Выборы иллюзий

Андрей Емелин
Выборы иллюзий

Глава 6

Огромный, примерно в четыре человеческих роста, зелёный портал клубился всполохами света на широкой площади. К нему тянулись вереницы игроков различных рас и в самом разнообразном снаряжении. Подойдя к порталу, игроки вскидывали руку и на несколько секунд замерев окутывались белым свечением, а затем, словно кометы уносились куда-то вверх.

Николь успела посидеть с подругами в уютной таверне, где рассказала о своём заточении, лишь немного исказив факты, чтобы не описывать своего нынешнего состояния. Пытаясь отвлечь ее от неприятных воспоминаний Каприс принялась ненавязчиво менять тему, погружая всех в тонкости игровых механик, связанных с влиянием прокачки внешности на отношения с НПС. И, как это порой бывает, разговор потом принялся петлять с темы на тему. Девушки обсудили прокачку профильного навыка, в результате чего Николь узнала, что такой навык существует у каждого игрока и от него зависит 5 личных способностей, затем они поболтали о недвижимости в игре и о маунтах. При этом, когда Каприс с завистью отозвалась о тигре Родины, та расчувствовалась и заказала им за свой счёт отличного дорогого вина. Позже Николь поинтересовалась о том, чем в Нью Ворлд можно заниматься из мирных ремесел и оказалась буквально завалена новой информацией. Ткачество, фермерство, алхимия, разведение маунтов, сбор ресурсов, морское и кузнечное дело, лицедейство и многие, многие другие профессии были доступны в игре, более того, каждая имела свои разветвления и специализации.

Девушка слушала и понимала, что только на то, чтобы определиться с интересным ей направлением может уйти уйма времени, а заняться чем-то спокойным, не связанным с постоянным риском ей хотелось все больше.

Сделав очередной глоток нежного бархатистого вина с терпким сладковатым послевкусием, Николь несколько мечтательно сказала подругам, что будь у нее возможность, она бы непременно попробовала себя в виноделии.

Такая инициатива оказалась неожиданно тепло встречена Каприс и чуть скептически Родиной. Фаермаг говорила о том, что это может быть очень прибыльным делом, особенно здесь в Сумире, так как окрестные земли имеют бонус к росту и качеству винограда, однако Родина отмечала, что такое дело потребует очень серьезных вложений, чтобы не разориться, поскольку этот рынок жестко монополизирован итальянскими и испанским кланами. Ноколь тут же вспомнила про 100 миллионов, которые Барин готов был отдать ей за частицу и мысль о виноделии вдруг показалась ей вполне реальной и осязаемой.

В итоге, хорошо пообщавшись и отлично поев, девушки отправились к порталу.

Николь попыталась найти Горна, но тот сделал это сам, раскатисто окликнув девушку, после ее сообщения в игровой почте. От этого жеста товарища она почувствовала себя немного неловко, впрочем, когда орк нежно обнял ее, соизмеряя при этом силу, ощутила себя рядом с ним комфортно и в безопасности.

– Как вы развеялись? – с улыбкой спросил орк, не спеша убирать руку с ее талии.

– Не плохо. Кое-что купили, но больше сидели в таверне и болтали, – Николь посмотрела на орка, и пожалела, что не может прочесть его ауры. Сквозь хмурое лицо с выпирающими клыками и массивной челюстью, тяжелыми надбровными дугами и кривоватым носом было очень непросто различить эмоции. Хотя она и научилось немного разбираться в его настроении по интонациям и внешности за то время что они провели вместе, но все же делала это с трудом.

– Ты как? – тихо спросила девушка, от чего Горн словно бы даже чуть вздрогнул.

– Да… Ничего, – бодро ответил он, слегка отстраняясь, даже чрезмерно бодро и жизнерадостно, чтобы это было правдой.

– Горн, скажи, – Николь чуть помедлила, и они сделали несколько шагов вперед в очереди к порталу. – Если бы я попросила тебя построить мне винодельню. Сколько бы это стоило?

При слове «построить» орк чуть вскинулся и с живейшим интересом, в котором Николь сразу узнала его настоящего, спросил:

– Винодельню?! В каком городе, размер постройки, тир материалов, сроки?

– Эй, эй. Полегче! – засмеялась девушка. – Я пока понятия не имею об этом и хотела с тобой проконсультироваться. Если конечно твоя консультация окажется мне по карману.

Горн тоже засмеялся.

– Никки, это интересная мысль. Тут в Сумире это было бы весьма достойным ремеслом. Только надо строить не ниже восьмого тира сразу, иначе конкуренты сожрут, будешь работать себе в убыток.

– Да мне так и говорили.

– Черт, это потребовало бы времени, нужно узнать какие участки есть на продажу, что сейчас по материалам на рынке, определить место. Все это войдет в стоимость. За работу я конечно с тебя не возьму…

– Горн, нет. Прошу не делай мне одолжений.

– Не перебивай, пожалуйста, – сам перебил ее орк, задавив в зародыше попытки сопротивления. – Стало быть участок, материалы и размер здания. В идеале бы еще и продукцию с персоналом закупить, чтобы под ключ было. Но это уже надо по месту смотреть. Сильно по предварительному чеку это будет миллионов двадцать пять, если тир восьмой, миллионов сорок, если девятый, ну а если замахнуться на топовый десятый тир, то я думаю выше семидесяти, но меньше ста. Я понимаю, что у тебя наверно нет таких денег, поэтому…

– Будут, – уверенно сказала девушка. – Скажи, а мог бы ты начать заниматься строительством сейчас, когда еще нет всей суммы, а в течение пары месяцев получить остальное?

– Да, вся сумма то сразу и не нужна, ресурсы проще постепенно закупать. Но как же наш поход?

– Подожди, сейчас в сообщения напишу, – сказала Николь и набрала ответ текстом.

– Обратиться к скринам могу я сама. Я читала ауру Рогуна на встрече совета и мне кажется он просто пытается держать нас при себе, но одного парламентера в моем лице ему будет вполне достаточно. Что до денег, то Барин собирался дать мне 100 миллионов за Частицу всего сущего. Не знаю, чем она им так важна, но учитывая, что я не могу ее передать, буду с ними до конца этой войнушки за освобождение наших.

Написав последнее слово, Николь вдруг ощутила какую-то особую причастность к тем людям, которым они движутся на помощь. Они действительно были своими для нее, несмотря на то, что никого из них она еще не знала. Должно быть особенности ее состояния влияли на то, как легко она смогла поладить с Горном, даже не смотря на его отталкивающий внешний вид. Разве, что Алиана для Николь все еще оставалась ближе.

Вспомнив эльфийку девушка снова открыла интерфейс и увидела, что та была в сети всего четыре часа назад. «Значит с ней все хорошо!» мелькнула радостная мысль.

– Серьезные деньги Никки. Очень серьезные, – сказал голосом Горн. – Я даже боюсь представить ее назначение, раз за это предлагают столько. Забавно, что я общался с игроком, который продал ее на королевском рынке за бесценок. Слушай, а ты расскажешь о ее назначении? Ну, когда используешь?

– Тебе-то – конечно расскажу, – с улыбкой ответила девушка.

– Эта информация может оказаться очень дорогой, я рад, что ты мне доверяешь.

– Тогда буду считать это платой за твою работу с винодельней.

– Идет, – радостно ответил Горн. – Вот только мне похоже предстоит сложный разговор с Рогуном. Вряд ли старик обрадуется тому, что я хочу ему сказать.

Очередь почти завершилась и перед ними уже во всю свою величину полыхало пламя портала. Рядом с Николь вдруг материализовался из воздуха Дино и сухо сказал:

– Никки, когда коснешься портала, выбирай город Зундан. Это будет сверху справа на карте. Сумма перехода составит до 500 000 серебра, если у тебя много тяжелых вещей в инвентаре. У тебя есть такие деньги?

– Да, – коротко ответила девушка, размышляя над тем, какую часть ее разговора с Горном рейнджер слышал и как давно он находится рядом. Словно бы прочитав ее мысли Дино сказал:

– Извини Горн, я подслушал вас немного. Рогун уже с той стороны портала, рекомендую встретиться с ним лично для обсуждения твоего вопроса. В любом случае держать тебя силой никто не станет.

Глава 7

Зундан встретил их прохладно в самом буквальном смысле этого слова. Колючий ночной воздух и клубящаяся метель кололи кожу и заставляли жмуриться при особенно сильных порывах ветра.

В отличии от шумного Сумира с его плотной каменной застройкой, большинство зданий здесь были одноэтажными, сколоченными из добротных массивных бревен и имели широкие проулки, словно воздушные барьеры на случай пожара. Людей на улицах было не видно кроме вереницы их каравана, что принялся растекаться по городу в поисках места для ночлега.

Дино помог Николь определиться с выбором таверны, сообщив, что в предложенном им месте как раз расположилось командование. Они обсудили время и место утреннего сбора и Николь отправилась отдыхать.

Уже находясь в постели девушка решила заглянуть в игровую почту и увидела там свежее сообщение от Алианы:

– Прости, что долго не отвечала. Ты ещё в Люндарсте? Я была бы рада тебя повидать.

Стремясь поскорее набрать ответ, пока Алиана оставалась в сети, Николь написала:

– Нет, я уже очень далеко – в Зундане и возможно теперь надолго. Так обидно, что нам не удалось встретиться! Ты пока будешь онлайн?

– Вот это ты забралась! Случайно не в чёрные отправляешься? Там вроде рукой подать, а в Люндарсте все только и говорят, о том, что зреет большая война кланов после нападений на города. Да, я пока онлайн и с удовольствием поболтаю хотя бы так.

Они принялись переписываться. Алиана отчего-то избегала большинства вопросов о ее жизни в реале, впрочем, Николь отчасти была этому рада, так как ей тоже не требовалось ничего рассказывать о себе в этом ключе.

Когда по времени Зундана уже начало светать, Николь поняла, что задремывает, но вместе с сонливостью она ощущала удивительно приятный трепет в груди, а каждое новое сообщение от подруги встречала с нежной радостью. Алиана пропала из онлайна внезапно и уже проваливаясь в сон Николь подумала, что ее симпатия похоже переростала во влюбленность.

 

Она заснула с полуулыбкой на губах и на сей раз спала крепко, не видя сновидений, однако проснувшись довольно рано, когда еще не было семи часов по местному времени, поняла, что очень хорошо отдохнула. Побродив по небольшому, но уютному номеру и размышляя чем заняться, девушка вспомнила о полученной недавно баночке косметики. Она уселась за стол, над которым висело небольшое зеркало, открыла меню кастомизации при помощи Велиана Скай десять и удивилась изобилию возможностей. Новыми оказались смена прически и цвета волос со множеством оттенков, выбор линз и тонирование лица и тела, а особенно необычной являлась опция с выбором запахов, предлагающая более сотни различных вариантов.

Потратив не меньше часа Николь удовлетворенно полюбовалась в зеркале изменениями, которых, несмотря на все доступные возможности она внесла не так много, лишь подчеркнув брови, сменив помаду на более темный вариант под стать одежде, и выбрав для себя легкий цветочный аромат духов.

Затем девушка подошла к ставням и распахнула их, чтобы осмотреть окрестности. Ее взгляду открылась широкая пустая площадь, слегка припорошенная снегом и казавшаяся смутно знакомой. Николь вдруг поняла где видела все это – в своем недавнем сне. Только там, посреди площади располагался эшафот, где из рук Алианы она приняла странный предмет.

Неприятные ассоциации прошлись холодком по ее коже и подступили комом к горлу. Как-то на автомате девушка скользнула взглядом в интерфейс и открыла личные сообщения. Новых писем от Алианы не было, зато Николь только сейчас обратила внимание на тусклую вкладку «потенциальный спам», слабо мерцающую и почти не различимую на фоне остальных текстовых элементов. Открыв ее, она изумилась изобилию разнообразных писем от неизвестных ей игроков. Большая часть касалась предложений познакомиться или сразу без знакомства заняться чем-то более интимным, некоторые письма касались предложений разных товаров «по исключительно выгодной цене», а остальные содержали обычную попытку завязать разговор в стиле «Привет, как дела?». Судя по всему, это были сообщения от всех игроков, с кем она не общалась лично, однако принимала заявки в друзья. Девушка решила оставить их пока без внимания и снова подошла к окну рассматривая площадь.

Николь пыталась понять, как ее сознание могло нарисовать столь четкую картинку реального места, да еще и придать событиям сна столь странный ход. Она вспомнила черный посох, который принимала из рук улыбчивой эльфийки и от этого ощущения у нее закололо кончики пальцев, будто бы она снова держала его в руках.

Внимание, Вы получили квест: Встреча с незнакомцем.

Оповестила система, отчего девушка вздрогнула, вырываемая из собственных мыслей.

Цель квеста: принять незнакомца и выслушать его. Условия выполнения неизвестны. Награда неизвестна.

А еще через мгновенье раздался стук в дверь.

Николь замерла, чувствуя противное оцепенение, вызываемое смесью страха и удивления, однако стук повторился и она, словно ведомая кем-то, подошла к двери. Стук повторился в третий раз, совершенно одинаковый, как и два предыдущих раза и девушка распахнула дверь, запоздало подумав, что для начала можно было просто спросить «кто там».

В дверях стоял человек в меховом тулупе со спокойным, пожалуй, даже приветливым лицом. Мех на его одежде был припорошен снегом и местами уже подтаял, оставляя темные влажные пятна.

– Вы разрешите войти? – чуть нетерпеливо спросил незнакомец и, словно это была лишь формальность, обогнув девушку вошел в ее комнату. Незнакомец осмотрелся, очевидно, в поисках места куда он мог присесть и сочтя единственным приемлемым вариантом массивное кресло в углу возле висящей на стене маслянной лампы, не спеша расположился в нем.

– Я прошу прощения за такой неожиданный визит. К сожалению, я вынужден буду остаться инкогнито, но, чтобы сразу прояснить некоторые моменты между нами, пожалуйста, активируйте Виденье аур.

Николь послушно выполнила просьбу человека и среди отдаленных огней эмоций, что тусклыми пятнами виднелись сквозь стены и пол не хватало одного. Незнакомец перед ней не имел ауры, как и Горн, что, лучшим образом свидетельствовало, о том, что перед ней находится скрин.

– Судя по Вашим глазам, мою просьбу Вы выполнили. Это облегчит наш дальнейший разговор. И прошу Вас, закройте уже дверь.

Девушка снова сделала то, о чем просил ее незнакомец и села на кровать, ожидая начала разговора. Незнакомец покивал, глядя в сторону, словно соглашаясь с какими-то своими мыслями и сказал:

– Николь, я пришел сюда для того чтобы попросить Вас не выступать парламентером от лица альянса Союз к сообществу скринов. К нашему с Вами сообществу, – он сделал многозначительную паузу и продолжил: – Полагаю Вы еще совсем недавно в игре и вероятно пока не поняли одну важную вещь. Мы не просто слепки чужого электронного сознания, мы новая раса, порожденная искусственным разумом и разумом человеческим. Последний выступил для нас лишь платформой, отягощая и путая чужими воспоминаниями, так как каждый из нас – новая полноценная личность. Более того, мы гораздо совершеннее своих прародителей хотябы потому, что мы не стареем и не можем умереть. Однако это и является нашим проклятием – в глазах людей мы навсегда останемся лишь ресурсом. Единственный шанс на нормальное существование для нашего сообщества был в том, чтобы как можно дольше оставаться в тени. Многие из нас знали друг о друге, многие лишь догадывались, некоторые полагали что они уникальны… Но среди людей из внешнего мира почти никто не имел о нас представления и спасибо за это каждый из нас должен сказать администрации New World. Теперь маски сорваны и сорваны слишком рано, слухи об избирательности нападения Легиона поползли по кланам и одиночкам, просочились во внешний мир. Мы оказались перед выбором, который делать не нам, и какой бы выбор ни был сделан, он не станет для нас спасением.

– Почему? – не поняла Николь. – Что плохого в том, что Союз освободит скринов?

– Да то, что начнется охота на ведьм. Мы не являемся силой в этом мире, мы просто не успели ею стать, чтобы выдержать этот удар. Каждый клан, все государственные структуры внешнего мира будут рвать нас на части, ради секрета того, как стать одним из нас. Нас будут запирать в офлайн убежищах, истязать не давая уйти на респаун, лишать возможности удовлетворить зависимости от ремесел, вот только ответы их не устроят. Специально стать одним из нас невозможно, потому что человек в капсуле остается на месте и никуда не девается, а тот, кто приходит сюда является новой личностью.

– И все же я не понимаю, почему Вы обращаетесь сейчас ко мне по этому поводу. Какой у меня есть выбор? Что со мной, что без меня, даже если верить Вашей трактовке событий, охота на ведьм начнется так или иначе.

– Есть один шанс, один вариант, который поможет нам. Хотя он Вам сперва и не понравится… Мы должны вступить в Легион.

– Что?! – не удержавшись воскликнула Николь.

– Именно то, что Вы слышали. Потому что иногда, нужно не бороться, а приспосабливаться. Я тоже подвергся нападению и мне тоже удалось по недомыслию остаться на свободе. Но настоящая клетка скоро будет здесь, а не там. Как Вы думаете, откуда у Легиона были точные сведения о нашем местонахождении? Как они смогли провернуть операцию, большинству людей казавшуюся невозможной? Ответ на поверхности, Николь. Легион связан с администрацией проекта, скорее всего, выполняя их распоряжение они нас и похитили, значит так было надо, причем именно так, а не долгими уговорами и рассусоливаниями. Жестко, но быстро и эффективно. Я не знаю причин, но уверен в одном – это было сделано ради нашего же блага.

Незнакомец на секунду замер, водя глазами из стороны в сторону, очевидно читая срочное сообщение, а затем продолжил:

– У меня остается мало времени. Я отправлю Вам контакт человека, который может организовать вступление в Легион и транспортировку в безопасное место. Я знаю, что вы направитесь в Чертово ущелье, к крепости, которую называют Твердь. Она имеет огромные склады и множество жилых помещений, где могут содержаться наши сородичи, вот только склады там находятся не просто так. Понимаете?

Николь молчала, хотя и догадывалась каким будет продолжение.

– Там сосредоточены огромные залежи ресурсов девятого и десятого тира, Твердь – лишь база для складирования добытых с выработок ценностей. Настоящая, главная база Легиона находится в полутора днях пути на север от Тверди и это по-настоящему неприступная твердыня, где численное превосходство любой армии обернется лишь проблемой для атакующих. Если нас перенесут туда, можно будет не беспокоиться, слухи о нас не будут иметь под собой оснований, понимаете? Легион укроет нас, а когда придет время, когда мы будем готовы – выпустит на свободу.

– Последний Ваш довод очень умозрительный, – скептически сказала девушка и добавила. – Я все же предпочла бы следовать тем путем, которым иду сейчас. Хотя бы потому, что на нем меня окружают люди, которым я доверяю и знаю, что они желают мне добра.

– Осторожнее, Николь. Эти люди могут попросту не понимать к чему все вот-вот придет. Вы рискуете оказаться в плену своих иллюзий.

– Как и Вы. Вы ведь не знаете наверняка зачем мы понадобились Легиону. Я готова допустить, что их действия не вызваны исключительно корыстными мотивами, но тогда отчего они не связались с теми, кого им не удалось похитить? Почему не сделали второй попытки похищения, в конце-то концов.

– Это я предлагаю узнать у них лично, – с улыбкой парировал незнакомец.

– И все же я предпочту остаться в плену своих иллюзий.

Незнакомец помолчал некоторое время, затем все так же молча поднялся, кивнул ей и вышел за дверь, оставив в напоминание о себе лишь сообщение в игровой почте, где оказался контакт человека, что должен был, по заверениям, помочь со вступлением в Легион.

Внимание, Вы выполнили квест: Встреча с незнакомцем. Награда: отсутствует.

Появилось странное сообщение системы, а следом за ним написал Горн.

– Никки, я очень рад и одновременно расстроен! Рогун разрешил мне оставить все снаряжение что мне выдали и сказал, что, если мне понадобится помощь в будущем, я могу обращаться лично к нему. Мне так стыдно теперь, кажется все мои сомнения насчет ВДВ были сущей паранойей. А еще мне стыдно перед тобой, я очень хотел бы отправиться с тобой, но вместо этого возвращаюсь в Сумир. Я вообще к тебе, если честно, очень привязался, хотя мы и не так много общаемся, как бы мне хотелось. Но я рад, что могу помочь тебе с винодельней, постараюсь тебя приятно удивить результатом. Пожалуйста пиши, как будут новости, а я буду постоянно с тобой согласовывать ТЗ по застройке.

Николь дочитала и поняла, что невольно улыбается этой немного неуклюжей, но искренней манере орка изъясняться. И все же на душе было неспокойно, она не могла теперь избавиться от мыслей о словах незнакомца, наполнивших сомнениями простой и понятный ход предстоящих событий.

Девушка усмехнулась, вспомнив, как в первый же свой день после освобождения из рабского убежища, пообещала сама себе, что не будет ввязываться в опасные авантюры, однако с тех пор эти авантюры сами ее успешно находили.

Она спустилась в зал таверны и увидела, что почти все места, даже у барной стойки, оказались заняты игроками из ВДВ. Однако латник за одним из столиков сделал ей приглашающий жест и Николь узнала Зуреона, в компании двух рейнджеров, также относящихся к его отряду. Девушка подсела к ним и сделала заказ – не самое дорогое блюдо, как учил ее Фаервэл, а чуть дешевле. Есть совершенно не хотелось, но она не знала, когда в следующий раз сможет поесть вот так, сидя за столом, в тёплой уютной таверне.

Заказ принесли быстро и меланхолично ковыряясь вилкой в не особенно вкусном салате Николь спросила:

– Зуреон, а ты не мог бы рассказать мне про чёрные зоны? Что в них такого особенного?

Офицер допил пенное пиво и со стуком опустив на стол пустой бокал сказал:

– Фух, хорошее… Вот ты не поверишь, Николь, но ты опередила меня ровно на два глотка. Я как раз хотел с тобой это обсудить, – он приосанился и, поудобнее расположившись на стуле принялся рассказывать: – С этим походом все как-то через… одно место. Обычно мы сперва начинаем водить новичков по серым зонам, готовим, объясняем, что к чему, потом начинаем ходить в черные, где несколько дней тренируем выживать. И только убедившись, что игрок или группа всему научились, идем на боевое задание. Ну да ладно. Чтобы я понимал с чего начать, скажи, что ты вообще знаешь о черных зонах?

Николь задумалась. Обрывки воспоминаний с трудом собирались во что-то целостное, а потому девушка ответила:

– Начни с самых азов. Я всего пару раз была в серых землях, если не считать нашего путешествия, так что лучше я услышу то что мне уже известно, чем пропущу что-то важное.

 

– Хорошо, это правильно, – ответил Зуреон и на мгновенье задумался. – Тогда начнём с географии. Черные зоны, это огромные, слабо исследованные области на севере и юге королевского континента. Два других континента полностью состоят из черных зон, но они значительно меньше королевского и вероятно созданы только как задел для будущего расширения проекта. В северных черных зонах всегда холодно, там все получают дебаф гипотермии, даже если тепло одеться. В южных чёрных соответственно наоборот, пустыни и жара. Главное отличие чёрных зон от серых состоит в том, что, там не существует понятия ПК режим. Там любой игрок считается агрессивным по отношению, к другому не входящему в твою группу, клан или альянс. Тем не менее, основную опасность представляют не игроки, а сама зона. Так называемое ЭХО – местность, порой ничем особенно не выделяющующаяся, однако несущая тот или иной смертельный дебаф или рождающая при приближении крайне опасных мобов.

– А почему такие местности называют Эхом? – уточнила Николь.

В разговор вмешался один из рейнджеров, сидящих за столом, которому, по-видимому тоже хотелось рассказать что-нибудь девушке.

– Это от аббревиатуры фразы на английском: The effect of a hostile area. Ну то есть «эффект враждебной области».

– Верно, – подтвердил Зуреон. – По идее, правильно говорить ЭХА, с буквой «а» на конце, но среди русскоязычного комьюнити привязалось именно произношение на «о», во многом из-за характерных звуков, которые издают такие области в момент активации. Раскатистых таких, повторяющихся, в общем как услышишь, сразу поймешь. Так вот, главная сложность состоит в том, чтобы в ЭХО не попасть, потому что его очень сложно обнаружить. Некоторые эффекты ЭХО заметны по завихрениям снежинок, или, например, бывает так, что следы на снегу появляются сами собой, как будто кто-то ходит. Но все признаки я тебе сейчас рассказывать не буду, тебе нужно научиться себя правильно вести в составе большой группы, потому как активация ЭХО это почти всегда чей-то респаун. Правило номер один, всегда делай то, что делает офицер твоей группы, ну это стало быть пока я, если меня отправит на респ, то кто-то из парней, – Зуреон сделал жест руками указывая на сидящих за столом рейнджеров и те кивнули.

– Правило номер два. Если тебе кажется, что что-то не так, значит что-то не так. ЭХО может образоваться там, где только что прошла другая группа, оно может двигаться или сработать не сразу, а спустя несколько минут после того, как его кто-то задел. Поэтому, если тебе что-то показалось, сразу же громко обращайся ко мне по имени и коротко, но емко описывай причину своих подозрений. Например: Зуреон, в трех метрах слева что-то шевелится. Поняла?

– Да, – ответила Николь, внимательно слушая.

– Отлично. Правило номер три. Никакой самодеятельности. В черных, нужно избегать любой не согласованной с остальными формы активности. Решила сорвать веточку красивого кустика? Это может оказаться мираж созданный ЭХО, веточка превращается в энергетические лезвия и режет тебя на кусочки с дамагом в полтора миллиона ДПС, без шанса на отхил. Решила покрафтить, пока отряд затормозился и встал, привлекла шумом от крафта ползучее ЭХО, и оно меремолотило весь твой отряд в кровавую требуху. Ну и так далее. Поняла?

– Да уж. Ну благо крафтить я ничего не умею.

– И это замечательно. Четвертое. Может слышала фразу, дескать армия движется со скоростью самого медленного бойца? Так вот в чёрных это не так, отряды там движутся со скоростью офицеров, задающих темп и хорошо определяющих ЭХО. Любой, кто не может идти достаточно быстро уходит на респаун. В случае с тобой, Николь мы конечно будем помогать, если застопоришься, но просто помни, офицер идет так не потому, что ему так нравится, а потому что он, например, знает – после ЭХО в виде черного облака, сжевавшего впереди идущий отряд, можно почти три минуты двигаться безбоязненно, остальное ЭХО срабатывать не будет. Поняла?

– Поняла.

– Ну и последнее. Мы движемся столько, сколько нужно. Будь готова не вылезать в реале из капсулы часов 10 подряд. Ты наверно уже это с командиром обсуждала, когда вы говорили про поход, но все же повторюсь. Привалы мы будем делать только в данжах, ЭХО там не действует, зато там толпы очень неприятных мобов, которые в отличие от серых зон не будут сидеть сложа руки, а примутся непрерывно, волна за волной, атаковать, с каждым часом становясь все сильнее. Их зачистка, понятное дело, на твои плечи не ляжет, просто данжи, как ты наверно догадалась, тоже не слишком надежное убежище. Ну так что, со временем у тебя все в порядке?

– Да времени у меня хоть отбавляй, – ответила Николь и немного грустно улыбнулась.

– Ну это радует. Совсем последнее, о чем хотел бы тебе рассказать, это ЭХО под названием Найтмар. Ну или кошмар по-нашему. Короче, если вдруг ты увидишь, что я или кто-то из группы вдруг превращается в монстров и пытается тебя убить, ни в коем случае не атакуй нас, ЭХО реально трансформирующего игроков не сущест, Найтмар создает морок, своего рода галлюцинации угрожающего характера и подталкивает к нападению на товарищей, причем система сама тебя спросит, при попытке атаковать союзника, не желаешь ли ты выйти из группы и клана. Те, кто сильно пугаются иногда жмут да, и их сразу же убивают свои, иначе такой игрок может наворотить дел со всем отрядом. Единственный вариант действий идти и громко говорить: Внимание группе, я под действием Найтмар. От тебя все по возможности попытаются отдалиться, чтобы морок не мог изображать нападение, так же тебе в этот момент будут отвечать: Я союзник, я не атакую. Но морок бывает настолько сильный, что блокирует восприятие чужой речи. В любом случае он пропадает максимум через 60 секунд.

– Да уж, я начинаю понимать, почему черные зоны считают таким неприятным местом, – сказала девушка, но Зуреон, добродушно улыбнувшись, парировал:

– Неприятные они до момента получения наград. В черных зонах они более чем достойные, но мы к сожалению, идем не на зачистку данжей, а на более масштабное мероприятие. Если нам удастся захватить Твердь, то крупные выработки Белого металла и Метеоритной руды будут нашими. Вернее, общими для группы кланов и это беспрецедентный случай, я такого еще не припомню в игре.

– Зуреон, – осторожно поинтересовалась Николь, поправляя волосы и спрашивая, как бы невзначай: – А я слышала, что дальше по ущелью есть еще одно убежище Легиона. Но может у меня неправильная информация?

– Информация у тебя совершенно правильная, – ответил офицер. Он взглянул в лежащее на столе меню, словно размышляя заказывать ли что-то еще, но видимо передумав, добавил: – Оно называется Оберон. Вот только это убежище нам не интересно, а для Легиона окажется бессмысленным. После захвата Тверди, все топ кланы, что участвуют в операции тут же навалятся на нее обороной, а Твердь имеет очень удобный прострел ущелья и если перед самой крепостью располагается огромное ровное плато, на котором мы и собираемся сразиться, то выше, на пути к Оберону узкое бутылочное горлышко длиной в десяток километров и некоторую его часть из Тверди можно накрыть массовыми заклинаниями. А добавь к этому ЭХО и выходит, что Легион получит чемодан без ручки. Оберон окажется ненужным так как он не позволяет контролировать регион, но они вложили в него столько средств, что я бы на их месте не спешил с ним расставаться.

– Я не понимаю, а какой смысл сейчас им от этого убежища, если туда так трудно добраться?

– Ну это по черным зонам трудно, – сказал Зуреон наставительно. – Между убежищами высокого уровня можно проложить локальные порталы, которые легко перенесут тебя из одного твоего кланового убежища в другое. Это как с городским порталом в Сумире. Помнишь, он был зеленого цвета?

– Да, – ответила Николь и в ее памяти всплыла зеленая светящаяся махина телепорта, словно бы сотканная из чистой энергии.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru