Выборы иллюзий

Андрей Емелин
Выборы иллюзий

Глава 6

Уважаемый игрок №329-696.ас21 Ваше обращение в техническую поддержку игрового онлайн проекта New World было рассмотрено. Вынуждены сообщить Вам, что в связи с ошибкой игровых алгоритмов, вызванных особенностями рандомизации доступ к Вашему персонажу заблокирован. Данная ситуация прописана в игровом соглашении пользователя за номером 21.1 и предусматривает возможность одностороннего расторжения электронного договора с пользователем с возмещением ему средств, затраченных на покупку аккаунта.

Администрация игры уже принимает меры по исправлению ошибки, однако, поскольку выполнение некоторых игровых алгоритмов возложено на автономные ИИ, администрация не может предсказать точное время и способ устранения неисправности.

Уважаемый пользователь, администрация приносит свои извинения за предоставленные неудобства и готова компенсировать Ваше затраченное время и усилия в игре трехкратным возмещением стоимости купленного Вами игрового аккаунта (помимо возмещения согласно пункту соглашения 21.1), если Вы воздержитесь от обращения в суд по данной ситуации.

Сергей почесал подбородок, размышляя над тем что он прочёл. Доступ к аккаунту теперь не возможен на неопределённый срок, но разработчики готовы заплатить ему серьёзную компенсацию. Отказываться от компенсации конечно глупо, но с другой стороны он приобрел вирт оборудование в первую очередь ради Ньювы.

Размышляя об этом он посмотрел в интернете курс доллара к рублю и пересчитал обещанную ему компенсацию. Выходило, почти девяносто тысяч рублей, а это была стоимость его кибер-капсулы и костюма. Он мысленно присвистнул, ощущение обиды на компанию и разочарование от игры мгновенно улетучились, Сергей подумал, что если разработчики через какое-то время еще и смогут решить его проблему входа в игру, то случившаяся ситуация – это просто подарок свыше, плевать на то, что отпуск ему предстоит теперь провести иначе, чем он рассчитывал, в конце концов Ньюва – пусть и самая проработанная, но все же не последняя игра с виртуальной реальностью.

Он с улыбкой откинулся в кресле и коснулся клавиатуры, чтобы написать в техническую поддержку свой положительный ответ на их предложение.

Глава 7

Лязг засова стал настолько привычным, что Сергей даже не повернул головы в сторону открывающейся двери. Последние три дня слились для него в один безумный сюрреалистичный порно-спектакль. В его камеру приходили игроки как с персонажами самых причудливых рас, так и обычные, с виду не имеющие ничего особенного, люди. Примерно пять – шесть часов в день ему, а скорее самим себе, хозяева тюрьмы отводили на отдых, в это время он спал на лежанке, то беспокойно задрёмывая, то глядя на игровое сообщение с такой заманчивой и одновременно недоступной кнопкой Quit, а потом пытался докричаться до тюремщиков, обычно через несколько минут оказываясь под действием заклинания мешающего говорить.

За эти три дня он несколько раз пробовал бежать, пытался притворяться вышедшим в реал, пытался говорить с теми, кто приходит в его камеру, но обычно все это заканчивалось одинаково – то или иное боевое заклинание, молчанка и иногда короткий паралич минут на пять. Сергей пытался вслушаться в свои ощущения, его тело внутри капсулы за это время должно было начать испытывать сильные трудности и медицинский модуль, на который он так надеялся, как на свою последнюю возможность спастись, должен был аварийно отключить его от капсулы. Но ничего не происходило.

Сергей испытывал легкий неприятный зуд в области желудка, напоминающий по ощущениям голод, но более ничего, усталость, которую он сперва списал на истощение организма, – была скорее усталостью эмоциональной и никак не походила на ощущения истощенного тела. Боли в почках и мочевом пузыре Сергей так же не ощущал и в определенный момент он уже начал надеяться, что благодаря такой блокаде ощущений из реала его смерть окажется довольно безболезненной и быстрой. Впрочем, настроение словно маятник то опускалось в бездну безысходности, то теплилось надеждой и тогда, в свободные минуты между своими посетителями Сергей ходил по клетке, думая о том, что его движения внутри капсулы, пусть и скованные кибер-костюмом позволят хоть немного размять затекшие мышцы.

Очередное заклинание погрузило его в двигательную беспомощность, а затем и в молчание. Это немного удивило Сергея, так как последние полчаса он просто сидел на лежанке погруженный в невеселые мысли и ничего не делал. Следом за этим в комнату вошёл тот игрок, которого Сергей помнил с момента своего заточения, тот кого он окрестил монахом. Все так же, с застывшей на лице маской презрения, монах легко поднял его и, взвалив себе на плечи, понёс в темноту. Только сейчас Сергей понял, что темнота носила магический характер и, по-видимому, представляла собой статическое заклинание, примененное на местность или предмет. Мелькнула мысль о том, что его собираются отпустить, так как понимают, что если этого не сделать, то скоро он просто умрет в своей капсуле. Однако спустя всего несколько секунд тьма резко рассеялась, и монах буквально зашвырнул его в дверной проем вырубленный в скальной породе. Рассеиванием с него сняли паралич и молчанку, а затем дверь захлопнулась.

Сергей поднялся и осмотрелся. Он находился в просторной комнате, обставленной очень помпезно. Большую часть комнаты занимала большая кровать с белоснежным балдахином, остальное постельное белье было кроваво-красным и с виду напоминало шелковое. Стены комнаты, вовсе не походили на пещеру, обтесанные до идеально ровной поверхности они были пестро украшены картинами в массивных золоченых рамках, и разными декоративными элементами из палочек и перьев, напоминающих ловцы снов. Рядом с дверью располагался аккуратный деревянный столик, на котором, в изящном подсвечнике, горели свечи и в изобилии были разбросаны какие-то узорные серебристые шкатулки. К столику было придвинуто такое же по стилю кресло с мягким сиденьем, а над столиком висело большое зеркало, в котором Сергей увидел свое отражение: его персонаж выглядел изможденным и осунувшимся, растрепанные волосы, легкая сутулость и слегка рассеянный взгляд хоть и не лишали его полностью привлекательности, но все же портили впечатление. Его внешний вид усугублялся изорванной одеждой, которая теперь едва прикрывала грудь и область паха.

В противоположной от входа стороне Сергей заметил еще две двери, за первой оказалось почти пустое помещение, вся обстановка которого состояла из большой лохани, стоящей по центру, метра полтора в диаметре и почти до пояса в высоту, а также неказистой печки с горящем внутри огнем и котлом наверху. Рядом с лоханью стояли тусклые масляные лампы, отчего в комнате царил полумрак. Вторая комната также не отличалась особым убранством: по центру располагался массивный деревянный стол с горящими на нем свечами, стоящими без подсвечников и от того уже залившими под собой стол расплавленным воском, а у левой стены находился грубый шкаф, запертый на замок.

Побродив с минуту по комнатам Сергей услышал, как открылась входная дверь, он осторожно выглянул из комнаты со столом, которую определил для себя как столовую и увидел персонажа, разительно отличавшегося от остальных, с кем он до этого имел дело. Это был невысокого роста то ли гремлин, то ли хоббит, то ли результат соития оных. Существо едва доходило Сергею до пояса, было облачено в легкую мантию, края которой слегка волочились за ним по полу.

– Эй привет! Я Квагро, – скрипучим голосом представился гость, что также не походило на поведение тех, кто к нему приходил. Игрок не бросил с порога приглашение к эротическим действиям и не вел себя пренебрежительно или вызывающе, скорее наоборот, он не знал, как себя вести и мялся на пороге, не решаясь пройти дальше столика с зеркалом.

– Я тут это… Еды в общем принес и меня попросили рассказать тебе что к чему. Все на рейде просто. А я вот остался. Ну и попросили значит.

– Ну, рассказывай. Зачем меня сюда перевели?

– А, ну так, тут условия получше, и я это… Кулинарию качаю в общем, ну для убежища полезная тема, а я тут лучший повар, – Квагро чуть осмелел и подойдя к столику, уселся на кресло, стоявшее рядом с ним, – вообще готовка – это сложное ремесло, его часто недооценивают. Ребята приносят мясо и травы всякие, в основном фигового качества и это зря. Я им говорю, что чем выше качество ингредиентов, тем лучше блюдо, чем лучше блюдо, тем выше бафы, ну и мне опыта больше, а они отмахиваются. Ни у кого не прокачан навык сбора, они не занимаются этим, а без навыка сбора как известно даже самые хорошие ингредиенты сильно портятся. Нам бы хорошего собирателя, вот это была бы тема.

Казалось, словоохотливости Кварго не будет конца. Слушая его Сергей подошел к кровати и откинув полу балдахина уселся на матрас. Белье действительно оказалось очень мягким, а матрас напоминал не по фэнтезийному современный, средней жесткости, приятно запоминающий давление тела.

– Но куда, там, все или ПВП заняты, или контактами с клиентами, до такой мелочи как хорошая еда никому нет дела. А кстати о делах, ну тебя вот в хорошее место перевели потому что ты молодец и вроде как… стараешься, – Сергею показалось, что Квагро смутился. Он смотрел в сторону, но его взгляд периодически скользил по собеседнице, большую часть времени оставаясь вовсе не на лице. Сергей прикинул вариант, что его гость – это подросток который невесть как затесался в эту компанию, но вариант показался ему почти невозможным. Судя по всему, организация в убежище была налажена очень серьезно, и допускать сюда ненадежного игрока было бы верхом опрометчивости. С другой стороны, подумал Сергей, в реале он работал в самых разных компаниях, от мелких фирм со штатом в пять человек, до крупных, федерального уровня, махинах, и ни одна компания при этом не была «идеальной» по своей организации.

– Но у тебя сильно просели показатели привлекательности, а еще из-за того, что ты почти не бафаешься сном и едой, у тебя опыт флирта слабо растет.

 

Сергей вспомнил, что за эти дни его навык флирта дорос до 57 очков, но на этом и остановился. А вот показатель красоты действительно опустился уже ниже 60.

– Скоро я все равно умру в своей капсуле в реале и в игре останется пустая кукла.

Квагро потупил взгляд и, как бы извиняясь, ответил пару секунд спустя.

– Сори, не могу это обсуждать. Если будешь со мной говорить на темы освобождения меня перестанут к тебе пускать. Гук все слышит.

– Гук? – не понял Сергей.

– Ага. Монах школы Цин. Ну тот парень, что тебя принес сюда. Он у нас сторожем тут работает, все везде слышит. Способность такая.

– Понятно, – разочарованно ответил Сергей, он уже искренне надеялся использовать Квагро в своих целях, чтобы сбежать, но похоже все было тщетно. Во всяком случае действовать прямо в лоб не стоило, пока этот парень не проявил явного безразличия к его судьбе, а это уже не мало. – Ты говорил что-то о еде? У меня давно голод на максимуме, я была бы не прочь перекусить.

Квагро оживился и полез в маленькую сумку на поясе. Через мгновенье он достал оттуда сверток, который, находись они сейчас в реале, никак не мог бы там поместиться и протянул его в сторону Сергея. Тут же часть экрана заняло системное сообщение о том, что игрок Кварго желает передать ему предметы. Скользнув взглядом по списку передаваемых предметов Сергей лишь убедился, что все это была еда, без каких-либо намеков на ключ или оружие.

– Вот. Что сейчас не съешь, положи в ледник в столовой. Ну это за той дверью где ты была.

– А, ты про тот шкаф? Так он вроде закрыт.

– Не, просто замок висит, но должен быть открыт. Еда пропадает быстро если не в леднике лежит. А там долго хранится.

Сергей осмотрел полученные лакомства внимательнее, для этого оказалось достаточно открыть взглядом опцию инвентаря в интерфейсе. Среди переданного ему добра оказалось несколько единиц жарково, пара тушеных кроликов и запеченная куропатка. Все было свежим, хорошего качества и обычной редкости за исключением куропатки. Та оказалась низкого качества, зато обозначенная как редкая еда. Сергей выбрал ее и в его руках появилась довольно аппетитная тушка. Он принялся отламывать куски и поглощать пищу, вкус был похож на остывшую индейку из холодильника, пресноватую и чуть жесткую, но он не ел даже виртуальной пищи более трех дней, а потому с удовольствием закончил трапезу, под любопытным взглядом Квагро.

– Не ела ничего вкуснее этого, – легко соврал он и добавил. – Помню у нас в Самаре, на Ульяновской 68, тоже вкусно птичек готовили, прямо у дома.

На пару секунд он замолчал, ожидая заклинания безмолвия или паралича из открытой двери, но ничего не происходило.

– Но пока из магазинчика донесешь еду на третий этаж, в сорок шестую квартиру, так успевала остыть, уже не так вкусно было.

Квагро сидел с тем же выражением лица и казалось даже и не обратил внимания на озвученный адрес. То ли ему все же было наплевать на судьбу Сергея, то ли он ничего не понял. Был конечно еще вариант, что его новоиспеченный повар просто хорошо контролирует свое поведение.

– Рад что тебе понравилось, – наконец подал голос Квагро. – Но я и получше могу, это то, что получилось с последней готовки просто. У нас склады забиты, а это свежее. Не забудь искупаться кстати, руки вон уже испачкала.

Сергей заметил, что показатель чистоты тела действительно снизился, а в его инвентаре появился предмет – объедки. Он попробовал выбросить их на пол, и это получилось. На полу вместо костей куропатки лежал аккуратный сверток, чуть меньше размером, чем тот, что протянул ему Квагро.

– Ага, вот так и выкидывай. Через пару минут пропадет. С вещами такая же история, но чем лучше вещь, тем дольше лежать будет.

– Да у меня тут и вещей то нет, – ответил Сергей, размышляя, как еще можно незаметно слить парню информацию о себе из реала.

– Ну это раньше, а теперь есть. В душевой шкафчик, там всякие секси шмотки.

Сергей еще не заметил шкаф в комнате с лоханью, должно быть из-за царящего там полумрака. Было похоже, что его готовили для серьезных бафов клиентам, раз не пожалели даже одежды, которую он мог просто выбросить на пол, чтобы та исчезла со временем.

– А и еще! – продолжил Квагро и указал рукой на столик рядом с которым он сидел. – Тут вот всякие шкатулки с косметикой, ими можно пользоваться, чтобы навыки макияжа качать. Ну и бонус к внешности дается нормальный. Ты только их не выкидывай на пол, они денег стоят, жалко будет если исчезнут… Ну и ребята расстроятся. В общем сама понимаешь.

– Угу, как не понять, – пробормотал Сергей и, поглядывая в черный проем двери осторожно добавил: – Как говорит Андрей Уфимцев, мой друг из соцсети вконтакте: бывают ситуации, когда форма важнее содержания.

На самом деле, Андрей, его реальный друг, никогда такого не говорил, но у Сергея была надежда, что это максимально прозрачно намекнет собеседнику, к кому и где можно обратиться, чтобы ему помогли. К сожалению, Квагро снова никак не отреагировал на его слова, продолжая сидеть на стуле и глуповато моргая крупными черными глазами. А быть может вовсе и не глупо, а просто тщательно запоминая сказанное.

Сергей поднялся и направляясь в комнату с лоханью сказал:

– Тогда я пойду посмотрю, что там из одежды есть и все ли я могу носить, – он поднялся и направился в комнату с лоханью, стараясь при этом двигаться максимально женственно и, одновременно с этим, чувствуя себя идиотом. Сергей понимал, что взгляды Квагро скрывали плотский интерес, но не был уверен, как этим лучше воспользоваться. – Пойдём тоже? Может что-нибудь подскажешь.

В его ванной комнате действительно оказался небольшой шкаф, скорее даже высокая тумба, с одеждой. Она располагалась в углу, куда не доставал свет тусклых ламп, по тому Сергей сперва ее не заметил. Коснувшись тумбы, он увидел открывшееся меню с выбором содержимого. Несколько платьев странного фасона и три довольно откровенных, коротких кружевных пеньюара. Сергей выбрал чёрный и тут же его руки сами открыли секцию тумбы, и он как бы на автомате принялся одеваться. По ощущениям он одевал белье прямо на свои лохмотья и сперва было решил, что сделал что-нибудь не так. Однако, осмотрев себя в результате, Сергей понял, что лохмотья сами переместились в его инвентарь. Он достал их, и бросил в виде сверка на пол.

– Не, сори, мне нельзя смотреть. Да и идти уже надо, – послышалось из комнаты с кроватью, но по приближающемуся голосу Сергей понял, что так быстро уходить его гость не собирается.

Найдя взглядом символ способности Видение аур, Сергей чуть задержался на нем и мир потускнел, теряя краски. Он уже пробовал активировать способность во время своего заточения, однако так и не смог придумать как её можно использовать, поняв лишь то, что активацию заклинания либо не замечают, либо не считают нужным на это реагировать.

Аура Квагро полыхала розовыми и флуоресцентно жёлтыми лепестками. Розовые цвета вспыхивали преимущественно в нижней части туловища и иногда у лица, Сергей уже понимал, что так отображаются страсть, похоть и желание. А вот что означало изобилие жёлтого он не знал. Может смущение и стыд?

Он вышел в дверной проем и оперся плечом на массивную деревянную балку косяка. Движения как-то сами собой получались плавными и естественными.

Застывший на полпути повар уставился на фигуру в пеньюаре, и его аура будто взорвалась, полыхнув во все стороны веером розового огня.

– Нравится? – тихо сказал Сергей, или уже обретавшая самостоятельность Николь Файен говорила его устами, так как простой вопрос прозвучал столь нежно и многообещающе, как умеют говорить лишь женщины, отчётливо понимающие свою красоту и то, как они способны благодаря ей манипулировать окружающими. Этот вопрос породил в ауре Квагро ворох уже жёлтых цветов, отчего Сергей окончательно убедился в том, что данный цвет символизирует смущение.

Повар все же поднял взгляд, который так старательно отводил. Перед ним стояла красотка в чёрном кружевном белье, чулки, на которых поблескивали блики свечей, держались высоко на бедах, встречаясь с тканью короткого шелкового халатика, небрежно накинутого и норовящего вот-вот обнажить полную высокую грудь. Чуть растрепанные волосы, спускающиеся тёмным волнистым водопадом и усталый взгляд, скорее добавляли пикантности образу, чем портили его. Красотка вдруг картинно приложила руку к животу и болезненно поморщившись произнесла:

– Очень скоро меня не станет. Я умру в капсуле, понимаешь?

Зелёные и красные языки пламени схлестнулись в битве с бирюзовыми нитями ауры. Что это была за борьба внутренних переживаний Сергей понять не мог, но то что его слова не оставляют слушателя равнодушным видел теперь отчётливо.

Серое с красным появилось во входной двери. Монах со странным ником Гук стоял в проходе и рассматривал их. В его ауре лишь на мгновенье появились лепестки розового, которые тут же поглотила серость.

– Квагро, пошёл вон. Еду этой суке ты больше не носишь.

Красные мечи над головой ублюдка.

– Гук, сори! Да она сама вышла.

Взгляд влево, на панель боевого интерфейса.

– Я тебе не понятно сказал?!

Одна секунда и руки сами сложились лодочкой у лица, а вокруг них заплясали чёрно-красные разводы.

– Это что ещё за…

Провал в тёмную бездну и Сергей автоматически закончил чужую начатую фразу:

– …уйня!

Он смотрел на фигурку хрупкой девушки в соблазнительном белье, что склонилась в полупоклоне со сложенными руками, вокруг которых плясало тёмное марево. Все вокруг застилал красноватый туман, а удивлённый повар изумленно переводил взгляд с него, монаха Гука, на Николь Файен.

Боевой интерфейс.

Силовое комбо.

Сергей стремительно подскочил к своему же телу и нанёс серию страшных ударов в лицо, с хрустом ломая кости черепа и безнадёжно разрушая красоту прекрасного лица.

Если бы его могло сейчас стошнить, он бы обязательно опорожнил содержимое своего желудка. Но видимо такой возможности в Ньюве не было предусмотрено. А потому, глядя на кровоточащее месиво лица девушки, которая уже оседала по косяку дверного проёма, он нажал на кнопку Добивающий удар.

Сергей чуть качнулся назад и в полуобороте ударил ребром ступни в горло, пройдя словно раскаленный нож сквозь масло через мягкие ткани и с противным щелкающим хрустом размозжив позвонки.

Сергей развернулся и бросился прочь. Он не знал сможет ли монах оказать ему помощь и сколько ещё времени будет доступен контроль. На Квагро он не рассчитывал, как на того, кто сможет спасти его персонажа после таких жутких увечий. С ощущением близости спасения Сергей выскочил в коридор и обнаружил, что темнота не действует на него, в широком коридоре, с низкого потолка которого свисали сталактиты, он увидел несколько дверей размещенных прямо в скальной породе, а по правую руку не меньше дюжины клеток, почти в каждой из которых кто-то находился.

Темнота. Он провалился куда-то, будто нырнул в мутную воду и сразу же обнаружил себя лежащим на полу в теле Николь Файен. Взгляд застилала черно-красная пелена, но на сей раз совершенно не магического происхождения, а перед глазами маячила табличка системного сообщения, которое тут же было продублировано в аудиоварианте:

Вы находитесь под защитой убежища. Вам даровано право перерождения. Вы будете подняты и излечены через…

Пять.

Четыре.

Три.

Два.

Один.

Белое сияние осветило все вокруг или это только Сергей находился внутри него, но через мгновенье, он снова видел знакомую комнату глазами Николь Файен, которых недавно лишился. Первым делом он коснулся своего лица и понял, что на нем нет ни следа от ударов. Тогда он поднялся и осмотрелся. Он находился в комнате один, а дверь оказалась закрыта, должно быть его несостоявшийся повар не стал дожидаться новых сюрпризов и поспешил удалиться. Тогда Сергей подошел к кровати, присел на самый край и принялся просто смотреть вперед. Это был шанс спастись, и он все сделал правильно, но предусмотреть то, что случилось не мог. Он решил, что, пожалуй, самым ужасным вариантом теперь будет ситуация, если игра выпустит его по тревоге медицинского модуля перед самой смертью от обезвоживания, когда он, обессиленный и истощенный обретет столь долгожданную свободу, но уже не сможет ею воспользоваться.

Сергей не знал сколько времени прошло, пока он сидел вот так, может час, может два или больше, но спустя какое-то время дверь чуть приоткрылась и в нее вкатился маленький металлический предмет овальной формы. Предмет прокатился почти до центра комнаты и остановился, начав мерно излучать бледное оранжевое свечение.

Всмотревшись, Сергей увидел характеристики странного предмета:

Яйцо гурулуса. Тип: артефакт. Особенности: неразрушаемый. Эффекты: поглощает ману на расстоянии 10 метров, даже сквозь препятствия, по 1 единице в минуту.

 

Спустя несколько минут дверь распахнулась и на пороге появился Югент. Против ожидания Сергея его не стали жечь заклинаниями или мучать иным образом, только лишь черный шарик молчанки привычно прилетел, лишив его возможности говорить. А пленитель долго, с интересом и любопытством рассматривал его, затем улыбнулся и процедив сквозь зубы «Курва», вышел.

В этот день у Сергея не было посетителей и ближе ко времени, которое он определил для себя как ночь, он отправился в свою душевую. Котел все так же продолжал греться от маленькой печи, однако, как им воспользоваться Сергей, так и не придумал. В итоге он просто перенес свою одежду в инвентарь, отчего отыгралась анимация раздевания, и, оставшись голым, забрался в лохань с водой. Вода оказалась горячей и расслабляющей, наслаждаясь её обволакивающим теплом Сергей на несколько мгновений даже смог забыться, отдавшись нежным ощущениям, пронизывающим его новое тело. Словно он не лежал вовсе в капсуле у себя дома, словно никакого пленения не было, а была лишь эта комната, тусклый свет и первобытное наслаждение, простое, успокаивающее и уютное. Сергей лежал, прикрыв глаза и пытался прислушиваться к звукам вокруг, больше напоминавшим отдаленные шорохи, он приподнимал над водой руку, глядя как капли скатываются по коже и падают в воду, оставляя за собой тонкую рябь.

Пролежав так не меньше часа, он наконец вылез и отправился к зеркалу для того чтобы испытать на себе элементы косметики. Все оказалось довольно просто – перед ним открывался мини-редактор персонажа, в котором можно было выставлять разные настройки внешности, связанные с макияжем, а по завершению включалась короткая анимация, в ходе которой руки Сергея как бы сами собой быстро наносили все необходимое. Результат обычно несколько отличался от того, который Сергей задавал в редакторе и когда система оповестила его о росте соответствующего навыка он понял, что нанесение макияжа тоже требует прокачки.

Так он провел остаток вечера, а на ночь лег на свою новую кровать и почти мгновенно заснул. Он даже не помнил, виделось ли ему ночью системное сообщение с предложением выйти, но решил, что это уже не важно.

На утро снова появились посетители. На сей раз все происходило гораздо утонченнее – никаких свинолюдей, все игроки, что к нему приходили, были максимально человекоподобных рас. Кто-то в красивых дорогих доспехах, кто-то в магической мантии, а кто в декоративной одежде судя по детализации и стилю не уступавшей в цене своим аналогам, имеющим прикладной функционал.

Сергей от скуки перестал включать автоматическую активность, а прожимал появляющиеся на интерфейсе кнопки взаимодействий, вызывая различные реакции своего персонажа. Он быстро понял, что благодаря некоторым комбинациям действий завершить встречу с посетителем можно гораздо быстрее, чем он и стал пользоваться.

Важным и не приятным отличием от его нахождения в клетке было то, что волна, даровавшая очищение кастовалась теперь очень редко, а потому, ему приходилось бежать после большинства встреч к лохани, чтобы побыстрее отмыться. Благо в отношении некоторых загрязнений тела разработчики не стали слишком усердствовать с детализацией, а для того чтобы увидеть заветный значок полной чистоты в интерфейсе достаточно было просто пару минут полежать в воде.

На Сергее постоянно висела молчанка, видимо теперь её кастовал более сильный маг и она длилась почти два часа, а за несколько минут до конца действия, её регулярно обновляли. Артефакт, что похищал ману, хозяева тюрьмы забрали. Сергей решил, что дело могло быть вовсе не в нем, а в том, что такая, по всей видимости, редкая вещица, понадобилась где-то ещё.

Так прошло ещё три дня, которые Сергей обозначил для себя последними. Он не перестал думать о своём спасении, однако ситуаций, которые хоть как-то могли ему в этом помочь он ни создать, ни дождаться не мог. С ним, как и раньше, никто не пытался заговорить, а все взаимодействие сводилось к предложению романтических действий.

За это время его навык флирта вырос до 85 единиц, а внешность поднялась до 77. Благодаря еде, мягкой постели и бонусу отдыха, его навыки росли быстро, он также получил несколько единиц к первичным характеристикам, чуть улучшив выносливость и ловкость.

Последнюю ночь Сергей не переставая смотрел в сообщение, предлагающее выйти в реал и постоянно жал на злополучную кнопку, у него появилось ощущение, будто он сходит с ума. На следующий день он сильнее обычного ждал, что всё вдруг померкнет и он наконец узнает, есть ли загробный мир. За последнее время Сергей отчётливо понял, что означает фраза – ожидание смерти хуже самой смерти. Буквально каждую секунду он теперь думал о том, как все произойдет и периодически ему казалось, что он начинает проваливаться в какую-то пустоту, однако каждый раз понимал, что это была лишь игра его воображения. В этот день не было посетителей и Сергей, не переставая просто лежал в кровати, ожидая неизбежного.

Сутки тянулись, словно целая неделя, но снова ничего не произошло. Почти так же прошёл новый день, за исключением того, что у него была пара посетителей. Сергей обрадовался им, так как это было хоть какое-то напоминание, что он еще жив. На втором из посетителей, высоком белокожим эльфе он решил изменить своим принципам, и выбирая настройки взаимодействия оставил полную чувствительность. В конце концов, было интересно, сможет ли он вообще хоть что-то почувствовать, морально-этические стороны вопроса его уже не волновали.

Ощущения оказались очень приятными и связанными с действиями, которые совершали персонажи, усиливаясь в моменты более активной близости. Это было похоже на секс лишь отчасти, так как ощущения были размыты, размазаны по телу и более-менее сконцентрированы только в области паха. Постепенно они нарастали, но узнать будет ли кульминация не удалось, так как эльф, тонко простонав, завершил взаимодействие и спустя несколько минут Сергей уже отмокал в лохани.

Размышляя о произошедшем, он понял, что бездействием лишь усугубляет свое состояние, во всяком случае состояние психологическое. А потому нужно было заняться хоть чем-то. Учитывая небогатый выбор Сергей принялся экспериментировать с косметикой, так как это позволяло хоть немного отвлечься.

Пару дней он практически ничем не занимался, кроме как сидел в косметическом редакторе и периодически отвлекался на редких клиентов, с которыми оставлял полную чувствительность. Он уже не мог внятно ответить себе на вопрос о том, что же с ним происходит. По всем его расчетам, его тело в капсуле должно было погибнуть уже несколько дней назад, но он все ещё жил, если конечно подобное существование уместно было бы назвать жизнью.

Спустя ещё день незнакомый игрок без режима ПК принёс ему еды и поток посетителей возобновился. Сергей явственно заметил, что с разными игроками его ощущения значительно отличались, по-видимому, завися от прокачки навыка романтики у партнера.

С одним из клиентов он практически весь процесс взаимодействия пребывал в мощном оргазме, с трудом попадая взглядом по активации тех или иных действий персонажа. Совершенно не готовый к подобному, эмоционально выжатый, он потом ещё час отмокал в лохани отходя от феерии ощущений и размышляя о том, как его уровень прокачки влияет на ощущения партнёров. Активировав Виденье аур Сергей решил изучать состояние посетителей, для чего периодически отключать полную чувствительность, чтобы не отвлекаться.

Большинство его посетителей не блестали прокачанными навыками романтики, и ощущения с ними больше походили на легкое возбуждение, а вот для самих клиентов, похоже все было иначе. Ауры полыхали розовым огнём, извивающиеся языки пламени порой расходились до полуметра вокруг, а в моменты кульминации взрывались волнами светящиеся искр.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru