Выборы иллюзий

Андрей Емелин
Выборы иллюзий

Тем временем система продолжала сообщать подробности его расы:

Темные планары склонны ко тьме, однако не являются злой расой – Ваши отношения с Белыми и Фиолетовыми городами +5 единиц, Ваши отношения с Зелеными и Синими городами +10 единиц, Ваши отношения с Красными и Желтыми городами +15 единиц.

Про систему городов в Ньюве Сергей знал довольно мало, лишь то, что цветом они обозначаются по виду их городского портала, позволяющего перемещаться между порталами такого же цвета. Чтобы добраться до другого города игрокам приходилось путешествовать по опасным землям, в которых легко было погибнуть как от мобов, так и от рук других игроков. Отношения же с городами влияли на восприятие игрока местными НПС, цены в магазинах и возможности получения квестов. Сильное отрицательное отношение могло создать проблемы в виде закрытия доступа в город, а положительное напротив, давало доступ к особым квестам и скидки у торговцев.

Вы получаете следующие способности. – сообщила система.

Виденье аур – позволяет увидеть ауры игроков и НПС на расстоянии 50 метров, игнорируются любые препятствия, в том числе магического характера, кроме заклинаний сокрытия ауры и ухода в невидимость. Тип: заклинание. Природа: мистика. Школа: нейромистика. Цель: персональное. Время каста: мгновенно. Затраты маны на активацию: 10 единиц. Затраты маны на поддержку: 100 единиц резервируется.

Сергей решил, что пока может с трудом оценить полезность этой способности, конечно она возможно поможет от игроков или мобов, пытающихся атаковать исподтишка, но вряд ли это будет случаться часто, а вот то, что у тебя окажется на 100 единиц меньше маны, зарезервированной для поддержания заклинания – ситуация неприятная. В Ньюве все игроки получали фиксированное количество здоровья и маны – по 1 000 единиц, в итоге и то и другое можно было развить. Улучшая силу, ловкость и выносливость игрок обеспечивал себе прирост единиц здоровья, а благодаря прокачке восприятия, воли и разума, добавлялись очки маны. Но рано или поздно все упирались в свой потолок, так топ игроки могли похвастаться пятью тысячами того или иного, благодаря уникальному снаряжению и колоссальной прокачке. Большинство же оставалось в диапазоне от двух до трех тысяч единиц, да и то, если игрок использовал магию, то развивались в первую мана, а если использовал физическое оружие, то здоровье. Так что даже топовые маги, обычно едва дотягивали в здоровье до полутора тысяч единиц.

Расовая способность Темного планара Нейро-контроль сознания. – назвала система следующую способность.

Позволяет получить управление на 6 секунд целевым существом. При этом необходимо полностью видеть цель, любое препятствие не даст сработать заклинанию. Тип: заклинание. Природа: мистика. Школа: нейромистика. Цель: противник. Дальность: 20 метров. Время каста: 2 сек. Затраты маны на активацию: 850 единиц. Считается атакой, только в случае обнаружения кастующего. На время действия заклинания противник под вашим контролем считается агрессивным по отношению ко всем вокруг.

Если бы Сергей стоял, он бы наверно упал от радости. Он жадно вчитывался в описание способности, которое система дублировала в аудио формате. Это было просто невероятной удачей – получить такое сильное заклинание, при должной раскачке он сможет использовать его дважды за бой. Способ применения очевиден: взять под контроль вражеского ДД или самого сильного моба и влить основные ударные способности в спины его же союзников. Помимо урона, в случае с игроками, будет посеяна такая неразбериха, что одержать победу будет уже не сложно.

Сергей одернул себя. Нет, не могло быть, чтобы все было настолько вкусно, наверняка в этой способности была огромная ложка дегтя, как в любой солидной бочке меда. Но отыскать этот игровой ограничитель ему еще предстоит. Тем временем система оповестила о третьей способности:

Протекция Темных планов – позволяет добавить к любой вторичной характеристике себя или другого игрока 1% уровня навыка нейромистики кастующего, на 300 минут.

Тип: заклинание. Природа: мистика. Школа: нейромистика. Цель: кастующий, союзник или нейтральный игрок. Дальность: касанием. Время каста: 10 сек. Затраты маны на активацию: 1000 единиц. Не считается агрессивным действием. Доступно применение не чаще 1 раза в игровые сутки.

Сергей скривился как от чего-то кислого. Это был, мягко говоря, очень слабый и несуразный баф. Конечно, потенциально, когда он раскачает нейромистику хотя бы до 80 очков, да еще и немого разовьет способность, эффект возможно станет заметен. Но даже в этом случае, применить такое заклинание он сможет всего раз в сутки и только на 1 игрока, что полностью обесценивает его как бафера.

Система, тем временем, безмолвствовала, сообщив о последней – третьей стартовой способности, зато через несколько секунд оживился монах Лэм.

– Да, полагаю тебя ожидает большое будущее в этом мире. Я встречал здесь не мало странников, и поверь, я знаю, о чем говорю.

Монах заговорщицки подмигнул, заставив Сергея задуматься – был ли это просто игровой скрипт данного ПНС, или ИИ действительно высоко оценил его стартовые возможности.

– Теперь, прошу, осмотри себя в зеркало, что за твоей спиной. – монах услужливо улыбнулся и указал рукой на стену. – Некоторые прошедшие порталом поначалу не могут признать себя, посмотри все ли в порядке.

Сергей молча поднялся из-за стола и подошел к тусклому зеркалу. В свете масляных свечей он видел отражение довольно милой девушки, которое вдруг начало меняться.

Сперва оно осветилось легким сиянием, затем внутри отражения словно включили обычную лампу дневного света – стало совсем ярким. Еще через мгновение, Сергей друг понял, что, как и тогда, у портала при входе в New World, не имеет тела, он будто бы погрузился внутрь отражения.

Вы находитесь в меню визуальной кастомизации персонажа. Здесь Вы можете перенастроить свою внешность или оставить вариант, сгенерированный игрой. Все изменения, которые вы внесете, можно будет откатить к изначальным настройкам, но после выхода из данного меню повторить подобное не удастся.

Обратите внимание, что в игре существует 2 шкалы восприятия вас не игровыми персонажами: красота и угроза. Чем более ваша внешность соответствует угрожающей, тем чаще будут успешными опции запугивания. Чем выше ваша внешность соответствует красивой, тем чаще будут успешными опции убеждения и очарования.

Несмотря на то, что в первую очередь это касается взаимодействия с НПС, влияние данных параметров на других игроков также распространяется. Красота даёт значительный бонус к навыку флирта, а угроза способна повесить на противника с низкой волей пассивный дебаф страха.

Выслушав сообщение системы Сергей увидел появившиеся на лице и теле девушки, что стояла перед ним, прозрачные ползунки редактора, особенно много их было на лице и груди. Он попытался потянуть за один, в районе щёк, и увидел, как на лице девушки появилась легкая полуулыбка. Поигравшись в итоге с пол часа в кастомизации Сергей понял, что система не позволяет отойти слишком далеко от созданного пресета персонажа, хотя безнадежно испортить его все же было можно. Он дважды сбрасывал настройки до первоначально сгенерированных игрой после чего начинал все заново. Наконец результат устроил его и отдалившись от персонажа чуть дальше он разглядывал плоды своих трудов. Сильных изменений сделано не было, разве что чуть изменились брови, и линия губ. Фигуру и прочие особенности тела Сергей оставил почти без изменений.

Возможным оказалось убрать бардовое свечение глаз, чем он не преминул воспользоваться, изменить походку, которую он сделал более женственной, и даже настроить тембр голоса. С голосом Сергей работать побоялся, не ровен час система выставит настройки в соответствии с его реальным полом и будет эта красотка одаривать всех встречных очаровательным баритоном.

Над персонажем виднелась кнопка игрового меню «Завершить», нажав которую Сергей услышал очередное системное сообщение:

Внимание, Вы завершаете настройку внешности. Поменять ее снова будет нельзя. Однако Вам всегда останутся доступны такие элементы кастомизации как смена прически, нанесение косметики, татуировки и ношение украшений. Эти элементы кастомизации выполняются через игровые взаимодействия с игроками и НПС.

Вы действительно хотите выйти из меню кастомизации?

Да, нет.

Сергей выбрал «да» и тут же оказался снова в просторном темном зале, глядя на отражение уже с чуть изменившимися чертами лица.

Лэм каким-то усталым голосом проговорил из-за спины:

– Ну что, Николь. Вижу, с тобой все в порядке и внешность свою ты признала. Но она будет меняться не только от посещения салонов. Стоит тебе начать носить тяжести и показатель твоей силы поползет вверх, а с ним и мышцы твоего тела станут больше и заметнее. Стоит вымазаться в грязи и показатель красоты моментально снизится, пока ты не помоешься. А еще на показатели твоих характеристик будет заметно влиять то, насколько ты сыта, бодра и весела.

На этих словах Лэм дважды хлопнул в ладоши и почти мгновенно в комнату вошел еще один монах в балахоне. В руках он нес деревянный поднос, на котором угадывалась какая-то выпечка и глиняный кувшин с чашкой.

Игровая механика тут же определила точные параметры еды и услужливо показала над ней прозрачный интерфейс характеристик:

Плетеная булка. Качество: среднее. Тип: сладкое лакомство. Свежесть: свежее. Редкость: обычное.

Молоко. Качество: среднее. Тип: напиток. Свежесть: свежее. Редкость: обычное.

Вошедший тем временем поставил поднос на стол, развернулся и отошел в сторону. Затем, достал из глубокого кармана балахона тонкую бамбуковую флейту и принялся наигрывать тихую ненавязчивую мелодию. Система тут же отреагировала на это сообщив о получаемом бафе и его особенностях.

 

Вы под действием развлечений. Тип: музыка. Жанр: развлекательная баллада. Название: сельская песнь о героях. Исполнитель: неизвестный. Эффект развлечения: низкий. Известность мелодии: огромная.

Лэм улыбнулся и сообщил, что в игре существует множество способов развлечься и чем чаще игрок находится под действием определенного рода развлечений, тем больший баф он получает к тем или иным параметрам.

Сергей, тем временем, взял со стола плетенку и принялся есть. Еда оказалось довольно вкусной, и ему стало интересно, как его реальное тело сейчас воспринимает этот процесс поглощения виртуальной пищи. Тем временем Лэм продолжил, он рассказал о том, что любой игрок, впервые оказываясь под действием нового развлечения, к примеру, мелодии, что он раньше не слышал, может оценить ее, отметив как понравившуюся или не понравившуюся. Это отражается на мелодии, и бард играющий то, что многим нравится получит больше игрового опыта, а также, мелодии, которые всем нравятся принесут слушателям больший баф.

С едой все оказалось чуть иначе, Лэм рассказал, что, если баф развлечений можно практически никогда не получать, если с игроком не происходит каких-либо негативных событий вроде ранений, чрезмерной усталости, неудобств или болезней, снижающих показатель настроения, то есть и спать герою необходимо хотя бы раз в игровые сутки. Иначе дебаф голода и усталости снизит ряд жизненных показателей, таких как уровень и регенерацию здоровья и маны. Со временем сильный голод и усталость приведут к почти полной остановке роста игрового опыта и огромному штрафу к базовым игровым характеристикам.

Монах в балахоне тем временем закончил игру на флейте и поклонился. Система игры тут же отреагировала на это:

Вы впервые прослушали «Сельская песнь о героях». Авторство: система (заимствованное). Исполнение: посредственное. Пожалуйста оцените музыку. Понравилось, не понравилось.

Сергей выбрал «понравилось» и тут же получил баф к набору опыта в 0,001% на игровые сутки. Бонус был конечно смехотворный, но оно и понятно, игра намекала, что за настоящими серьезными бонусами нужно идти в топовые города, и наверняка выступление бардов там окажется далеко не бесплатным.

Тем временем он одолел плетенку и молоко, но никакого бонуса за них не получил вовсе, разве что заметил, как временно появившийся счетчик показателя голода опустился до нуля.

Лэм с улыбкой покивал и сообщил:

– Ну должно быть тебе интересно то, как происходят сражения в этом мире? Пойдем со мной и не волнуйся, это вовсе не больно. – Он с очень натуральным старческим кряхтением поднялся и зашагал в сторону второй двери в зале, не той через которую они вошли.

Сергей проследовал вслед за ним, отметив то, что второй монах так и оставался на месте, без участливо провожая их взглядом.

Оказалось, что дверь вела в еще более просторное помещение сферической формы, должно быть, подумал Сергей, они сейчас находились внутри той башни, которая возвышалась над остальным аббатством.

В помещении так же тускло горели масляные лампы и висели по стенам шкуры, помимо этого здесь стояли на стойках соломенные манекены, судя по всему предназначавшиеся для тренировки боевых навыков. Несколько одинаковых деревянных стульев и пара массивных столов, открытый сундук в котором громоздились какие-то металлические предметы, смутно напоминавшие оружие, довершали небогатую обстановку.

Лэм остановился у одного из манекенов и призывно махнул рукой. Как только Сергей двинулся к нему, из двери, в которую они вошли появилось еще трое монахов, одетых как Лэм, но выглядящих чуть моложе.

– Мои братья помогут тебе освоить основные механики боя. Часто меня при этом спрашивают, что герой почувствует, если его скажем… проткнут мечом. Ну, в нашем мире, в отличие от некоторых других миров – больно тебе не будет, а если ты вдруг почувствуешь себя дурно, твоя капсула зафиксирует это и аварийно отключит игру, так что ты окажешься у себя дома, в полном здравии.

Как-то совсем непринужденно Лэм перешел от игрового отыгрыша ко вполне конкретным фактам игровой механики. Впрочем, Сергей был рад, что игра пояснила ему это так точно, гайды, гайдами, но все же напряжение от реальности происходящего у него оставалось.

Один из монахов – самый высокий и широкий в плечах, подошел к сундуку и достал оттуда два коротких меча. Один из них он протянул Сергею, а второй оставил себе. Лэм, тем временем, говорил:

– Всем героям доступны базовые навыки ближнего и дальнего боя, которые можно развивать. Некоторые так же владеют магией и мистикой, например, как ты. Но ситуации могут обернуться очень по-разному и даже опытные маги и мистики не гнушаются иногда тренировать навыки физического боя.

Сергей покрутил в руке меч, который ему вручили. Движения давались очень неуклюже, с натугой, самая близкая ассоциация которую он смог придумать заключалась в том, что он словно бы пытается мешать густой кисель в огромном чане деревянным веслом. Тяжело ему не было, скорее очень неудобно и рука с мечом самопроизвольно то и дело норовила опуститься вниз, так что приходилось ее поднимать. Сергей решил, что это очень интересный аналог тяжести в игре и возможно со временем его мозг действительно начнет это так воспринимать.

– Как только ты берешь в руки оружие на твоем боевом интерфейсе отобразятся возможности по его применению с типами ударов, блоков и уклонений. Также, ты можешь использовать не только игровой интерфейс, но и условные игровые команды в виде определенных движений руками или так же голосом, если речь идет о некоторых особых способностях.

Сергей как-то самопроизвольно встал в боевую стойку, чуть согнув ноги в коленях и подняв меч. Возможно это игра сделала ряд движений за его тело, этого он не понял, зато он отметил, что стоит к монаху, держащему меч, полу-боком, взгляд его при этом смещен влево и как раз на левой стороне находится боевой интерфейс, скрывающийся в обычных условиях, но сейчас лишь чуть прозрачный и хорошо различимый.

Тут же Сергей подумал, что с одной стороны это сделано очень удобно, а с другой, сразу же открывает важный тактический ход против неопытных игроков. Если оказаться для противника справа, тому придется крутить головой или как минимум отводить взгляд, чтобы прожимать способности из боевого интерфейса. Взяв это себе на заметку для последующей проверки, Сергей продолжил слушать Лэма.

– Попробуй атаковать моего брата, стоящего с мечом, обычным ударом.

Интерфейс тут же подсказал команду, которую следует выполнить, что Сергей и сделал, «нажав» взглядом нужную кнопку.

Сказать, что меч «вспорхнул» в его руке, было бы весьма преувеличено. Неуклюже замахнувшись и едва не потеряв при этом равновесие, он кое как опустил оружие на монаха, тогда как тот спокойно отразил его своим мечом и парировал, нанеся удар чуть ниже солнечного сплетения. В груди слегка кольнуло, и Сергей ощутил неприятное, зудящее тепло в том месте, куда получил удар. Это действительно не было больно, как и говорил Лэм, но в гайдах писали, что в учебной локации так происходит специально, чтобы не отпугнуть игрока излишним реализмом, которого тут и так хватает. К тому же там говорилось, что чем сильнее приходится удар, и чем больше ХП он снимает, тем болезненнее ощущается.

Лэм тем временем усмехнулся и сообщил:

– Да, мало кто из противников будет спокойно ждать пока ты огреешь его мечом или чем потяжелее. Попробуй теперь ты парировать, а потом нанеси удар.

Услужливо вспыхнувшее умение появилось как раз вовремя, так как монах с мечом уже занес руку для удара, а двигался он не в пример быстрее Сергея.

Короткий финт и клинок монаха был пойман острием меча у самой гарды. Затем Сергей вскинул руки и коротким ударом нанес укол прямо в шею противника.

Это оказалось страшно!

Куда страшнее даже, чем получить удар самому.

Сергей видел, как сталь меча вошла человеку под острым углом в место где шея встречается с туловищем и погрузилась сантиметров на двадцать. Ткань балахона в этом месте тут же окрасилась бурым, а монах отступил на пару шагов и натужно закряхтел с булькающими звуками.

Меч сам выскользнул из раны, и автоматика игры заставила Сергея вновь оказаться в боевой стойке.

«Ни хрена себе игрушка» – думал Сергей, наблюдая как монах зажимает рану и, болезненно щурясь, подергивает головой.

– Отлично! Критический удар. – довольно и совершенно спокойным голосом проговорил Лэм. – Критические удары получаются, если нанесены в незащищенные и жизненно важные участки тела противника, они наносят порой десятикратный урон. Но не волнуйся за моего брата, он выдерживал и не такие удары.

На последних словах, руки пораженного монаха, которыми он сжимал полученную рану осветились желтовато-белым сиянием и через мгновение он уже стоял, гордо улыбаясь в лицо Сергею, словно ничего только что не произошло. Следов крови на его балахоне уже не было.

– Против сильного противника, особенно если он использует тяжелое оружие, проще увернуться чем парировать. В зависимости от оружия и навыков ты сможешь использовать разные приемы… но твоя основная сила не в этом, я понимаю, – продолжал говорить Лэм. При этом монах с мечом поклонился и отошел в сторону.

Следующим приблизился самый низкорослый монах, с несколько блаженным и рассеянным лицом, в обычной жизни такое лицо говорило бы о том, что его владелец не слишком обременен интеллектом. Впрочем, возможно здесь все было так же.

– Перед тобой наш брат на котором ты сможешь отработать свои мистические способности. Он у нас не слишком умен, а потому любые твои заклятья возымеют эффект. Для начала выброси меч, а затем используй Нейро-контроль сознания.

Сергей кинул меч в сторону, не заботясь о том, куда он упадет и тут же на панели запестрили способности нейромистика. Он выбрал нужную и его руки в мгновение сложились лодочкой у лица, с согнутыми средними пальцами, а вокруг образовалась жутковатая черно-красная дымка, с темными прожилками, напоминающими сосуды. Сразу же после этого Сергей как бы провалился куда-то в темноту и резко вынырнул.

В комнате все было так же, как и до этого, только перед ним теперь стояла красивая молодая девушка со сложенными у лица пальцами, а он, Сергей, был в теле странного монаха.

Он поднял свои морщинистые руки осматривая их и заметил, что вокруг все застилает красноватая пелена. Повернув взгляд на монаха, с которым бился только что, увидел как тот поднимает меч в боевой стойке… Продолжения не случилось, так как Сергей снова будто бы нырнул в мутную воду и вынырнул уже в теле Николь Фаейн.

Монах, сознание которого Сергей только что контролировал, беспорядочно озирался, не понимая, что произошло. Тем временем третий оставшийся монах приподнял руки вверх, ладонями чуть выше лица и что-то зашептал, прикрыв глаза. Ладони его окутались синеватым свечением, а Сергей почувствовал, что по телу разливается приятное тепло – интерфейс игры подсказал, что в него вливают ману, только-что потраченную на заклинание, однако возле перечня способностей появился синий значок, почти на четверть заполнившийся белым свечением.

– Чудесно, ты хорошо справляешься! – вновь подал голос Лэм. – Таким образом ты сможешь контролировать противников в бою и наносить им удары силами их же товарищей. Это заклинание потребовало от тебя многих затрат маны, которую тебе помог восстановить мой брат. Всегда следи при этом за интоксикацией, ибо к такому приему нельзя прибегать бесконечно. Ты уже получил заряд магической интоксикации и когда она заполнится, появится большой шанс, что заклинания по восстановлению маны не сработают, а ты получишь из-за них довольно неприятные ощущения. То же самое касается зелий, впрочем, химическая интоксикация наступает значительно быстрее. Но, что-то мы отвлеклись. В твоем арсенале способностей есть то, что будет помогать видеть окружающих, я сейчас говорю о Видении аур. Примени её, и ты увидишь, как изменится мир вокруг.

Сергей посмотрел на значок способности подсвеченный в панели команд и нажал его взглядом.

Мир тут же слегка потускнел, потеряв краски, но на первый взгляд больше ничего не произошло. Затем, однако, контуры фигур монахов начал покрывать цветной, двухмерный силуэт. Он больше всего напоминал языки разноцветного пламени, беспорядочно горящего не вверх, а в разные стороны. Это было очень красивым зрелищем – вокруг монахов расходились сине-зеленые всполохи аур, а звуки как показалось Сергею стали чуть глуше и словно бы с эхом.

– Видишь наши ауры? Они говорят очень о многом, например, об отношениях к тебе других людей, о том, как они оценивают текущую ситуацию, боятся или, напротив, настроены агрессивно.

– Постой. Я не понимаю, – сказал Сергей, снова удивившись своему тонкому, чуждому голосу. Под действием видения аур голос стал еще и каким-то далеким, словно он слышал себя со стороны. – Как я могу видеть состояние других игроков? Насчет НПС все понятно, но откуда я узнаю отношение ко мне других людей?

 

Лэм поморщился подбирая слова, в цветах его ауры появились желтые лепестки пламени, что они означали, Сергей пока не мог понять, так как в этом система подсказок не давала.

– Отношение игроков ты однозначно не узнаешь, их намерения будут скрыты. Однако об их чувствах ты узнаешь легко. Медицинские модули вирт капсул и сканеры мыслительных процессов настроены таким образом, что легко определяют то, в каком состоянии находится игрок. Эта информация передается кастующему в виде аур. Данная процедура возможна благодаря соглашению пользователя об использовании персональных данных для некоммерческой передачи её третьим лицам. Пункт номер…

– Я понял, понял. – прервал Сергей монаха, запоздало спохватившись, что сказал эту фразу в мужском роде. Но это его сейчас не волновало – он получил такую игрушку, ради одной которой многие с радостью бы потратились на все вирт оборудование и покупку Ньювы. Это конечно не детектор лжи и не чтение мыслей, но что-то очень похожее. Сергей пока не мог представить, какие именно перспективны перед ним открывала данная способность, но то что она лучшая в его стартовом наборе, он уже не сомневался.

– Давайте перейдем дальше, – чуть нетерпеливо сказал Сергей. Теперь он надеялся, что и его третья способность с неказистым бафом, окажется чем-то мощным и неожиданно полезным. Однако этого не произошло.

Лэм попросил его применить способность на третьем монахе, после чего тот вновь восполнил его манну, ничего нового о способности Сергей не узнал.

Какое-то время Лэм еще рассказывал о системе торговли и взаимодействия с НПС и другими игроками, однако все это было интуитивно понятно, к тому же являлось постоянной темой на форуме игры, в разделе «для новичков». Потому, когда монах, приведя их в очередную залу сообщил, что обучение завершено, Сергей обрадовался этому факту. Он уже провел в Ньюве более 3 часов и хотелось наконец вернуться в реал, чтобы собраться с мыслями, подумать над дальнейшими действиями в игре, а заодно принять реальную пищу, помимо виртуальной.

Лэм сообщил, что Сергею следует лечь спать в кровати аббатства, а на утро он окажется в таверне одного из ближайших городов. Сергей не стал расспрашивать про игровой отыгрыш этой ситуации, дескать как же это произойдет, даже несмотря на то, что игровые сценаристы тут явно слажали и ему было интересно, как привык выкручиваться ИИ от таких вопросов. В очередной комнате, куда привёл его Лэм, Сергей улегся на крепкую деревянную кровать, накрытую шкурами. Как только он прикрыл глаза перед ним появился системный экран с большой кнопкой Quit. Сергей привычно скользнул по кнопке взглядом, как уже не раз проделывал это сегодня с боевым интерфейсом, и та с приятным щелчком вдавилась, сигнализируя о нажатии.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru