Призрачный Сервер. Чёрное Солнце

Андрей Ливадный
Призрачный Сервер. Чёрное Солнце

* * *

Ритмично мигает индикатор смены боекомплекта.

Щекотливые капельки пота сбегают по спине. Промокшая насквозь ткань пилотажного костюма уже не впитывает их.

Форсированная работа расширителя сознания никогда не проходит бесследно. Мгновенья схватки сжигают силы, после накатывает резкое недомогание, кажется, что реальность "притормаживает", но эти ощущения быстро тают.

Четыре Призрачных Рейдера сбиты. Повреждения "Кондора" минимальные, – просевшие щиты, пара раскаленных шрамов на обшивке, да сгоревшие датчики, взамен которым уже активирован резерв.

Гашу скорость, осматриваюсь. Верфь в каких-то десяти тысячах километров. От обнаружения меня сейчас скрывают облака разреженного, медленно остывающего молекулярного тумана, но такого рода маскировка – палка о двух концах. Сфера эффективного сканирования сократилась в разы. "Кондор" Лиори куда-то пропал, связи с хаашами нет – слишком много помех.

Зато отчетливо различим энергетический след "Реликта", и это очень плохо. Корабль все еще в поясе астероидов. Убраться отсюда будет не так-то просто.

В толще проекционного забрала настойчиво мигает пиктограмма непрочитанного сообщения, и я машинально открываю его:

Вы получили новый уровень!

Повышены способности:

Пилотирование малых кораблей 11 (+0,93).

Боевое маневрирование 13 (+0,74).

Навигация 15 (+0,3).

Игровой интерфейс по-прежнему работает. С этим придется либо смириться, либо разобраться…

– Лиори?

Нет ответа.

Ну, где же ты?!

Веду "Кондор" краем окутавшей верфь туманности, ищу достаточно большую прореху в горячих молекулярных облаках, чтобы оценить обстановку. Рейдеров пока не видно. Зато поблизости снуют дроны, кое-где дрейфуют скопления бронеплит, так и не доставленных к доку космической верфи.

В том месте, где располагалась база Изгоев, происходят беззвучные взрывы. Орбиты астероидов изменились, они сталкиваются друг с другом, раскаляются, дробясь на обломки.

"Реликт" наконец появился в поле прямой видимости. Теперь лазерной связи с фрегатом ничто не мешает.

– Юрген, докладывай!

– Получили с десяток пробоин корпуса, но ничего страшного! – мгновенно откликнулся технолог. – Буксировочные захваты выдержали!

– Что внутри астероида?

– Нестабильные выбросы энергии. Сильная тепловая засветка. Думаю, встряска и внезапное ускорение привели к цепи поломок оборудования. Артефакт вроде бы на месте, но в каком он состоянии сложно судить. Фогель с Вандалом рвутся проверить.

– Придержи их. Сейчас слишком опасно отправлять внутрь рудника штурмовые группы. У тебя есть связь с хаашами?

– Да.

– Передай Аарону мой приказ: прикрывать "Реликт". Любой ценой. Что с эфрангами?

– Погибли.

– Ты уверен? – мне жаль этих загадочных существ.

– Фрида потеряла с ними мысленный контакт. Датчики зафиксировали две распадающиеся сигнатуры. Надеюсь, где-нибудь на Уиронге у них есть точка респауна, – неуверенно добавил технолог.

– Лиори не выходила на связь?

– Нет. Разве она не с тобой? – удивился и забеспокоился Юрген.

– Мы разминулись. Наверное, она погналась за рейдером. Попробую ее отыскать, заодно проверю, куда подевались остальные машины Ушедших.

– Будь осторожен, Андр!

Предупреждения излишни. Конечно, хочется верить, что судьба сегодня на нашей стороне.

Сближаюсь с верфью.

Замеченная мною ажурная конструкция на поверку оказалась лишь деталью огромного комплекса космических сооружений, включающего десятки стапелей. Здесь строится целый флот. Масштабы увиденного подавляют. Изгои, создавая Воплощенного, совершенно не задумывались о последствиях опасного эксперимента, а когда опомнились, стало уже слишком поздно.

Сканирую корпуса космических кораблей, но к своему удивлению не нахожу признаков кипучей деятельности, не вижу внутри сложного технологического наполнения.

О чем это говорит? Воплощенный не обладает полнотой знаний древней цивилизации? Ему, как и нам, необходимо изучать наследие Ушедших, восполнять пробелы?

– Андр! – "Кондор" Лиори внезапно вырвался из багряной мглы, – Я их нашла! Одиннадцать рейдеров! Идут курсом на "Реликт"!

* * *

Боевые машины Ушедших стремительно пронзают мглу. Лиори права: они нацелились на фрегат! Движутся быстро, маскируясь в шлейфах молекулярного тумана!

Навык "мнемотехника" дает нам некоторое преимущество, но противник лучшее вооружен, защищен десятимегаваттными щитами. Рейдеры успели отыскать необходимые элементы и восполнили запас активного вещества для силовых аннигиляционных установок.

Вдвоем против одиннадцати?! – невольный холодок скользнул вдоль спины.

"Действуй, как привык"! – оброненная хаашем фраза вплетается в мысли.

– Лиори, атакуем нанитами и сразу уходим к верфи!

– Андр, ничего не получится! Микромашины не пройдут сквозь их силовые поля!

– Знаю! Но мы используем молекулярный туман! – транслирую ей данные со своего расширителя сознания.

– Ты сумасшедший…

Синхронно меняем курс, сближаемся с рейдерами, и, не открывая огня, проносимся сквозь их построения под прикрытием маскировки, оставив ИскИнов в полнейшем недоумении.

"Репликация".

"Репликация".

"Репликация".

За "Кондорами" тянется шлейф новорожденных нанитов. Созданная дронами туманность идеально подходит для воспроизводства колоний микромашин.

Резким ускорением разрываем дистанцию, берем курс на ближайший стапель.

– Лиори, защиту на максимум! Всю энергию – щитам кормовой полусферы!

"Плазменная Вспышка"! – активирую недавно изученную способность.

Ослепительное пламя прорезало мглу среди боевых порядков рейдеров, следом, как я и рассчитывал, ударил объемный взрыв, – детонировали ближайшие облака молекулярного тумана!

Мигнули и погасли маркеры дронов. Хаотично возникающие выбросы плазмы, закручиваясь протуберанцами, ударили в верфь, прожигая корпуса строящихся кораблей, плавя несущие конструкции стапелей…

Щиты наших "Кондоров" снесло практически до нуля. С трудом удерживаю курс. Мимо, беспорядочно вращаясь, проносятся различные обломки, полупрозрачные окна интерфейса полнятся сообщениями, – строки непрерывно сменяют друг друга.

Рейдеры? Где они?

Я едва успел отработать маневровыми двигателями, проскочить в узкий зазор между раскаленными балками каркаса верфи, как те брызнули расплавом, – вслед нам ударили тяжелые лазерные установки.

На огромной скорости мы проскочили сквозь решетчатые конструкции, развернулись, ведя сканирование.

Два рейдера уничтожены! Остальные выдержали плазменный удар, лишившись щитов и получив мелкие повреждения. За нами никто не погнался. Восстанавливая защиту, они вновь устремились в направлении фрегата!

Проклятье! Мой план сработал лишь отчасти!..

Задание помощь "Евразии" выполнено! Вы уничтожили управляющий модуль верфи, тем самым привлекли внимание Воплощенного! Искусственный интеллект остановил атаку, и погибающая станция получила шанс…

Дальше не читаю.

– Аарон, девять рейдеров взяли курс на "Реликт"!

– Принял!.. – ответ хааша едва прорвался сквозь помехи. В пространстве бушует магнитная буря.

Вокруг полно обломков каргонита.

– Реплицируем наниты!

Ударили две короткие вспышки и "стальной туман" вновь скрыл наши истребители.

– Эскадра Воплощенного прибудет сюда часа через три, не раньше! – несмотря ни на что в голосе Лиори звенит торжество одержанной победы. – ИскИн верфи уничтожен, и не сможет создать новые боевые машины! Мы сожгли больше сотни дронов. Я получила четыре уровня!

– У меня пять.

– Андр, повысь уровень "Дезинтеграции", без нее нам не обойтись!

Дельный совет! Снарядов к "ЭМгам" осталось мало, их надо беречь, а средними лазерами щиты противника не собьешь.

Времени на раздумья нет. Ложимся на курс перехвата. Установки аннигиляционной тяги Призрачных Рейдеров в разы превосходят плазменные движки "Кондоров", но обилие разного рода космического мусора не позволяет им развить полную крейсерскую скорость.

Сближаемся.

Эмоции гаснут, напряжение растет, дистанция сокращается. Звену хаашей не выстоять против девяти смертоносных машин. Нужно разделить группу рейдеров, уничтожить или связать боем хотя бы нескольких из них, не дать им прорваться к "Реликту"!

Лиори, понимая мой замысел, намеренно отстает. Нас связывает канал мнемонического обмена данными, – это позволяет обходиться без слов.

В сетке прицела небольшой астероид. Рейдеры как раз огибают его.

"Дезинтеграция цели"!

Резко отворачиваю в сторону, прикрываюсь заранее намеченным каменным обломком, но щиты все равно мгновенно проседают до нуля!

Астероид разорвало на атомы.

Броня моего истребителя раскалена. Тревожно попискивают датчики. Экстренно сбрасываю атмосферу из отсеков, это позволит не думать о возможной декомпрессии.

Щиты противника сбиты, и Лиори стремительно атакует. Ее "Кондор" чертит сложнейшую траекторию, ведет непрерывный огонь, не давая ИскИнам восстановить силовые поля!

Один из рейдеров исчез во вспышке пламени, обшивку второго вспороло снарядными трассами, сквозь пробоины выплеснулось бледное сияние, – повреждена силовая установка! Остальные развернулись, – четверо на меня, трое на Лиори!

Маневрируя, прорвался ей на помощь, – очередями из "ЭМГов" достал одного из рейдеров, второго атаковал нанитами, по третьему отработал из лазеров. Добить не пытаюсь, сразу ухожу в боевой разворот – четверо ИскИнов у меня на хвосте!

Теперь мы сближаемся встречными курсами. Взглядом успеваю наложить сетку прицела на ведущего.

"Дезинтеграция"!

В следующий миг разряды тяжелых лазеров прожгли броню "Кондора". В рубке взорвались приборные панели, отказала навигация и управление двигателями, – беспомощно вращаясь, мой истребитель начал удаляться от места схватки.

 

Успеваю чиркнуть взглядом по обломкам сбитого рейдера, отдаю серию мнемонических команд:

"Репликация"

"Быстрый ремонт" – эту способность я изучил благодаря базам данных Клана Технологов. Микромашины тут же принялись за работу, устраняя критические повреждения.

Дрейфую.

Четыре ИскИна уничтожены, остальные набирают ускорение, вновь взяв курс на "Реликт"! Нас они списали со счетов, не стали тратить время и энергию, чтобы догнать и добить.

– Андр?! – голос Лиори полон тревоги.

– Живой. Как ты? Повреждения есть?

– Сожгла гасители инерции. Корпус – решето. Ничего критичного. Движки работают!

Ага, нашел ее… Реактор "Кондора" перегружен, источает радиоактивный след. Повреждения намного серьезнее, чем я думал.

– Тяни к стыковочным сотам "Реликта"! Я тебя догоню, наниты уже восстанавливают управление. В бой не ввязывайся, хааши теперь сами справятся!

– Андр, я…

– Прошу, не спорь!

Мы оба понимаем, ситуация отчаянная. Если у ее "Кондора" рванет реактор, респауна для Лиори не будет.

– Хорошо… Только не задерживайся тут… Обязательно догони… Обещал… – ее голос постепенно отдаляется, гаснет в шипении помех.

Глава 2

Десять минут, что потребовались на ремонт, я мог лишь бессильно наблюдать, как рейдеры прорываются к "Реликту".

Со стороны верфи на помощь ИскИнам внезапно подошли дроны и три транспортных корабля. Вижу, как они взяли курс на фрегат!

Тяжелые электромагнитные орудия "Реликта" трижды огрызнулись залпами, сбили транспорты и смолкли, – нет энергии, она отдана буксировочным захватам.

В пространстве кипит схватка. Хааши сцепились с рейдерами и дронами! Силы неравны. Иду на предельном ускорении. Держитесь… Только держитесь!..

– Я их не вижу!.. Не вижу!.. Не вижу!.. – протяжный рык внезапно захлебнулся криком боли.

Митуфурола сбили! Обломки его айроба пронеслись мимо.

С хода вступаю в бой, атакую ближайшего рейдера, вгоняю остаток боекомплекта в покатый выступ рубки управления. Брызжет металл. ИскИн попытался отвернуть, но тщетно. Смертоносная машина, продолжая ускоряться и стрейфить, врезалась в дрейфующий транспортный корабль, исчезла во всплеске пламени.

Три Призрачных Рейдера вспарывают броню "Реликта" непрерывными лазерными разрядами. Фрегат содрогается от внутренних взрывов. Выбросы декомпрессии взламывают его обшивку, мутные смерчи, несущие фрагменты оборудования, вырываются сквозь длинные уродливые пробоины.

Юрген не отвечает на вызовы. Сигнатура корабля полыхает искажениями.

Щиты отказали. "Реликт" идет по инерции, двигатели не работают, – последние эрги силовой установки отданы буксировочным захватам. Пятикилометровый астероид послушно плывет вслед кораблю, но вокруг слишком много обломков. Они врезаются в его поверхность, крушат чудом уцелевшие коммуникации древнего рудника.

Электромагнитные орудия моего истребителя смолки. Остался последний заряженный накопитель энергии и два подключенных к нему курсовых лазера, остальные системы вооружений отказали.

Мы в шаге от бессмертия и в полушаге от смерти.

Но и рейдеров осталось всего трое.

Ускоряюсь. Гасители инерции умудрился спалить, – на маневрах ощущается перегрузка. ИскИны меня заметили, резко отвалили в разные стороны. Их последующие действия предугадать несложно, двое попытаются атаковать, третий добьет, выждав удобный момент.

Веду "Кондор" впритирку с обшивкой "Реликта", выравниваюсь, пронзаю мутные облака газа. Хриплю:

– Кто-нибудь, прикройте, атакую!..

Резко ухожу вверх. В глазах темнеет. Обшивка израненного корабля опрокинулась, начала отдалятся. Рейдер на встречном курсе. Еще один пытается перехватить меня на маневре – лазерные разряды проносятся наискось, едва не задев двигатели.

Мимо промелькнул айроб. Машина разрублена на несколько частей. Искрится разлохмаченное оптическое волокно, огарок пилотажного кресла волочится сзади на тросе.

С рейдером разошелся, успев огрызнуться из лазеров. Двое заходят сзади с разных сторон. Не стреляют, экономят энергию. Еще немного и смогут ударить наверняка.

Подавитесь твари!..

Медлил до последнего. Сбросил облако нанитов, когда ИскИны уже были готовы открыть по мне огонь.

"Форма воплощения" – транслирую микромашинам мысленный образ.

Взрыв…

Сознание "плывет". Одним рейдером меньше. Без щитов, на бешеной скорости он напоролся на рой каргонитовых шариков. Второй все же успел отвернуть.

Сигнатура "Реликта" медленно угасает. Фрегат уже на границе пояса астероидов, держит курс на "Аргус", но жив ли кто на борту?

– Юрген… Арбидо…Фрида… Кто-нибудь ответьте!..

В этот миг силовые захваты фрегата отключились. Пятикилометровую глыбу закрутило во вращении, в нее врезалось несколько крупных каменных обломков, – столкновение сбило астероид с курса, и он начал отдаляться от места схватки, снова углубляясь в пояс.

Меня преследуют два Призрачных Рейдера. Окружающее пространство кипит от множества столкновений. Звезды на экранах тонут в дымке. Наниты израсходованы. Возможности их реплицировать нет. Взвесь раскаленного газа и мелкой каменной крошки не подходит для воспроизводства микромашин.

Резко гашу скорость, заставляя свою машину нырнуть под беспорядочно вращающийся корпус поврежденного транспортного корабля.

Рейдеры пронеслись мимо, не успели отреагировать, развернулись, в поисках ускользнувшей цели.

Им тоже приходится несладко. Эмиттеры щитов уничтожены, броня иссечена шрамами от множества попаданий. Хааши дрались отчаянно и умело. Бледный свет прорывается сквозь поврежденную обшивку рейдеров. Аннигиляционные силовые установки на пределе, теряют стабильность.

Я их добью. Затем догоню астероид и попытаюсь добраться до артефакта. Иных вариантов нет.

ИскИны вновь засекли меня. Идут парой, ориентируясь на радиоактивный след. Реактор моего "Кондора" поврежден, грозит взорваться в любую секунду, но сброс силовой установки – не вариант. Буду тянуть сколько смогу. Иначе – дрейф и гарантированная медленная смерть.

Огибаю корпус транспорта, накручиваю стремительную спираль, не давая рейдерам открыть огонь, затем резко ныряю в огромную пробоину, разворачиваюсь, несколькими импульсами полностью гашу скорость.

Противник упорно идет по следу. Радиоактивный шлейф, оставленный моим истребителем, – ориентир ненадежный. Он указывает лишь примерное направление.

Сигнатуры приближаются. Расходуя последние наниты, активирую "Взгляд сквозь стены". Датчики моей машины выжжены, кабина разгерметизирована, многие приборные панели оплавлены.

Вот они!

По-прежнему идут парой. Ведущий развернулся носовой частью к транспорту, чует, тварь, что опасность может исходить из пробоин, предугадывает мои действия.

Оружие второго рейдера отказало, но генераторы щита еще работают. Он пытается растянуть слабенькое силовое поле, прикрыть им ведущего.

Нельзя этого допустить! Лазерные излучатели моего истребителя не пробьют защиту!

Расширитель сознания, благодаря активированной способности, четко фиксирует цели. Наниты исправно передают информацию, хотя их количество постепенно уменьшается. Рейдеры меня не видят. Радиоактивный выброс реактора создает сильную засветку неопределенной конфигурации.

Доли секунд на принятие решения.

Броню "Кондора" осветили язычки пламени от работы маневровых двигателей. Плавный разворот. Теперь пробоина у меня по левому борту. Мощный импульс боковой тяги выталкивает истребитель наружу, носовой частью к противнику.

Залп!

Брызнул расплавленный металл. Глубокие, дышащие жаром рубцы похожи на след когтистой лапы, полоснувшей по бронированной шкуре рейдера.

Последний накопитель энергии полностью разряжен, мой "Кондор" удаляется боковым смещением, – израненный, безоружный, растерявший всю техногенную мощь. Реактор раскален, истекает радиацией.

Взрыв ударил внезапно. Гибельное предчувствие меня обмануло. Я все же достал его!

Кольцевая вспышка поглотила обоих противников.

Мимо пронеслись обломки, некоторые задели истребитель, отправив мою машину в неуправляемое вращение.

Тускло тлеют индикаторы накопителей энергии. Во рту ощущается привкус крови. Нет чувства победы, – только пустота. Я едва могу пошевелиться, станция связи вырубилась, маневрового топлива почти не осталось.

* * *

Бывшая база Изгоев медленно углубляется в пояс астероидов. Вокруг – бесчисленное количество каменных и ледовых глыб различного размера. Я веду искалеченный "Кондор", медленно, но неуклонно настигая цель.

Выпускаю последний оставшийся зонд. Сферический аппарат разведки устремился к взломанным створам вакуумного дока. Структура древнего рудника разорвана глубокими трещинами.

Жду подробную информацию. Просчитываю курсы ближайших небесных тел, внезапно замечаю дрейфующий неподалеку "Кондор".

– Лиори!

Ее истребитель полностью лишен энергии. Блок реакторов сброшен. Большинство бронеплит уничтожено. Балки силового каркаса похожи на ребра скелета.

Пока зонд исследует структуру древнего рудника, я разворачиваю машину, иду на сближение с дрейфующим "Кондором".

– Держись… Только держись, родная… – мои губы беззвучно шевелятся. Родная, милая, любимая, – раньше эти слова не имели смысла, казались давно вышедшими из употребления.

Сработала система автоматической стыковки. Короткий рукав герметичного перехода соединил две искалеченные машины.

В рубке ее "Кондора" царит мрак. Консоли управления расплавлены. Пустое пилотажное кресло разрублено лазерным разрядом, вокруг в невесомости плавают капельки гидравлической жидкости, вытекшие из аварийной противоперегрузочной системы.

Нет отклика от нанитов, составлявших образ Лиори. Она их сожгла, используя как оружие, когда уже не осталось ни боеприпасов, ни энергии.

Не верю, что все кончено. Ком в горле мешает дышать, хочется взвыть, но я стиснул зубы, присел, сканируя самодельное устройство адаптера.

Кибермодуль поврежден. Нейрочипы покрыты окалиной. Здесь и сейчас невозможно проверить, уцелела ли матрица сознания Лиори?

Действуя лазером из ремонтного набора, я вырезал фрагмент приборной панели, упаковал его в инвентарь, окинул взглядом омертвевшую рубку управления и начал пробираться назад, на борт своего "Кондора".

За последние дни все чаще случаются моменты, когда сознание попросту заходит в тупик. Жизнь в игровых вселенных была интересна, понятна, и, как теперь понимаю – безоблачна. Такие слова как "отчаяние", "горе", "утрата" были вычеркнуты из лексикона, лишены практического смысла. Теперь они находят толкование, с трудом приживаются в душе…

Мир изменился навсегда. Прошлое погибло, а будущее еще не настало. Есть только миг настоящего. Есть куски оплавленных кибернетических устройств в инвентаре. Еще теплится надежда, что байты оцифрованной души любимого человека не утрачены безвозвратно…

* * *

Иду на сближение с астероидом. Все лишние мысли задавил. Я непременно доберусь до артефакта Ушедших. Доставлю его на "Реликт". Восстановлю кибермодуль с сознанием Лиори. Вместе мы разберемся в происходящем, научимся жить в новой для нас реальности.

Цель все ближе. Информация, собранная зондом, ободряет. Древнее устройство по-прежнему активно. Из-за множества столкновений, разрушивших поверхность астероида, моя задача значительно упростилась. Вглубь уводят широкие разломы. По сути, лишь несущие конструкции рудника, выполненные из прочнейшего каргонитового сплава, удерживают вместе многотонные обломки.

Времени у меня в обрез. Плотность пояса астероидов возрастает, – вокруг сотни каменных глыб различных размеров. Большинство из них угрожают роковыми столкновениями, которые окончательно разрушат древнюю постройку.

Реактор моего истребителя стабилизировался на тридцати процентах мощности. Я перекинул энергию на щиты, направил "Кондор" вглубь темного ущелья, работая только двигателями коррекции.

Постоянно маневрирую, пробираясь сквозь паутину истончившихся, растянутых и деформированных конструкций.

Скорость неизбежно падает. Препятствий на пути все больше. В изломах стен вижу множество вкрапленных в камень, разорванных на неравные части помещений. Расширитель сознания жадно впитывает любую доступную информацию. Именно тут Клан Изгоев создал Воплощенного!

В руинах кибернетических лабораторий наверняка сохранились бесценные данные. К примеру, коды активации нанитов, открывающие новые, неизвестные мне области применения наномашин.

Датчики нервно попискивают. Стены разлома смыкаются все теснее, но и до цели осталось каких-то тридцать метров!

 

Импульсом торможения останавливаю "Кондор". Дальше истребитель не пройдет. Придется мне выбираться наружу.

Каменные стены угрожающе подрагивают. В тиши вакуума по ним пробегают все новые трещины. Происходят беззвучные обвалы – острые обломки заполняют тесное пространство, плывут в невесомости, сталкиваются друг с другом.

Бронескафандр вряд ли выдержит такую нагрузку. Придется действовать иначе. Активирую курсовые лазеры, серией разрядов расчищаю наикратчайший путь, затем круговым вращением оружейных подвесок прорезаю отверстие в ближайшей деформированной переборке, за которой открывается доступ к уцелевшим помещениям рудника.

Выдвинулся стыковочный рукав, сработали автоматы плазменной сварки.

Я коснулся сенсора, отключая фиксаторы скафандра, собираясь встать, когда ощущение смертельной опасности внезапно резануло по нервам.

Сигнал исходит от оставшегося снаружи зонда. Один из множества астероидов идет курсом на столкновение!

Удар.

Стены расселины начали угрожающе смыкаться, неистово запульсировало силовое поле, раздался скрежет, – стабилизаторы моего "Кондора" медленно вдавливает в корпус…

Прямой нейросенсорный контакт с системами истребителя вливает в рассудок невыносимую боль, словно сминается не металл, а моя собственная плоть.

Сознание не выдержало, милосердно погасло…

* * *

Медленно прихожу в себя.

Информация от имплантированных датчиков обрывочна. Окружающее пространство кипит. Все пронизано радиацией. Покалеченный "Кондор" дрейфует среди обломков уничтоженного астероида. В радиусе действия сканеров нет ни одной активной энергоматрицы, что означает: устройство Ушедших разрушено, утрачено навсегда…

Мой расширитель сознания по байтам собирает информацию, объединяет уцелевшие подсистемы машины в единое целое. Реактор с трудом удалось стабилизовать на десяти процентах мощности. Один из курсовых генераторов силового поля выдал ничтожные 0,3 мегаватта – вот вся защита от радиации и столкновений.

Я не сдамся.

Поставил вызов "Реликта" в режим автоматического повтора, а сам принял ручное управление. Надо выбираться из этой клоаки, затем сканировать каждый обломок. До подхода эскадры Воплощенного у меня еще есть немного времени. Возможно, артефакт Ушедших просто отключился, получив повреждения, либо лишившись источника питания.

На малой скорости провел истребитель меж крупных обломков, вышел на безопасную орбиту вокруг клубящегося в космосе облака.

Неподалеку дрейфует машина Лиори. Отправляю на борт лишенного энергии "Кондора" нанороботов, выделив им с десяток микроядерных батарей из неприкосновенного запаса. Они подключат второй сканирующий комплекс, так дело пойдет быстрее.

Входящий вызов! Наконец-то! Связь с фрегатом установлена! Судя по пеленгу сигнала, "Реликт" продолжает двигаться курсом на "Аргус"!

– Андр? Ты где? – раздался хрипловатый голос Юргена, затем появилось нечеткое изображение. Вид у технолога еще более измотанный и осунувшийся чем обычно.

– Подле разрушенного астероида…

– Все кончено? – напрямую спросил он.

– Я только начал сканирование. Останусь тут, сколько потребуется. Как дела на борту?

– Хааши прошли через респаун. Айробы потеряны, эфранги погибли. С детьми все в порядке, их отсек был под надежной защитой. Что нам теперь делать, Андр?

– Не терять надежды.

– Лиори с тобой?

– Да. Но кибермодуль поврежден. Она пока вне доступа.

– Андр, артефакт, скорее всего, разрушен…

Это тяжелый разговор.

– Если не найду его, попробуем связаться с "Оазисом".

– Гибрид? Думаешь, он поможет? – встрепенулся Юрген. – Хочешь, я отправлюсь туда? Сам поговорю с ним?

– Нет. Я свяжусь с "Оазисом" отсюда. Станция у меня в прямой видимости. Ты пока занимайся фрегатом. Текущий ремонт, жизнеобеспечение. Выдели Аарону транспорт, пусть доставит на борт обломки айробов. "Кондор" Лиори я приведу сам. Передай хаашу, что нам для исследования пригодятся любые фрагменты рейдеров, если такие отыщутся.

– На что ты надеешься, скажи? – во взгляде Юргена читаю абсолютную безысходность.

– Если артефакт все-таки уничтожен, тогда мы сами создадим нечто подобное, – стараюсь отвечать уверенно. – У тебя высокий навык технолога, у меня прокачана мнемотехника.

– Тогда возвращайся! – встрепенулся Юрген. – Зачем терять время и рисковать?

– Здесь полно обломков разных устройств. О большинстве из них мне даже слышать не приходилось. Буду искать артефакт и ускоренно развивать навыки. Для создания искусственных нейросетей потребуется высокий уровень "мнемотехники".

– Эскадра Воплощенного на подходе! – напомнил Юрген.

– Знаю. Поэтому и прошу – займись "Реликтом". Состыкуй фрегат со станцией, замаскируй его сигнатуру. Отправь Вандала с Фогелем в бывший сектор твоего клана. Пусть ищут любые носители информации. Технологии Ушедших – ключ ко всему. По возвращении мне понадобятся любые данные, изучение которых способно повысить навыки и способности.

– Андр, ускоренная прокачка тебя убьет!

– Возможно. Тогда за меня завершит Лиори! – отрезал я. – Юрген, хватит препираться! Только время теряем! Давай каждый займется своим делом.

– Ладно. Хорошо. Как скажешь, – он сильно нервничает. – Буду держать канал связи открытым.

– Только по пустякам меня не дергай. Текущие вопросы решай сам.

* * *

Пока мы разговаривали с Юргеном, наниты подлатали систему второго "Кондора". Истребитель получил от меня указания к действию и подключился к сканированию обломков астероида.

Индикатор мнемонической нагрузки резко выбросило в оранжевый сектор. Мой расширитель сознания теперь принимает информацию от двух БСК[2].

Перед глазами мелькают полупрозрачные схемы различных устройств, дрейфующих в космосе, либо вкрапленных в угловатые каменные глыбы.

Перевожу процесс сбора данных в фоновый режим, открываю вкладку способностей. Если говорить честно, – надежда отыскать артефакт ничтожно мала, но бывшая база Изгоев в буквальном смысле "нашпигована" различного рода оборудованием. Большинство обнаруженных устройств принадлежат к техносфере Ушедших и ранее мною не изучались. За несколько минут сбора информации навык "Чужие технологии" повысился на два пункта.

Неплохо для начала, но рано обольщаться. Снова и снова реплицирую наниты, отправляю их в глубины разорванных коридоров, к уцелевшим отсекам древнего рудника. Скоро оттуда начнут поступать новые данные, ну а пока есть небольшая передышка. Вогнал себе дозу боевых метаболитов. Сознание немного прояснилось, индикатор мнемонической нагрузки нехотя сполз в желтый сектор.

Включаю комплекс дальней космической связи. В координатной сетке появилась крохотная искорка станции "Оазис". Подчиняясь мысленному приказу, отработали оптические умножители. Изображение резко укрупнилось, детализировалось.

Гибрид нам не враг и не друг. Он – синтезированное сознание, ИскИн созданный корпорацией из нейрограмм погибших игроков. По сути, – плод жутковатого, запредельного эксперимента, вызывающего опасения и неприятие.

При нашей последней встрече он во всеуслышание объявил себя антиподом Воплощенного, громко заявил о намерении воссоздать станцию "Оазис" в ее первозданном облике.

Похоже, словами дело и ограничилось. Древняя конструкция по-прежнему представляет собой мрачный остов. Не вижу никаких признаков восстановительных работ. И еще мне непонятно, почему гибрид не попытался помочь "Евразии"? По собственному опыту знаю: он обладает не меньшим технологическим могуществом, чем Воплощенный, и мог бы остановить атаку ИскИнов, но даже пальцем не пошевелил ради спасения разгромленного колониального флота.

Выхожу на связь. Локационная надстройка "Оазиса" и связанные с ней устройства управления транспортным лучом, – вот единственное, что действительно восстановил гибрид. Он использовал древние системы для слежки за флотом "Евразии": прослушивал командные частоты, и даже умудрился переправить меня на борт станции, когда ему понадобилось завладеть "Созидателем" – древним планетопреобразующем устройством, надежно спрятанным на Дарге.

Ладно. Сейчас нет никакого смысла ворошить недавние события.

Зеленая искра индикации зажглась на приборной панели. Связь с "Оазисом" установлена, но никто не спешит мне ответить.

Куда же подевался гибрид? Или он не желает говорить?

Сразу по завершении миссии на Дарге меня мучил вопрос: почему он не потребовал у меня подробную модель "Созидателя"? Почему не попытался выкупить либо отнять силой бесценные данные, которые нужны ему для восстановления станции?

Теперь понимаю: ему некуда торопиться. Гибрид прекрасно осведомлен и о своей истинной сущности, и о нашем тяжелом положении. В случае моей гибели нейрограммы распадающегося сознания попадут на сервер корпорации, где он сразу же получит к ним доступ.

2БСК – боевой сканирующий комплекс.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru