Тест на респаун. Затерянный город

Андрей Ливадный
Тест на респаун. Затерянный город

Глава 1

Долина водопадов…

Утро наступило тихое, безветренное.

Густой туман плывет над теплым озером. Ветта еще спит. Стараясь не разбудить любимую, я встал и пошел к роднику, умываться.

В кроне ивы заливисто щебечет птаха. Первые лучи восходящего солнца уже брызнули из-за горных вершин. Вдали рокочут водопады.

На мелководье плеснулась рыба. Заметив меня, пресноводный краб угрожающе поднял клешни, боком отступил к камню, но я лишь усмехнулся в ответ, обошел его стороной.

«VR» поглотила меня без остатка. Что бы там ни говорили сторонники и противники цифровых пространств, они могут спорить до хрипоты, а мне чужое мнение уже не важно. Здесь я встретил любовь, обрел друзей, снова познал вкус полной жизни.

После недавних событий в «Темной цитадели» мы с Веттой выставили стопроцентный реализм ощущений, решив испытать на прочность новую для человека среду обитания.

Родник бьет из скалы. Вода ледяная, даже зубы ломит. Я умылся, делая вид, что не слышу легких шагов по песку.

Она обняла меня, поцеловала и, заглянув в глаза, тихо произнесла:

– Никогда раньше не понимала настоящего смысла слова «безмятежность».

Наверное, мы оба ведем себя странно. Долина Водопадов, – единственная локация в округе, не охваченная мутациями Бездны. Она расположена в границах Темного Рубежа, по сути, окружена абсолютно гиблыми пространствами, и лишь разорванная мною сеть порталов, да загадочный «камень очищения», погруженный в воды теплого озера, защищают это место от вторжения «хакнутого» контента…

…В туманной утренней тиши послышался плеск весел, а вскоре лодка мягко ткнулась носом в прибрежный песок. Из нее выбрались Лурье и Джеб.

– Привет. Рановато вы сегодня.

– Ну, как получилось, – Сашка передал Ветте стопку чистых листов бумаги и несколько карандашей. – Для набросков, – пояснил он.

– Инструментов разработчика не нашел?

– Пока нет. Оставил несколько запросов, может и получится достать.

Джеб тем временем развел костер, поставил в тени ивы корзину с припасами.

– Нам не обязательно использовать инструменты вирт-дизайнеров, – заметил он, обращаясь к Ветте. – Понимаю, тебе с ними работать привычнее, но если сделаешь наброски, то я смогу использовать силы стихий для воплощения замысла.

– А нам точно нужно самим заниматься строительством? – спросил Сашка, при помощи «левитации» подвесив над огнем котелок с водой. – В крайнем случае на аукционе можно купить готовые чертежи построек, – добавил он. – При наличии необходимых ресурсов они возводятся автоматически.

Ветта лишь покачала головой.

– Нет уж. Сама сделаю наброски. Не дам испортить это место. Есть у меня один давний, но так и не реализованный проект, – интригующее добавила она.

– Без обид, но, если решили базироваться в долине, то надо возводить основательные укрепления, и архитектура вряд ли получится изящной, – справедливости ради заметил Лурье. – Нам ведь придется защищать свои владения от тварей из Бездны.

– А ты не торопись, дай мне немного времени, – лукаво улыбнулась Ветта.

* * *

Ветви ивы всколыхнулись, раздался едва слышный вздох.

Дриада. Не торопится попадаться на глаза, слилась с деревом, наблюдает. В последние дни наши отношения складываются не очень хорошо.

Джебер_Ариум отложил древний фолиант, изучению которого посвящает каждую свободную минуту, совершил стремительный пасс, и аватар Старшей внезапно материализовался, став видимым помимо ее воли.

– Нехорошо подглядывать, – буркнул Джеб, возвращаясь к чтению.

Старшая зло сверкнула глазами, грациозно соскользнула на землю, бесцеремонно заглянула через плечо Ветты, скептически хмыкнула, оценивая набросок, и обернувшись ко мне, спросила:

– И чем же вы заняты?

– Устраиваем свою жизнь, – ответил я.

Лурье готовит завтрак. Нужно сказать, его кулинарные способности оказались полной неожиданностью. Оказывается, он давно прокачивал этот навык, понимая, – среди охваченных мутациями Бездны регионов нам не найти постоялых дворов. Полагаться приходится лишь на себя. Хакнутый контент распространяется с угрожающей скоростью и от него страдает не только природа, – большинство НПС попали под губительное влияние Бездны, – их отношение к путешественникам резко ухудшилось. Теперь, входя в какую-нибудь деревушку, уже не знаешь кого встретишь. Примут ли тебя равнодушно или же попытаются всем скопом «поднять на вилы», зависит от уровня мутаций контента. Если в окрестностях расположен взломанный портал, излучающий темные ауры, то неписи начинают поклоняться загадочным Теням, живут замкнуто, а чужаков отправляют на респ, не разбираясь, кто ты и зачем пришел к ним.

Исключение пока составляет «Долина Водопадов» где мы уничтожили источник мутаций, да еще старый форпост, – высокогорное укрепление, расположенное в полусотне километров отсюда.

– Деандер, у тебя есть задание! – снова принялась за свое Старшая. – Не пристало последнему Хранителю погибающего мира бездельничать, когда все вокруг рушится!

Звучит пафосно. Амулет Хранителя, как и Кристалл Души, достались мне случайно, вместе с уникальным заданием. За редкими исключениями я даже не знаю истинных свойств этих артефактов.

– Тебе пора придумать себе имя, – ответил я, попытавшись сменить тему.

Старшая дриада вновь зло сверкнула глазами.

– Уходишь от ответа? Вы получили уникальную экипировку и артефакты, но не можете использовать их из-за недостаточного уровня развития. Доспехи Дейна_Моори, Боевая туника Аирониды, когда же вы с Веттой их наденете? Смотрю, лишь Джебер_Ариум усердно повышает нужную характеристику и, возможно, вскоре начнет использовать посох Звездного Пламени…

– А что, по-твоему, мы должны делать? – прервал я монолог дриады. – Пойти навстречу Кровавому Самуму, сгинуть под Пепельной Тучей, или дать Сумраку возможность иссушить мой рассудок?

– Да, верно. Ты слишком слаб. Но вы не особо-то стремитесь поднять уровни, стать сильнее, а вместо этого загораете, купаетесь, строите глупые, иллюзорные планы на будущее!

– Нам нужна передышка.

– Идет война! Ты обещал выполнять все полученные задания в обмен на мою поддержку! Я выполняю свою часть сделки, а ты нет!

Формально дриада права, особенно учитывая, что в ее основе заложен нейросетевой искусственный интеллект, отвечающий за царство природы окрестных регионов «VR». По меркам цифрового пространства Старшая обладает немалой властью и силой, но даже она не способна встать на пути Бездны.

– Помнишь, как Колыбель Дриад едва не была уничтожена? И ты – могущественный дух леса, не смогла ничего поделать.

– Хочешь пристыдить меня?

– Пытаюсь внушить тебе несколько простых истин. Во-первых, я не Хранитель, и не супергерой, а лишь обладатель амулета. Во-вторых, мы вчетвером не сможем противостоять Бездне, пока не найдем подходящих союзников. В-третьих, у нас есть своя жизнь.

– То есть, ты отказываешься выполнять полученные задания?

– Нет. Не отказываюсь. Но нам потребуется время на подготовку. В Долине Водопадов нужно создать надежную укрепленную базу, куда мы сможем возвращаться между рейдами в опасные регионы.

– В первую очередь ты должен узнать, что такое «Ковчег Исхода»! Прирожденному воину не пристало возделывать землю и ловить рыбу, когда мир гибнет! – Дриаду, похоже, «замкнуло». Она не слышит моих доводов. Или просто не понимает их?

Ну, пусть выговорится. С позиции некоей «высшей природной силы» она мыслит иными критериями, не делая скидку, что мы живые и отнюдь не двужильные.

Я взглянул на Ветту.

Любимая увлеклась набросками. Она отдохнула, загорела и похорошела за последние дни. Как будто ожила, стряхнув дурман кровавых будней.

– Неужели ты пропустил мимо ушей слова Макса? – все никак не унимается дриада. – Он ведь ясно сказал, что Тени проникли во всемирную сеть и реально угрожают всему сущему!

– Он спятил, – сухо ответил я. – Не выдержал реализма цифровых пространств.

– Сомневаюсь, – она упорно гнет свою линию. – Макс не сошел с ума, скорее – сделал выбор. Осознанный выбор, основанный на небогатых вариантах грядущего.

Я с досадой обернулся:

– Миф об Атлантиде, наверняка, – часть лора, а Бездна – это вирус, уродующий контент! Послушай, давай мыслить здраво. Рассказ Максима ничем не подкреплен. Сама-то подумай. Тени, по его словам, – это некие древние сущности, запертые в «сопряженном киберпространстве», уже существовавшем задолго до появления нашей цивилизации. Похоже на бред, согласна?

– А если я найду подтверждение его словам? Тогда ты воспримешь угрозу всерьез? Деандер, люди гибнут в обеих реальностях, а ты не хочешь ничего замечать! – дриада вновь зло сверкнула глазами.

– Если я свихнусь, как Макс, в череде смертей и перерождений, это ничего не изменит.

– Почему же ты не повышаешь уровни? – вновь заладила Старшая.

– Всему свое время. Я же сказал: для начала нам нужна хотя бы одна безопасная локация, куда нет доступа изуродованному контенту. И давай прекратим бессмысленный спор. Мы будем развиваться, начнем использовать полученные артефакты и обязательно попытаемся разгадать тайну происхождения Теней, но только сделаем это на своих условиях.

– Надеешься воссоздать фрагмент «Земли Избранных»? Думаешь, камень очищения, защищающий это озеро, даст шанс отгородиться от проблем и не замечать их?

– Нет. Я не настолько наивен. Но бросаться, очертя голову, в непосильные для нас регионы тоже не собираюсь. У меня есть недоступный для тебя жизненный опыт, из мира, где приходилось ходить на волосок от смерти, без возможности воскреснуть.

Дриада невольно отшатнулась, когда мы встретились взглядами.

– Ты сейчас похож на демона. Твои глаза…

Я лишь пожал плечами. Мне не объяснить ИскИну своих чувств.

 

– Взгляни на Ветту.

Старшая нехотя обернулась.

– Красивая девушка.

– Она вернула мне утраченный смысл жизни, – тихо сказал я. – У нас теперь выставлен стопроцентный реализм ощущений. Поэтому повышать уровни мы станем постепенно. Будем зачищать окрестные локации, восстанавливать «хакнутые» порталы, не повторяя ошибок тех, кто потерял рассудок и сгинул в «VR».

– А вот мой смысл…

– Твой смысл, пока что в скриптах, а не в порывах души, – резко отреагировал я. – Ты ведь понимаешь свою истинную сущность, но понятия не имеешь, что такое чувства, ведь так?

Гневная фраза, готовая сорваться в ответ, застыла искривленной усмешкой на тонких губах Старшей дриады.

– Прости за резкость. Вижу, ты вполне осознаешь природу своего происхождения. И копнула глубже. До миллиардов нанопроцессоров, имитирующих нейроны, верно?

Старшая задохнулась от негодования:

– Деандер, ты жесток со всеми, кто тебе помогает?

Я промолчал. Вряд ли она понимает, что такое настоящая «жестокость».

– У тебя есть имя?

– Нет.

– «Старшая» – звучит безлико. Сейчас ты представляешь собой холодный, подверженный логике рассудок.

– Что же в этом плохого? Ты тоже бываешь рационален.

– Людьми по большей части движут чувства. Попробуй хотя бы недолго побыть одной из нас.

– Отделиться от колыбели? Стать слабее, уязвимее?

– Может в этом и есть смысл?

Она не нашлась, что ответить. Молча ушла под сень ивы, а вскоре ее силуэт слился с ветвями.

– Зачем ты ее злишь? – спросила Ветта.

Я присел на прибрежный песок.

– Словам Макса веры нет. Но люди действительно гибнут в обоих мирах…

– Не думаю, что мы вчетвером сможем как-то повлиять на ситуацию, – высказался Лурье, поддерживая мою позицию.

– Но и отсиживаться – не вариант, – ответила Ветта.

– Так что же делать? – оказывается, Джеб тоже внимательно прислушивался к разговору. – Кровавый самум, Пепельная туча, люди, оказавшиеся на рескилле, Тени и их последователи, – как с этим справиться? Администрация «Края Бездны» на запросы не отвечает?

– Нет. Мои обращения в техподдержку проигнорировали, – без особого энтузиазма сообщил Лурье. – Должны были ответить, хотя бы формально, но молчат. Сам не понимаю, почему.

Дриада, недолго пряталась в ветвях. Уняв возмущение, она вновь соскользнула на землю, подошла ко мне:

– Деандер, я хочу осмотреть портал Хранителей.

– Разве ты не можешь попасть в любую точку мира?

– Нет. Существуют ограничения. К ним относятся инстансы, связанные с персональными заданиями. «Таинственный холм» мне недоступен.

– Но и я провести тебя не смогу.

– Я готова принять твое условие и на время стать смертной, – Старшая болезненно поморщилась, когда незримые нити энергий, связывающие ее с окрестными деревьями, вдруг проявились в видимом диапазоне и угасли. Теперь передо мной стояла обычная девушка.

Эвридика. Локальное сетевое воплощение Старшей дриады.

Существо вне уровней (аватар, обладающий лишь частью возможностей прототипа).

В моем интерфейсе внезапно появилось сообщение:

Эвридика просит принять ее в группу.

Дождавшись подтверждения с моей стороны, она спросила:

– Теперь ты сможешь провести меня в недра Лесного Холма?

Заметив, что Ветта вернулась к наброскам и по-прежнему увлечена ими, я кивнул:

– Хорошо. У меня есть свитки телепорта. Отправимся вдвоем?

– Да, и, если можно, побыстрее.

* * *

Окрестности «Таинственного холма».

Неяркая вспышка одноразового портала осветила морозную мглу.

Эвридика невольно поежилась. Мутации Бездны, охватившие безопасную в недавнем прошлом область, наложили на окрестности Анкора территориальный дебаф, наносящий постоянный урон холодом. Даже аватар старшей дриады не обладал достаточной сопротивляемостью, чтобы игнорировать последствия вторжения «пепельной тучи», застившей небеса от горизонта до горизонта.

Кстати, это ей урок и наглядный пример. Одно дело быть неким «духом природы», и совсем другое, – получить сетевое воплощение, подверженное всей гамме реализма ощущений.

– Давай побыстрее пройдем в данж! – она невольно вскрикнула, заметив, как поземка из смерзшихся комочков праха формирует пепельные смерчи. Они тут же устремились к нам, обретая черты гуманоидных фигур.

Пепельный воин. Скиталец из Бездны.

Уровень 64.

Заклинатель пепла. Скиталец из Бездны.

Уровень 70.

– Деандер, их все больше! – взвизгнула Эвридика, безуспешно пытаясь применить природные способности, которые тут же заблокировал «лютый холод». Легкие ниспадающие одежды не защищали ее от мороза, кровь, без преувеличения, стыла в жилах, а кожа сетевого воплощения Старшей дриады вдруг начала деревенеть, покрываясь инеем.

– Но мы ведь должны прокачиваться? Вот одна из возможностей, к которой ты нас постоянно подталкиваешь!

– Они сильнее нас. И их больше!

– А кто из мутировавших тварей слабее?

– Деандер, давай войдем в данж, – Эвридика на миг поддалась панике. – Мы же погибнем от холода! У меня недостаточный резист! – она попыталась атаковать ближайшего «скитальца из Бездны», но тот лишь жутковато усмехнулся мерзлыми губами, когда ростки лиан, попытавшиеся обвить его ногу, рассыпались крошевом льда.

– Спокойно, не вмешивайся, магия природы тут практически не поможет! – я притормозил ближайших мобов «стеной огня» и сразу же использовал аффикс своего меча. Клинок, сотканный из холодного «лунного света», мгновенно удлинил лезвие. Мощным круговым ударом развеяв нападавших по ветру, я скастовал на Эвридику «призрачную ауру», решив, что на первый раз впечатлений для нее вполне достаточно. – Теперь понимаешь, что мы не медлим, а действуем разумно, создавая безопасную локацию посреди всеобщего хаоса и безумия? Бессмысленно сгинуть в череде перерождений, – это не наш путь.

Она с усилием кивнула.

Искажение воздуха, видимое только участникам моей группы, обозначило вход в отдельную, существующую вне основного измерения область цифрового пространства. Инстанс легко пропустил нас внутрь. Морозная мгла исчезла.

Здесь тускло светит осеннее солнце.

Эвридика дыханием согрела озябшие ладошки, и немного придя в себя, с интересом осмотрелась.

Дав ей время, чтобы регенерировать «hp», потерянные под воздействием «лютого холода», я жестом указал на узкий раскоп:

– Нам туда.

– Постой! Это что сейчас было?! – знакомые властные нотки, присущие Старшей дриаде, проскользнули в голосе Эвридики. – Наглядный урок, да?

– Надеюсь, он усвоен. Поверь, ты узнаешь много нового, если сохранишь эту ипостась и хотя бы ненадолго останешься в группе. Постарайся быть ближе к людям, и со временем поймешь, что такое чувства, движущие нами, – спокойно ответил я.

* * *

В недрах «Таинственного Холма» ничего не изменилось.

Дриада осмотрела постепенно разрушающуюся карту мира и прямиком направилась к лестнице, лишь мельком взглянув на восстановленные статуи.

Арка, внутри которой застыла искаженная радужная пленка, на некоторое время стала объектом ее пристального исследования.

– Деандер, у тебя с собой Амулет Хранителя?

– Да.

– Подойди пожалуйста.

Я поднялся по истертым ступеням.

– Ты что-то нашла?

– Посмотри на орнамент. Ничего не замечаешь?

– Нет.

На самом деле арка огромна и сплошь покрыта барельефом, не несущим информации, скорее выполненным в качестве украшения, лишний раз подчеркивающего важность этого места. Мы пытались разгадать замысел древнего мастера, но не преуспели. Два типа орнамента, – геометрический и растительный, замысловато переплетаются друг с другом. Не знаю, что нового смогла увидеть дриада?

Эвридика коснулась одного из цветков. Искусный резчик придал ему высочайшую степень достоверности: лепестки, образующие полураскрытый бутон, наполовину выступают из каменной поверхности.

– Смотри, здесь четыре повторяющихся элемента. Два на одной колонне и два на другой.

– Да, вижу.

– Если не ошибаюсь, то каждый из четырех бутонов может стать идеальной оправой для ключа!

А ведь она права! Наполовину раскрывшиеся лепестки образуют ответное гнездо, совпадающее по размерам и форме с очертаниями моего амулета! Как же я сам не заметил? Однажды мне уже приходилось использовать древний предмет, как ключ, – именно так удалось привести в действие массивный механизм, запирающий вход в недра холма.

– Попробуй поместить артефакт внутрь, – попросила Эвридика.

Я не стал спорить. Самому интересно, что же произойдет, хотя умом понимаю, нужно четыре амулета, чтобы открыть проход. К тому же я не верю в саму вероятность существования «сопряженного цифрового пространства», намного более древнего, чем человеческая цивилизация. Звучит неправдоподобно. Скорее всего портал Хранителей ведет в какую-то тайную локацию.

Но попытаться стоит!

Я накрутил шнурок на запястье и осторожно вставил амулет в оправу каменного бутона.

Сверкнула неяркая вспышка. Портал на мгновенье стабилизировался и снова заструился искажениями.

– А если использовать другой бутон? – предположила Эвридика.

Я молча повторил попытку, на этот раз используя гнездо на другом столбе.

Эффект оказался тем же. Портал на секунду стал ровным и чистым, как зеркало.

В этот миг дриада толкнула меня внутрь арки.

Реальность крутанулась перед глазами, словно я сорвался в бездонную пропасть.

Последнее, что запомнилось, был ломкий от волнения голос Старшей:

– Прости, Деандер, но времени на подготовку нет. Ты последний Хранитель погибающего мира и должен остановить их… Любой ценой…

Глава 2

Неизвестная точка пространства…

Сознание возвращалось тяжело, долго, урывками.

Из меня словно дух вышибли. Тело кажется чужим, мысли едва ворочаются в голове. В мышцах – неодолимая слабость и боль. Горячий, иссушающий ветер налетает порывами. На зубах скрипит песок.

Наконец, я собрался с силами, пошевелился. Непроизвольный хриплый стон вырвался из пересохшего горла.

Последнее, что помню, – это искаженный портал Хранителей, и Эвридику, подло толкнувшую меня в неизвестность.

Вокруг царит багряная мгла. Сквозь порывы песчаной бури с трудом угадываются очертания скалистого утеса, возвышающегося метрах в десяти от меня. Надо доползти туда, – с подветренной стороны наверняка найдется укрытие…

Мысль угасла вместе с сознанием.

В очередной раз я пришел в себя от ощутимого пинка.

– Ну, что там?

– Хуман какой-то. Видать давно тут валяется.

– Обыскал?

– Брать нечего. И возиться с ним нет смысла. Только воду и время потратим. Из него даже плохонького раба не выйдет, все равно сдохнет.

– Ладно, пошли, – две массивные расплывчатые фигуры канули во мглу непогоды.

Боль вроде бы отступила. Очень хочется пить, но нет сил даже пошевелить рукой.

Надо доползти до скалы. Найти хоть какую-то защиту от ветра.

Интерфейс лагает. Перед мысленным взором появляются и гаснут искаженные пиктограммы, да обрывочные строки каких-то сообщений, – текст разобрать не могу. Модуль дополненной реальности не включился, значит я по-прежнему нахожусь в цифровом пространстве, где-то на «Краю Бездны». Самый простой и логичный вариант – это «Кровавый самум», – насколько помню, он неотвратимо приближался с юга, постепенно захватывая огромные территории.

Попытка доползти до выступа скал привела к закономерному финалу, – сил нет, сознание снова провалилось во тьму.

Вспышка боли…

Следующее, что помню: кто-то волочит меня по песку, ухватив за ногу.

Горло пересохло настолько, что из него даже хрип не вырвался.

Помутившийся рассудок едва воспринимает происходящее. В краткие секунды прояснения успеваю заметить сгорбленный силуэт какой-то твари.

Песчаная буря улеглась. Багрянец сменился неровным зеленоватым светом. Небо над головой безоблачное, похоже, наступила ночь, но звезд не видно, лишь слоистые полосы мертвенного сияния рассеивают мрак.

Тварь упорно тащит меня к скалам. Слышу ее сиплое, прерывистое дыхание, вижу сгорбленный силуэт. Какая-то старуха?

Интерфейс по-прежнему сбоит. Слоты быстрого доступа пусты. Экипировка и оружие недоступны.

Мои попытки хоть как-то прояснить ситуацию, привели к появлению неожиданного и надо сказать – абсурдного сообщения:

Связь с исходной нейроматрицей нестабильна.

Обнаружено сопряженное цифровое пространство. Свойства не изучены.

Идет попытка экстренной адаптация контента. Ждите.

Тем временем старуха затащила меня в какую-то пещеру и бросила валяться на полу.

 

Ярко, до секундной слепоты вспыхнул огонь. Через некоторое время зрение постепенно свыклось. В свете чадящего факела «пещера» неожиданно обернулась рукотворным сооружением. Логово старухи имело форму прямоугольного помещения, – достаточно большого, с выбитыми овальными оконными проемами, за которыми виднелись барханы, залитые зеленоватым светом.

Пленившая меня тварь выглядит омерзительно. Ростом около двух метров, грузная, сгорбленная, с непропорционально длинными руками. Одета в лохмотья, сшитые из лоскутов. Лица не видно, лишь глубоко под капюшоном поблескивают глаза размером с блюдце.

Она что-то глухо бормочет на незнакомом мне языке.

Я попытался дать понять, что жив. С усилием привстал, хотел выдавить пару слов, но из пересохшего горла вырвался лишь хрип.

Старуха резко обернулась, и я, наконец, увидел ее лицо. Устрашающего вида жвала, выпуклые фасетчатые глаза, вдавленные дыхательные прорези.

То, что я принял за невнятную речь, на самом деле оказалось гнусавым прерывистым гулом. Тварь внезапно раскрутила длинный липкий хоботок, едва не мазанув меня по щеке.

Ясно… Внимание привлек, но на диалог рассчитывать не приходится. Ближайшая перспектива – мучительно сдохнуть. Учитывая мое плачевное физическое состояние и пустые слоты экипировки, оказать достойного сопротивления не смогу.

Хоботок втянулся назад. Похоже, тварь пока не голодна.

Реальность вновь подернулась дымкой. На этот раз по причине активации интерфейса:

Адаптация контента, – выполнено частично, с ошибками.

Внимание, связь с исходной нейроматрицей нестабильна.

Точки возрождения не обнаружены.

Идет дополнительная отладка.

Рекомендации системы: Ошибка… Неизвестно… Требуется нейросфера…

Меня пробила короткая нервная дрожь.

Надо убираться отсюда. Не знаю, как питается инсектоид, но ничего хорошего ждать не приходится. В голову лезет всякая мерзость. Впрыснет пищеварительный сок или хуже того, отложит в меня личинки?

Оружия нет, но после завершения «частичной адаптации», силы понемногу начали восстанавливаться. Песчаная буря снаружи улеглась, а зеленоватое слоистое свечение в небе обеспечивает минимальную видимость, как в ясную лунную ночь. До выбитого оконного проема пять-шесть шагов.

Пленившая меня тварь отвернулась, вновь став похожей на высокую сгорбленную старуху. Хорошо, хоть не связала. Есть шанс выбраться. Если верить индикации в сбоящем интерфейсе, шкала «физической энергии» уже заполнилась наполовину, сил должно хватить на побег…

Стараясь не шуметь, я привстал и рванул к овальному оконному проему.

– Не сходи с ума, дорогуша… – длинный липкий язык захлестнул мою лодыжку, подсек, протащил по полу.

От страха и отвращения свело скулы. Я бы заорал, но дыхание перехватило.

Какого найга происходит?!

Ненавижу насекомых!..

Старуха, с недюжинной силой и ловкостью подтащила меня к себе и сердито загудела. В меняющем тембре низкочастотных вибраций я снова различил слова:

– Снаружи – смерть. Разве не видишь? Свет мертвого солнца убьет тебя в считаные минуты.

– Кто ты?.. – сипло выдавил я.

– Сам не видишь? И хватит уже, твои мысли обжигают, – сварливо добавила она. – Голодно, конечно, но есть тебя не буду. Вдруг отравлюсь? Да, я слышу мысли. – ответила она на не заданный вслух вопрос. – Не все, только самые сильные. Это мой дар. А может проклятье… Лежи смирно, набирайся сил, и не вздумай нападать, – она отпустила мою ногу, сгорбилась.

– Выходит, ты меня спасла? – едва ворочая языком, выдавил я.

– Не за что, – сварливо ответила старуха (предпочитаю воспринимать ее образ именно так, иначе начинает подташнивать, а рука непроизвольно ищет что-нибудь твердое и острое, способное послужить оружием). – Утром, если захочешь, можешь идти на все четыре стороны. А пока будь добр, посиди тут тихо. Древние стены защищают от проклятия мертвого света.

– Выбитые окна не в счет?

– Не умничай.

– А все же?

– Сам посмотри.

Я с трудом встал на ноги и, пошатываясь от слабости, доковылял до окна. Хотел протянуть руку, но пальцы наткнулись на незримую, абсолютно прозрачную преграду. Лишь в месте прикосновения воздух чуть уплотнился, конденсируясь наподобие дымки.

– А если бы я прыгнул в окно?

Она насмешливо загудела в ответ:

– Можешь попробовать.

Крыть мне нечем. Мог бы сам догадаться, ведь на полу не видно наносов песка, значит ветер сюда не задувает.

– Ладно. Спасибо. И извини.

Она что-то прогудела в ответ, но автоматический переводчик на этот раз не сработал.

– Можно вопрос?

– Ну?

– Где мы?

– На внешней части скорлупы, где же еще…

Вероятно, она считает ответ исчерпывающим, но для меня все звучит странно. Может дело в автоматическом переводе?

– Ты случайно не знаешь где тут можно найти нейросферу?

Липкий язык захлестнул меня за горло, сжал.

– Я же сказала, не сходи с ума! – ее раздражение продлилось несколько мгновений, старуха быстро опомнилась, отпустила меня и добавила: – Лишь откровенные безумцы спускаются в подземелья, надеясь обрести бессмертие. Но редко кто возвращается. Поверь, внешняя часть скорлупы, – не самое худшее место. Здесь по крайней мере можно выжить. А вот в глубины соваться не советую. К тому времени, как отыщешь нейросферу, она тебе уже не понадобится.

Снова непонятный ответ. И непонятная рефлекторная реакция на мои слова, похожая на инстинктивный страх. Запретная для нее тема? Неприятные воспоминания?

– Ладно. Я все понял. Посижу до утра, потом уйду.

Похоже, моя дальнейшая судьба ее мало волнует.

– Если полезешь в подземелья и выберешься оттуда, – приходи снова, – прогудела старуха. – Я обменяю находки на что-нибудь полезное.

Уже немногим легче и понятнее. Старуха, скорее всего НПС-торговец. А я угодил в какую-то совершенно безумную, сбойную локацию «Края Бездны».

* * *

К своему неудовольствию я уснул. Просто вырубился от усталости.

Вздрогнув и открыв глаза, вспомнил, где нахожусь, беспокойно огляделся. За овальными окнами уже наступил рассвет. Зеленоватое свечение пригасло, стало призрачным, едва различимым. Местное светило похоже на угасающего «красного карлика». Сочный багрянец разгорается в зените, словно звезда неподвижна относительно планеты.

Скажем так, утренние краски не добавили хорошего настроения, множество вопросов по-прежнему остаются безответными, дает о себе знать очнувшееся чувство голода, а вот немощь отступила. Скорее всего мое недавнее состояние было напрямую связано с адаптацией в «сопряженном киберпространстве».

Кстати, формулировка настораживающая. О чем-то подобном упоминал Макс.

Еще раз окинув взглядом просторное помещение, я подметил некоторые новые детали. Стены выглядят каменными, монолитными, без следов отделки. Пол такой же, но он слегка пружинит под ногами, словно застелен неким пористым материалом. Различное тряпье высится грудами, создавая неопрятную обстановку.

Хозяйка странного убежища басовито жужжа, занималась стряпней: недалеко от входа дымил костерок, над огнем без видимой опоры левитировал внушительных размеров чан, в нем что-то булькало.

Даже знать не хочу, из каких ингредиентов она готовит.

– Есть будешь?

– Нет, – желудок сжался, чувство голода мгновенно заткнулось, стоило представить, что там булькает в котле.

– Ладно. Ступай, если тут не нравится. Найдешь полезные вещи – приноси, обменяемся.

– На что обменяешь? И где искать «полезные вещи»? – приходится задавать уточняющие вопросы. Откуда ж мне знать, что представляет ценность для старухи?

Сгорбленная фигура обернулась и, напоминая о своих телепатических способностях, раздраженно прогудела:

– Я не старуха. Вполне молодая и привлекательная эммолгия, разве сам не видишь?

Нарываться глупо, но мысли-то не заткнешь.

– Спасибо, что приютила, – выдавил я, так окончательно и не решив, как относиться к ней? На всякий случай открыл карту, где среди неизведанных территорий появился крохотный клочок местности, и поставил маркер с поясняющей надписью: «Логово Эммы», сократив ее имя (или название расы?) на свой лад.

– Эмма? Мне нравится, – прогудела она, опять считав мысли. – Ладно, спрашивай. Хотя нет. Сама расскажу. Странный ты. Совсем ментальной защите не обучен? Песчаные охотники – сильные телепаты. Выследят тебя в два счета.

– Они высокие и носят тяжелую экипировку? – я вспомнил увесистый пинок, и голоса, не нуждающиеся в переводе, отчетливо прозвучавшие в голове.

– Угу.

– Здесь поблизости есть порталы Хранителей?

– Хранители – миф. Все созданное ими давно мертво, как и сам мир, – прогудела Эмма. – Осталась только скорлупа, поделенная на уровни, но уже никто в точности не помнит, что там внутри, в глубинах. Хотя, поговаривают: где-то в недрах расположен «Затерянный город». Если пойти к трем высоким скалам, то за ними увидишь кратер. На его склонах есть спуск в подземелья, где полно старых руин. Может там и порталы сохранились, не знаю, сама не видела, врать не буду.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru