Ракетный бум ХХ века

Анатолий Сасов
Ракетный бум ХХ века

Глава 3. Первые пороховые ракеты

Из ряда китайских манускриптов и дошедших до наших дней рисунков следует, что на заре нашей эры в императорской армии использовали так называемые «зажигательные или огненные стрелы». Они представляли собой обычную стрелу, возле острого наконечника которой привязывали горючий материал, пропитанный смолой или маслом. Воспламенив этот состав, стрелу запускали из лука. Дым и огонь от летящей стрелы должны были запугивать противника и устраивать пожары.

После изобретения пороха к древку стрелы стали привязывать мешочек с порохом, мешочек со временем трансформировался в трубку. Трубки, до отказа заполненные порохом, не имели ни сопла, ни углубления, получившего впоследствии название ракетной пустоты. Поэтому такая конструкция не давала никакого реактивного эффекта, а служила только для поддержания яркого огня при быстром полете стрелы.

Тем не менее эти описания в виде легенд и мифов стали питательной средой для формирования в историко-научной литературе мнения о том, что китайские зажигательные стрелы были примитивными пороховыми ракетами [37].

Что касается появления пороховых ракет в Европе, то исследователи истории развития твердотопливных ракет Е.Б. Волков, Г.Ю. Мазинг и В.Н. Сокольский по этому вопросу пишут:

«Хотя в отдельных литературных произведениях и исторических источниках встречаются сведения, дающие основание предполагать о возможности применения в Европе ракет во время боевых действий в XIII веке, однако во всех указанных случаях речь шла о применении устройств, напоминающих ракеты, не европейцами, а их противниками».

Противниками же были монгольские завоеватели, которыми под руководством полководцев Байдара и Орду в период с января по март 1241 года была захвачена практически вся Польша, сожжены такие города, как Краков, Вроцлав, Люблин и другие. В это же время армия хана Батыя ураганом пронеслась через Россию, затем по территории Венгрии и в марте 1242 года двинулась в Сербию и Болгарию [92]. По-видимому, именно с этими событиями связан опубликованный в 1248 году труд английского философа Р. Бэкона, описывающий появление первых пороховых ракет в Европе.

Другим документом о ракетах, дошедшим до наших дней, является рукопись Конрада Кьезера фон Айхштадта, датированная 1405 годом и хранящаяся в университетской библиотеке в Геттингене. Исследователи, изучавшие эту рукопись, пришли к выводу, что она представляет собой описание арабских или византийских достижений в области создания пороховых ракет, которые привозили и использовали в Европе. В рукописи приведены составы дымного пороха, упоминается о гильзах – трубках из пергамента, ракетных стержнях для стабилизации полета ракет. Таким образом, рукопись К. Кьезера дает некоторые представления о состоянии ракетных дел в Европе в конце XIV – начале XV века [37].

Следует отметить, что Р. Бэкон приводит только описание ракет, в рукописи же К. Кьезера на простеньких рисунках изображены корпуса ракет, представляющие собой трубки, свернутые из пергамента. Передний конец трубки завязывали тесьмой, а в противоположном торце трубки закрепляли дюзу – деревянную пробку с отверстием в центре. Для изготовления пергамента использовали шкуры телят, овец, коз и других животных.

Другим информативным трудом в области изготовления ракет является рукопись Конрада Хааса. В настоящее время она хранится в Государственном архиве Румынии.

Рисунки из рукописи К. Хааса подтверждают смысл, который вкладывали китайские и многие восточные историографы, описывая «огненные стрелы» с боевым зарядом и треугольными стабилизаторами. Однако на рисунках видно, что «стабилизаторы» – это тривиальное оперение стрел, и на торцевой части древка стрелы виден паз для тетивы лука. Стрела, несущая привязанный к ней пороховой заряд, – это еще не ракета. Другие рисунки дают некоторые представления об уровне развития пороховых ракет начала XV века.

Революционным событием, оказавшим колоссальное влияние на развитие человечества, стало изобретение печати книг с подвижных металлических наборных литер. Первые книги немецкого изобретателя печати Иоганна Гутенберга появились в Германии в 40-х годах XV века, а к концу 1500 года в Европе действовали уже 1700 типографий [64]. Сегодня, в двадцать первом веке, можно сказать, что книги И. Гутенберга были первым в мире средством массовой информации.

Тиражирование информации в виде печатных работ, их широкое распространение за пределы одного государства, массовая аудитория читателей – это не единственные достоинства изобретения И. Гутенберга. С этого момента исчезла опасность утраты какой-либо информации, накапливаемой человечеством в процессе своего развития. Уничтожение одной или нескольких печатных книг, в отличие от рукописей, уже не приводит к катастрофической потере информации. Исключаются многие ошибки, которые возникали при расшифровке манускриптов и рукописных книг, написанных не всегда внятным каллиграфическим почерком.

Благодаря печатной технологии до наших дней в первозданном виде дошли многие гениальные шедевры творческой деятельности наших предков, во всех сферах их жизнедеятельности. Среди них находится и монография – трактат Каземира Симиновича «Artis magnae artilleriae, pars prima», в переводе на русский язык – «Великое искусство артиллерии, часть первая».

Один из сохранившихся экземпляров первого тиража хранится в Университете Лозанны. В настоящее время оригинал книги на латинском языке, международном языке того времени, оцифрован компанией Google и выложен в Интернете [133].

Книга издана в 1650 году. Кроме 304 страниц текста, она содержит 22 страницы с таблицами и 206 – с рисунками, сделанными самим Каземиром Симиновичем. Монография произвела фурор в среде военных и специалистов в области артиллерии и ракетной техники того времени. В 1651 году она издается на французском языке, в 1676-м – на немецком языке, в 1729 году монография К. Симиновича издается в Лондоне на английском языке. К этому следует добавить, что трактат К. Симиновича был в личной библиотеке Петра I.

Фактически разделы книги К. Симиновича, посвященные ракетной технике, представляют собой учебно-методические пособия по конструированию и подробные технологические инструкции по производству ракет различного назначения – боевые, сигнальные, осветительные, для фейерверков.

Автор подробно излагает технологию изготовления черного пороха. Приводит чертежи ракет, табличные справочные данные, рекомендует конструкционные материалы для изготовления ракет, дает описание технологических процессов всего производственного цикла – от изготовления ракет до их заправки порохом. Для каждого этапа технологического цикла К. Симинович предлагает эскизы технологического оборудования и оснастки. Более того, вводит подобие современного технического контроля – описывает возможные типовые ошибки в изготовлении ракет и рекомендует способы, как их избежать [132].

Вся эта информация была весьма полезна для современников К. Симиновича. А вот идеи компоновок ракет оказались востребованы и в двадцатом, и в двадцать первом веках.

Прежде всего, он обратил внимание на овальную конфигурацию сопла ракеты и ракетной пустоты в пороховом топливе, в виде острого угла. Именно эти элементы обеспечивают наибольшую тягу ракетного двигателя.

В монографии приведена конструкция ракеты, намного опередившая свое время, – составной трехступенчатой ракеты. Предложена узнаваемая идея компоновки ракеты в виде пакета ракетных двигателей, или, как еще называли этот вариант в двадцатом веке, связка ракет. Оба варианта конструкций ракет использованы при создании двухступенчатой пакетной компоновки ракеты, выведшей на околоземную орбиту советский первый искусственный спутник Земли. К. Симинович предложил вместо длинной деревянной рейки устанавливать треугольные стабилизаторы. Большинство современных ракет несут на себе подобные стабилизаторы. Более того, он приводит эскиз классической крылатой ракеты.

Ему же принадлежит идея управления траекторией полёта ракеты. На внешней стенке маршевого ракетного двигателя он предлагает закрепить небольшие ракетные двигатели. Располагают их по восходящей винтовой спирали, которую на эскизе Симинович начертил тонкой линией. Каждая маленькая ракета соединена поджигающим фитилем с рабочим телом (порохом) большой ракеты. После запуска ракета летит вертикально вверх до тех пор, пока пламя внутри большой ракеты не поднимется до поджигающего фитиля нижней боковушки. Её порох воспламеняется, возникшая небольшая сила тяги меняет вектор и соответственно траекторию полета ракеты. Затем аналогичным образом включается вторая боковушка, и ракета вновь меняет траекторию полета, потом третья боковушка…

Таким образом, продолжая подниматься вверх, ракета зигзагами мечется в небе, во время фейерверка – это красиво. Но любой, даже непосвященный в тайны космонавтики читатель, заметит, что с использованием небольших навесных ракетных двигателей, боковушек, осуществляются все маневры искусственных спутников, аппаратов и кораблей, бороздящих космическое пространство в XXI веке.

К. Симинович впервые предложил проект ракеты с разделяемой головной частью, содержащей четыре небольшие ракеты, в современной терминологии четыре боеголовки. В конце полета ракеты догорающий порох через отверстия в диафрагме, разделяющей головную часть ракеты от двигателя, поджигает пороховой заряд головной части ракеты. Взрыв разрушает корпус ракеты и одновременно поджигает порох четырех ракет, которые начинают полет каждая по своей траектории.

Это красиво при фейерверках и очень опасно для тех, над кем произойдет разделение головной части российской ракеты «Ярс».

Немного о главном конструкторе пороховых ракет семнадцатого столетия. Родился Каземир Симинович в 1600 году на территории современной Белоруссии, поэтому его считают белорусом. Польские историки считают его польским инженером. Литовские историографы утверждают, что он родился в семье литовского шляхтича. Невзирая на дискуссию о гражданстве автора, труды К. Симиновича интернациональны и принадлежат нашей цивилизации.

 

Однако, как в Книге Книг писал Екклесиаст, гл. 1, 10: «Бывает нечто, о чем говорят: «смотри вот это новое»; но это было уже в веках, бывших прежде нас». И действительно. Биограф Каземира Симиновича, П.К. Кравченко, в своей работе «Жизнь Каземира Симиновича и судьба его творения» писал: «Интересно, что К. Симинович точно предугадал судьбу своих открытий. Он писал, что его труды по прошествии столетий будут забыты, а его изобретения присвоят себе более поздние авторы» [79].

Труды Каземира Симиновича в значительной степени повсеместно способствовали развитию ракетной техники. Однако при этом никаких принципиальных нововведений в конструкцию ракеты не наблюдалось. В части технологии их изготовления предпринимались попытки кроме картонных корпусов ракет изготавливать их из дерева и покрывать парусиной, пропитанной горячим клеем [37]. Уровень развития ракетостроения к середине восемнадцатого столетия достиг своего апогея, наступил застой.

Иначе обстояли дела в промышленности. Бурно развивалась металлургия, формировалась металлообрабатывающая отрасль. Английский инженер Г. Корт в 1784 году запатентовал способ выделки листового железа методом прокатки заготовки металла между вращающимися валками. К началу восемнадцатого столетия листовой прокат производился уже в промышленных объемах.

В эти же годы, во время обороны города Серингапатам, индусы успешно применяли против английских захватчиков боевые пороховые ракеты, изготовленные из бамбука и снабженные деревянными хвостами для стабилизации полета. Учитывая эффективность нового оружия, некоторые образцы были вывезены в Англию. Там ими заинтересовался полковник Уильям Конгрев.

Изучив конструкцию оружия противника и технологию изготовления ракет, он первым заменил общепринятый в ракетной технике того времени картонный корпус ракеты металлическим. Кроме этого, путем логических умозаключений У. Конгрев перенес рейку, стабилизирующую полет ракеты, в центр, по продольной оси ракеты. Такое техническое решение способствовало повышению стабильности траектории полета ракеты [98].

Однако, как уже отмечалось, середина восемнадцатого века принципиальных новшеств в конструкцию пороховых ракет не привнесла. Обусловлено это было как отсутствием теории работы порохового двигателя, так и методик аэродинамических расчетов корпуса ракеты. А все усовершенствования ракет, из десятилетия в десятилетие, осуществлялись методом проб и ошибок, базировались на интуиции и догадках людей, занимающихся ракетным оружием.

Традиционная, выработанная веками технология изготовления пороховых ракет из картона, выявила самый простой, наиболее технологичный прием изготовления донной части ракеты – в виде выпуклой полусферы. При изготовлении дна из дерева для закрепления картонной гильзы с помощью затяжки бандажом на наружной поверхности заготовки протачивали кольцевые выемки.

Для того чтобы в этом месте не ослаблять деревянную конструкцию и одновременно уменьшить массу дна, внутреннюю поверхность дна вытачивали вогнутой, а внешнюю поверхность – выпуклой. Таким образом, не имея представления о законах аэродинамики сопла, древние создатели ракет нашли оптимальную конструкцию донной части ракеты.

Полковнику У. Конгреву достались индийские ракеты, изготовленные из бамбука.

Бамбук имеет полый стебель, от которого отходят побеги. В местах, где побеги выходят из стебля, образуются утолщения. Они называются узлами, а части ствола между узлами – междоузлиями. Высокая прочность междоузлия обеспечивается тем, что и верхнюю и нижнюю его поверхности природа сформировала в виде полусфер, направленных навстречу друг другу выпуклыми криволинейными поверхностями.

Индийскому создателю ракеты оставалось лишь просверлить по центру междоузлия отверстие и получалось вполне приличное сопло. Так благодаря простоте технологии изготовления ракет из картона с использованием дерева и ракет из бамбука, форма которого обусловлена природой самого бамбука, их сопла имели идентичные конфигурации.

Конгрев проигнорировал природную форму бамбукового сопла и пошел по технологическому пути. Дно своей железной ракеты он тоже сделал в виде полусферы. Но с целью упрощения операции присоединения дна к корпусу выпуклую часть дна он направил вовнутрь ракеты. Это была его грубая ошибка. Форма сопла бамбуковой ракеты способствует формированию ламинарного потока газообразных продуктов сгорания пороха. Поэтому увеличивается скорость истечения газов и, как следствие, увеличивается сила тяги реактивного двигателя.

Для случая металлической ракеты У. Конгрева в зоне вогнутой внутрь чашки сопла по ходу потока газов образуется зона турбулентности, то есть завихрения. В результате резко уменьшается коэффициент полезного действия двигателя и снижается его сила тяги. Поэтому, несмотря на то, что прочный железный корпус ракеты позволял загружать в ее двигатель значительно большее количества пороха, чем в бамбуковую ракету, изделия полковника У. Конгрева летали ненамного дальше, чем индийские бамбуковые ракеты [23].

В России разработкой боевых ракет в начале XIX века занимались чиновник пятого класса провиантского штата Алексей Иванович Картмазов и полковник Александр Дмитриевич Засядко. Свою деятельность в ракетной технике они начинали не с нуля.

Наследник английского престола Георг IV подарил несколько английских ракет Конгрева российскому императору Александру I, которые в 1811 году были переданы для исследования А.И. Картмазову. Тактико-технические характеристики разработанных на их основе Картмазовым и Засядко ракет несколько превышали лучшие показатели ракет Конгрева, в частности дальность полета ракет увеличилась до 3000 метров. Однако никаких принципиально новых конструкторско-технологических решений при создании этих ракет найдено не было [5].

Подводя промежуточный итог нашего анализа, можно сказать, что характерной чертой развития ракетной техники до XIX века было преобладание эмпиризма, отсутствие теоретических основ конструирования и производства ракет. Усовершенствования, вносимые в конструкцию ракет, как правило, не опирались на результаты теоретических или экспериментальных исследований. Практика опережала теорию, умели больше, чем понимали.

Процесс накопления информации всегда продолжается до тех пор, пока ее количество не станет критическим и не начнет переходить в качество. И такой переломный момент в истории ракетостроения наступил. Здесь уместно привести фразу выдающегося ученого, российского химика Д.И. Менделеева – «Наука начинается там, где начинаются измерения».

Первые измерения эксплуатационных параметров пороховых ракет осуществил Константинов Константин Иванович, генерал-лейтенант, российский учёный и изобретатель в области артиллерии и ракетной техники.

Ракеты XIX века были оружием кустарным, изготовлялись вручную, на глазок и уже поэтому не были одинаковыми. Каждая ракета хоть и немного, но отличалась от другой ракеты. К.И. Константинов писал, что необходимо создать «математическую теорию конструкции и стрельбы ракет». Теория требовала практической проверки, и Константинов стал первым в мире инженером, который понял, что качество ракеты нуждается в объективной научной оценке.

В 1847 году Константинов построил ракетный баллистический маятник, на котором установил закон изменения движущей силы ракеты во времени. При помощи этого прибора он исследовал влияние формы и конструкции ракеты на её баллистические свойства, заложив научные основы расчёта и проектирования ракет.

Примечательно то, что спустя почти сотню лет маятник К.И. Константинова использовался в 1933 году сотрудниками Ленинградской газодинамической лаборатории, при доводке первого в мире электрического ракетного двигателя конструкции В.П. Глушко.

Бывший сотрудник и соратник академика В.П. Глушко, Соколов В.С., в монографии, посвященной освоению космоса, пишет: «Особо следует отметить значение изобретенного Константиновым устройства для опытного определения скорости полета на отдельных участках траектории ракет и артиллерийских снарядов. В основе действия устройства лежали измерения дискретных интервалов времени между импульсами электрического тока, точность которых была доведена до 0,00006 с. Это было поразительным по тому времени достижением практической метрологии» [135].

В 1861 году К.И. Константинов опубликовал в Париже на французском языке книгу «О боевых ракетах». В 1864 году ее опубликовали на русском языке в России. На тот момент это была единственная в мире фундаментальная монография по данной теме. Выдающейся заслугой К.И. Константинова является то, что им впервые была сделана попытка научного подхода к вопросам конструирования ракет и заложены основы экспериментальной ракетной динамики. Наступал конец эмпирики.

Время неумолимо продолжало свой бег, заканчивался девятнадцатый век. К этому моменту в армиях большинства развитых стран на вооружение была принята нарезная артиллерия. В 1864 году немецкий инженер А. Крупп изобрел клиновой затвор для орудий, заряжаемых с казенной части.

Впоследствии орудия снабдили противооткатными устройствами, дуговыми и оптическими прицелами. Были разработаны новые сорта артиллерийского бездымного пороха. В результате к началу двадцатого века скорострельность орудий достигала до 10 выстрелов в минуту при дальности стрельбы до 8000 метров, повысилась точность стрельбы [24].

К началу двадцатого века были созданы новые дымные и бездымные пороха, производство ракет уже базировалось на научной основе, и заранее можно было рассчитать тяговую силу ракеты, её тактико-технические характеристики. Но при всем при этом ракеты того периода по всем показателям многократно уступали артиллерийским системам. Поэтому производство боевых ракет пошло на убыль, на вооружении войск остались только сигнальные и осветительные ракеты. В большом количестве продолжали выпускать ракеты только для праздничных фейерверков.

Глава 4. Ракетный бум начала двадцатого века

Мечта человечества о полётах в воздушном пространстве, возможно, впервые была реализована в Китае. В рукописях VI века нашей эры описан полёт человека, привязанного в виде наказания к бумажным змеям [62]. Реально же первый полёт на аппарате тяжелее воздуха совершил Касим Аббас ибн Фирнас – андалусский врач, инженер, изобретатель метронома и водяных часов. В 875 году он прыгнул с небольшого холма с изготовленным им аппаратом, который представлял собой каркас с крыльями из шёлка. Потоки воздуха подхватили его, полет продолжался около десяти минут. Поэтому Аббаса ибн Фирнаса можно считать первым изобретателем дельтаплана [1].

Начало двадцатого века характеризуется бурным развитием всех отраслей металлургической промышленности, химии, электроэнергетики и всего того, что со временем послужило фундаментом для создания атомной бомбы и космического корабля. Европа покрылась сетью железных дорог, соединяющих практически все крупные промышленные центры континента.

Человек наконец-то по-настоящему оторвался от Земли, построив летательные аппараты легче воздуха большой грузоподъемности – дирижабли. Соорудил летательные аппараты тяжелее воздуха, без мотора – планеры, часами парящие в восходящих потоках воздуха. Изобретя двигатель внутреннего сгорания, создал самолет, автомобиль, глиссер, аэросани и еще множество полезных и опасных для человека и природы устройств. И наконец, создав каучуковые шины, накачиваемые воздухом, получил самый популярный вид транспорта – велосипед.

Но на фоне всего этого очевидного благополучия, возможностей перемещаться по и над поверхностью морей и суши, человек не оставил мысли заглянуть за горизонт своей планеты. Не смог забыть вопрос, заданный еще его пращурами: «А что там, на звездах и дальше?»

И нетрудно понять наших талантливых предков. Имея хорошо отработанную технологию изготовления пороховых ракет и самые разнообразные новейшие виды транспорта, они решили начать путешествие к звездам с создания наземных ракетных и воздушно-ракетных конструкций.

Пороховые ракеты дали толчок конструкторской мысли, направленной на исследование принципов реактивного движения. Законы физики, открытые и опубликованные Исааком Ньютоном в 1731 году, показали теоретическую возможность преодолеть земное притяжение и вылететь человеку в бескрайние космические просторы. Однако скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Реализацию всех фантастических идей во все века начинали романтики. Для этих представителей рода человеческого окружающая среда и личная жизнь вторичны, а все их устремления направлены на достижение цели.

Но, увы, движение к цели требует значительного количества труднодоступных материальных ресурсов. Сосредоточившись на решении научно-технических вопросов, отключившись от реальной жизни, они совершенно беспомощны в вопросах добычи финансов. И здесь считаю уместным провести небольшой автобиографический экскурс, связанный с эпизодом общения с австралийским миллионером из города Сараматта, пригород Сиднея.

 

Мишель Болгофф, российский потомственный дворянин. Родители до революции работали в одной из восточных стран. После революции уехали в Австралию. В 1998 году Мишель гостил у своих знакомых в Москве. По стечению обстоятельств целую неделю мы провели вместе. При расставании он сказал: «Анатоль, я за тобой постоянно наблюдал. Ты романтик! А романтики все дураки! Ты никогда не будешь богатым!»

Поэтому становятся понятны проблемы одного из немецких пионеров ракетной техники Макса Валье. Он разработал программу использования ракет в качестве двигателей различных транспортных средств. В своей автобиографии он пишет:

«К сожалению, у меня не было ни денег, ни технических средств, для того чтобы доказать на практике справедливость защищаемых мною положений. Тщетно я пытался путем прочтения более двухсот лекций во всех странах, говорящих на немецком языке, и литературной деятельности собрать средства, необходимые для осуществления моего проекта собственными силами. При таком положении вещей я, наконец, осенью 1927 г. отказался от мысли об осуществлении моего проекта собственными силами и решил искать финансовой поддержки на стороне» [32].

Ему удалось заинтересовать своей программой владельца автомобильной фирмы Фрица фон Опеля. Второй «жертвой» Валье стал инженер Фридрих Зандер, который был владельцем и директором завода, выпускавшего сигнальные ракеты. Таким образом, собралась компания, решившая реализовать фантастическую идею – езду человека на экипаже по земной поверхности, используя в качестве двигателей пороховые ракеты.

Совместные усилия М. Валье и Ф. Зандера при разработке мощных по тем временам пороховых ракет увенчались успехом. На заводе фирмы «Опель», в Рюссельсхейме на Майне, на серийный автомобиль «Опель» была установлена деревянная насадка, на которой были закреплены две пороховые ракеты. В три часа дня 12 марта 1928 года известный автомобильный гонщик Курт Фолькхарт стартовал на этой диковинной машине. После включения поджигания ракет автомобиль пришел в движение. Первый в мире автопробег с ракетными двигателями длился 35 секунд, в течение которых он преодолел 150 метров.

Для официального старта первого в мире ракетного автомобиля на фирме «Опель» был построен специальный автомобиль под названием «Опель Рак 1». По форме он напоминал гоночную машину. На нем были установлены двенадцать ракет. Время горения одной ракеты составляло полторы-две секунды. Пилотируемый Куртом Фолькхартом автомобиль развил скорость 120 километров в час, проехав по автомобильному полю 1500 метров. Затем были «Опель Рак 2» с двадцатью четырьмя ракетами и другие ракетомобили. Но первые два были первыми в истории транспортными средствами, которые пороховые ракетные двигатели привели в движение.

Одновременно с проектом наземного ракетного транспорта М. Валье в сотрудничестве с авиаконструктором А. Липпишем работал над созданием модели бесхвостого планера, оснащенного двумя пороховыми ракетами. Успешные испытания модели, проведенные в начале июня 1928 года, подтвердили реальность полета человека на планере с ракетными двигателями [125].

Для реализации этой идеи был выбран планер типа «Утка». Особенности его конструкции заключаются в том, что рули высоты и направления вынесены на нос фюзеляжа планера, впереди пилота. А фюзеляж с крылом, установленным на его верхней поверхности, заканчивается за его спиной. Планеры такого типа обладают гораздо большей статической устойчивостью и лучшей способностью выдерживать большие ускорения, чем бесхвостые планеры типа «летающее крыло». Две пороховые ракеты были закреплены на конце фюзеляжа, позади пилота. Поэтому вырывающиеся из ракет языки пламени не могли задеть каких-либо частей планера. Такая конструкция планера обеспечивала его полную пожарную безопасность.

Первый успешный полет на ракетоплане с пороховыми ракетными двигателями совершил в июне 1928 года известный немецкий авиатор и руководитель Рёнской школы летчиков Фридрих Штамер. Его полёт длился около восьмидесяти секунд и пролетел он за это время приблизительно полтора километра [125]. Это был первый в истории нашей цивилизации полет человека с использованием ракетных двигателей!

Но этим полётом идеи М. Валье не были исчерпаны. Его проект железнодорожной дрезины с ракетными двигателями реализовали Фриц фон Опель и Фридрих Зандер. Ими была сконструирована и построена железнодорожная дрезина, получившая название «Опель Рак 3». На участке железнодорожного пути Ганновер – Целле 23 июня 1928 года был произведен первый в мире заезд ракетного железнодорожного транспорта. Дрезина весом около 400 килограммов, движимая 10 ракетами, сдвинулась с места и развила скорость 281 км/час [32].

Следующее использование ракетных двигателей в наземном транспорте Валье осуществил зимой. Он изготовил ракетные сани, названные «Валье-Рак-Боб 1». Их длина равнялась шести метрам. Пятьдесят шесть пороховых ракет были укреплены непосредственно позади спинки сиденья водителя. Первый пробег саней был осуществлен 22 января 1929 года, на шлейсхеймском аэродроме близ Мюнхена. Несмотря на сырой снег, сани легко сдвинулись с места, развили скорость, доходившую до 110 км/ час, и проехали расстояние в 130 метров.

Проведение экспериментов с пороховыми ракетами широко освещалось в средствах массовой информации. Доступность выпускаемых пороховых ракет привела к настоящему буму в Европе. Автор статьи «1930 годы – ракетные велосипеды» пишет: «Вообще, ракеты тогда лепили куда попало и с разной степенью успеха. Но максимальную популярность имели ракетные велосипеды. Устраивались даже гонки на ракетных велосипедах. Немецкий инженер Herr Rihter на своём ракетном велосипеде «Raketenrad» 23 марта 1931 года достиг скорости 90 километров час» [112].

Однако всё это было лишь увертюрой к главному назначению ракет – полётам человека в космическое пространство. По мнению М. Валье, первым высказавшим убеждение в технической осуществимости космического корабля и предложившим всесторонне продуманную его конструкцию был Герман Гансвиндт. В 1893 году в докладе, прочитанном в Берлинской филармонии, он представил свой проект обитаемого «корабля вселенной». Двигатель такого корабля Гансвиндт представлял себе в форме толстостенного стального колокола. В его камеру сгорания автоматическое устройство поочерёдно загружает динамитные патроны, размещённые на длинной ленте. Изменение направления полета достигается поворотом взрывного цилиндра. Для спуска необходимо производить взрывы в обратном направлении [32].

Проект Гансвиндта подарил энтузиастам космических полетов надежду на полёты за пределы Земли и досягаемость звездных миров. Много сил, энергии и средств было затрачено ими на совершенствование пороховых ракет и их использование в наземных средствах передвижения. Анализируя результаты экспериментов по использованию пороховых ракет, можно сказать, что нереализованный проект Гансвиндта для своей эпохи был вершиной творчества конструкторов машин с ракетными твёрдотопливными двигателями. Однако ракеты с топливом в виде взрывчатых веществ имели большие недостатки. Прежде всего, уровень развития химии не позволял создавать вещества с большим запасом тепловой энергии. Время горения пороховой ракеты очень мало, и её нельзя включить повторно.

Поэтому создатели ракетной техники вынуждены были начать поиск новых видов высококалорийного горючего и принципиально новых конструкций ракетных двигателей.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru