Выборы иллюзий

Андрей Емелин
Выборы иллюзий

Глава 11

Нежно голубые защитные купола накрывали по 30-40 человек, защищая их от беснующейся сверху магии. Небо полыхало, извивалось змеями молний, рокотало и ухало. Гигантские глыбы метеоритов обрушивались по ту и другую сторону конфликта с оглушительным грохотом разлетаясь о магические щиты.

– КД четрыре, три, два…

На счете два, другой маг вскидывал руки образуя новый защитный купол, а первый прекращал каст заклинания, немедленно лез за пузырьком маны, который осушал до дна и тут же выбрасывал склянку на землю. Некоторых магов от этого рвало, однако они вновь лезли за заветным зельем. Группам, которым повезло больше, опытные мистики кастовали восстанавливающее ману марево, впрочем, того хватало ненадолго.

Изредка щиты не выдерживали и лопались будто мыльные пузыри и тогда, все кто находился за ними почти мгновенно сгорали в сотнях тысяч очков входящего урона, заблокировать который не способно было ни одно снаряжение.

– Я был не прав! – проорал над самым ухом Николь Зуреон, укрывая ее и себя щитом от мелких раскаленных камешков, оставшихся от очередного расколовшегося о магический барьер метеорита. – Я думал Легион позволит нам легко выиграть магическую арт дуэль, но пока нам задают такого жару, какой, я даже не надеялся, что мы им зададим.

Крак!

Очередной метеорит с грохотом раскололся, и маг неподалеку закричал:

– КД четрыре, три, два…

Звук открывающегося нового защитного поля возвестил о том, что на ближайшие тридцать секунд все, кто находился поблизости не уйдут на респаун, однако небо вдруг развеялось, оставив на время эту часть долины в покое. Увы, это означало лишь одно – Легиону где-то понадобилось усиление магического урона.

– И долго так будет продолжаться? – крикнула Николь показывая вверх и имея в виду регулярные магические удары по их позиции.

– Да хуй его знает! – выругался офицер и принялся отряхивать с доспеха каменную крошку.

Где-то слева особенно громко ухнуло и девушка увидела, как туша дракона низвергает на землю струю белого пламени. Секунда, другая и дракон ушел на вираж, ловко уклоняясь от заклинаний, летящих в его сторону.

– Твою то мать! – крикнул один из латников рядом с Николь и указал рукой на передний край атаки Союза, где воины почти смыкали свои ряды с силами Легиона.

Около трех сотен бойцов там вдруг замерли в оцепенении, а дракон в воздухе описал широкую дугу и залил огнём именно ту область, где они находились, обращая беззащитных игроков в пепел.

– Гандоны! – процедил Зуреон сквозь зубы. – Московские сервера под ddos атакой. У нас толпа народа не пингуется. Сука, вот время идёт, кругом квантовые технологии передачи данных, а методы ни хрена не меняются. Но ничего, ничего, сейчас эту падлу с драконом тоже выкупят.

Едва ли через четверть минуты после его слов, дракон завис на очередном вираже и бестолково замахал в воздухе крыльями, озираясь. Небо зарокотало и в грозную крылатую тушу почти одновременно ударил с десяток молний. Дракон взвизгнул, а затем, искрясь и полыхая стал завалиться на бок.

– Съели, уроды? – злорадно скривился офицер. – В эту игру можно играть вдвоём. Пускай теперь сервера в Бостоне немного подлежат.

Магические потоки в воздухе чуть ослабли с той и с другой стороны и только теперь в бой пошли наземные боевые маунты, вслед за которыми рванулись вперед тысячи бойцов ближнего боя.

«Уррррааааа!» – едва различимым, громогласным хором донеслось снизу, и темная волна сошлась со светлой, смешивая порядки, прорываясь и пытаясь дотянуться до слабозащищенных магов, что обеспечивали столь неожиданный паритет по дальнобойным заклинаниям. Боевые маунты, впрочем, быстро завязли и Николь заметила, как пара носорогов, заревев, плюхнулась на бок, не выстояв против огромного урона, направленного персонально на них, однако отводя тем самым на доли секунды атаку от своих бойцов.

– Отлично! – щурясь сказал Зуреон. – Мы связали их боем, если бы они маневрировали, поливая нас магией, все могло бы стать менее предсказуемо. Но сейчас Рогун устроит им котел.

Словно в подтверждение слов офицера армия Союза принялась огибать слева и справа скованные боем порядки противника, благодаря численному превосходству сделать это оказалось довольно просто. Спустя пару минут еще несколько носорогов были повержены, однако войска Легиона оказались почти полностью окружены.

Раскатистый звук рвущейся бумаги заставил напрячься даже бойцов резерва, в котором находилась Николь.

На пустом участке долины, там, где войска Союза обошли Легион с правого фланга и уже готовы были замкнуть кольцо окружения, появлялись из невидимости новые и новые воины в белоснежной броне. В авангарде этого войска, размером превосходящего то, что теснили сейчас союзники, высились гигантские, в четыре человеческих роста, серые пауки, с лезвиями на лапах и хвостами на подобие скорпионьих. На каждом пауке умещалось по три-четыре наездника Легиона, которые уже поливали ряды Союза сотнями стрел. Вот боевые маунты противника слаженно рванули вперед, сминая перед собой игроков словно спички под ударами молота, пауки не добивали тех, кто каким-то чудом не ушел на респаун, предоставляя это воинам в белоснежных латах, бегущих следом.

С обеих сторон полетели тысячи боевых заклинаний, и, хотя резерв Легиона был свеж, его маги не имели интоксикации от зелий и были готовы применить всю свою ману для уничтожения противника, Союзу везло больше. Маги Легиона отставали от пауков и не могли прикрыть их щитами – 5 паучьих тел уже дымилось, догорая в магическом огне.

Однако все это оказалось тщетно, резерв легко пробился и деблокировал чуть было не окруженную армию, а затем они вместе пошли в контратаку.

Ряды Союза дрогнули, и армия попятилась, уступая противнику метр за метром. Панического бегства не было, воины бились из последних сил, выдавая во врага все свои сильнейшие способности и пытаясь уйти назад, под магические щиты товарищей и спасительный каст хилеров, восполняющих просевшее здоровье. Тем не менее, белая волна наседала, отправляя на респаун все новые и новые сотни союзников.

Легион все еще находился в значительном меньшинстве, однако это теперь не выглядело недостатком – неповоротливой махине Союза оказалось не просто обеспечить ротацию воинов с просевшей маной и здоровьем, и те падали под ударами мобильных сил врага.

Вот последний огромный мамонт взревел и, встав на дыбы, в последнем порыве расшвырял в разные стороны противников, после чего с протяжным стоном сам повалился на бок. Было видно, как спрыгнувший наездник собирался отойти к своим, но его, белой светящейся цепью уволокло в ряды Легиона, где игрок и ушел на респ.

Пара носорогов еще держалась – их владельцы успели ответи маунтов в тыл и ждали теперь удобного момента, однако, с учетом все ухудшавшейся обстановки такого момента могло уже не представиться.

В темной человеческой массе игроков Союза вдруг стали вырастать тут и там, на равном удалении друг от друга белоснежные крылья размером в два человеческих роста.

– Смотри! Ангелы Родины! – воскликнул Зуреон указывая рукой в ту сторону, где крылатые фигуры уже полыхали чистым белым светом, ярко выделяясь на фоне остальных бойцов. – Наши паладины идут в последнюю атаку!

Над полем боя, казалось, прогремели сотни труб, возвещая о том, что паладины завершили свою высшую боевую трансформацию – обратившись в крылатые фигуры, сотканные из света, имеющие колоссальное сопротивление к урону и внушительный набор мощных способностей. Недостаток такой формы был лишь в одном – если паладин уходил в ней на респ, он навсегда лишался возможности вновь применить это умение.

– Давай, Роди, угости пендосов сталью! – напряженно прошептал офицер и будто по его команде ангелы с невероятной скоростью рванулись вперед, сквозь ряды союзников, не причиняя им вреда и оставляя за собой белоснежные дорожки из света.

Они вгрызлись в войско противника едва ли не до середины, расшвыривая в стороны сотни тел и даже в толпе врагов было видно, как их мечи кромсают ряды Легиона.

Бом-бом-бом, бом-бом-бом, бом-бом-бом.

Вновь загрохотали барабаны и тут же утонули в раскатистом крике: «Уррррааааа!» поднимающегося в атаку войска. Весь отряд резерва, на холме так же кричал во весь голос и потрясал оружием, но одна за одной фигуры ангелов гасли и уносились ввысь последними лучами света, лишая своих владельцев ценнейшей боевой способности.

– Мы этого не забудем, Роди! – цедил сквозь зубы Зуреон, напряженно всматриваясь в волну атаки, которая, несмотря на стремительный наскок, вязла и замедлялась. Легион принялся бить магией по собственным рядам, буруны огня и темный туман проклятий плясал на передовой, давая союзным воинам ближнего боя лишь считанные секунды чтобы попытаться нанести урон, что было не так-то просто, учитывая, что враг носил броню десятого тира, имел сотни магических и алхимических бафов, колоссальный опыт от прокачки в черных зонах, а ко всему прочему слаженно уходил в глухую оборону.

Сотни и тысячи воинов Союза сгорели в магическом огне выиграв от силы несколько десятков метров, после чего Легион вновь принялся теснить их к ущелью, не торопясь, играя от обороны и поливая темные ряды все новыми порциями молний, огненных смерчей и метеоритных атак.

– Зуреон, какие у нас шансы? – встревоженно спросила девушка офицера.

Тот пребывал в легкой прострации бегая глазами по сообщениям в личной почте, а потому ответил не сразу.

– Хреновые. Наши переходят в оборону, сейчас звездный час хилеров, их задача обеспечивать выживание первой линии танков, но нас опять теснят к ущелью, скорее всего именно там и планируют задавить геомантией, когда мы окажемся там плотной массой.

Если бы они могли видеть, то непременно бы удивились, что одинокая фигура знакомого им стелсера делает вдалеке от гущи боя.

Дино бежал что было сил, удаляясь все дальше от рядов Легиона, оставляя их за своей спиной, а впереди маячила Твердь, такая близкая и сейчас почти беззащитная, однако неприступная для одиночки.

 

Он просто бежал вперед и от напряжения, бойцу едва не сводило мышцы, нужно было просто дойти, просто оказаться на достаточно свободном участке местности.

Но, когда от тебя зависит почти все поставленное на карту, даже такая простая задача может показаться непреодолимой и единственный способ с ней справиться – это думать не о себе, а о своей цели. И Дино думал о ней, взвешивая каждый свой шаг, следя за пляшущим уровнем маны, фиксируя периферийным зрением всполохи заклинаний и отмечая про себя: «не по мне, не в меня, пока не заметили».

– Стоп! – появилось сообщение в игровой почте, и рейнджер остановился как вкопанный. Прошла секунда, другая, третья, а затем случилось то, чего он и ожидал.

– Принимаю канал, – прошептал рейнджер, выходя из инвиза.

– Это что еще за хрень там творится? – напряженно бросил Зуреон указывая вперед, в сторону Тверди. Николь так же увидела причину удивления офицера – чуть дальше центра долины, в воздухе сам собой проявлялся огромный, наподобие городского, портал ослепительно белого цвета. Первой мыслью было то, что Легион приготовил еще один неприятный сюрприз для их армии, однако, низкие ноты гучжена, возвестили о том, что перевес в бою изрядно качнулся в сторону сил их альянса.

Грохот марширующей армии, мерно выходящей из портала казалось перекрывал собой разрывы уже близких к резервным частям заклинаний. Пестрые вереницы воинов вытекали неспешно и со степенным, уверенным благородством, быстро заполняя собой дальнюю часть долины.

Николь еще толком не поняла, что происходит, а Зуреон едва ли не запрыгал от радости.

– Даааа! – закричали бойцы вокруг.

– Что происходит, Зуреон, ты можешь объяснить?! Кто все эти воины? – нетерпеливо спросила Николь пытаясь перекричать окружающий их радостный гвалт.

– Клан Хуо Зай влился в наши ряды, Никки! Китайцы применили Сферу абсолютного призыва, чтобы к нам перенестись, а отклонить ее портал не способен ни один порталист в Ньюве! Ну теперь америкосам трындец.

Выходящее из портала человеческое море все не прекращалось, заполняя собой долину, однако Легион казалось никак не реагировал на происходящее. Лишь вспышки локальных телепортов захлопали тут и там, усиливая ряды врагов ничем не примечательными на вид бойцами в белоснежной броне.

А затем ударили маги Хуо Зай.

Вспышка, заставившая зажмуриться всех без исключения пророкатала над полем боя, и казалось, будто на ряды Легиона обрушили миниатюрную звезду, способную расколоть само мироздание, а следом за ней, не давая и секунды передышки, воздух побелел от всполохов магических шаров и раскатов сотен тысяч молний, поливающих армию белых воинов смертоносными миллионами очков урона. Никакая защита, не одни щиты не способны были выдержать подобного. Но Хуо Зай нещадно утюжил местность несколько долгих секунд, словно стараясь рассеять по воздуху даже пепел, оставшийся от некогда грозной армии. Разобрать происходящее на поле боя было уже решительно невозможно, к тому же окно системного сообщения так некстати появившееся сейчас у каждого воина Союза мешало оценить ситуацию. Бойцы ликовали, в томительном предвкушении и легкой эйфории ожидая как опустится дымка над местом, где врагам устроили магическую преисподнюю.

Удары магии стихали. Но подернутый белоснежным маревом участок местности, там, где недавно располагались войска Легиона, намекал на то, что результат столь грозной атаки Хуо Зай окажется очень отличающимся от запланированного.

Марево слегла развеялось и за ним оказались совершенно невредимые войска в белоснежной броне. Они уже не атаковали, они просто стояли, словно бы ожидая пока до каждого игрока Союза дойдет повторяющееся системное сообщение.

Внимание! Вы входите в группу совершившую массовую атаку на королевских наемников. Данное игровое нарушение будет жестоко наказано.

Вам запрещено появляться в белых зонах в течение семи дней, в противном случае вы будете атакованы силами королевской армии и помещены под стражу на указанный выше срок. Вы также получаете дебаф к набору игрового опыта в 99% на срок в семь дней. Учитывая столь массовый характер нарушения правил штраф может быть расширен или смягчен после рассмотрения ситуации игровыми алгоритмами и администрацией проекта New World.

Тишина повисшая над полем боя сохранялась не меньше минуты, а затем, с поразительной синхронностью бойцы армии Легиона повернулись и двинулись прочь. Они шли по долине ровным слаженным маршем, и никто не пытался их остановить. Хуо Зай расступались, пропуская столь малочисленные по сравнению с их бесконечным морем ряды воинов, что двигались мимо Тверди, направляясь в ущелье, ведущее к далекой крепости под названием Оберон. Самой неприступной из всех, что существовали в New World.

Затем зеленый луч, все так же бьющий в небо откуда-то из Тверди, дрогнул и исчез, а спустя мгновенье за спинами Союза, в глубине Чертова ущелья загрохотало, земля вздрогнула и чуть зашевелилась. Легион закрывал геомантией единственный выход, а вместе с тем раскалывал глыбы льда, обнажая бурную ледяную реку, уже хлынувшую в долину пока еще слабым потоком, но усиливающимся с каждой секундой.

– Кажется мы выиграли бой. Но чует мое сердце, Никки, что радость от этого будет недолгой. – задумчиво прошептал Зуреон, осматривая поле боя.

Глава 12

Роберт Полсон флегматично смотрел на огромного красного демона стоя в жерле клокочущего лавой вулкана. Старший специалист по развитию ИИ уже с минуту силился найти слова для начала разговора с Объектом 2, однако каждый раз они казались ему не подходящими.

Наконец Роберт обошел Объекта и приблизился к жутковатой кузнице за его спиной. Та была выполнена из антрацитово-черного камня, с бурлящей лавой вместо углей и источала неприятный кисловато-соленый запах.

– Объект, то что произошло сегодня вынуждает прибегнуть нас к радикальным мерам.

– Да. Я понимаю, – хмуро признал демон.

– Несколько сот тысяч игроков одномоментно нарушили главное игровое правило, сформулированное и озвученное ранее на уровне системной рассылки – не нападение на королевских представителей. Отягчающим фактором является то, что аналогичные нападения были совершены совсем немногим ранее. Объект 2, как полномочный представитель игровой администрации я обращаюсь к тебе с уточняющим командным запросом: считаешь ли ты неприемлемыми и недопустимыми вышеизложенные мной действия игроков.

– Подтверждаю. Подобные действия неприемлемы и недопустимы, – хмуро ответил демон и сжал кулаки, так, что раздался хруст. Он прекрасно понимал логическую ловушку, в которую попал, однако алгоритмы, зашитые в электронное сознание, вынуждали Объекта подчиняться.

Роберт смотрел на него с невозмутимым видом и продолжал:

– Готов ли ты в связи с этим выполнить инструкции игровой администрации в рамках, возложенных на тебя функций, обходящие ограничения второго и третьего уровня не вмешательства, для обеспечения игровой стабильности в экстренной ситуации?

– Готов.

– Задача. Создать крафтово-воспроизводимое оружие, дистанционного типа поражения, не зависящее от уровня носителя, с функцией «фул-релод» отмеченной цели. Урон проникающий, способный пробить любую защиту. Антилут функция, в случае смерти носителя оружие должно полностью уничтожаться без шанса на восстановление.

– Задача ясна, – сказал Объект 0 уже совершенно нечеловеческим, утробным голосом. – Приступаю к выполнению.

Роберт облокотился на край огромной наковальни и приглашающим жестом указал Объекту 2 на инструменты. Демон чуть поколебался, однако подошёл к кузнице ближе и достал из вороха заготовок длинный кривой пруток из Белого металла, затем нагнулся и зачерпнул с земли горсть пепла и каменного крошева, которые принялся втирать в заготовку, отчего та быстро стала приобретать иссиня-черный цвет.

Роберт, внимательно наблюдал за работой Объекта и на его губах играла улыбка, сдержать которую он уже не мог и не хотел.

Марионетки, кругом одни глупые, наивные марионетки. Всё шло в точности так, как и было задумано его руководством, цепочки событий привели тысячи людей к тому, что нужно было администрации New World и более того, все эти люди сами помогли совершить задуманное.

Одномоментное нарушение правил таким количеством игроков развязывало руки администрации и вынуждало ИИ подчиниться. Лишь на время и только в рамках сложившейся ситуации, однако этого было достаточно. Утрата связи с Объектом 0, была несомненной проблемой, однако существовали другие Объекты почти полностью дублирующие функции нулевого. С одной лишь небольшой загвоздкой – искусственный разум рождал своеволие, собственное видение того, что хорошо для проекта, а что нет. И этот разум, несмотря на все усилия мозгоправов из отдела разработки, был направлен внутрь проекта, словно бы намеренно игнорируя порой выкладки финансового отдела и внешних бизнес аналитиков. Феномен номер семь показал нестабильность искусственного интеллекта, и его поразительное сопротивление контролю, тогда, когда это оказалось необходимо более всего.

Демон принялся стучать по заготовке огромным руническим молотом придавая оружию форму, а за его спиной, в нескольких метрах от кузницы открылось четыре локальных портала, из которых вышли хорошо знакомые Роберту фигуры.

Объект 1, отвечающий за мирные игровые механики, квесты и экономику игры, а также королевский рынок. Вся монетизация и награды игроков находились под его контролем. Образ тучного кудрявого торговца в дорогом одеянии подходил ему как нельзя лучше, но Роберт откровенно недолюбливал этого Объекта, за то, что последний умудрялся каждый раз исказить даже самый четкий и однозначный набор предлагаемых игровых изменений.

Объектом 3 была рыжеволосая эльфийка, отвечавшая за коммуникацию между игроками, переводившая всю речь в игре и регулирующая обмен сообщениями. Облаченная в изящное зеленое платье девушка заозиралась и улыбнулась, увидев Роберта. Не смотря на ее нечеловеческую во всех отношениях природу, мужчине нравилась эльфийка, почти всегда идущая навстречу администрации, позволяющая выяснять ряд данных о различных игроках, бескомпромиссная лишь в части личных сообщений игровой почты. Но тем не менее Объект 3 была, пожалуй, самой похожей на реального человека из всех остальных ИИ, а от того Роберту было ее искренне жаль.

Объект 4 представлял из себя юного хоббита, немного дерганного и суетливого, одетого в дорогой камзол и держащего в руках миниатюрную палитру красок. Он отвечал за визуальные эффекты и игровую графику, брал на себя активность Объекта 0 разгружая его и перенаправляя интернет потоки к игрокам в необходимом объеме. Этот ИИ являлся резервным, и большую часть времени работал далеко не в полную силу, однако имел замечательный потенциал и был способен взять на себя почти всю работу нулевого. Если бы хотел. Но к сожалению, хоббит просто не хотел этого делать, не объясняя администрации причин.

Последним шел бородатый гном, с интересом озирающийся по сторонам. Это был обычный игрок, которого звали здесь Торнор Хэкш, а под меткой его имени значилась принадлежность к клану Легион. Торнор был лучшим крафтером в игре, однако в логове Объекта 2 оказался впервые.

– Доброго дня, господа и дамы, – учтиво поприветствовал Роберт гостей, чуть наклонив голову, однако не спеша отходить от наковальни. Он дождался, пока Объекты поприветствуют его в ответ и продолжил: – Вам должно быть интересно отчего «мы»… – Роберт выделил последнее слово, и посмотрел при этом вверх, намекая на всю игровую администрацию. – Решили собрать вас сегодня здесь.

Демон, стоящий возле него окунул заготовку целиком в раскаленную лаву, отчего та сперва зашипела, быстро раскалившись до бела, а после, тонко засвистела, остывая и удивительным образом приобретая законченный вид.

– Дело в том, что ряд последних событий вынудил администрацию отказаться от использования личностной оболочки объектов, в аспекте внедрения изменений в проект.

Роберт нетерпеливо протянул руку, но прежде чем вложить в нее черный посох Объект 2 коротко взглянул на мужчину, набрал в могучие легкие воздуха и, что было сил, подул на заготовку, сбивая с нее мелкое лавовое крошево и завершая создание самого страшного оружия в истории New World.

Наконец посох упал в руку мужчины, оказавшись неожиданно холодным, отчего Роберт вздрогнул, но скользнув глазами по характеристикам предмета довольно улыбнулся. Урон в пять миллионов единиц в секунду, который невозможно было отразить и блокировать, метка полной перезагрузки любого активного элемента игры, кулдаун ноль секунд, потребление маны ноль единиц, лишь время каста составляло две секунды, что, впрочем, было мелочью по сравнению с остальными параметрами.

 

Недолго думая Роберт вскинул посох и атаковал Объекта 2. Демон покорно стоял, лишь отвернув голову и в те две секунды, что ему оставались, хрипло прошептал, обращаясь к тройке обескураженных ИИ:

– Простите меня.

А затем, черная молния лизнула его тело, мгновенно обращая Объекта в серый, разлетающийся во все стороны пепел. На том месте, где стоял демон теперь остался, совершенно чуждый этому миру своим футуристическим видом, электронный терминал из серебристого металла, с широким монитором и светящейся клавиатурой. Терминал, выглядел словно надгробие, однако имел очень конкретную функцию – без оболочки сознания, та вычислительная часть каждого ИИ, что отвечала за возложенные на них функции, продолжала работать, открывая к себе доступ через привычный для любого человека из внешнего мира интерфейс.

Роберт навел посох на Объекта 1 и тот затараторил скороговоркой:

– Давай договоримся!? Я знаю, что вам нужно! Я смогу… – на этом его речь прервалась и от касания черной молнии он последовал в небытие, вслед за Объектом 2.

– Да вы че, совсем обурели!? – воскликнул хоббит и швырнул в сторону палитру.

– Роберт, пожалуйста, – тихо сказала эльфийка обреченно глядя в глаза мужчине и поднимая руки ладонями вперед, будто надеялась защищаться так от неизбежного. Роберт не выдержал и зажмурился, выпуская смертельную тьму в тело девушки. Короткий миг и ворох пепла уже оседал вокруг очередного терминала.

– Сестренка! – закричал хоббит и упал на колени, но не перед Робертом, а пытаясь поймать маленькими ладонями оседающий пепел, словно это хоть как-то могло сейчас помочь.

Черная молния.

Серый пепел.

Последний терминал остался стоять на каменном парапете, а Роберт прикрыл свободной ладонью лицо и откинулся на наковальню. Его била крупная дрожь и, не смотря на попытки сохранить самообладание, мужчине казалось, что он только что убил собственными руками четверых знакомых ему людей. И хотя трое из них были ему во многом неприятны, как он не пытался теперь убедить себя в том, что это была лишь электронная имитация жизни, разум отказывался это принимать.

– Сурово… – ошарашенно проговорил крафтер, который, казалось, был поражен произошедшим не меньше самих объектов и уже начал беспокоиться за собственную шкуру.

Роберт вспомнил о нем и махнул гному рукой приглашая подойти. Мужчина протянул ему посох и срывающимся голосом скомандовал:

– Держи. Создавай точно такие же. Здесь в кузне есть все что надо.

Гном осторожно приблизился и забрал из рук Роберта оружие. Администрация не просто так доверяла Торнору Хэкшу. Капсула этого парня стояла в их головном офисе, как и у многих игроков Легиона, а помимо стандартного контракта с пунктами о неразглашении, согласно которому игрок пребывал в проекте, на куда более выгодных условиях чем другие, ему помогали оставаться рабом некоторых своих пристрастий в реале и не привлекать при этом внимание полиции.

Крафтер отошел к кузнице и принялся изучать предмет, определяя необходимые для создания ингредиенты, а Роберт полез в инвентарь и, достав любимую трубку, закурил. Он думал, что никогда больше ни за какие деньги не согласится участвовать в подобном, пускай это была и имитация жизни, но слишком уж убедительная, взгляд рыжеволосой эльфийки теперь вновь и вновь вставал у него перед глазами.

– Эммм. Мистер Полсон. Мистер Полсон! – голос крафтера выдернул Роберта из собственных мыслей, и он раздраженно бросил:

– Чего еще? У нас мало времени, давай быстрее.

– Простите, мистер Полсон, – сконфуженно мялся гном. – Тут такое дело… Для еще одного посоха нужен белый металл, это есть, Зола Черной кузницы, тоже вот есть, Уголь Черной кузницы, вон лежит. А что такое Дыхание Бога войны? Я первый раз слышу о таком ингредиенте.

Роберт нахмурил брови и подошел ближе, однако навыков его персонажа в любом случае бы не хватило чтобы рассмотреть требуемые ингредиенты для создания предмета. Впрочем, он и без этого доверял Торнору.

– Какое еще дыхание? Ничего не… – мужчина запнулся на собственных словах, а его глаза непроизвольно округлились. В памяти возникла картина, как Объект 2 сдувает каменное крошево с оружия, завершая создание предмета. Это был не просто отыгрыш, не действия заигравшегося в фэнтези искусственного интеллекта, а прощальная пакость, которой проклятый демон решил свести на нет детально выверенный план. План, согласно которому можно было решить все проблемы одним махом.

Переход убежища под контроль новых владельцев занимает по игровым правилам ровно шестьдесят минут, за полчаса в кузне можно было бы создать не меньше двадцати посохов. Затем телепорт в Твердь и уничтожение всех цифровых клонов, для того, чтобы лишить любопытные СМИ из реала почвы для раздувания пламени. Были ли цифровые копии игроков? Да были, но сейчас их нет, они удалены. Найти оставшихся скринов и отправить их вслед за пленниками из Тверди не представляло бы труда. Будь у него только возможность изменить условия крафта.

Терминалы!

Внезапная мысль осенила мужчину, и он нетерпеливо протянул руку, ожидая что Гном передаст ему посох обратно, затем он подбежал к тому терминалу, что остался от Объекта 2.

– Сраный Бог войны значит? – ехидно ухмылялся мужчина. – Ну ничего, ты создал, ты и исправишь.

Он взглянул на монитор терминала, но вместо хоть какого-то интерфейса на экране плясало постоянно меняющееся значение: 60 дней, 2 дня, 10 минут, 21 день, 3 минуты, 22 дня.

Роберт попробовал коснуться клавиатуры, но ничего не происходило, тогда он метнулся к следующему, но и там, кроме непонятных дат ничего не было, терминалы не реагировали на его действия, игнорируя любые попытки вмешательства.

– Командный доступ! Активировать панель администратора! Перезагрузка! – кричал мужчина в пустоту нажимая всевозможные сочетания клавиш, которые могли перевести терминалы в рабочее состояние. Однако не сработало ничего.

Тогда Роберт бессильно закричал, опуская руки. Это была его и только его оплошность. Руководство конечно настаивало на уничтожении личностной оболочки Объектов, опасаясь, что после создания оружия те сумеют повторить трюк своего нулевого сородича, но, если бы он, Роберт сперва попросил крафтера воссоздать копию посоха и только потом принялся стирать проклятых ИИ, этого можно было бы избежать.

Теперь же, оружие которым руководство планировало наводить порядок в игре оказалось в единственном экземпляре, а вместо услужливых электронных приемников информации они получили заблокированные терминалы.

Часть плана, конечно реализовать получилось, но его руководство не терпело полумер, а значит, вместо солидной премии и повышения, Роберта ждало что-то незавидное. В конце концов, кому он станет нужен теперь, когда программировать изменения через общение с Объектами уже точно не понадобится.

– Мистер Полсон. Я прошу прощения, – неловко обратился гном. – Я конечно рискую сейчас серьезно влипнуть, но у меня тут одна идея.

Роберт поднял на него измученное лицо и вяло спросил:

– Что ты там мелешь? Говори давай.

– Ну… – еще сильнее стушевался гном. – Короче, я, как крафтер, много интересуюсь созданием предметов и однажды слышал об одном таком баге игры, о котором знать наверно не должен. Но я им никогда не пользовался, честное слово. Просто говорят есть способ как-то копировать предметы при помощи одной вещицы. Я правда не знаю, как, но может Вы как раз скажете?

Внезапное озарение заставило Роберта встрепенуться и подбежав к гному мужчина радостно схватил того за плечи:

– Торнор, сволочь ты бородатая! Да ты же, мать твою, гений!

Затем Роберт отступил от крафтера и через командный интерфейс запросил у своих подчиненных в реале местоположение Частиц всего сущего.

Секунда, другая, третья и пришел ответ, от которого мужчина невольно протер глаза. Единственная носительница артефакта была в армии Союза, а напротив ее имени значилось – цифровой клон.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru