Тёмный Рыцарь

Андрей Ливадный
Тёмный Рыцарь

Зима пришла рано. Холодный пронзительный ветер заплутал меж небоскребов: метель выла, секла по зданиям колючими крупинками снега.

Из мглы непогоды показалась группа сервов. Обслуживающим город кибернетическим механизмам не страшен холод, а вот наблюдавший за ними человек продрог, рискуя замерзнуть насмерть. Он спрятался среди припаркованных на улице флайкаров, стоически ожидая, пока сработает установленная им ловушка.

Уже подкрался вечер, и мороз постепенно крепчал.

Сервы быстро отыскали перерубленный кабель питания, заменили его, и, следуя стандартной процедуре, принялись тестировать близлежащие устройства, в число которых входил массивный люк.

Срывая корку наледи взвизгнули сервомоторы.

Губы Уайта исказила усмешка. Закрепленный на запястье нанокомп (все, что осталось у него от прошлой жизни) успешно перехватил технический код доступа.

Сервы коммунальной службы вскоре отправились по своим делам, а он, прихрамывая, добрался до заветного люка и вновь активировал привод, используя полученные данные.

В лицо дохнуло теплом.

Он присел на корточки, согревая онемевшие пальцы, пока в них не появилось болезненное покалывание. Сегодня с жизнью бродяги, которую он вел на протяжении последнего года, будет покончено.

Вертикальная техническая лестница уводила во мрак. Уайт спустился на несколько ступенек. Люк над головой закрылся с вибрирующим гулом.

Теплый воздух быстро согрел его, – пришлось даже попотеть, прежде чем взгляду открылась озаренная неярким светом панорама «дна» мегаполиса.

Здесь, среди массивных несущих конструкций города, жарко дышали реакторы, работали фабрики по утилизации отходов, располагались пищевые производства. Казалось, в основании мегаполиса все автоматизировано, отлажено на века, но среди царства машин нашли приют люди.

Заметив Уайта, спрыгнувшего с лестницы, к нему подошли двое.

– Холодно наверху? – спросил тощий молодой парень.

– Метель лютует, – Уайт стряхнул ржавчину с ладоней. – Облава была?

– Сервы полицейской службы с полчаса как убрались восвояси.

– Схватили кого-нибудь?

– Макса. И еще девчонку, не знаю ее имени, недавно тут появилась. Двоих мы покалечили, но силы, сам понимаешь, неравные.

– Бессмысленно воевать с машинами.

– Что, руки опустил? А был такой решительный, – парень сплюнул, а его девушка – такая же худая и бледная, просто отвернулась, не проронив ни слова.

– Нет, не опустил. Сам знаешь, мне дочь надо найти.

– И?

– Я сегодня ухожу в «Хрустальную Сферу». Так что дальше без меня.

– Ты чего? Корпам сдашься?

– Фрэнк, не твое дело, уж прости. Хочешь совет?

– Ну?

– Уходите в виртуалку.

– Рехнулся? Что я там забыл? Добровольно лечь в этот уютный гробик? Нет уж. Пока сервы не поймали, мы с Рейчел как-нибудь сами по себе. Не дам я себе ничего вживлять!

– Это безболезненная процедура. Нейроимплантат крепится при помощи наноигл. Ты ничего и не почувствуешь. Просто прижмут к виску микрочип и…

– Тебя что, завербовали? Ты где вообще пропадал последние дни?

– Неважно. Держи, – он протянул Френку полностью заряженную автоматическую аптечку.

Сложно объяснить им, родившимся и выросшим тут, что мир вокруг быстро и необратимо изменился. Новые технологии, внедренные корпорацией «Инфосистемы», теперь властвуют повсюду. Без нейроимплантата уже не берут на работу, без него невозможно получить даже самый низкий социальный статус. Вскоре люди покинут реальный мир, уйдут в киберпространство, оставив свои бренные тела на попечение автоматики. Почему так происходит, откуда взялись эти технологии и ради чего их внедряют, Уайт не знал, но собирался разобраться. Хотя бы для себя, чтобы знать правду.

– Значит решил? – Фрэнк взял аптечку, спрятал ее в карман.

– Да.

– Ну тогда мы пошли. Прощай, Уайт. Приятных тебе грез.

* * *

Протяжно скрипнула металлическая дверь.

После сумрака нулевого уровня тусклый свет ослепил, а тяжелые запахи, витающие в коридоре «капсульного отеля», заставили невольно задержать дыхание, поморщиться.

Пойдя по узкому коридору, Уайт оказался подле своего рода «стойки регистрации», за которой сидел грузный тип неопределенного возраста.

– Что? – не поднимая взгляда буркнул тот.

– Мне нужно попасть в «Хрустальную Сферу».

Владелец капсульной ночлежки искоса посмотрел на Уайта, что-то пометил в документе, затем со вздохом свернул голографические окна (дескать мешают работать, надоедают тут занятому человеку), коснулся сенсора, перевел личный нанокомп в «спящий режим» и лишь тогда обернулся, смерив посетителя деланно-равнодушным взглядом.

– А я-то здесь каким боком? – он вскинул бровь.

– Мне нужно в «Хрустальную Сферу», – повторил Уайт, сдержав вспыхнувшую неприязнь.

– Надолго? – торгаш (так характеризовали Ирольда обитатели городского дна) успел заметить, что одежда незнакомого бродяги когда-то стоила приличных денег. Это сейчас она износилась, а раньше за такой «прикид» пришлось бы выложить кругленькую сумму. Огонек жадности во взгляде местного дельца алчно вспыхнул, но быстро угас. Наверняка бродяга кого-то обокрал, или вообще прибил, – вот и разжился. Хотя оставалось сомнение, уже больно ладно сидел на нем костюм, да и пальто с истрепанными полами, как будто на заказ сшито, по мерке. Старик-то долговязый, нескладный, на таком одежонка с «чужого плеча» болталась бы, как на пугале…

– Я спрашиваю: доступ нужен на сколько? На день, на месяц?

– Без понятия, – честно ответил Уайт. – Может на день, а может навсегда. Ты по делу отвечай! – резкие, требовательные нотки в его голосе только укрепили сомнения торговца.

Тут явно что-то нечисто. А ну попробую-ка я его раскрутить…

– Даже не думай. – Уайт хорошо читал мимику. – Цены я знаю.

Хозяин ночлежки поперхнулся на полуслове.

– Ладно. Вижу, ты тертый, да? А чего ж я раньше тебя не встречал?

– Я тут недавно.

– О, как? С самых вершин и об грешную землю? – проницательно предположил Ирольд.

– Не твое дело.

– Ладно. Не мое. А вдруг ты подставить меня решил?

– У меня дочь пропала. Ищу ее. Почти все деньги уже спустил, но она в виртуалку ушла и как в воду канула. Где ее инмод – понятия не имею. Теперь ты знаешь зачем мне в «Хрустальную Сферу», так что хватит вопросов.

– А ну, ну, тогда понятно, – Ирольд шумно выдохнул, откинулся на жалобно скрипнувшую спинку древнего офисного кресла. История не новая. Созданный «Инфосистемами» виртуальный мир, обладающий стопроцентным уровнем реализма, уже не одно поколение заглотил и даже не поперхнулся. Многие туда уходили насовсем. Старика, отчасти, даже жаль…

– Хорошо, давай номер своего имплантата, и заходи через пару часов. Будет тебе аккаунт. Сто кредитов. И еще сотня за аренду инмода, это на месяц. Дальше либо снова плати, либо сваливай в общественный инмод-центр.

– У меня нет имплантата.

У торговца даже челюсть отвисла. Он несколько раз сморгнул, глядя на странного посетителя.

– Ты чего? С луны что ли свалился? Уж год как без имплантата от «Инфосистем» – никуда. Ни крошки хлеба, ни капли воды, ни медицинской помощи – вообще ничего!

– А я, по-твоему, тут ошиваюсь от хорошей жизни? – Уайт присел на колченогий стул. Неожиданно накрыла усталость, смешанная с опасным безразличием. – Сказал же: нет у меня нейроимплантата.

– Так обратись в любой общественный инмод-центр.

– Не вариант. И вообще слишком много вопросов задаешь!

– А ты заплатить-то сможешь?

– Кое-что сберег.

– Но у тебя ведь нет имплантата. Как перечислишь?

– По старинке, – Уайт машинально коснулся кибстека на запястье.

Ирольд кивнул. Теперь ему по-настоящему стало жаль старика. Эх дети, дети. Они в эту новомодную «Хрустальную Сферу», как в омут с головой. А нам мучайся, ищи их, переживай… У самого сын не вылазит из киберпространства и ничем его назад в реальный мир не заманишь. Говорит: все тут у тебя сирое и убогое. Но может он и прав? Только как они там, в оцифровке? Детей-то своих не заведут… – горькие, рваные мысли скользили, уже почти не задевая, словно все в этом мире отжило свое. Прогресс, как подлый поводырь, завел людей в тупик и бросил подыхать.

– Хорошо. Приму. Со счета на счет. Есть у меня одна программка, соединит два кибстека и без метки имплантата. А ты, – отмахнуться от проскользнувшего в мыслях сочувствия никак не удавалось, – не боишься левый имплантат вживлять? У меня тут не клиника.

– Рискну. Только давай побыстрее.

– Девайс за две тысячи отдам. Инмод на сколько арендуешь?

– Выкупить – дорого встанет?

– Десять штук.

– С техподдержкой?

– Да. Катриджи менять будем ежемесячно. За это можешь не беспокоится.

– Беру. И еще аккаунт мне нужен, класса «инкогнито». Устроишь?

– Еще пять штук сверху.

– Не зарывайся.

– У тебя явно проблемы с властями, – невозмутимо ответил Ирольд. – Или что-то задумал поломать в «Хрустальной Сфере», уже не знаю. А может ты хакер, и дочери у тебя никогда не было?

– Ладно. Договорились. Семнадцать тысяч кредитов. Инмод в моем полном распоряжении, бессрочно. Имплантат сам вживлю. Если не выдержу – сожжешь мое тело в ближайшем утилизаторе отходов, и все дела.

«Старик, видать, совсем от горя отчаялся», – торговец не стал ничего отвечать, извлек из ящика стола запаянный пакет с небольшим плоским чипом.

– Знаешь, как с ним управляться?

– Да.

– Ну и отлично. А теперь слушай. Аккаунт класса «инкогнито» просто так, даже за деньги, получить нельзя. Их содержит один теневой клан. Официальное прикрытие – «Орден Наемников».

– Какие условия?

– Ты должен будешь на них отпахать, но уже в игровом мире.

– Сколько?

– По времени? Без понятия. Там ставка. Сто тысяч в игровой валюте. Отработал и свободен, ступай на все четыре стороны.

 

Уайт мысленно прикинул варианты, сумрачно кивнул. Иначе в «Хрустальную Сферу» вообще не попасть. В любом общественном инмод-центре пробьют биометрические данные, и сразу же сдадут «Инфосистемам». После того как он отловил и «допросил с пристрастием» их технолога, стало ясно, что Энея жива, но сам Уайт теперь находился в розыске. Корпорация таких выходок не прощает. Аккаунт класса «инкогнито», – это единственный выход.

– Согласен, – ответил он, забирая микрочип.

* * *

Ложе капсюльного инмода выглядело жестким, неудобным, а пространство внутри в первый момент вызвало приступ клаустрофобии.

Уайт подавил дурноту, кряхтя, улёгся, – все же годы дают о себе знать, давно уже не мальчик. Жестко. Неудобно. Но придется терпеть, со временем, наверное, свыкнусь, – подумал он, стоически ожидая, пока гибкий манипулятор прижмет к его виску имплантат, усеянный наноиглами.

Вслед за покалыванием он ощутил резкое головокружение, затем вспышку острой головной боли и вдруг… внутреннее освещение инмода угасло, а перед глазами появилась надпись:

Нейроимплантат установлен.

Рейтинг@Mail.ru