Выборы иллюзий

Андрей Емелин
Выборы иллюзий

Глава 9

Рогун сидел на табурете в просторной командирской палатке, чувствуя себя совершенно измотанным и это ему очень не нравилось. Такое состояние означало, что он неправильно распределял ресурсы, но кланлид понимал причины своего поведения.

Он боялся.

Боялся делегировать полномочия, доверить управление ситуацией другим людям, слишком многое уже было поставлено на карту. Едва ли не половина всего New World оказалась так или иначе ввязаной в их конфликт. Клан РуГилд объявил о поддержке Союза, однако помощь решил оказать только экономическую, что, впрочем, было весьма полезно, хотя и несколько запоздало.

Бастион Францис и Тореро, напротив, перешли к очень конкретным агрессивным действиям, телепортировав в Зундан более 5 000 своих игроков они уничтожали одиночек Союза, наспех экипировавшихся после респауна и спешивших из города к черным землям.

Удивительную лояльность проявили кланы разного калибра из южной америки и восточной европы предложив свою военную помощь, однако Рогун решил оставить их в резерве, на тот случай, если кто-то решит ударить Союзу в спину.

За их беспрецедентным походом теперь следил весь мир, причем не только этот, виртуальный мир, а много больше – блогеры и журналисты в реале уже придали ситуации политический оттенок, обозначив операцию в черных землях как крупнейшую войну русского клана против американского, никого не волновало, что в составе альянса под названием Союз давно уже находится масса игроков из самых разных стран, в том числе и США.

– Рогун, – тихо обратился к своему лидеру Барин. Он говорил вслух, так как комнату данжа в которой они находились уже дважды проверили маги и стелсеры на предмет шпионов противника. – Хуо Зай молчат. Они до сих пор не выдвинулсь нам на помощь и полагаю, что это можно расценивать как ответ.

– Они расформировали войска? – тихо уточнил Рогун глядя в сторону.

– Нет. Однако у всех, включая топ кланы, ощущение того, что они собираются пойти второй волной. Как только мы победим или Легион отобьется, сотни тысяч их игроков отправятся через портал Зундана и займут Твердь. Помешать им не сможет даже гвардия Бастиона Францис, сам понимаешь, что при таком соотношении сил…

– Такой вариант меня тоже устроит, в случае если мы успеем Разбить Легион и вытащить скринов, ресурсы области – это лишь приятный бонус, то чем мы заманили многие кланы встать на нашу сторону. После того как все закончится я предпочел бы снова уйти в тень, так как наш клан был создан для иных целей.

Они помолчали некоторое время, а затем Рогун спросил:

– Ты в курсе, что нами очень заинтересовались в ГРУ?

– Местном клане или в реале? – с подозрением уточнил гном.

– А ты думал есть разница? – усмехнулся Рогун. – Я уж заждался, когда официальные структуры начнут лезть в это дело и похоже время пришло. Нам нужно действовать быстро, пока информация о скринах не распространилась слишком широко.

– Поди тут ускорься, когда Лего вот-вот закроет ущелье… Хотя, – Барин задумчиво посмотрел в потолок палатки и почесал бороду. – Я бы на их месте дал части наших сил пройти и разбил нас в долине перед Твердью. Эффекты геомантии это не навсегда, через две-три недели система вернет ущелью первозданный вид и тогда все равно на Твердь обрушатся новые силы.

– Да, если не брать в расчет Хуо Зай, который ведет себя в высшей степени неоднозначно, а также Бастион Францис с Тореро, которые будут рады покрошить наших бойцов на ожидании. Планов менять мы не будем, а в случае поражения сразу же расформируемся. У нас будет только один шанс, если мы его упустим это конечно навредит нашей репутации, но, если мы попытаемся играть в затяжную войну с топ кланами, нас раздавят, выпотрошат экономически и клана не станет вовсе.

– Тогда я продолжу бомбить китайцев, пока они не дадут внятного ответа, – с горечью сказал Барин и почти сразу его взгляд подернулся пеленой и стал отрешенным.

Кланлид поднялся и прошелся по палатке, разминая затекшие колени. Затем посмотрел на ворох входящих сообщений в интерфейсе и понял, что его желанию выйти в реал и, хотя бы пару часов поспать, в ближайшее время не суждено воплотиться в жизнь. Следующие сутки должны были стать решающими для него и для тысяч людей.

Не смотря на низкую выносливость, и силу его персонажа, у которого все характеристики были сосредоточены на разуме и воле, он мог здесь ходить, как и еще сотни и тысячи людей, которые приходили в New World за иллюзией жизни. Они могли здесь то, что утратили в реале, тяжелые ранения, болезни и увечья из-за несчастных случаев, все это не играло здесь роли, если ты мог поддерживать свое существование с той стороны жизни, играй сколько влезет, будь полноценным и даже более того, будь лучше многих здоровых людей из реала.

Рогун взглянул на Барина и вспомнил как приходил к нему в больницу, а у койки друга сидела его жена и смотрела. Она просто смотрела на Рогуна и молчала, в ее взгляде не было обвинения, обиды, злости или ненависти, она была умной и сильной женщиной. Она все понимала, что в жизни так бывает, люди иногда совершают ошибки, за которые расплачиваться приходится другим. Но все же она смотрела, и Рогуну хотелось провалиться под землю от этого взгляда. Сколько ребят осталось калеками или почило в земле от того, что он отдал приказ и те выполнили его со всей ответственностью и без тени сомнений? Он думал, что его душа давно очерствела и он относился к этому как с сухим цифрам.

Количество двухсотых, количество трехсотых, высота взята, котел прорван.

Но когда Рогун узнал о существовании скринов, его зарубцевавшиеся душевные раны словно бы вскрыли тупым ножом, и оттуда хлынули боль и надежда. Он мог наконец помочь, если не исправить свои и чужие ошибки, то хотя бы дать шанс на полноценную жизнь тем, кто уже не мог на нее рассчитывать в реале. Вот только он не ждал, что действовать придется так быстро, а отдавать секрет скринов в официальные структуры он не собирался. Слишком часто Рогуну пришлось выполнять приказы самому, такие приказы, которые обслуживали грязные политические интересы конкретных людей, и он прекрасно понимал, что его страна не была здесь исключением, так происходило везде. Более того, зачастую в других странах это имело куда больший размах и последствия. А потому, он хотел узнать первым о секрете того как стать скрином, и распространить эту информацию повсеместно. Даром. Чего бы это ни стоило для тех скринов, которых нужно сейчас спасти.

Глава 10

Темные вереницы отрядов Союза двигались по ущелью уже несколько часов и каждый боец ждал, что вот-вот зеленый луч на горизонте вспыхнет особенно ярко и горы дрогнут, начав сходиться и перемалывать их каменными глыбами. Однако, ничего не происходило, даже ЭХО почти не встречалось, снизив количество небоевых потерь и позволяя игрокам идти гораздо более плотно, что напрямую влияло на то, как быстро они смогут оказаться крупными силами в долине перед Твердью.

Николь видела общее напряжение визуально. Она училась читать ауры окружающих, стараясь занять себя чем-то полезным в пути, и уже могла разбираться в самых тонких оттенках страха, а этой эмоции, несмотря на обилие серого тумана в аурах, было вокруг в избытке.

Снег под их ногами лежал совсем тонким слоем и временами под ним проступал толстый слой льда. На очередной проплешине девушка не удержалась и чуть ускорившись проскользила по льду, едва не врезавшись в спину Зуреона. Тот обернулся и лишь улыбнулся ей, однако через несколько секунд Николь получила от офицера сообщение в почте с просьбой быть осторожнее. Однообразное движение похоже надоело абсолютно всем, а потому, когда из большого сугроба впереди, вдруг, разбрасывая куски льда, поднялось огромное существо, бойцы оживленно вскинулись и взяли оружие на изготовку.

Существо более всего напоминало белую гориллу с птичьим клювом и двумя парами мощных лап. Монстр оглушительно заревел, но уже через мгновенье в него устремились сотни огненных стрел и магических разрядов самого разного вида. Секунда, другая и существо завалилось назад, с грохотом рухнув на спину.

Вы впервые уничтожили существо 10 тира. Снежный Гримп повержен силами большого отряда, поэтому полученный опыт снижен на 60%.

Оповестила система.

Проводник их отряда, идущий возле Зуреона вдруг вскинул руку и сообщил:

– Впереди Трешевое облако.

Другие группы игроков так же принялись останавливаться и что-то обсуждать меж собой.

Зуреон подошел к девушке и сказал:

– Николь, все идет к тому, что нас ждет впереди особое ЭХО. Его называют Трешевым, от слова trash – хлам, то бишь. Заметила, что вокруге почти никакого другого ЭХО давно нет?

Девушка кивнула.

– Так вот, если такое случается, а затем начинают попадаться определенные мобы, то это почти всегда значит, что впереди нас ждет зона, которая будет превращать примерно с восьмидесятипроцентной вероятностью все содержимое инвентаря, не имеющее меток наследуемое или неразрушаемое, в мусор. Причем чем тяжелее предмет в инвентаре трешается, тем больше урона получит носитель. Это для нас более чем хреново.

– Запасы еды и зелий? – догадалась девушка.

– Да, – болезненно кивнул Зуреон. – Но зелья то не тяжелые, их баферы оставят при себе и часть сохранят, а вот с едой проблемы, она имеет большой вес. Потому, сейчас все получим двойную порцию, прямо перед облаком съедим и очень быстро двинемся к концу ущелья, время теперь будет играть против нас. Скорее всего бойцы с грузом еды останутся перед облаком, ожидая что оно спадет, но Трешевые облака стоят подолгу, иногда больше месяца, так что полагаться на удачу особо не стоит. Тебе сейчас нужно выбросить из инвентаря все вещи. Оставить можешь только мелкие драгоценности типа колец и амулетов, косметику, руны и свитки заклинаний. Остальное долой.

Николь заметила, как все игроки вокруг нехотя выбрасывают на землю темные свертки разных размеров, провожая их взглядом или напротив, отворачиваясь, словно стараясь поскорее забыть об утраченных ценных вещах.

 

Девушка взглянула на свой инвентарь и с сожалением подумала о том, что предстоит расстаться с полюбившимся ей комплектом снаряжения, в котором она ходила в данж с Фаервэлом и его друзьями.

Выбросить, выбросить, выбросить – нажимала она в инвентаре и остановилась взглядом у своего, так и не активированного маунта. Детеныш черной пантеры весил три килограмма и явно не подходил под то, что можно было оставить при себе, однако расставаться с милым пушистым зверьком Николь ужасно не хотелось.

– Зуреон, – позвала девушка офицера, который также уже расстался с чем-то из своего инвентаря. -У меня тут маунт есть не активированный. Так жалко его выкидывать. Может я могла бы передать его тем людям, кто останется здесь с едой?

– Извини, Николь, но это невозможно. Они и так окажутся с солидным перегрузом, а если все начнут сдавать им свои вещи, так и вообще не смогут сдвинуться с места. В случае партизанского нападения Легиона это будут очень легкие мишени.

– Постой, не выбрасывай, – вмешался в их разговор проводник. – Что за зверь то у тебя?

– Детёныш черной пантеры, – с надеждой ответила Николь.

– Нууу! – развел руками проводник и сказал словно бы чуть обиженно. – Зачем зверей то переводить? Активируй и тут оставляй. Мы же только что Снежного Гримпа завалили, а это гора мяса десятого тира.

– А… так можно разве? – неловко спросила Николь чувствуя себя полнейшей невежей.

– Можно. Это называется вольный выпас. Маунт фактически остается за тобой, его не смогут подобрать другие игроки, но правда его могут убить не входящие в наш альянс, по стандартным правилам черных зон.

– А как же быть с его ростом?

– Тут есть свои нюансы. Как я уже сказал маунт остается за тобой и часть опыта который ты зарабатываешь будет передаваться ему. Учитывая какой нас ждет впереди замес, опыта мы все хлебнем знатно, соответственно и кошаку твоему достанется, а ближайшее мясо, которое он найдет – вон лежит. – Проводник с улыбкой указал в сторону поверженного Гримпа. – Только ты учти, что у кошек и так высокий шанс вредные черты характера схлопотать, а в случае с вольным выпасом так и подавно почти наверняка что-то выхватит. Но все равно – это лучше, чем маунта терять.

Николь удивилась такой неожиданной словоохотливости проводника, но, по-видимому, любовь того к маунтам оказалась выше его сурового нрава и пришлась очень кстати в сложившейся ситуации. Девушка открыла интерфейс инвентаря и, выбрав детеныша, нажала «выпустить на волю». Из воздуха тут же материализовался небольшой пушистый зверек с толстыми лапами и хвостом-сарделькой, он заозирался по сторонам, но увидев Николь довольно мяукнул и замурлыкал, принявшись тереться о ноги хозяйки.

Внимание. Вы выпустили на волю детеныша черной пантеры. Это самец со средними задатками. Вы сможете забрать его обратно, только когда детеныш вырастет во взрослую особь, так же вы всегда можете отказаться от прав на животное в специальном окне инвентаря. До этого момента на детеныша будет перенаправляться 30% Вашего игрового опыта, что будет стимулировать его рост. Обратите внимание, что детеныш, как и взрослая особь может удалиться от места выпаса на значительное расстояние, в поисках пищи, которую он будет добывать самостоятельно из поверженных мобов или охотясь на потенциально враждебных Вам игроков. Пожалуйста дайте детенышу имя прежде чем продолжить.

– Шанс. Тебя будут звать Шанс. И пусть твоя кличка принесет нам с тобой удачу, малыш, – Сказала Николь котенку, отчего тот забавно фыркнул и горделиво поднял мордочку. Над маунтом тут же появилось данное ему имя, показатель уровня роста, полоски здоровья и сытости. Последняя держалась в критически низком диапазоне, и зверек жалобно замяукал, видимо оповещая хозяйку об этом.

Николь опустилась на колени и принялась гладить пантеру по черному пушистому меху.

– Прости малыш, но мне нужно будет уйти. Зато я оставлю тебе целую гору вкусного мяса. И постараюсь, во что бы то ни стало вернуться за тобой, не переживай.

– Ну вот, какой красавец получился, – с теплотой в голосе сказал проводник. А затем быстро хлопнул два раза в ладоши, от чего Шанс тут же с любопытством уставился на него, забавно вытаращив вперед усы. Проводник присел на одно колено и покрутив в воздухе кулаком, прямо перед мордой зверя, указал ладонью в направлении туши недавно поверженного моба. Котенок устремил туда хищный взгляд, а через мгновенье припустился со всех ног к обнаруженной еде.

Другие игроки с удивлением расступались, видя мирного детеныша маунта, а Шанс остановился на половине пути и жалобно посмотрел на хозяйку, словно бы не желая расставаться и в то же время подталкиваемый инстинктами вложенных игровых алгоритмов поведения.

Николь улыбнулась ему и помахала рукой.

– Беги малыш. Надеюсь мы еще встретимся.

Словно услышав ее Шанс подпрыгнул и снова устремился к мясу.

Через несколько минут отряды вновь двинулись по ущелью и меньше чем через четверть часа увидели перед собой серую дымку ЭХО, которая, судя по всему, и представляла собой Трешевое облако. Перед облаком отряды останавливались, быстро получали еду и зелья. Еду следовало немедленно употребить, а вот зелья оставались в инвентаре и был шанс, что после вхождения в облако те уцелеют. Сразу же после этих процедур отряды устремлялись вперед, сквозь серую завесу, не дожидаясь остальных.

Несмотря на то, что выдачу расходников организовали очень хорошо, устроив более 20 пунктов выдачи по всей ширине ущелья, перед ЭХОм все равно стала постепенно образовываться очередь, в которую попал и отряд Николь. Они дожидались более часа пока им выдадут необходимое, а после двинулись вперед.

Серая пелена захлестнула их отряд, и девушка с обнаружила, что несколько склянок в её инвентаре тут же превратились в мусор, зато баночке косметики Велиана Скай десять повезло и она осталась невредимой, Частица всего сущего так же осталась цела благодаря свойству неразрушаемое.

Они двигались быстро, практически бегом, в то время как дымка вокруг все более и более сгущалась, превращая день в поздние сумерки. Через несколько минут бега Николь почувствовала, что у нее начинает перехватывать дыхание, а ноги наливаются свинцовой тяжестью, но она не успела ничего сказать, как один из магов ее отряда скастовал на нее какое-то заклинание, отчего уровень выносливости девушки получил баф в 20 единиц. Бежать сразу стало гораздо проще и вскоре показалась мутная граница Трешевого облака, за которым, однако, никто не сбавлял темпа движения.

Сразу за облаком Николь наконец увидела первые признаки окончания их пути. Ущелье впереди резко расширялось, превращаясь в ровную широкую долину, по-видимому, также скрывая под собой замерзшую реку, а вдалеке, на другом ее конце высилась очередная горная гряда, с антрацитово-черным пятном, из которого бил в небо зеленый луч света. Николь решила, что это и есть их главная цель – убежище Твердь.

В конце ущелья отряды останавливались и, некоторые из них, стоящие на переднем крае, спешно возводили какие-то сооружения, наподобие каменных валов. Другие отряды били кирами камни по краям ущелья и нетрудно было догадаться, откуда берется материал для заграждений. Их группа замедлила шаг и, вскоре слилась с беспокойной человеческой массой, игроки разбивали палатки, кто-то спешно что-то крафтил, повсюду раздавались звуки работы и разнообразные разговоры. Зуреон пожал руку их проводнику, что-то быстро скомандовал рейнджерам и обратился к Николь:

– Слушай, мне сейчас надо переговорить с командованием. Ребята тебя прикроют если что, главное никуда не уходи. Кстати, мне уже Дино написал, что ходит тут поблизости, в общем еще и он тебя охраняет.

– Зуреон, – сказала девушка с легким беспокойством. – Что будет дальше? Я хочу понять, что от меня требуется, да и вообще, узнать, как у нас обстоят дела.

– Давай чуть позже, Николь, – офицер уже было собирался уходить, но все же прокомментировал: – Если вкратце, дела у нас идут очень странно. Все ждали удара здесь в ущелье, сразу после выхода из Облака, лучше для противника и хуже для нас, было не найти момента, но Легион никак себя не проявил. В общем, сейчас сам выясню что к чему и вернусь.

С этими словами латник спешно удалился, а один из магов отряда принялся разводить огонь в небольшом кострище. Николь чувствовала беспокойство и, когда чья-то рука легла ей на плечо, вздрогнула.

– Прости, не хотел напугать, – сказал Дино, материализуясь из воздуха. Он указал на занимающееся пламя костра рукой, и они присели перед огнем на корточки.

– Никки, я здесь чтобы предупредить тебя. Ты остаешься в резерве, на твою оборону выделен целый полк. Почти две тысячи человек преимущественно из магов и танков в защитном билде обеспечат тебе защиту от ухода на респаун в течение всего сражения. Если все пройдет штатно, то саблей помахать не получится, но это не главное. Надеюсь ты помнишь о нашей основной цели и не станешь делать глупостей?

Чуть обескураженная такой прямотой девушка кивнула и ответила:

– Да Дино, я все понимаю, хорошо. Я вообще большую часть нашего пути ничего не делаю, и заметь, у меня это отлично получается.

– Да, кроме, инцидента в Жан-Батист Гренуй, – совершенно не меняясь ни в лице, ни в интонации заметил рейнджер.

Николь вскинулась и хотела было поинтересоваться как он узнал о произошедшем, но решила, что это уже не имеет значения, а потому лишь покачала головой и сказала:

– Все будет хорошо, за меня можешь не волноваться.

Казалось Дино только и ждал этих слов. Не прощаясь он растворился в воздухе и Николь стала разглядывать пламя костра, чтобы отвлечься от окружившей ее суматохи, в которой она словно бы была лишней. Она подумала о Родине и Каприс, им так и не удалось встретиться в черных землях, насколько понимала девушка, подруги шли в составе более передовых отрядов и находились сейчас где-то впереди.

Зуреон вернулся через полчаса и имел вид удивленный и словно бы чуть смущенный.

– Николь тут такое дело, – сообщил он, не зная с чего начать. – В общем я не в курсе, что ты за важная птица, но меня с отрядом прикрепили к полку, который должен обеспечить твою защиту. – Он замолчал, ожидая реакции, но Николь лишь спокойно кивнула.

– Ну, что сказать. Я немного удивлен, но да ладно. За полковника будет Асбъерн из Феникса, хороший боец и командир, я с ним знаком. Если будет время, то и ты познакомишься, но, если честно, со временем сейчас, прости пожалуйста, жопа.

Девушка улыбнулась и ответила:

– Можешь не извиняться, если решишь выдать что-то бранное. Меня ты этим не смутишь.

Латник засмеялся.

– Ну вот и что ты молчала раньше? А я значит сдерживался, выбирал, так сказать выражения.

– Зуреон, расскажи, как все будет происходить? А то я уже сгораю от любопытства, – нетерпеливо бросила Николь.

– Да известно, как. Мы сконцентрируемся в ущелье, чтобы не оказаться отрезанными друг от друга геомантией в случае ее применения. Еще немного и резко польемся в долину. Мы, я имею в виду наш полк, встанем на возвышенности справа, оттуда будет хороший обзор, а заодно сложнее к нам подобраться. Дальше передовые части выйдут в долину и примутся бить по убежищу дальнобойными заклинаниями. Больших подробностей я не знаю, а некоторых сказать не могу, увидишь сама, когда все начнется.

Николь не успела ответить, как раздался короткий сигнал боевого рога, возвещающий о начале движения и Зуреон поторопил девушку.

Плотные человеческие ряды буквально рванулись с места вперед, сохраняя при этом определенную слаженность и упорядоченность. Впереди, в отрядах, возглавляющих движение, вдруг, словно из ниоткуда, появились боевые маунты – с десяток носорогов, и несколько мамонтов, облаченных в тяжелую броню. Спереди и сзади, чуть припоздав, и поначалу сбиваясь с ритма зазвучали боевые барабаны.

Уже знакомое: бом-бом-бом, бом-бом-бом, бом-бом-бом, раскатисто звучало по всей долине, а человеческий поток все прибывал и прибывал. Зуреон указал направо, когда они миновали ущелье и Николь поняла, что масса людей так же резко заворачивает в ту сторону, на небольшой холм имеющий ровное плато, где им, по-видимому, и предстояло располагаться в течение боя.

Во время их подъема в общие звуки движения, голосов и боевых барабанов вдруг вклинилось какое-то странное раскатистое звучание, будто бы кто-то рвал исполинский лист бумаги. А через мгновение показалась и причина этих звуков. Посреди долины проявились, выйдя из полога невидимости, сотни и тысячи воинов в белоснежном снаряжении, а над ними, высоко в небе, зависла туша гигантского дракона.

Казалось, будто вся армия Союза сбавила ход от такого внезапного зрелища. Дракон взмахивал крыльями, оставаясь на месте и величаво осматривал своих противников, а белоснежное войско Легиона сливалось с окружающим пейзажем и было плохо различимо на снегу. Первоначальное оцепенение быстро прошло, армия продолжила разворачиваться в боевые порядки в прежнем темпе, заметив так же и то, что выставленных Легионом сил было пока раз в пять меньше того, что уже появилось в долине у Союза. И даже если в невидимости прячется еще какое-то количество солдат, численный перевес внушал армии боевой азарт и веру в победу.

 

Вскоре полк резерва, в котором находилась Николь занял положенное ему место на холме, а поток людей из ущелья принялся наконец редеть. Только сейчас девушка смогла оценить масштабы происходящего – десятки тысяч людей сошлись в этом месте, чтобы принять участие в битве, не имеющей по масштабам равных в истории New World.

– Зуреон… – тихо позвала девушка офицера, который расположился рядом с ней, что-то нервно высматривающий, то и дело прикрывающий глаза для того чтобы написать или прочесть очередное сообщение в игровой почте. Латник повернул голову и вопросительно посмотрел на Николь.

– Зуреон, ты не мог бы комментировать мне, что происходит вокруг. Я боюсь, что не смогу во всем разобраться во время боя.

– Не вопрос, – легко ответил он. – Хотя сейчас так заполыхает, что разобраться станет сложно даже мне.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru