Выборы иллюзий

Андрей Емелин
Выборы иллюзий

Глава 11

Горн взял со стола массивный стеклянный пивной бокал, до краёв наполненный тёмным пенным гиннесом и всмотрелся в устремляющиеся вверх мелкие пузырьки. Пиво приятно пахло ржаным хлебом, а холодная кружка давала понять, что напиток именно той температуры, чтобы можно было получить от него максимальное удовольствие. Горн уже не помнил, доводилось ли его прародителю из прошлой жизни пробовать такое пиво и до конца не понимал по какому принципу передаются вкусовые ощущения в Ньюве, особенно в его нынешнем состоянии. Однако пиво действительно отличались по вкусу от остального, и оно ему нравилось.

– Ну, за тебя и твой проект, зверюга! – весело проговорил сидевший напротив человек в ярком наряде, и поднял точно такой же бокал.

– Да, за нашего орконафта!

– За тебя, Горн! – отозвались ещё двое: Воин в массивных стальных латах и бородатый старик, укутанный в просторный темно-фиолетовый балахон.

– Ага, за Горна.

Последним поднял свой бокал мускулистый здоровяк с голым торсом и топором за спиной, который удерживался на его груди грубым кожаным ремнем. Этого игрока звали Тиро, он был новичком в их группе, да к тому же парню было всего 16 в реале, а потому, вместо пива он пил квас, который, однако, стоил в Ньюве почти в три раза дороже гинеса.

Горн даже почувствовал себя неловко от тоста в свой адрес, но добродушно улыбнулся, ещё сильнее обнажая жутковатые выпирающие клыки, и ударил своим бокалом по поднятым бокалам товарищей, соизмеряя при этом силу. Все выпили и налегли на аппетитные закуски, которыми был уставлен стол.

– И когда они обещали выплатить остатки? – управляясь с сочным куском куриной голени серьёзно спросил воин в доспехах, глядя чуть исподлобья.

– Как только удастся выиграть более крупную долю на бирже, – ответил Горн. – Башлять реал перекупам они почему-то не хотят.

Горн закончил проект с постройкой бизнес центра несколько дней назад, завершив работу раньше и почти не выйдя из квоты по ресурсам. Однако компания Лайки Трансаэро оказалась не готова выплатить ему за работу полную сумму в 50 000 000 серебра, сославшись на неудачные долевые торги. В договоре подобная ситуация была оговорена, да и такие деньги Горну были не нужны столь срочно, поэтому он даже не огорчился.

– А что это за история с биржей? – спросил Тиро. – Я сколько играю, так до сих пор и не разобрался.

– Это потому что ты, юный варвар, все по данжам бегаешь и за НПС девками ухлествваешь, – отечески наставлял его парень в цветастом одеянии.

– Ну уж все интереснее чем на лютне брынчать, – обиженно ответил Тиро.

– Ха. Да одна моя игра в Люндарсте принесла мне 300 000 серебра чистыми. А это ведь всего лишь нуб-город. Скажи-ка, во сколько тебе обошелся твой последний рейд?

Воин в доспехах с тяжёлым стуком положил закованный в металл кулак на стол, отчего звякнули тарелки и вздрогнули все кроме орка.

– Хорош. Горн, объясни ему. Лансо, а ты не лезь к парню, играет как ему нравится.

На секунду повисла тишина, которую нарушил Горн выдвинув на центр стола нетронутый пока мясной пирог.

– Смотри Тиро, нас тут пятеро и к примеру, все мы хотим получить один мясной пирог.

– Ну и как это связано с биржей? – нетерпеливо и немного недоверчиво спросил варвар.

– Всё очень просто, но не спеши, а слушай. Мы идём к трактирщику и каждый говорит, что ему нужен пирог, причём желательно весь. Однако тот отвечает, что пирог этот в мире последний и он готов решить наш вопрос нестандартным образом. Каждый из нас даст ему денег из реала, ту сумму которую сочтёт нужной, а он в итоге поделит между нами пирог в пропорциях, в которых мы произвели оплату.

– Что-то не очень понимаю, – не отрывая взгляда от пирога проговорил Тиро. – То есть если я скажем заплачу 100 баксов, а ты 900, то ты получишь девять десятых пирога?

– Всё верно, так что ты все понял правильно. Только вместо пирога в игре выступает золото. А вот золото обмениваются по фиксированному курсу на серебро, то есть обычную игровую валюту, – довольный своим доходчивым примером ответил Горн откидываясь на спинку дубового кресла, отчего то немного скрипнуло.

– Но это же бред! – воскликнул Тиро глядя на всех так, словно он один понимает простую и непреложную истину. – Я же могу с тобой договориться. Мы обсудим кто сколько собирался влить реала и вместо, ну типа, сотен баксов заплатим ты 9, а я доллар.

– А я дал бы тысячу за этот чертов пирог, – чуть с ехидной улыбкой встрял человек в балахоне и отломив от пирога сочный кусок отправил его себе в рот.

Горн наставительно поднял палец вверх и согласно сказал:

– Румиар совершенно прав. Договорные торги возможны, когда игроков не много. Но учитывая то, что едва ли не четверть бизнеса уже пришла в игру, решить все сговором почти невозможно, хотя ты по-своему тоже прав и такие попытки делаются непрерывно.

– Ну хорошо, – не унимался парень. – А как быть с остальными пирогами? Ведь разработчики не контролируют все финансы и ресурсы в игре, большая их часть у топ гильдий и ушлых предпринимателей вроде Горна.

– Ну… – ухмыляясь ответил орк. – Я довольно мелкая рыбешка в этом океане, но в общем все верно. Есть так называемые торговцы за фиксу, или как их называют – перекупы. Существует правда один нюанс, в случае с перекупами, всегда могут кинуть на деньги как со стороны того, кто платит, так и со стороны того, кто продаёт.

– А как же… – начал было Тиро, но разошедшийся Горн перебил его, понимая к чему он клонит.

– Внешние платформы не обеспечивают полной надёжности. В белых зонах торговые операции мимо капитолия очень ограничены. Система просто не позволит мне передавать тебе миллионы или тонны ресурсов без колоссального налога, увеличивающегося динамически. А в серых или чёрных зонах тебя могут запэкашить со всеми твоими ресурсами.

Тиро затряс головой в знак непонимания и Румиар вмешался:

– Но ты прав, парень, схемы существуют. И некоторые мы знаем, – он довольно усмехнулся. – Но поверь, все они сопряжены с куда большим риском чем игра на бирже. Мне куда проще принести весь добытый лён в капитолий и получить в конце месяца за это примерно известную сумму денег, нежели рисковать кучей ресурса и ради возможно больших, но сомнительных денег.

Горн решил вмешаться, разъяснив то, что его товарищ оставил как само собой разумеющееся:

– Эта биржа работает в обе стороны, Тиро. Бизнес и обычные игроки пытаются купить из реала золото, либо обычные ресурсы, но если золото – это полная вотчина разработчиков, то ресурсы в капитолии завозят игроки. И чем меньше ресурсов завезли, тем в конце месяца они дороже продадутся. Тут конечно важно и что за ресурс ты добыл и продаёшь. Одно дело груда известняка, а совсем другое обработанный лунный камень.

Тиро серьёзно кивнул, размышляя и видимо начав что-то просчитывать в уме.

Тем временем к их компании подошла пышная официантка НПС и поинтересовалась не желают ли они еще что-то заказать. Лансо тут же принялся флиртовать с девушкой, обсуждая попутно меню, а Север – воин в доспехах, который являлся их кланлидом, подался вперед и игнорируя НПС сказал:

– А теперь о делах, господа. До меня тут дошли слухи, что в районе Люндарста планируется что-то неординарное. Здесь видели ВДВ и Фениксов. Вся пвп-шушера попряталась по норам, так что серые земли сейчас безопасны как райские поля.

– То-то я вчера у каньона не одного красного не видал, – подключился к разговору Румиар. Он был лучшим боевым магом в их клане и совмещал функции полевого разведчика из-за особенностей своей прокачки, а потому его слова заставили даже Лансо прекратить свое щебетание. Бард, шлепнул собравшуюся уходить официантку по пухлому заду и спросил:

– Ну, а нам-то какое до этого дело, Север? Если даже Фениксы приперлись, то заварушка намечается знатная. Думайте что хотите, но я бы предпочел в этом представлении остаться зрителем, – он достал из инвентаря флейту и начал вертеть ее в руках.

– Не обижайтесь, парни, но я тут солидарен с Лансо, – ответил орк. – Что-то мне хватило в последние дни напрягов на стройплощадке. Хочется попить пивка по тавернам, да попросиживать зад в ложе арены.

Мнения разделить, так как Тиро и Румиар были за то, чтобы разузнать побольше о том, что планируется в городе, но Север не стал ни на кого давить и дал возможность Горну и Лансо не участвовать в обсуждении, перенеся его на отдельную встречу.

Они просидели до вечера, общаясь дальше о всякой незначительной ерунде, то обсуждая комбинации боевых способностей разных классов, то оптимальную длину юбок и размер бюста у женских персонажей игры. Так и не сумев прийти к единому мнению о последнем, но отлично проведя время, офицеры клана Тайга решили расходиться по своим делам.

Горн брел по вечерним улицам Люндарста осматривая окрестности словно бы в первый раз. С тех пор как он прибыл в город ради выполнения контракта он ни разу нормально не выбирался со стройплощадки, чтобы погулять и полюбоваться местными видами. Спал он в наспех сооруженном домике, который под завершение постройки бизнес центра пришлось снести, а Север посылал к нему ребят из клана, чтобы те приносили еду.

Город же был красив, в особенности поражая просторными парками, в которых высились огромные стеллы, подсвеченные не по фэнтезийному яркими фонарями, похожие на зубы древнего чудовища возвышающиеся над кромками деревьев.

Горну иногда попадались рабочие НПС и игроки, над головами которых почти всегда виднелась небольшая зелёная точка, обозначающая бизнес аккаунт, однако, в целом населен город был довольно слабо. Оно и понятно, большинство новичков не оседало в стартовом городе и спустя какое-то время спешило исследовать новые рубежи, поэтому город и был столь привлекателен для бизнес-инфраструктуры – чем меньше назойливых игроков, тем проще было вести дела, не связанные с виртуалом.

Некоторые игроки опасливо сторонились Горна, что немного веселило его и порой он едва сдерживался, чтобы грозно не зарычать в сторону одного из особо впечатлительных. Орк чувствовал легкое опьянение, пожалуй, тот максимум, которого можно было достичь в Ньюве при помощи алкоголя, при этом интерфейс подсказывал ему, что он изрядно пьян. На деле, это приводило к временному снижению ряда первичных и вторичных характеристик, небольшому самопроизвольному покачиванию головы и слегка размытому переферийному зрению. Как ни странно, защита от магии при опьянении значительно усиливалась, а долговременные магические доты, вроде проклятий и отрицательных зачарований уменьшали время своего действия. Поэтому игроки после прохождения данжей нередко заваливались в таверны с целью, как это называлось «отмыться» от дебафов, которых они нахватались от враждебных мобов.

 

Повернув на городскую площадь Горн с удовольствием взглянул на результат своих недавних трудов. Здание из белого мрамора высотой в четыре этажа, украшенное колоннами и затейливыми узорами, освещенное подсветкой голубоватых фонарей выглядело величественно и торжественно. Орк помнил, что в каждом освещающем фонаре сидело маленькое существо НПС напоминающее фею – пикси. Ему чудом удалось избежать боя столь дорогостоящего украшения, иначе работу пришлось бы отложить.

– Эй, зеленый! – услышал Горн и учитывая, что на широкой площади игроков практически не было, он понял, что окликали его.

У самого начала бизнес центра, которое он миновал, сидела на ступенях компания из двух парней и девушки, все трое с интересом смотрели в его сторону. Горн так же спокойно осмотрел компанию.

У всех бизнес аки, одеты в декоративную одежду местного производства, судя по эмблемам в виде зеленых листиков на рукавах и груди – символики Люндарста.

Один из парней встал и направился в его сторону, он шел вальяжно, с нахальной физиономией взирая на орка, который был почти в два раза крупнее него. Ну что ж, «безумству храбрых поем мы песню».

На поясе смельчака висела шпага с узорной витиеватой гардой – оружием нубов и мастеров. Некоторые новые игроки выбирали шпаги из-за их изящного утонченного вида, и, возможно, из-за романтических представлений о том, как они, словно бравые мушкетеры будут спасать красавиц из лап бандитов, быстрые и смертоносные, уклоняющиеся от любого удара, но смертельно жалящие в ответ. На деле же, орудовать таким, поистине великолепным оружием, эффективно могли лишь те, кто развил свою ловкость на 90 и выше. Как говорил Тиро, не смотря на свой юный возраст, заслуженно являющийся лучшим бойцом их клана: «если я вижу, как шпажист достает свою шпагу, ему конец, а если я не успеваю заметить, как шпага оказалась в его руке, то я начинаю бежать».

Отчего-то Горн был уверен, что он не просто увидит, как этот смельчак вооружается, но и в том, что сумеет очень убедительно ему объяснить – пока не научился уворачиваться, молот будет поэффективнее.

– Сопляк, ты в курсе, что это город не для малолетних задротов? – нахально спросил парень и демонстративно опустил руку на навершие шпаги.

– Дружище, а ты в курсе, что тут пк-действия запрещены? Мы в белых зонах. – снисходительно ответил орк.

– Да ты не переживай, я тебя больно бить не собираюсь, дождется мама к ланчу.

Горн прикинул, что, учитывая время Люндарста адаптированное под время игроков из восточной европы, его собеседник похоже был с другой стороны земли, раз говорил об обеде. В подтверждение этих мыслей, девушка окликнула нахального игрока по его реальному имени:

– Стив, да оставь ты сопляка, пойдем в бар.

Парень отвернулся от орка и жестом дал понять, мол приду, когда закончу.

– Учти, запэкашишься, запорешь аккаунт. Придется до офиса в реале ездить, – снова пытался образумить его Горн, но парень казалось не слушал. Он медленно вытащил шпагу из ножен, как бы смакуя этот момент, затем скосил взгляд влево и выполнил неуклюжий удар, от которого орк уклонился лишь самую малость, так, чтобы не получить крита. Болезненный укол возвестил его о ранении, но боль привычно тут же прошла. Над головой атаковавшего игрока вспыхнули кроваво красные перекрещенные мечи, а над ними – череп, знак преступника, нарушившего закон в этой области. Парень отступил в сторону, видимо получая системные сообщения о допущенном правонарушении, а неподалеку уже грохотали латные сапоги стражников.

Горн, однако, не собирался так просто оставлять его. В могучих руках уже появился здоровенный строительный молот, слабо пригодный для боя, но в данной ситуации более чем достаточный. Не замахиваясь орк резко ткнул молотом в нижнюю часть лица парня, отчего тот отлетел на пару метров назад и упал на брусчатку, тряся головой и сплевывая кровь. Система верно оценила действия Горна, выполненные не через активацию способности, как дробящий удар по конечностям. Теперь на парне будет висеть долговременный дот, отдающийся болью при принятии пищи и забавно искажающий речь.

Учитывая, что действия Горна были совершены против игрока в состоянии ПК, система не пыталась его наказать, а вот подоспевшие стражники уже грубо поставили наглеца на ноги, крепко держа его за руки.

– Гражданин Фросторн Эстиок, Вы нарушили закон города Люндарст, совершив нападение на мирного человека, проигнорировав системные предупреждения. Учитывая, что правонарушение совершается Вами впервые мы приговариваем Вас всего к трем дням содержания под стражей в темнице города Люндарст. Так же, Вы, или лица ответственные за Вас должны уплатить 500 серебра в казну города и 500 серебра игроку, на которого Вы напали.

– Та он зе мынья ссам! Ыта ыфо трафуте, ак ни чецна! – забавно коверкая слова отвечал возмущенный парень, а стражник, не слушая его, продолжал:

– Помимо этого, в компанию Лайки Трансаэро будет передано сообщение о недопустимых действиях их сотрудника.

Горн вскинул руки к небу, едва не задев увесистым молотом стражника и проревел:

– Да твою же, американскую мать! – парень был сотрудником компании, которой он строил комплекс и сейчас, пока ему не выплатили оставшуюся часть денег, орк очень не хотел создавать какие-либо прецеденты, способные привести к проволочкам в этом вопросе.

– Эй стражник! – позвал Горн. – Я не имею претензий к этому почтенному гражданину города. Между нами произошло недопонимание, но вопрос исчерпан. Прошу не применять в отношении него санкций за ПК-действия.

Стражник НПС на мгновенье задумался и с явным удивлением спросил:

– Гражданин Тейн Горн, Вы уверены, что готовы отказаться от компенсации? Я вижу, что Вам причинен ущерб и Вы имеете полное право…

– Уверен! – перебил его Горн. – Я его тоже ударил, так что мы квиты.

Стражник пару секунд размышлял, а затем снова обратился к нарушителю:

– Учти, это счастливый день для тебя. Благородный гражданин отказался от претензий, однако мы не забыли твоих бесчестных действий. Стоит тебе снова произвести правонарушение, как ты окажешься обязан ответить не только за них, но и за все прошлые деяния, включая наложенные штрафы.

Казалось Фросторн Эстиок был совершенно подавлен, он даже не пытался вырваться из могучих рук, но стражники сами отпустили его и направились прочь. Ничего не говоря он отвернулся от Горна и поплелся назад к своей компании, на ходу пытаясь попасть шпагой в ножны. Горн усмехнулся, глядя ему вслед, но с сожалением подумал, что, несмотря на то, что все так удачно разрешилось, на душе оставался теперь неприятный осадок и беззаботная вечерняя прогулка была безнадежно испорчена.

К побитому Стиву уже подлетели его друзья и они вместе пошли в ту сторону, откуда пришел Горн, туда, где располагались элитные таверны и прочие развлекательные места города. Он проводил их взглядом задержавшись на узких кожаных штанах девушки, и ее соблазнительной фигурке.

Ваше благородство увеличилось на 2 очка и теперь составляет 13 единиц. Оповестила система.

– Что толку от твоего благородства, если ты наказал негодяя, а девушка уходит с ним, а не с тобой? – философски изрек Горн ни к кому, не обращаясь и на душе стало еще неприятнее. Отчего то он вспомнил девчонку, что шла мимо его стройплощадки пару месяцев назад, направляясь в ту же сторону, что и компания. Открыв интерфейс, он увидел в списке контактов запись:

Неизвестный игрок, в друзьях. Последний вход в игру 67 дней назад.

Также, рядом с надписью горел красный огонек, символизируя то, что пользователь не в сети.

«Ну надо же. Приняла приглашение в друзья и исчезла». Подумал Горн и увидел, как огонек сменился на зеленый, а запись о контакте поменялась на:

Неизвестный игрок, в друзьях. Онлайн.

От удивления Горн невольно улыбнулся и открыв значок почтового сообщения пробежался взглядом по виртуальной клавиатуре:

«Привет! Вижу не часто заходишь. Как дела?»

Глава 12

Глаза распахнулись и перед ними оказался темный потолок из плохо отесанных досок. Тело было немного затекшим и одеревенелым, как после долгого лежания в одной позе, а сознание словно собиралось по кусочкам, медленно и неохотно пробуждаясь ото сна.

Вы успешно применили способность Ритуальное самоубийство. Данная способность проигнорировала все возможные эффекты воскрешения. Все Ваши навыки сохранены. К сожалению все предметы, которые Вы несли с собой, включая Ритуальный нож Николь Файен утрачены.

Николь Файен.

Имя было женским, одновременно близким и при этом каким-то чужим.

Кажется, так её и звали?

Девушка перевернулась на живот и несколько раз приподнялась на руках, отжимаясь и восстанавливая подвижность тела. Поднявшись в очередной раз и прижав подбородок к ключицам, она посмотрела на себя, совершенно нагую, отчего-то почувствовав, что находит открывшийся вид очень соблазнительным.

Тряхнув головой Николь ловко села на кровать и попыталась вспомнить обстоятельства, при которых ей впервые пришлось использовать свою суицидальную способность. Резкая боль в голове заставила ее сморщиться и прижать ладони к вискам. Ноющим набатом боль словно вырезала в ее мозгу отдельные фрагменты воспоминаний: заточение в комнате и атака странного клана, ежедневные истязания и занятия проституцией, макияжное меню кастомизации, магическая тьма жуткого коридора из которого прилетают дебафы молчания, клетка, эльфийка, что обещает помощь, город Люндарст с его шумной рыночной площадью, таверна Сорняк, аббатство, просека, портал…

Николь вздрогнула. Она вдруг осознала, что находится в игре, из которой не могла выйти уже более двух месяцев, но она не смогла вспомнить ничего о себе из реала, словно этих воспоминаний для нее уже не существовало.

Несколько минут она сидела, силясь вспомнить еще хоть что-то, но боль в голове бесследно исчезла, а вместе с ней исчезли и новые воспоминания. Память работала странно и непривычно: она могла вспомнить каждую морщинку на лице поверженного монаха Гука, словно рассматривая портрет или стоп кадр на видео, могла вспомнить каждый луч ауры таинственного полуэльфа, оказавшегося по всей видимости кем-то вроде наводчика для своего клана, но для себя она была словно чистый лист.

Прислушавшись к своим ощущениям Николь поняла, что во время своего заточения она успела свыкнуться с тем, что теперь ей предстоит жить в новом для себя мире, находясь в непривычном теле. Словно уже оплаканная утрата, эти мысли казались удивительно простыми и не вызывающими в душе беспокойного отклика.

Легкое урчание в животе и тревожная иконка голода в интерфейсе завставили Николь подумать о дальнейших действиях. Ей предстояло теперь научиться выживать и не совершать столь опрометчивых ошибок как телепортация с незнакомым игроком в незнакомое место, а для этого следовало хорошенько понять правила Ньювы и лучше всего это было сделать в крупном, сильном альянсе кланов. С другой стороны, кланы – это всегда обязательства и чем сильнее организация, тем больше требований и условий она ставит перед своими членами. Как бы, по незнанию, не оказаться в итоге в еще большей кабале, чем до этого.

Николь усмехнулась собственным мыслям. Она сама толком не понимала откуда знает о кланах и нюансах игровой механики, ее прошлый опыт проявлялся избирательно, в виде полуосознаваемых подсказок из прошлого.

– Раз, два, три, раз, два, три, – проговорила девушка и свой голос показался ей незнакомым, однако приятным и мелодичным. Она улыбнулась сама себе, похоже ей предстояло еще во многом познакомиться с собой, и Николь надеялась, что память со временем все же вернется.

Заметив у одной из стен большое зеркало в пол, девушка подошла к нему и осмотрела себя с ног до головы.

– Да что со мной такое? – хмурясь, проговорила она.

В зеркале Николь видела соблазнительную фигурку с отличной осанкой и бархатистой смуглой кожей, каждое ее движение было плавным и словно бы отточенным сотнями часов занятий по хореографии, а на теле невозможно было найти ни единого изъяна. Вот только все это как-то слишком нравилось ей самой. Николь хотелось вытащить эту красотку из зеркала и совершить с ней что-то такое, что в силу своего пола она сделать не могла.

 

– Лесбиянка я что ли? – проговорила она своему отражению и ухмыльнулась, а затем попыталась скорчить милую гримасу, изучая свою мимику. Кокетливость казались ей какой-то наигранной и неестественной, словно никогда раньше она к ней не прибегала, однако игра докручивала движения, выражение лица и интонациию голоса.

Николь взглянула в интерфейсе на свои характеристики.

Красота, благодаря непрерывным бафам и косметическому редактору доросла до невероятных 92-х единиц, а навык флира по понятным причинам повысился аж до 98, почти достигнув возможного потолка. Николь вспомнила, что чем выше уровень навыка, тем сложнее его было поддерживать, а учитывая то, что наниматься в бордель она больше не собиралась, вряд ли ей удастся сохранить его в ближайшее время на столь высоком уровне.

Навык ухода за собой также поднялся очень высоко и составлял 75 единиц, а вот нейромистика, несмотря на то, что Николь пользовалась Виденьем аур довольно часто, не прокачалась и на четверть из возможного, составляя пока всего 24 единицы. Первичные характеристики также чуть подросли, но среди них не было ничего выдающегося.

Закрыв взглядом полупрозрачную панель интерфейса с навыками, Николь еще немного покрутилась перед зеркалом и не удержавшись шлепнула себя по ягодице. Для начала было бы неплохо раздобыть одежду, а затем выполнить какие-нибудь простые квесты в стиле «принеси подай». Например: «принеси козла в жертву и прыгай в портал, а затем подай знак, когда демон снимает свое силовое поле» – вспомнилась шутка, авторство которой Николь не знала.

Перерыв всю комнату в поисках вещей, которые можно было бы использовать в качестве одежды, Николь ничего не нашла, кроме одеяла, которым она укрывалась, лежа на кровати. К сожалению, как она не пыталась им обернуться, одеяло предательски соскальзывало и вообще наотрез отказывалось удаляться от кровати на расстояние дальше пары метров. Похоже, что разделение этих вещей не было предусмотрено игровой механикой, грустно подумала девушка, размышляя о том, что теперь делать. В очередной раз открыв окно инвентаря она убедилась в его пустоте и вздохнув вышла из своего номера голышом.

Коридор встретил ее полумраком и развешанными по стенам картинами с изображениями разнообразных пейзажей. Девушка удивленно осмотрелась и поняла, что все эти картины кажутся ей очень знакомыми и либо дизайн таверн принято было делать в маниакально одинаковом стиле, либо она снова оказалась в таверне Сорняк.

Последняя мысль показалась Николь очень логичной, так как точки привязки у нее пока не было, и система могла перенести ее в первое место, в котором она оказалась сразу после обучения. Николь подошла к лестнице и по гомону на первом этаже, в зале, где располагалось подобие бара, отчетливо поняла, что он едва ли не до отказа набит посетителями. Прислушавшись к своим ощущениям, она поняла, что совершенно не стесняется своей наготы, видимо последние месяцы сняли с нее любые возможные комплексы по этому поводу, но выходить к толпе мужиков и подростков в чем мать родила, не слишком вписывалось в ее представление о том, что нужно «научиться не совершать опрометчивых ошибок».

Николь задумалась о дальнейших действиях, но в этот момент на лестнице показалась фигура крепкого мужчины, в сумраке тусклых ламп было сложно разобрать его черты, и будь освещение лучше, она возможно смогла бы заметить его чуть раньше. Поняв, что бежать до своей двери уже поздно она приняла максимально непринужденный вид, насколько была способна в этой ситуации. Опершись плечиком о стену Николь скрестила ноги и свела руки на груди, а взгляд чуть отвела в сторону от лестницы.

Через мгновенье раздался стук чего-то небольшого, упавшего на пол. Девушка спокойно посмотрела на игрока. Упавшим предметом оказался кусок свиной рульки, который теперь катился в направлении лестницы, судя по всему выпавший из рук мужчины. Тот, с совершенно ошарашенным видом рассматривал девушку, как-то совсем по-детски подняв в удивлении брови и приоткрыв рот.

Дождавшись, пока молчание между ними станет достаточно напряженным, Николь небрежно бросила:

– У тебя одежды лишней нет?

– Ч-чего? – непонимающе ответил мужчина.

– Одежды.

– Какой?

– Лишней.

– А-а. Да… Не знаю.

Николь покачала головой и сказала, выделяя каждое слово:

– Есть ли. У тебя. В инвентаре. Одежда. Которую. Я. Смогу. Носить.

– А… наверно, – ответил мужчина и посмотрел немного вверх, проваливаясь в меню инвентаря. Через несколько секунд у Николь появилось приглашение к обмену и она увидела сапожки, мантию и перчатки. Все имело бонусы к различным характеристикам и явно представляло из себя сет боевого, а не декоративного одеяния.

Девушка приняла предложенное и, бросив в ответ приглашение в друзья, ответила:

– Сочтемся, – а затем отвернулась и буквально физически ощущая чужой взгляд у себя ниже поясницы прошла к себе в комнату.

Одевшись, Николь осмотрела себя. Выходило сносно – вся переданная одежда оказалась без меток как на ее белье в заточении «только для женщин», она полагала, что в игре существуют вещи и с метками «только для мужчин».

Коричневая мешковатая мантия, в которую она облачилась сидела мягко говоря не по фигуре, но сейчас это было скорее то что нужно. Мантия и сапоги давали небольшой бонус к скорости накопления маны, а также увеличивали сопротивление магии и физическим воздействиям на жалкие крохи. Перчатки же оказались интереснее – они давали возможность носителю кастовать заклинание Малый электрический хлыст. Судя по характеристикам урона, заклинание было слабеньким и едва ли способным обеспечить победу в бою, однако маны оно почти не требовало, а помимо урона с 70% вероятностью накладывало дебаф в виде шока на пол секунды.

В дверь аккуратно постучали и Николь, напрягшись, приготовилась применять только что полученное оружие.

Однако за дверью оказался НПС тавернщик. Это был усатый худощавый мужчина лет пятидесяти в грязноватом фартуке. Он извинился и сообщил девушке, что данная комната за ней не закреплена и очень вежливо, непрерывно извиняясь, попросил поскорее освободить ее. Николь не стала спорить и отправилась в бар на первом этаже.

Здесь действительно было оживленно, почти каждый столик занимали компаниями из 2-3 игроков, персонажи которых были в основном человеческих рас и почти все мужского пола. На нее смотрели, но никто не спешил знакомиться, что Николь очень порадовало. Она села за единственное свободное место у барной стойки и дождалась возвращения тавернщика. Тот обслужил уже изнывающих в нетерпении выпить гостей и, видя вопрос в глазах девушки с улыбкой подошел к ней:

– А чего Вы изволите, прелестная госпожа?

– Госпожа изволит информации, если таковая бесплатна, – холодно ответила девушка.

– О, ну все зависит от того, что вы хотите узнать.

– Мне нужны простые начальные квесты. Пусть будет мало денег в награду, но с возможностью быстрого выполнения, – стараясь говорить тихо, так, чтобы шум посетителей таверны заглушал ее голос ответила Николь, она была уверена, что НПС все равно ее услышит.

Тавернщик пригладил усы пятерней и задумался на несколько секунд.

– Боюсь в это время суток я могу Вам предложить лишь вот эти варианты:

Перед глазами Николь возникло изображение двух плашек с текстом.

Портовый управляющий ищет тех, кто будет грузить бочки на корабли.

Тип задания: циклическое.

Требования: сила не ниже 5.

Рост характеристик во время выполнения: сила (обычно), выносливость (слабо).

Время на выполнение: 1 час.

Награда: 10 серебра.

Николь сразу отмела этот вариант, так как рост силы ей был противопоказан и взглянула на второе предложение, однако оно оказалось немногим лучше:

Садовник Жоранро Пикс ищет тех, кто будет поливать клумбы в городе место него.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru