит, нет.

Личи переглянулись, обменялись парой шелестящих фраз, из которых я не уловил ни слова, а после Рафаил, обнажив клинок, произнес:

– Мы согласны. И в благодарность за эту услугу на своем мече от нас двоих приношу тебе клятву в том, что один раз ты, человек по имени Хейген, вправе потребовать от нас оказать тебе помощь в своих делах, и мы откликнемся на твой зов, если к тому времени еще будем существовать на свете. Единственное, что ты не можешь от нас потребовать, так это причинить какой-либо вред нашему хозяину.

 

И эти двое склонили свои капюшоны передо мной.

Нет, положительно, имеется в этом всем свой шарм! Я начинаю понимать матерых ролеплейщиков, которые всеми правдами стремятся занять хоть какой-то трон.

«Игрок Хейген, две достаточно могущественные сущности отныне стали вашими должниками, с чем администрация игры вас и поздравляет!

Но помните: иногда лучше не иметь вовсе никаких должников, чем таких, потому что никогда не знаешь, чем это для тебя может закончиться.

Будьте осторожны в своих желаниях, игрок Хейген!»

Интересно, это штатный текст или кто-то его только что набрал? Надо будет Костика спросить. Он, конечно, темнила еще тот, но при желании от него правды добиться все же можно.

А эта парочка-то, я гляжу, приободрилась. Вроде как опять ростом стали повыше, и голоса стали поувереннее. То ли потому что цель в их не-жизни появилась, то ли монетка оказала целительное действие.

– Еще вот что. – Я поерзал на жестком сидении. – Прежде чем мы отправимся в Серые… Даже не так. Прежде чем мы начнем искать путь, ведущий нас к цели, мы еще кое-куда завернем. И предваряя ваше недовольство, сразу скажу: монетку мне Сэмади дал не просто так. Он сказал, что вы до поры до времени переходите под мою руку, то есть помогаете всяко и спасаете меня от всех напастей. Вопросы есть?

Капюшоны синхронно качнулись, давая понять, что таковых нет.

– По поводу того, что мы можем влипнуть в какие-то неприятности с представителями Светлых Сил, волноваться не стоит, – добавил я. – Нас ждут подземелья, да такие, где слуг добра днем с огнем не найдешь. Ну а если и встретишь, то только в жареном виде.

– Нам это безразлично, – сообщил мне Леонард. – Хозяин дал приказ идти за тобой, мы ему подчиняемся. Надо убивать – будем убивать. Придется умереть – умрем.

Вот как тут Сэмади не позавидовать, а? Никаких споров, никаких сомнений, не то что моя постоянная компания с их тараканами в цифровых мозгах.

А, с другой стороны, заскучал бы я в их компании довольно быстро. Мои ведь то подерутся, то напьются, то поссорятся, то помирятся. С ними интересно и весело, они для меня за это время стали не просто спутниками, а друзьями, как бы это странно ни звучало. И не променяю я их даже на вот таких терминаторов в черных балахонах.

– Ну, раз мы обо всем договорились, то в путь. – Я встал с трона. – Чего ждать?

Дзынькнула оповещалка – кто-то мне прислал письмо со статусом «Повышенная важность». Есть в игре такой, он, в отличие от обычных писем, денег стоит. Значит, не спам и не очередное «примите меня в ваш клан, я хороший». Эти товарищи сроду лишней копейки не заплатят за подобное.

Увы, неизвестный мне респондент, но пока ответа от меня ждать не стоит. Та местность, куда я отправляюсь, лишена не только почтовых ящиков, но и любых других признаков цивилизованности вроде кузнецов, гостиниц и квестовых персонажей. Сожрать там могут, а вот предоставить услуги – нет.

Скорее всего, от Сайруса письмо. Он не очень любит писать в личку, отчего-то предпочитает именно почтовую рассылку. И если я прав, все равно ничего путного или нового в этом послании нет. Я, кстати, к нему хорошо отношусь и, если чем-то могу помочь, всегда помогаю. Другое дело, что ему всегда нужно то, чего я дать не в состоянии. Например, я не могу рассказать, где раздобыл первокирпич, а ведь именно эта информация ему и нужна.

– Мы готовы, – сообщил Леонард. – Хотя… Одну минуту, воин. Эй, раб!

Из коридора, шаркая ногами, прибрел Ффарг Нечестивый и угодливо склонился перед личами.

– Стереги дворец, – назидательно произнес лич. – Стереги сокровищницу. Если кто придет, убей. Не сможешь убить – сделай так, чтобы добро Хозяина никому не досталось, обрушь стены и похорони его вместе с собой. Тебе все ясно?

Бывший колдун склонился почти до пола, давая понять, что все усвоил.

– Сурово вы с ним, – заметил я, доставая свиток. – Ну да, при жизни он был не подарок, но тут прямо апартеид какой-то.

– Слуга всегда должен знать свое место, – пояснил Рафаил. – Мы сейчас служим тебе, и твое слово для нас является единственно верным. Он служит нам, потому должен делать то, что велено, без раздумий и рассуждений.

И не поспоришь. Хотя лично мне такая логика претит, по ней выходит, что и я чей-то слуга. И, следовательно, для меня чье-то слово является единственно верным. А это не так. По крайней мере, мне хочется так думать.

Вспышка портала – и вот мы уже стоим близ полуразрушенной стены, за которой раскинулся город, ранее мне известный как Ашш-Рахуз, но, как недавно выяснилось, на самом деле имеющий совершенно другое название. Наверное.

«Вами выполнено задание “Город, которого нет”.

Награды:

55 000 опыта;

15 000 золотых;

Дополнительная награда – памятная подарочная тарелочка».

А вот теперь – наверняка. До последнего надеялся, что все-таки это какой-то другой город, приблизительно так же, как некоторые наивные старшеклассницы верят в то, что задержка месячных – это просто задержка, и не более того. И они почти всегда ошибаются, и мне не повезло.

Зато перепала какая-то подарочная тарелочка, возможно, с голубой каемочкой и конфетами, чтобы подсластить пилюлю.

«Вами получена памятная подарочная тарелочка “Реенваар – город контрастов”.

Входит в набор “Украшение буфета”.

Состав набора – 10 тарелочек, посвященных городам, которые давным-давно были заброшены жителями, разрушены или прокляты, а после так и не восстановлены.

В случае если набор будет собран полностью, его обладатель получит следующие награды:

добротный дубовый буфет работы старых мастеров-деревообработчиков. Будучи помещен в личную комнату, дает несколько бонусов (рандомно, разово). Если украсить данный буфет всеми обретенными тарелочками в надлежащем порядке, то откроется еще один, скрытый до того, бонус-сюрприз;

десять бутылок коллекционного вина, разлитого до начала Первой войны Ненависти;

карта, благодаря которой можно отыскать еще один заброшенный город. Очень, очень необычный город, в который крайне трудно попасть и из которого еще сложнее выбраться. Но добыча, которую там можно взять, сторицей окупит все неприятности.

Дерзай, игрок. Собери десять тарелочек и обрети то, что скрыто от всех».

Господи, какая прелесть! Буфет, тарелочки… Сейчас расплачусь. Кстати, на самом деле тарелочка, по-другому эту милоту не назовешь. Размером с блюдце, с изображением хорошо знакомой мне площади, той самой, где когда-то я печать взламывал, и вьющейся поверху надписью готическим шрифтом: «Дорогой друг, приезжай в Реенваар снова».

У меня мания начинается или на самом деле все обстоит так, как кажется? В смысле что надо мной издеваются все, кому не лень? «Приезжай снова»!!! Да елки-то-палки!

«Вам предложено принять задание “Там, где кричит тишина”.

Данное задание является десятым в цепочке квестов “Повелительница сотен клинков”.

Условие – войти в Реенваар и отыскать в нем здание городского Совета.

Награды:

160 000 опыта;

35 000 золотых;

получение следующего квеста цепочки».

Чего-то мало отсыпали за такой подвиг. Только опыт, только деньги. Орфею вот за снисхождение в ад женщину вручили, а тут мероприятие похлеще предстоит!

– Скверное место, – сообщил мне Рафаил. – Даже для нас, слуг того, кто дружит со Смертью. Я это отчетливо ощущаю. Те, кто находятся за стенами, не живы и не мертвы. И еще они голодны.

– Знаю, – вздохнул я и, сняв со спины щит, положил его на камни. – Но выбора у меня нет, надо туда идти.

На самом деле лич меня очень сильно расстроил. Нет, я предполагал нечто подобное, но получить второе подряд подтверждение тому, что твои выводы верны, довольно неприятно. Ну, в данном контексте. Это когда ты ждал чего-то приятного и оно воспоследовало, на душе птички поют, а вот в такой ситуации… Грустно становится.

И что совсем скверно – не факт, что с этими застарелыми грешниками справится и сам Сэмади. «Не живы и не мертвы», – так сказал Рафаил. Это значит, что они могут моего костлявого друга и не послушать, поскольку находятся не в его юрисдикции. И если я снова окажусь прав, то все плохо. Бубен-то так и так добывать придется, а это значит что? Значит, придется искать сущность, которая превосходит по силам Барона, а я таких только двоих знаю. Нет, так-то знаю больше, но лояльны ко мне только двое – Странник и Тиамат. Но лояльность не означает готовность помочь.

Ладно, не стоит раньше времени хвататься за голову, может, искомое не так и далеко от входа находится. Может, сам управлюсь как-нибудь, без посторонней помощи. Ну или хотя бы разведаю, где местная мэрия расположена. Хотя тут вариантов-то немного, подобные здания всегда возводят в наиболее посещаемых местах. Значит, где? Правильно, на площади, там, где колодец находится. Тот, у которого я в свое время уже один раз умер.

– Мы свое облачение снимать не станем, – заявил Леонард, глядя на кучу моих вещей, лежащих на камнях. – Оно часть нашей сути.

– И не надо, – порадовал я его ответом, стягивая с себя штаны. – Вы тут останетесь, вам внутри делать нечего. За вещами моими присмотрите, если кто захочет их забрать себе – убейте нахала.

Я на самом деле не видел смысла тащить личей с собой, особенно после фразы Рафаила. Ну убьют их там – и в чем смысл? Хотя, может, и не убьют, конечно, они все равно неживые, а тамошним обитателям живая кровь нужна. И душа. В общем, нет в этом сейчас никакого смысла. И потом, я воскресну, пусть даже и после крайне неприятных предсмертных ощущений, а они точно нет, по крайней мере до возвращения Сэмади из-за Крисны. Оно мне надо?

Опять же эти двое теперь мои должники, долгосрочная инвестиция, можно сказать. Так что пусть постоят, вещи посторожат.

И самое главное – нашумят они в любом случае, а мне тишина нужна.

– Стоим, ждем, – еще раз предупредил я личей, глубоко вздохнул, щелкнул подгузником по животу и перелез через пролом в стене.

«Путник, перед тобой лежит город Реенваар, достославный и роскошный, в котором меч и орало были равны между собой, знаменитый на весь подлунный мир мастерством и храбростью его жителей, соединивший и сдруживший людей и гномов, две расы, которые не всегда могли найти между собой общий язык.

И участь у них оказалась тоже общая. Звон золота и блеск славы, как и всегда, сделали свое черное дело, и жители Реенваара решили, что они равны богам, что те недостойны их поклонения. Разумеется, месть небожителей не заставила себя долго ждать, и была она страшна и беспощадна.

Жители Реенваара получили от них то, что иным неразумным может показаться великой наградой, но по сути своей большую кару придумать невозможно. Вечная жизнь в вечном небытии – вот что постигло тех, кто еще вчера считал себя непобедимыми и величественными.

Смерть забыла дорогу в этот город, а Жизнь ушла отсюда давным-давно.

Путник, помни: те, кто тут некогда обитал, никуда не делись.

Они тут.

Они ждут.

Они жаждут».

А текст сообщения другой. Нет, тот, старый, я особо не помню, разумеется, но там по-другому слова звучали, это точно. Впрочем, какая разница? Смысл все равно тот же самый.

Как и в прошлый раз, улица была пуста, а от тишины в ушах аж звенело. Помнится, в тот раз каждый шаг громыхал как барабан, но тогда я в сапогах был, а сейчас вот босой. И меч о доспех не лязгает, и пряжки не звенят. Хорошо, когда знаешь, чего ожидать, можно хоть немного соломки на место падения подстелить.

Другое дело, что, может, зря я с этой стороны полез? Может, надо было через черный ход идти, тот, что рядом с рекой расположен? Он почти сразу на главную площадь выводит. Да нет, там мимо домиков пришлось бы идти, а они очень уж густо населены. Помню я эти перекошенные гномьи и людские рожи. Брр-р…

Ох, как хочется развернуться и обратно в пролом залезть. Но нельзя. Надо идти.

Шаг, второй, третий. Нет, все равно слышны шаги. Не так отчетливо, как тогда, но шлепанье босых ступней таки отдается легким эхом под крышами домов.

Как и в прошлый раз, сначала узкая улочка сменилась широкой мостовой, здания из приземистых стали большими и добротными, правда, здорово неухоженными. По-моему, они стали еще сиротливей выглядеть, и паутины в пустых окнах прибавилось.

И – мысли. Чем дальше, тем тяжеловесней они становились, магия города опутывала паутиной колдовства очередную жертву, попавшую в ее сети. На ногах потихоньку начали виснуть незримые грузики, в ушах появился легкий звон.

 

Так, вроде моя цель вон там. Именно здесь тогда меня спугнули невесть откуда взявшиеся звуки, которые в результате оказались стуком камешков о площадные булыжники, так развлекалась печать, принявшая вид беззаботного мальчишки. Значит, мне вон на ту улочку.

Площадь, как и тогда, открылась передо мной вдруг. Дома, дома, дома – и вот она, раскинулась горделиво. Ну насчет горделиво я пошутил, разруха вокруг царила немалая, особенно в той части, которая раньше являлась торговыми рядами. Нет, здание городского совета явно не там. А тогда где?

Я сделал несколько шагов по площади и повертел головой.

«Вами выполнено задание “Там, где кричит тишина”.

Награды:

160 000 опыта;

35 000 золотых».

Не понял? Нет, понял. Искомое здание было у меня прямо за спиной, потому я его и не видел. Трехэтажный каменный особняк, вход в него вон, справа. И табличка висит – «Городской Совет». Специально для тупых, вроде меня, повешена.

Ох, как в висках-то стучит! То ли от радости, то ли перед смертью безвременной.

«Вам предложено принять задание “Бубен Судьбы”.

Данное задание является одиннадцатым в цепочке квестов “Повелительница сотен клинков”.

Условие – забрать Бубен из кабинета мэра Реенваара и вынести его из города.

Награды:

100 000 опыта;

50 000 золотых;

оружие, вышедшее из кузен реенваарских гномов (рандомно);

получение следующего квеста цепочки.

Примечание

Игрок, спящие в тенях не любят, когда их будят! Помните это!

Примечание

На то, чтобы вынести Бубен из города, вам дается три попытки, после чего квест, а вместе с ним и вся цепочка заданий будут считаться проваленными».

Три попытки – это жестко. Такого я, признаться, не ожидал. Ладно, не будем тратить первую из них, она точно закончится ничем. Сил у меня осталось на донышке, суметь бы еще обратно до выхода добрести. И еще, мне показалось или за мутными стеклами метнулись чьи-то тени?

Тихонько, тихонько, по шажочку я нырнул обратно на ту улочку, с которой пришел, и пошлепал обратно к городской стене, поминутно оборачиваясь назад.

Не подвели меня инстинкты, все же я засветился. Погоня обнаружилась тогда, когда я преодолел больше половины пути, с радостью замечая, что звон в ушах стал стихать, а от ног потихоньку начали отвязываться незримые путы. Судя по всему, площадь была средоточием недоброй магии, накрывшей некогда этот город, и чем ближе ты к ней подходишь, тем хреновей тебе становится.

Два десятка жутких местных обитателей мчались по моему следу, словно свора гончих, причем беззвучно, казалось, даже не касаясь камней мостовой. Красные глаза горели на их бледных лицах, острые зубы лязгали в почти безгубых ртах, и седые бороды вились за плечами как флаги.

Я немедленно припустил от них со всей той скоростью, что мог развить. Хорошо еще, что мне перепало несколько минут форы, за которые я успел убраться от площади как можно дальше. Если бы не это, не убежать бы мне от бессмертных тварей, которые более всего напоминали мне сейчас хрестоматийных вампиров.

Увы, увы, расстояние все сокращалось и сокращалось, мне казалось, что я слышу не только алчное сопение местных жителей, но и призыв остановиться, чтобы отдать себя им на растерзание. При этом ни слова не прозвучало, это точно.

Обернувшись в очередной раз, я осознал, что толпа стала больше, как видно, вобрав в себя жителей, обитавших в домах, которые миновала наша дружная компания. Ну да, теперь мои шаги были слышны куда более отчетливо, да и страх, как видно, сыграл свою роль. Они, наверное, и его чуют.

Каким чудом я добежал до пролома в стене, сам не понимаю. Хорошо, что я не ленился вбивать заработанные очки характеристик в «выносливость», как чуял, что это раньше или позже пригодится. И не только в плане усиленной выживаемости.

В пролом я нырнул «рыбкой», крепко приложившись коленом о камни, и покатился прямо под ноги личам, которые моментально обнажили клинки и закрыли меня собой.

– Никого нет, – сообщил секундой позже Рафаил Леонарду, а после обратился ко мне: – Человек, от кого ты бежал?

– А? – глянул я сначала на него, а после в сторону пролома, за которым никто не стоял. – Да местные привязались, не понравилось им, что я не с их района. Но вот успел смотаться.

И ведь что интересно: сунься я сейчас туда снова – и там опять меня встретят пустота и тишина. Говорю же – жуткое место.

– Тут как, все спокойно было? – спросил я у слуг Барона, натягивая на себя штаны.

– Да, – ответил Леонард. – Но вон там, на скалах, за мостом, я заметил какое-то движение.

– Это, скорее всего, тоже местные, – ухмыльнулся я. – Но не такие, как там, за стеной, а те, с которыми можно договориться. И именно этим мы займемся, когда я оденусь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru