Орден Безликих

Андрей Дмитриев
Орден Безликих

Раздался свист спускаемого воздуха. Невольно обернувшись, я увидел как из   трёхметрового робота, а точнее из его горба, который тянулся во всю спину, выдвигается кресло пилота… Что подтверждало предположения, что моя заваленная машина, была примерно той же модели…

– Девушка? – в очередной раз, без моей на то воли, сорвались с губ, удивлённые слова… Так как пилот машины-спасателя, действительно была молодая девушка. Наверно её не было даже восемнадцати лет. Рыжие, остриженные выше плеч волосы, так же перехватывала красная лента. А на миловидном личике, гримаса злого презрения.

– А ты кого ждал? – раздался звонкий ответ вражеского пилота. – Тебя и ребёнок уделал бы. Слабак!

– Что!?!

 Опять я не удержал за язык за зубами… Да что ж такое-то! Эмоции были не моими! Так как я бы, точно не стал реагировать на такую дешёвую подначку, бурей возмущения, что буквально пёрло из-груди. Язык так и чесался, ответить дерзкой девчонке парой крепких словечек. Но большим усилием воли, я сдержал этот порыв.

 Только для этого, я ещё и остановился на месте. Что не понравилось другим революционерам.

 Удар прикладом в спину был болезненным.

 Ослабленное тело, предательски рухнуло на колени.

– Что расселся! Отдыхать в камере будешь… – удар пришёлся от того самого паренька, с кем я и в самом начале зацепился языками. Тот подумав с секунду, со смешком добавил. – Или в земле, когда тебя расстреляют. Ха-ха…

– Слава. Не трепли языком попусту. – отдёрнул того старший из террористов… После тычка в спину, даже мне не хотелось называть их гордыми революционерами…

Меня снова, достаточно грубо поставили на ноги и повели в неизвестном направлении… Хотя в этом мире все направления для меня были неизвестными.

Глава 2

Стальная дверь, громко скрипнув проржавевшими петлями, захлопнулась за спиной. Сразу же раздался лязг задвигаемого засова.

 Растирая кожу у кистей рук с которых только что сняли наручники, я невольно стал изучать обстановку помещение, являющейся временной камерой.

 Свисающая на проводе лампочка тускло осветила узкую каморку, с десятком разнокалиберных труб вдоль голых бетонных стен. Прежде всего это говорило о том – раз подсобное помещение используется для заключения военнопленных, база террористов необжитая. Да и в общем. Пятиэтажное здание в глубине порушенного квартала в прошлом могло быть каким-либо административным зданием. От больницы до мэрии. Но оглядеться особо не дали. Потому и строить догадки не стоит… Гораздо интереснее было подумать о своём будущем. Вкупе с собранными наблюдениями, прогнозы были неутешительными.

 Когда меня вывели с места крушения, перед этим предусмотрительно заковав в наручники, и погрузили, в такой же как и всё тут, потрёпанный транспорт, все встречные люди, и гражданские и полувоенные, смотрели на меня исключительно враждебно… Так что угроза того паренька с едва проклюнувшейся щетиной, звучала вполне реальна. И вероятность по законам военного времени быть расстрелянным, присутствовала. Чего я естественно допустить не мог.

 Но пока шёл "сбор информации" я уже оказался в застенках. Что не удивительно. Дорога от обрушенных бараков до места заключения, заняла не больше десяти минут. Принимая в расчёт этот нюанс, плюс увиденная мной картина разрушенного города, наталкивала на следующие мысли.

 Всё это очень походило на экспансию. Вторжением в страну третьего мира! И судя по одежде – мой бело-золотой комбинезон, на фоне преимущественно бледных нарядов местного населения – становилось ясно, что я принадлежу к стану оккупантов.

 С одной стороны такие выводы могли даже порадовать. Приятно играть за сильную сторону… Но с учётом пленения, радоваться было пока рано. Нужно было немедленно обезопасить свою новую-молодую тушку.

 Болезненно поморщившись от недавно полученных ушибов, что всё так же продолжали ныть, хоть уже и на много меньше чем на момент появления в этом мире, я пошёл вдоль стен в поисках хоть какой-нибудь лазейки.

 В полу нашёлся стальной люк. Схваченный намертво швами сварки. И без лома или болгарки вряд ли мне под силу его вскрыть. Отпадает.

 В стенах окон не было. Только вентиляционные воздуховоды, в которые просто не пролезть. Потолок сплошное бетонное перекрытие. Трубы?..

 Скорый осмотр так же дал понять, что по системе канализации, как это обычно бывает при побегах из тюрьмы, мне сбежать не суждено…

 Да. Камера была импровизированной, но полностью отвечала возложенным на неё требованиям. Единственное что тут можно было сделать – это разбить голову о стальные штыри креплений труб… Что только облегчило бы жизнь революционерам, которым не пришлось бы тратить патронов на расстрел.

 И? Какие в таком случае у меня есть варианты?

Лязг дверного засова заставил отступить подальше от двери. Неужели за мной пришли так скоро? Или расстрельная команда прознав о военнопленном решила не откладывать дело в долгий ящик?

 Но к моему счастью всё оказалось не так.

 Как только отскрипели несмазанные петли, в помещение импровизированной камеры ввели… точнее внесли на плечах, второго военнопленного.

Высокий мужчина, в тёмно-бордовой и странной на вид форме, волочил ноги по полу, безвольно уронив подбородок на грудь. Тот был без сознания. Присмотревшись повнимательнее, становилось понятно почему. На боку бордового кителя разрасталось чёрное пятно… Офицер, судя по знакомому расположению звёздочек на погонах – капитан, был сильно ранен.

– Принимай соседа. – с кривой ухмылкой, сказал тот самый Славик-террорист, с кем мне уже довелось познакомиться. Точнее познакомилась моя спина с его прикладом. И уже укладывая безвольное тело прям на голый пол тот добавил. – Вместе веселей будет.

– Постойте! – выкрикнул я видя как двое террористов уже направляются к выходу. – Он же ранен.

– И что? – приостановившись, спросил Слава.

– Как что? Ему нужна медицинская помощь!

– Ну вот ты и займись. А нам некогда. У нас знаешь ли операция в полном разгаре.

– Не трепись! – одёрнул Славу второй террорист. – Ещё расскажи где наш штаб находится.

– Ой да ладно тебе. – отмахнулся молодой парень с алой повязкой на лбу. – Ничего я такого не сказал. Вот если бы к примеру я рассказал где…

 Что "где", я уже не услышал. Так как голос разговорчивого террориста перебил скрип несмазанных петлей и лязг закрываемой двери.

 Раздался громкий стон.

Тело снова своевольничало, сделав шаг в его сторону. На этот раз, так как угрозы не наблюдалось, я препятствовать ему не стал. И вот я уже стою перед раненым пленником на коленях.

 Капитан был без сознания. По болезненным стонам,  можно было понять что тому приходится ох как несладко… А мои руки, уже делали всё за меня. Расстегнув ряд пуговиц,  выпуклых и поблескивающих металлом, и оттянув в сторону набрякшую кровью ткань кителя, взору предстала огнестрельная кровавая рана. От чьего вида я брезгливо поморщился… Будь на моём месте кто-то помоложе, да повпечатлительнее, вид открытой раны, мог вызвать и дурноту… И что мне делать с этим? Рана не была сквозной. Пуля осталась в теле офицера. И то что он ещё жив, по меньшей мере удивительно… Но что я точно знал, без медицинского вмешательства, жить ему осталось недолго. Но к его сожалению, ни я, ни хозяин моего прежнего тела, медучилищ не заканчивали. Что я точно осознал, только подумав об этом. Но всё же для успокоения совести (прежнего хозяина тела, не моей), было принято решение остановить кровотечение.

 С компрессом и повязкой, сделанный из кителя офицера, провозился не меньше пары минут. Руки и колени покрылись пятна свежей крови. Но всё же, кровотечение было приостановлено… Когда мои руки затягивали узел на противоположном от раны боку офицера, тот громко вскрикнул и открыл глаза.

– Аа!..

– Как вы? – навис я над пришедшим в себя капитаном вглядываясь тому в лицо.

– Никогда так хреново себя не чувствовал… – голос капитана осип и звучал очень тихо. Но с последующим вопросом, в нём почувствовался командирские нотки. – Какая обстановка?

– Что? – не сразу понял сути вопроса.

– Докладывайте по форме! – голос капитана на секунду стал стальным. От чего, вбитые в тело инстинкты снова сработали, и даже я узнал из последующего ответа много интересного для себя… или о себе.

– Есть сэр! Младший лейтенант Юдай Араи, пилот Кнайта С-класса. Проиграл в бою, после чего был пленён террористами… Как и вы.

– Араи? – снова поникшим голосом проговорил капитан, при этом недовольно поморщившись. – В общем канале слышал что ты покинул зону предписания и не выполнил приказ.

Чувство стыда ударило мощной волной. И щёки, и уши мгновенно запылали жаром. Но усилием воли я отогнал его. Так как этот стыд, был Юдая, а не Юрия…

– А вы как тут оказались? Капитан… ? – уже спрашивал лично я. Мне было и вправду интересно.

– Асано. – представился тот, и машинально продолжил. – Мой взвод попал в засаду…

 Что произошло дальше, я так и не услышал. Капитан Асано, скривился в приступе боли.

 Я уже сделал всё что было возможно в таких условиях, потому только и оставалось что смотреть со стороны на мучения мужественного офицера.

Пока Юдай, под гнётом моего сознания, посылал флюиды жалости и желания помочь, я продолжил анализировать ситуацию.

Прежде всего, о чём я задумался сейчас, это был генотип виденных мной людей.

 Услышав имя капитана, как в прочем и своё, я невольно обратил внимание на их внешний вид. И различия, на которые мой взгляд замыленный толерантной политикой прошлого мира, поначалу просто не обратил внимания – присутствовали.

 Все виденные мной революционеры, которые надо полагать принадлежали к местному населению, были больше славянской внешности… И слышанное имя – Слава, говорило о том же… А вот имя – Асано, в купе с раскосыми глазами и узким лицом, указывало больше на азиатское происхождение. Но и тут было одно немаловажное отличие. А именно рост и ширина плеч намного превосходило среднестатистического азиата… Будто метис. Но опять же, это только предположение и чтобы делать выводы нужно было увидеть хотя бы с десяток "соотечественников".

 

У капитана Асано, судя по всему, начиналась агония.

Тело стало трястись в конвульсиях и всё норовило согнуться в поясе. Руки и ноги не могли найти себе места. Рот жадно хватал воздух. Глаза были с силой зажмурены.

 Юдая переполняла жажда действия. Тело всё порывалась встать и побежать к дверям, чтобы позвать-потребовать помощь. Либо броситься к мучающемуся капитану… Обниматься с ним он собрался что ли?.. Я строго пресекал подобные порывы. Так как для умирающего капитана, мы сделать больше ничего не могли.

 Встав в полный рост, я замер над бьющемся в конвульсиях офицером.

 Смотреть на смерть со стороны всегда неприятно. Уж мне так точно. Я не маньяк чтобы получать от этого удовольствие, и не врач с атрофировавшимся чувством жалости, чтобы оставаться к этому равнодушным. Нет. Но я смотрел на умирающего офицера,.. сам не знаю почему. Может быть для того, чтобы паренёк, чьё сознание я подавил своим, что-то вынес из этого, и в будущем реагировал на смерть более спокойно. А может… Что-то меня заставляло смотреть на умирающего человека!

В ушах будто снова раздался голос потустороннего лицедея: – "Загляни наружу. Там тебя ждёт подарок."

 Глаза Капитана внезапно открылись.

 Сознания – в них не оставалось. Только боль предсмертной конвульсии. Глазные яблоки крутятся из стороны в сторону не в силах сфокусироваться хоть на чём либо… Но когда наши взгляды пересеклись, зрачки офицера будто не смогли двинуться дальше.

 Меня… истинного меня!..  повлекло вперёд. Не физическое тело, а сознание. Тот же бестелесный дух, что висел в беспросветной ночи перед ликом многоликой маски…

 Долю мгновения, одна сотая секунды, которая растягивается на бесконечный отрезок времени. То когда я чувствую ментальное перемещение из одной оболочки в другую! И когда оно закончилось – я почувствовал – БОЛЬ!

 Пожар в каждой клеточке тела. Воспалённые от кончиков до основания нервные волокна. Агония – что волной разъедающей всё на своём пути кислоты, начисто выбивает даже малую способность мыслить. АД! Который можно прочувствовать ещё на земле…

 Кровавый туман застлал глаза. Тело корчилось в спазмах. Руки тянулись к левому боку, хотя вырвать из тела раскалённое ядро что засело где-то у почек. От которого ежесекундно прокатывались волны жаркого пламени.

Я уже не мыслил и не жил. Я умирал!..

 И когда я почувствовал как боль начинает стихать, вместе с этим, в глазах стал меркнуть свет…

– Асано!

Раздался где-то далеко, за утихающим рокотом бьющейся в жилах крови, юношеский голос.

– Асано! Держись! Не умирай! Асано! – вместе с этим, кто-то тряс моё тело за плечи.

 И когда сил цепляться за жизнь почти не осталось… Взгляды, встретились вновь.

 …

Сказать что я был шокирован, всё равно – что ничего не сказать!

 Это было непередаваемое ощущение. Неописуемое! Но если всё же попытаться описать, то на ум приходило примерно следующее сравнение. Вас бросают в жерло действующего вулкана, где вы "купаетесь, тире, варитесь" энное количество времени в кипящей лаве. А после вашу тушку вытаскивают обратно и моментально возвращают нормальное самочувствие… Примерно так. И не надо говорить что в вулкане вы сгорите за секунду. По факту – да. Но это просто сравнение с тем, что я испытал побывав в теле капитана Асано. А сейчас же, я вернулся в тело покрытым ссадинами и ушибами. Что в сравнении с только что минувшим опытом, казалось образцом здорового человека… В общем – всё познаётся в сравнении.

 Часто моргая, я понял что всё ещё держу труп мужчины за плечи, а щёки залиты слезами.

 Ох. Юдай, Юдай… осудительно качая головой… Твою голову покинул ментальный-оккупант, а ты льёшь слёзы по незнакомому тебе капитану? Крайне эмоциональный юноша.

 Уж и не вспомнить, а каким был я в возрасте Юдая? Таким же максималистом?.. Нет вряд ли. Он явный сангвиник, а мой тип характера всегда был флегматичным. Так что если в юношестве меня и обуревали сильные чувства, то наружу я их не выпускал… Хм. А сколько собственно Юдаю… то есть моему новому телу – лет? Если служит в армии, наверное не меньше восемнадцати?..

 За подобными мыслями снова раздался звук отодвигаемого засова. Автоматически повернув на звук голову, я увидел входящего в камеру Славика. На этот раз одного, но с автоматом наперевес.

– Ты это чё сопли распустил? – с брезгливым выражением лица спросил молодой парень с красной повязкой на лбу. И так-то он был прав. Наверняка внешний вид Юдая был весьма зарёванным… Славик, меж тем продолжил измываться над заключённым.  То есть, надо мной. – Вот что за ты тряпка? Айя тебя на боте сделала. Над умершим на войне бойцом – хнычешь… Фу таким быть.

– Он мог бы жить, если бы вы ему помогли!

Я хотел сказать это спокойным тоном. Но в дрожащем голосе явно слышались истерические нотки.

 Мда. Всё же я не полный хозяин в теле Юдая. Может быть это гормоны играют и организм сам так реагирует. А может быть выплёскиваются эмоции юноши, который смотрит на этот мир теми же глазами что и я, и не имеет никакой власти над собственным туловищем… по крайней мере, если я его не покидаю.

– Поговори мне тут! – яростно ответил Славик, делая пару стремительных шагов в мою сторону и вскидывая наизготовку оружие. – Это вы пришли в нашу страну! Вы убили тысячи невинных и заставили страдать остальных! Будь моя воля, я бы всех вас… – тут яростная речь революционера оборвалась. Слава с видимым усилием опустил автомат и сделав лицо кирпичом грубо проговорил. – Вставай и на выход.

– Зачем? – всё же поинтересовался лично я. Угрозу расстрела пока никто не опровергал.

– Встал и пошёл! – сквозь зубы бросил Слава, напоказ передёрнув затвор.

 Я встал… Уже начиная прикидывать, смогу ли я справиться с одним террористом. Юдай внутри меня, стал слать флюиды уверенности. Которые говорили, что да – смогу. В голове забрезжили образы боевых искусств, которые с детства вдалбливали в это тело.

 А вот это уже хорошо. Не уж-то хоть раз тактильная память будет в помощь, а не наоборот.

 Но проверить на деле насколько успешно я могу махать кулаками и ногами не пришлось.

 Славик видать был ещё тем болтуном. Потому пока я шёл к нему со смиренным видом, примериваясь чем лучше того вырубить – рукой или ногой, тот выдал интересующую меня информацию.

– Тебя обменяют на наших, так что не обделай штаны раньше времени. А то знаю я вас, дворян. Нос крутите, стоите из себя бог весть что. А на деле – вон. Размазня и слюнтяй. Тьфу!..

 Юдай хотел было уже прописать тому в висок… Но я сдержал этот порыв. Если выпускают, то отстаивать честь какого-то там дворянства, мне точно не с руки. Хм… Интересно. Значит Юдай… то есть я, тоже дворянин? Неплохо-неплохо. Осталось только не умереть, пока я не ознакомлюсь со своими владениями и привилегиями. А то что Славик за языком не следит… Пфф. Собаки лают – караван идёт. Такому даже мстить за дерзость не стоит. Сам всё в будущем поймёт и все локти искусает.

 Сколько провёл я времени в камере, точно не скажу. Но казалось не меньше пары часов. Информации накопилось очень даже много. Осталось добраться до безопасного места и там всё хорошенько обдумать… Так как несмотря на все казусы произошедшие со мной, общая картина стала выглядеть весьма перспективной.

Глава 3

 На этот раз поездка продлилась гораздо дольше. Прежде чем мы достигли пункта обмена пленными, в крытом кузове старого джипа пришлось потрястись около часа. А с учетом разбитой дороги, жёсткого сидения и неудобной позы с прикованными к скамье руками, казалось что прошло не меньше трёх часов. Когда меня отстегнули от скобы, ноги онемели так, что я не смог встать с пассажирского места.

– Ну что ты там возишься? – недовольно спросил Славик, чья небритая, жидкая щетина уже стала как родная.

 Случайно ли или нарочно так получилось, но этот молодой революционер, если считать от появления в этом мире, был со мной от начала и до конца… И положа руку на сердце, хотелось бы побыстрее с ним распрощается.

– Ноги затекли. – ответил я как есть.

– Может тебе пенделя для ускорения дать? – ехидно ухмыльнулся небритыш.

 Плоское чувство юмора никто не оценил. На пункт обмена, в одной машине приехали ещё двое революционеров постарше. Один из которых глянув в сторону остряка, недовольно сказал:

– Не умничай, Слав. Помоги ему выбраться. Надо поскорее убраться отсюда, пока патрули регулярных частей нас не накрыли.

 Молодой повстанец, скривившись, все своим видом показал что он недоволен подобным приказом. Но нарушить его не осмелился. И вот он уже вытаскивает меня из кузова.

 Я капризничать или злорадствовать не стал, а продемонстрировал готовность "работать в команде", чтобы как можно скорее оказаться на онемевших ногах, которые в первые мгновения предательски подогнулись. Кровь запульсировала. Сотни иголочек стали покалывать от пояса до пальцев ног. Хоть и малоприятное ощущение, но оно ни шло не в какое сравнение с болью испытанной в теле умирающего капитана.

После пришлось пройтись пару кварталов пешком. В одном месте даже перебираясь через завал обрушенного многоэтажного здания. Уж не знаю зачем было так усложнять. Как по мне, можно было найти дорогу и на колёсах. Но от вопросов или советов я воздержался. Тем более что уже через минуты полторы мои ноги полностью отошли, и я смог передвигаться сам. Чему был несказанно рад Славик, которому больше не пришлось поддерживать едва ковыляющего "инвалида".

На пункт обмена компания террористов с заложником явилась второй.

Городской двор. Квадрат составленный из нескольких заброшенных многоэтажек. По центру которого, на бывшей детской площадке, нас уже ждала весьма примечательная парочка…

 Высокий, статный брюнет, в бело-золотом мундире, той же расы что и погибший капитан Асано. И невысокая хрупкая девушка, с длинными каштановыми волосами ниспадающие на плечи затянутые в черно-белый эластичный комбинезон… Но самое примечательное, возвышалось у тех за спиной.

 Роботы… А если быть точнее – Боевые Роботы! Чья расцветка, так же повторяла цвета формы пилотов.

 За девушкой, металлической статуей замерла боевая машина двух с половиной метров высотой, чей силуэт обтекаемых форм хотелось назвать – хищными. Чуть приплюснутая "голова", сделана в виде шлема самурая. А в правой руке зажата, немного-немало, а Коса!.. Которой косят… Или которую носит старуха смерть… Только огромная! Трёхметровый-стальной черенок, и широкое изогнутое лезвие… Не цельное. Даже кинув быстрый взгляд на это оружие, становилось понятно, что в него встроены некоторые механизмы предназначенные для распила вражеской брони.

 Второй боевой робот… или, если верить всплывшему из памяти Юдая названию – Кнайт… затмевал собой первого. Как размером так и сокрытой в нём мощью. Почти под четыре метра, бело-золотой колос, замер с опущенной головой в виде рыцарского шлема с красным плюмажем на макушке. На левой руке закреплён геральдический щит, правая свободная. Нужный под образ меч – присутствовал. Так же со встроенными вкладками лезвие, вставлено в крепление на поясе. Не ножны, а просто механическая скоба. И если "клинок" выхватить, ничто не будет путаться в ногах…

 Опять же, оба Кнайта, благодаря памяти Юдая, мне были знакомы. И я сразу мог представить что они могут на поле боя… Так что саркастичных мыслей по поводу "холодного оружия в век цифровых технологий" у меня не возникало… Тем более что я так же "вспомнил", кем мне является эта парочка. Точнее статный парень за спиной которого возвышался бело-золотой гигант.

 "Брат…" – сама по себе всплыла мысль, сразу же за которой хлынула волна стыда и сожаления. Юдай испытывающий подобные чувства, прибывал в смятении… Мне даже пришлось сделать усилие, чтобы отделить эти чувства от собственной личности. Напоминая самому себе, что эти эмоции не мои, а паренька чьё сознание я подмял своим … Судя по всему – весьма закомплексованного паренька.

 Дуло ствола ткнулось в спину, приказывая двигаться дальше.

 Будь "у руля" тела, Юдай, он бы ещё помялся в нерешительности. Но я естественно так себя вести не стал. Гордо вскинув голову и стараясь твёрдо держаться на ногах, зашагал в сторону родной мне парочки… Хотя нет. Родным мне тут был только брат.

 Брошенный взгляд в сторону девушки в чёрно-белом комбинезоне, живо дорисовал в воображении белый передник и такой же чепчик в каштановых волосах. Покопавшись в памяти паренька, требуемая информация нашлась легко и непринуждённо.

 Шайна. Или просто Шай. Боевая спутница старшего брата. По совместительству также являющаяся его телохранителем, личной горничной и весьма вероятно – любовницей. Хотя насчёт последнего пункта Юдай до конца уверен не был.

 

 За этими раздумьями мы уже подошли к брату и Шайне, примерно на двадцатиметровое расстояние.

– Мы выполнили свою часть уговора. Вот ваш. – сказал старший из террористов обращаясь прежде всего к смотрящему на всех с высока статному красавцу. То бишь к брату. – Где наши?

Черноволосый дворянин в бело-золотом мундире, бросил на меня взгляд полный раздражения и сразу же отвернулся к Шайне. Которая после едва заметного кивка, нажала на кнопку пульта управления, что всё это время был у неё в руках.

 Я почувствовал по давлению ствола в спину, как напрягся тяжело дышащий в затылок Славик. Он явно ждал от этой парочки неприятных сюрпризов. Но благо всё обошлось.

 В стороне взревел звук мотора. Во двор въехал бронированный фургон, за рулём которого никого не было. Шайна управляла им дистанционно.

 Серый автомобиль подъехал к бордюру площадки и остановился. После с шипением открылась боковая дверь и в кузове все увидели троих людей одетых по моде революционеров. Руки скованы за спиной.

– Ваши соотечественники. – казалось бы смиренно сказала Шайна… Только вот спокойный тон, совсем не вязался с жёстким взглядом направленным на террористов. – Начинаем обмен?

Старшие товарищи Славика только коротко кивнули. Я спиной почувствовал сильный тычок ствола. Который мне велел шагать вперёд. Пленные террористы, сами выпрыгнули из кузова фургона и поспешили к троице революционеров. И вот, все оказались среди "своих".

– Господин, Юдай. – официально обратилась ко мне Шайна. – Повернитесь пожалуйста. Я сниму с вас наручники…

Сам "господин Юдай" испытывал смешанные чувства. Облегчение со смущением. Я же был холоден и спокоен. С интересом осматривался по сторонам. К примеру Шайна мне понравилась. Как внешне, так и своим поведением. Профессиональным. Холодная, педантичная и смертельно опасная. Если она действительно телохранитель, то брату с ней повезло.

Повернувшись как она и просила, я увидел спины быстро уходящих со двора революционеров. Даже наручников не сняли с только что вызволенных заложников.

 Что? Так не доверяют Шайне и брату?.. Или просто боятся? Ну с учётом замерших статуями кнайтов, бояться им действительно было чего. Такие махины могли легко размазать их по асфальту, и никакое стрелковое оружие им не помогло бы. Чтобы пробить броню этих роботов, нужно было стрелять из базуки, а не из автоматических карабинов.

 Последним я посмотрел на брата…

 Тело Юдая, а точнее голова, было дернулось стыдливо потупить взгляд, но я не позволил этому произойти. А продолжил смотреть в глаза… Изаму. Так звали брата. Который смотрел на меня крайне недовольно. Или если сказать точнее – раздражённо.

– Юдай! – начал тот "головомойку". – Ты хоть понимаешь что мне ради тебя пришлось пойти на нарушения эдикта наместника!

 В голове всплыло воспоминание, про какой указ идёт речь. Для подобных случаев весьма стандартный. Который сводился к простой мысли – не иметь никаких дел с террористами. Вплоть до ведения переговоров, которыми должны были заниматься соответствующие структуры. А то что Изаму обменял меня на троих пленных, как минимум могло привести к  трибуналу, с последующим разжалованием. А как максимум к тюремному заключению.

 Но! Вместе с этим, дворяне, кем собственно я с братом и являлись, руководствовались ещё и негласным рыцарским кодексом. И в случае если бы брат мне не помог, с условием того – что он мог бы помочь, рыцарю, и тем паче рыцарю брату, и об этом узнали бы другие дворяне, то он лишился бы – Чести!.. Проще говоря – авторитета. И прочие собратья-рыцари, перестали бы с ним иметь дела, кроме предписанных высшим руководством.

Вот такая вот загогулина. Я… То есть, Юдай. Нарушив приказ и попав в плен к террористам, поставил своего старшего брата в весьма затруднительное положение. Где он просто не мог не нарушить один из законов. Военно-правовой, или общественно-принятый. Благо для меня он выбрал путь чести, а не законопослушного гражданина… точнее дворянина, между прочим в должности капитана.

 В связи с чем мне только и оставалось сказать:

– Спасибо.

 Но взгляд я всё же не опустил. Продолжая смотреть в глаза гневающемуся старшему брату.

– Спасибо-спасибо. – раздражённо передразнил меня Изаму. А после всё же став успокаивается, добавил. – Подкинем тебя то форпоста, там дойдёшь на своих двоих и скажешь что сам бежал из плена… Или нет. Лучше про плен вообще не говори. Мол был подбит и выбирался из гетто на своих двоих. Понял?

– Да. – кивнул я серьёзно … Хотя на лицо так и лезла улыбка. Так выражались чувства Юдая, который после всего этого был благодарен старшему брату. Как впрочем и я.

 То есть, хоть он и нарушил закон военного времени, но никто из присутствующих, естественно, бежать докладывать в надлежащие структуры не собирался. Тоже весьма обыденное явление – круговая порука.

– Забирайся в фургон.

 Спорить я не стал. Угрозы не наблюдалось. Скорее наоборот. Меня должны были вывести в безопасное место. Где можно будет пристально изучить окружающий мир, и только после этого разработать план дальнейших действий…

 Двери в кабину фургона были без ручек и автоматически открываться не собирались. Потому пришлось забраться в тот же кузов, где только что перевозили пленных террористов.

 Хм. Интересно. Так это были личные пленники Изаму и Шайны? Или они похватали их как только узнали что Юдай попал в плен?.. Хотя это мелочи не стоящие внимания. Так как всё это уже в прошлом. Что на самом деле было интересно, так это – Кнайты!

 Дверь в кузов автоматически закрылась, и я тут же припал к узкому окну фургона.

 Изаму уже подымался на бело-золотого робота при помощи механической лебёдки. На спине почти четырёхметрового робота было видно выдвинутое кресло пилота. И когда брат занял его, выдвижные механизмы задвинули то вовнутрь. После чего Кнайт ожил. Вспыхнули красным глаза сенсоров внешнего вида. Шлем с красным плюмажем повернулась в сторону фургона. Плечи гордо расправились.

 Да. Красивая картина. Чувствовалась в этой машине – безудержная мощь.  Я даже позавидовал и захотел обладать такой игрушкой. Ведь в том мире, я мог позволить себе любую вещь которую можно было купить за деньги. И от этой привычки отказываться не собирался… Тут же в голове всплыли воспоминания, что у меня также был личный кнайт… Тот самый в котором я очнулся. И хоть он и уступал по мощностям и модификациям роботу старшего брата, но тоже был весьма хорош.

 Это были эмоции Юдая. Которые лично у меня вызвали раздражение. Что значит "хоть и уступал – но был хорош". Если чем-то и владеть, то самым лучшим! К чему привыкать к полумерам. Заработать – так миллиард, жениться – так на королеве! Ну да ладно. Со временем всё у меня будет. И если продолжать говорить поговорками, то самая ошибочная из всех, это – "Всё и сразу!" Такого не бывает. Лучший помощник в становлении богатым и влиятельным это терпение.

Фургон уже тронулся когда я обратил внимание на второй кнайт. Шайна не убирая пульт управления далеко, взбиралась на спину чёрно-белого робота, при помощи короткой лестницы… Всё же он был меньше размером. И выдвижного механизма с креслом там не было. Две пластины, на подобии створок раскрыты, куда шатенка в облегающем комбинезоне и забралась. Слабовата машинка…

 И только эта мысль посетила мою голову, как альтер-эго Юдая стало слать флюиды возмущения и несогласия.

Удивившись, я потянулся к воспоминаниям бывшего хозяина этого тела. И надо сказать, раскопал немало интересной информации на тему кнайта Шайны. Мол он сделан небольшого размера специально. Дабы чистокровные дворяне не были оскорблены тем фактом, что простолюдинка имеет кнайт равный их машинам. И чёрно-белую "Смерть" по размерам сделали схожими с Ботами.

 Опять же новое словечко – Бот. Раскопки в голове Юдая, выдали следующую справку.

 Бот – машина которой дозволено пользоваться социальным службам и военнообязанным, оборудованных под нужды той или иной структуры. Полицейские боты имели средства для разгона демонстраций или быстрого задержания правонарушителей. Гражданские боты, к примеру строителей или докеров, не имели никаких военных модификаций. Армейские ближе всех к Кнайтам по функционалу, но с урезанным в половину элементом питания и без сверх необходимых модификаций. Только гарпуны и штатное вооружение. По сути Бот являлся прототип всех антропоморфных роботов – болванкой. На чьей базе уже разрабатывались Кнайты. Причём каждый Дом… То есть дворянский род, не жалел ни времени ни средств, чтобы завербовать-переманить под свою крышу высококвалифицированных инженеров робототехников. Которым в попечение вручалось наилучшее оборудование и ресурсы, для модификации Ботов, в тех самых Кнайтов… Чьё разнообразие, в размерах, мощностях и модификациях, с каждым днём только множилось.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16 
Рейтинг@Mail.ru