Архипелаг. Шестеро в пиратских широтах

Андрей Васильев
Архипелаг. Шестеро в пиратских широтах

Глава 4. Рэй

Рэй жил на этом свете легко. Когда он начал взрослеть (а это с детьми медийных людей всегда происходит быстро), он понял – чем больше копаешься в себе, тем сложнее потом жить. Зачем пытаться понять глубинную суть вещей, если для оценки всех ситуаций вполне достаточно двух односложных слов «да» и «нет»?

– Лен, не хочешь пойти ко мне домой? Нет? Ну, нет так нет.

И для чего пытаться понять, что ее заставило так ответить – ты ли сам, еще что-то? Не хочет – не надо, тем более что ее подруга не против отправиться на поиски приключений с таким веселым парнем, как он. Не одна, так другая; в конце концов, девчонки новые, ощущения старые.

Рэй никогда не комплексовал по поводу своей внешности. Скорее всего, девять из десяти парней жутко бы расстроились, если бы у них был такой нос, как у него. Но он не был одним из девяти, он был десятым. Ну да, нос огромный. Но он не уродский. Он гасконский. Или, к примеру, римский, именно так когда-то было сказано отцом Рэя, известным политическим телеобозревателем, находящимся в обойме персон, приближенных к власти. И Рэй, намотав это на ус, выучил с десяток расхожих выражений на латыни из тех, что проще запомнить (кто там разберет, о чем он вещает с серьезным видом?), и умело ими пользовался.

У него не было врагов. Вот так – не было. Он никогда никому не вставал поперек пути, причем не из-за бесхребетности или трусости, просто не понимал – зачем это нужно? Если идет человек к своей цели упорно и напролом – так и пусть идет, чего с ним делить? Он всегда избегал конфликтных людей и правдолюбцев – это скандальная и неврастеничная публика, они, как их назвала его мама, популярный постановочный фотограф, «неприживенцы». Имелось в виду, что, куда таких людей ни приведи, они нигде не приживутся, даже в раю будут орать о том, что все плохо.

А Рэю везде было хорошо. Несмотря на то что дом у него полная чаша, он был парнем неприхотливым, не требовал себе на завтрак круассанов из «Паризьен» и шоколада из Цюриха, запросто мог выпить пивка с одногруппниками в «Кружке» или в общаге, одевался не трендово, а так, чтобы удобно было, и спокойно передвигался муниципальным транспортом, не слишком доверяя машинам. Да и то – столько на дорогах уродов развелось…

И в игре «Файролл», куда он пришел года три назад, он вел себя так же, как в жизни, – не лез в первые ряды, не стремился нахапать побольше уровней, усиленно бегая за квестами, которые дают больше опыта. Он играл основательно, проходя локацию за локацией, и спокойно, без спешки выполнял в них все задания, которые там были, даже если они не сулили очевидной выгоды, плюя на то, что зачастую его уровень был уже высок для них. Просто ему нравился сам мир, ему нравилось то, что он делает, да и удобней так было. Ну да, квесты уже для него простоваты, но зато и напрягаться особо не надо. Ну да, и монстры уже на него не агрятся – так это тоже неплохо, не надо на них время тратить.

В результате такой политики его эльф-лучник за три года так и не перешагнул уровневую отметку «75», но и в этом Рэй видел положительную сторону. Какую – он, пожалуй, и сам бы не сформулировал, но она точно была.

Но не стоит думать, что при таком миролюбивом складе характера Рэй был бесхребетен. Он всегда очень четко знал, что делать будет, а что нет, и пробовать взять его на «слабо» было занятием неблагодарным. Да и в ухо он мог съездить особо нахальным особям без особых хлопот, хотя дело до этого доходило за всю жизнь раз пять. Терпения с усердием ему тоже было отмерено немало, он умел и упереться, когда надо, и выжидать нужного момента, если требовалось.

В общем, хорошим парнем был Рэй, и это же мнение составили о нем работники «Радеона», которые устанавливали ему новую нейрованну. Он под руку не лез, советов умных не давал, а потом еще и денежку попробовал им дать. Нет, они ее, конечно, не взяли, в «Радеоне» с этим очень строго, но сама попытка была засчитана.

– Хороший парень, – сказал старший группы, матерый монтажник Потапыч, когда ремонтники вышли за двери квартиры Рэя. – Не то что тот, предыдущий, дрищ.

Рэй немного удивился, что рабочие отказались от денег, раньше он такого не видел. Тем более что ничего обидного в том, что он предложил деньги, нет. Его отец всегда говорил: «Всякий труд должен быть оплачен. И неважно, что люди где-то там за это получают зарплату, они делают что-то полезное здесь, сейчас и для тебя. Дай им немного денег – и ты им запомнишься, а если в будущем с ними где-то столкнешься, то они сделают для тебя чуть-чуть больше, чем для всех остальных. Но, возможно, именно этого «чуть-чуть» всем остальным не хватит. Жадность, Родик, порождает бедность».

Рэй слушал отца, и не только потому, что к этому его понуждал сыновний долг. Он точно знал, что его родитель умный человек, поскольку только такие могут протянуть столько лет в мутном болоте российского политического телевидения, причем на главных ролях. Так сказал Валера, любовник матери, произнесено это было в приватной беседе, не предназначенной для его ушей, но микрофон, который тогда еще пятнадцатилетний Рэй решил испытать и за каким-то лешим пришпандорил именно в спальне родителей, исправно это записал. Он записал и многое другое, но все Рэй слушать не стал, да и запись сразу стер – не стоит такое хранить, непредусмотрительно. В целом Рэй, человек наблюдательный и любопытный, знал много семейных тайн и о матери, и об отце, но эти секреты его не беспокоили. В конце концов, дела его стариков – это дела его стариков. Лезть в них неразумно и нерационально, да и непрактично – правда никого не обрадует, а с денежного довольствия могут снять. И вот оно ему надо?

Перед первым визитом в Архипелаг Рэй собирался почитать форум – ну надо же хоть как-то представлять, куда он отправляется? Накануне вечером он так и не сподобился этого сделать, поскольку допоздна завис в кафе с Максом, таким же, как и он, победителем конкурса. Поначалу с ними была еще и Джули, страшненькая, но, похоже, неглупая девчонка, но потом она ушла, и дальше пиво дулось уже в сугубо мужской компании, так что, когда он добрался до дома, ему было уже не до форума.

Увы и ах, и после установки нейрованны знания получить не удалось. Сначала его отвлек Виталька, сосед по этажу (на котором, собственно, и жили только два семейства – Рэя и Витальки), ему было тоскливо по причине разрыва с дамой сердца. Рэй не мог оставить друга детства в таком подавленном состоянии и сорок минут объяснял ему, почему грустить не надо и кем конкретно является большинство девочек, девушек, женщин и бабушек. Сам он так не думал, но точно знал, что именно сейчас хочет слышать его старинный закадыка. Рэй вообще неплохо разбирался в том, что хотят слышать люди, он отлично усвоил советы отца по этому поводу.

– Люди легко предсказуемы, – как-то на даче, между пятым и шестым бокалом коньяка, попыхивая сигарой, наставлял чадо Владимир Петрович. – У них есть всего лишь несколько основных поводов для расстройства. Деньги, карьера, здоровье и противоположный пол, все остальное вариации на темы, не более того. Шкала ценностей меняется вместе с возрастом, в юности на втором месте противоположный пол, в старости – здоровье…

– А деньги? – поинтересовался Рэй.

– А деньги всегда лидируют. – Отец обмакнул кончик сигары в коньяк. – Это неизменно. О чем я? Ах да. Если хочешь манипулировать людьми – посочувствуй им, дай им то, что они хотят слышать, и все, ты их друг навек. А всего-то для этого надо – немного прислушаться, задать пару наводящих вопросов для лучшего понимания проблемы и сказать то, что от тебя хотят слышать.

– И все? – засомневался Рэй.

– И все, – заверил его отец. – Да вот, смотри. Алла!

Отец окликнул мамину подругу, приехавшую к Рыжаковым в гости. Алла Олеговна гнала вес последние лет десять, и похоже было, что в войне с ним она проигрывает.

– Да, Володя? – Лицо женщины озарилось улыбкой.

– Как ты похудела, – с небольшим придыханием сказал отец.

Алла зарделась, по-девичьи хихикнула, махнула рукой и вприпрыжку умчалась по дорожке.

– Вот видишь. – Владимир Петрович отпил коньяку. – Она знает, что я вру, я знаю, что я вру, даже ты это понимаешь. Но ей – приятно. Мужчина заметил, мужчина оценил, да еще и не свой, а чужой. Ты понял, что я хотел тебе сказать, сын?

– Пожалуй, да, – протянул Рэй. – Пап, ты такой умный.

– Не засчитано, – хмыкнул отец. – Подхалимаж не считается, это грубо и бессмысленно. Работает только с дураками, умных на это не возьмешь. Они после этого тебе еще и доверять не будут. Да, вот еще. Этот трюк, что я тебе показал, всегда работает безотказно, даже с анорексичками, главное – говори искренне. Женщины в вопросах веса и измен подвох чуют, как собака Джульбарс, их трудно обмануть. Но если поверят, то считай, ты одним махом преодолел полдороги к их сердцу. Это раньше женщины ждали от мужчин три волшебных слова «Я тебя люблю». Теперь эти три волшебных слова звучат не так. Теперь это «Как ты похудела».

Рэй усваивал науку отца легко и с удовольствием и применял ее так же, поражаясь, насколько папины советы упрощают жизнь.

Вот и Витальку он быстро успокоил и только было собрался на форум, благо в запасе было около часа, как вспомнил, что у него есть еще несколько звонков, которые надо сделать, потом пошел перекусить, потом… В общем, в игру он вошел ровно в пять, за десять минут слепив себе персонажа, – на большее времени не было.

Рассудив, как он полагал, здраво, Рэй лучника себе клепать не стал, выбрав класс «Мечник». Там море, корабли, острова – кто его знает, что там будет? Лучше меч под рукой, чем лук, ближний бой в любом случае ближним боем останется, а кидать стрелы через борт, может, и не получится. Магов же Рэй отмел сразу, больно дохловаты, да и заморочек с ними много – мана вечно кончается, заклинания надо учить, да мало ли…

Расу, впрочем, менять не стал, сделав нового персонажа тоже эльфом. «Файролл» – игра толерантная, дискриминации по расовому признаку замечено не было, ну кроме той, что обозначена сюжетно. Так сказать, нет в ней ни гнома, ни гремлина. Хотя гремлинов в ней вообще нет, по крайней мере Рэй их не встречал. А было бы прикольно – гремлин по имени Рэй.

 

Дунули в уши фанфары, и Рэй заулыбался, с удовольствием слушая шум портового города и шелест пальмовых листьев.

– И это они нас еще называют непунктуальными! – прозвенел колокольчиком девичий голос.

Рэй огляделся вокруг – да, он четвертый. Вот Макс, которого и здесь зовут Макс, Джули, видимо солидарная с ними, тоже осталась самой собой. А вот Кристи решила выпендриться и создала персонаж, с которым совершенно непонятно как собиралась играть. Она создала себе ассасина. Или ассасинку? В любом случае ассасинка Кристи в темном кожаном костюме среди буйной зелени Порт-Реала смотрелась ошеломляюще и немного абсурдно.

– Всем привет! – улыбнулся Рэй и помахал рукой. – Вроде нормально входил, без опоздания.

На интерфейс вывалилось системное сообщение почтенных размеров, после чего Рэй сказал:

– Пять сек, мне пишут. – И углубился в чтение. Такие вещи надо читать и сохранять, если нет такой возможности, хотя бы запоминать.

– Красиво, – немного безразлично отметила Джули. – Яркое все какое!

– Так субтропики, – решил поддержать разговор Макс. – Тут так и должно быть. Пальмы там, ананасы и все такое.

– Вот только публика сомнительная, – фыркнула Кристи. – Вон та парочка вокруг нас круги описывает уже минут пять. Вон те двое, замызганные.

Рэй дочитал сообщение, намотав все, что там было, на ус, порадовался свежеоткрытому умению и карте, после же посмотрел на парочку, о которой говорила Кристи. Сообщение о выборе умения он оставил на потом, здесь, в отличие от континента, у них существовала опция «Свернуть».

Это явно были местные жители, одетые, как и большинство окружающих, – камзолы, треуголки, перевязи через плечо, поддерживающие кривые абордажные сабли. Увидев, что их заметили, они заулыбались, причем один из них беззубо.

– Приветствуем гостей нашего прекрасного города, – сообщил один из них, приподняв треуголку. – Рады видеть вас у нас.

– А мы будем рады видеть вас удаляющимися от нас, – грубовато сказала им Кристи. – Мы на улице не знакомимся.

– Какая ты неприступная, цыпа, – осклабился беззубый. – Но твои глаза взяли мое сердце на абордаж!

– У меня таких сердец в коллекции уже слишком много. – Кристи окинула потрепанную фигуру презрительным взглядом. – Твое мне и на фиг не нужно.

– Невежливо, леди. – К приключенцам подошел приятель беззубого. – У нас в Порт-Реале грубиянок не любят. И еще у нас всегда отвечают за слова, которые произносят.

– Мы всегда отвечаем за сказанное, – неохотно подключился к разговору Макс. – И не ищем ссоры, джентльмены. Давайте разойдемся по-хорошему, каждый в свою сторону.

– Мой друг искренне желал оказать вам услугу и за это был облит грязью. Это обидно. Впрочем, мы можем пойти в соседнюю таверну и выпить мировую…

Идти сразу в кабак не входило в планы Рэя. Возможно, эти двое могли дать какой-то квест, но вот так сразу уходить из этого буйства красок… Да ну… К тому же эти двое местных с таким же успехом могли попробовать их ограбить.

– Приятели, – Рэй вклинился между хмурым Максом и двумя морскими волками, – давайте так. Вы нам скажите, где этот кабак…

– Таверна, – поправил его беззубый.

– Да хоть корчма, – легко согласился с ним Рэй. – Мы туда придем, но чуть попозже. Просто сейчас нам надо посетить губернатора этого чудного острова, это, как вы понимаете, дело неотложное – исполнительная власть и все такое…

– Губернатора? – Парочка переглянулась. – А зачем?

– Ну а как? – Рэй непонимающе посмотрел на них. – У нас приглашение от него, мы группа прогрессивных дизайнеров с континента, будем отделывать его поместье…

Парочка явно напряглась и не прощаясь скрылась в соседнем темном переулке.

– Что за чушь ты нес? – Джули захлопала глазами. – Какие дизайнеры? Какой губернатор?

– Обычный блеф. – Рэй не любил объяснять очевидное. – Эти двое явные маргиналы, и боятся они только таких же, как они сами. Местный губер, скорее всего, сам в прошлом человек их кровей, только дорвавшийся до власти и не любящий конкурентов, вот они и не хотят конфликта интересов. Стало быть, сбежать для них – самое простое из возможных решений. Поверь, они сейчас ломают голову – блефовали мы или нет, но риск должен быть разумен, поэтому проще на нас махнуть рукой.

– Ишь ты. – Кристи окинула Рэя непонятным взглядом. – А с виду дурак дураком.

– Какой есть, – развел руками Рэй. – Слушайте, а где пятый? Уже минут десять от контрольного времени прошло.

– Странно, – согласился с ним Макс. – Он на вид такой был основательный, обязательный. Странно.

– Леди и джентльмены, – раздалось за спинами игроков. – Не желаете узнать свое будущее?

Рэй обернулся и увидел перед собой одноногого шарманщика с трубкой в зубах и в засаленной треуголке. На плече его сидел попугай с орехом в клюве.

– Без обмана, настоящее, – пыхнул дымом шарманщик. – Моя птичка хорошо знает свое дело.

Попугай покивал и раздробил орех клювом.

– Слушайте, у меня такое ощущение, что мы на площади трех вокзалов, – громко заявила Кристи. – Сначала жулики, теперь гадальщик с попугаем. Интересно, а шаурму тут продают?

– Вот что ты за человек, а? – Джули без симпатии посмотрела на Кристи. – Нам же от души предложили.

– От нее, – снова окутался клубами дыма шарманщик. – За монетку, конечно.

– Ну, понятно. – Кристи сморщила носик. – Счастье за наличный расчет. Нет, ребята, мне с вами не по пути, уж очень вы нединамичные.

И она гибкой змейкой скользнула в сторону, почти моментально исчезнув из виду.

– Странно. – Макс посмотрел на Рэя. – У тебя нет ощущения, что она как-то поумнела за сутки?

Рэй ничего Максу не ответил. У него еще вчера сложилось впечатление, что эта Кристи темнит. Договор подписывала – целое шоу устроила, а прочла его быстрее всех. Именно что прочла, – глянул он на нее, когда она договор изучала, и отметил, что красотка не просто просматривает документ по диагонали, а вчитывается по полной. Глаза сфокусированы, морщинка на лбу… И вот сейчас – она просто спровоцировала псевдоконфликт. Вроде как и смылась на законных основаниях, и отношения не попортила, всегда вернуться можно. «Злые вы, уйду я от вас! – Добрые вы, вернусь я к вам!».

– Ой, да какая разница. – Джули протянула монетку попугаю. – Ушла, туда ей и дорога. Или вам меня мало?

– Мало. – Рэй не мог промолчать. – Скажу больше – тебе раньше или позже придется выбирать между двумя влюбленными в тебя корсарами. И если будет надо – мы будем драться за твое сердце и твою любовь. Я так точно буду драться, с любым, кто попробует тебя у меня забрать.

– Ну, за сердце такой женщины и я не против сразиться. – Макс, судя по всему, тоже решил не отставать от приятеля. – Если понадобится.

Шарманщик захохотал, хлопнув в ладони.

– Ну, парень, ты молодец, – отсмеявшись, сказал он Максу. – Но ты для этого поединка остров побольше выбирай, чтобы приливом не смыло.

– Каким приливом? – не понял тот, с удовольствием отметив довольную улыбку Джули.

– Как каким? – Шарманщик явно удивился. – Есть прилив, есть отлив… Вода же кругом. Море.

Макс призадумался, Рэй же недоумевающе уставился на странного старика, который знай пускал дым из своей трубки.

– Ничего не понял, – сказал Рэй наконец. – Ну, не важно. Мне бы тоже будущего немного прикупить. Джули, у тебя как?

– Ерунда какая-то. – Девушка скомкала бумажку и выбросила ее. – Чушь.

– Тебе не надо уже. – Шарманщик оттолкнул монетку, которую попытался протянуть попугаю Рэй. – Что хотел, то получишь. Эй, парень.

Макс глянул на приятеля, а после на шарманщика.

– И мне не нужно, – твердо сказал он. – Будущее – штука такая ненадежная.

– Иногда лучше знать, чем не знать. – Шарманщик поправил треуголку. – Сегодня ты у меня брать ничего не хочешь, а завтра я тебе ничего давать не захочу.

– Что мне надо, то я сам возьму, – твердо сказал Макс. – А что мне не по зубам, то мне и не достанется.

– Ладно, было бы предложено. – Шарманщик стукнул костылем по мостовой. – Монетку заработал – и хорошо. Да, приятель?

– Оверрштаг! – заорал попугай. – Трруба! Крровавый острров! Старрец!

– Чего только не несет, – пожаловался игрокам шарманщик. – Одно время среди чужих людей жил, всякой дряни набрался. Да, вот еще что. Вы же приятеля ждете?

– Ждем, – осторожно подтвердила Джули.

– Не ждите, не придет он. – Шарманщик приподнял прощально шляпу. – Он уже тут был, а теперь его здесь нет.

– Как нет? Почему? – шагнул к нему Макс. – Куда он делся?

– Уплыл, – хохотнул шарманщик и, лихо развернувшись на костыле, поспешил в сторону от ребят.

– В морре, – добавил попугай, в клекоте которого слышалось чуть ли не ехидство.

– Стойте, – попыталась задержать его Джули, но одноногий как будто сквозь землю провалился.

– Странный дядька, – почесал затылок Рэй. – Мутный.

– Дурдом, а не локация. – Джули со злобой пнула бумажку с предсказанием.

– Ну что, будем Лекса ждать? – Макс посмотрел на ребят. – Или как?

– Каждый сам кузнец своего счастья, – нейтрально ответил ему Рэй. – Мы тут уже черт знает сколько торчим.

– Мальчики, я хочу увидеть море, – заявила Джули.

– Желание женщины – закон, – немедленно поддержал ее Рэй.

– Решили, – буркнул Макс, который явно еще бы минут пять подождал. – Куда идти-то?

– Не знаю. – Джули развела руками и подскочила к ближайшему прохожему. – Вы не подскажете, где здесь море?

Корсар, у которого она это спросила, здоровенный, бородатый, с татуированными плечами, перетянутыми кожаными ремнями, и с огромной двуручной саблей на боку даже оторопел от такого вопроса.

– Везде, – ошеломленно ответил он.

– Ну где-то оно начинается? – Джули такого ответа не ожидала.

– У пирса. – Корсар дернул себя за бороду.

– А пирс где? – Джули упорно шла к намеченной цели.

– В порту, – начал злиться корсар.

– А как пройти в порт? – Джули тоже явно выходила из себя.

Последний вопрос был разумен, и спустя несколько минут восхищенные игроки созерцали величественную картину большого порт-реальского рейда.

Десятки кораблей – бригантин, фрегатов, бригов стояли там. По палубам сновали пираты, выгружая явно награбленное добро или, напротив, закатывая по сходням на борт какие-то бочки. На пирсе стояла ругань, слышались какие-то крики, в одном месте даже завязалась драка на ножах.

– Офигенно. – Душа Рэя пела. Именно о таком он мечтал в детстве, читая книги из огромной фамильной библиотеки, не бездушные электронные тексты, а потрепанные, пахнущие старой бумагой и романтикой томики Стивенсона и Сабатини, которые когда-то, в его возрасте, держал в руках отец, а до него и дед.

С самого начала Рэй даже не ставил себе цели победить в этом забеге. Зачем? Только услышав, куда они направляются, он восторжествовал, поскольку ничего лучше и быть не могло. Приключения, приключения манили его, а не награда. За нее пусть бодаются остальные, он же собирается провести здесь несколько отличных месяцев, и не более того.

– Ну, что делать будем? – Макс посмотрел на ребят. – Вариантов, как мне видится, два. Или пробуем играть вместе, группой, или разбегаемся. Ну, Рэй, мы с тобой вчера об этом уже говорили, правда к единому выводу не пришли.

– Вот как? – вздернула брови Джули. – Я ушла, а вы, стало быть… Ай красавцы!

– Не истери, – одернул ее Макс. – Я же нормально спросил.

Джули надулась как мышь на крупу, сложив руки на груди, но замолчала.

– Вместе сподручнее, – высказал свое видение вопроса Рэй. – Втроем – не в одиночку…

– Но зато и навару меньше, – снова включилась в разговор Джули. – Как минимум трое будут идти соло, у них шансов на победу больше будет.

– Или меньше, – возразил Макс. – Нас трое, мы будем прикрывать друг друга, увеличиваются шансы выжить.

– Это игра, – повертела пальцем у виска Джули. – Нас тут насовсем убить не могут.

– Но зато можно потерять амуницию, – поддержал Макса Рэй. – Опять же – это тебе не континент, в море точек привязки нет. Ты здесь, корабль и мы там. Даже портал не задействуешь, они к месту привязаны, и не факт, что палуба корабля может быть точкой переноса, она не статична.

– Нет, – Джули отрицательно покачала головой. – Нет, ребята. Не обижайтесь, но я попробую сама, без вас.

Она помахала ребятам ладошкой и пошла обратно в город.

– Баба с возу. – Рэй посмотрел на Макса. – Зато теперь мы в мужской компании.

– И в этом есть серьезные плюсы, – согласился с ним Макс. – Интересно, а шестой игрок сюда же прибудет?

 

– Наверное. – Рэй подумал и предположил: – Это как в настольной игре – все фишки на старте стоят на одной клетке. Чтобы по-честному было.

– Интересно бы познакомиться с ним. – Макс явно об этом уже думал и теперь делился с товарищем своими мыслями. – Кто он, какой он…

– Я думаю, что девушка будет, – предположил Рэй.

– Почему девушка? – Макс даже опешил.

– Так симметрия, – пояснил свою мысль Рэй. – Три девочки, три мальчика. Это гармонично и все такое.

– Да тьфу на тебя. – Макс даже сплюнул. – Несешь невесть чего!

Рэй отвечать ему не стал, он был уверен, что прав.

Солнце клонилось к закату, тени начали удлиняться, а два компаньона все стояли и смотрели на пирс. Они бы уже куда-нибудь ушли, но не хотели признаться друг другу и самим себе, что просто не знают, куда идти.

Рэй за это время раскидал баллы по характеристикам, в основном в силу и жизнь, выбрал умение из своего старого арсенала, это была «Жизнь сущего».

Вы изучили активное умение «Жизнь сущего» первого уровня.

При задействовании этого умения вы с помощью древней эльфийской магии пополняете свой запас жизненной силы, вбирая в себя эманации сущего.

Количество пополняемой жизненной энергии – 260–340 ед.

Стоимость активации умения – 180 ед. маны.

Время восстановления умения – 1 минута 30 секунд.

Минимальный уровень для использования умения – 35.

Внимание!

Данное умение имеет расовое ограничение по использованию.

Раса, которой оно доступно, – эльфы.

Копаться во всех умениях у него желания не было, а из предыдущих ничего больше не подходило. И потом, лишняя жизнь – она никогда не лишняя.

Шмотки ему попались неплохие – приличный шлем, меч тоже не из последних. Нет, не элитки, но вполне на уровне. Не голый-босый, в общем.

– Ну что, пойдем в город? – наконец сказал Рэй. – Походим по улицам, посмотрим, что к чему, может, квестов возьмем или деяние какое получим. По идее, в самом крупном городе Архипелага и того и другого должно быть немало.

– А чего, пошли, – согласился Макс. – Если тут стоять будем, так вся жизнь мимо пройдет.

Город и вправду был красив и огромен. Скажем так, города Раттермарка, конечно, не хуже, по крайней мере те, которые являлись столицами, Эйген, что в Западной Марке, или Селгар на Востоке. У каждого имелась своя изюминка, своя экзотика, но то, что было здесь…

Ребята, выпучив глаза, смотрели на негров, которые тащили за своими хозяевами тюки с товаром, – чернокожие им в игре еще не попадались, – глазели на прилавки оружейных лавок, с восхищением созерцая клинки, пробовали экзотические вина, рассказывая друг другу о бонусах, которые получали, причем даже одинаковые напитки давали разные бонусы.

Они разглядывали, проходя мимо, губернаторский дворец, хмыкали и попереглядывались у «веселых домов» и восхищались количеству таверн.

К моменту, когда солнце почти совсем уже село, Макс и Рэй умудрились получить по паре деяний, чем были очень довольны. Да и вообще – вечер, по их мнению, задался.

– Нормально погуляли. – Рэй слегка захмелел и беззаботно смеялся почти без остановки. – А завтра с утра и решим, куда идти, что делать…

– Утро вечера мудренее, – соглашался с ним Макс, выделывая ногами замысловатые коленца. – Чтобы два таких достойных корсара не нашли себе на пятую точку приключений?

– Само собой, – важно подтвердил Рэй. – Слушай, а мы вообще где?

– А фиг знает! – Макс остановился и огляделся. – Переулок какой-то.

– О, вон люди. – Рэй вгляделся в сумерки. – Пойдем спросим, как к центральной площади пройти.

Но, как это ни грустно, люди, которых заметил глазастый Рэй, не были настроены объяснять заплутавшим игрокам дорогу. У них имелись другие дела и другие цели.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru