Средневековые хронологи «удлинили историю». Математика в истории

Анатолий Фоменко
Средневековые хронологи «удлинили историю». Математика в истории

В целом хронология Ньютона существенно короче скалигеровской, принятой сегодня. Большинство событий, датируемых ранее эпохи Александра Македонского, Ньютон передвинул вверх, в сторону «омоложения», то есть ближе к нашему времени. Однако его ревизия не столь радикальна, как в трудах Н. А. Морозова, который считал, что древняя хронология является достоверной лишь начиная с IV века н. э. Отметим, что Ньютон в своих хронологических исследованиях не продвинулся выше начала н. э.

Сравнивая выводы Ньютона с принятой сегодня скалигеровской версией хронологии, современные комментаторы неизбежно приходят к мысли, что Ньютон ошибался. Вот принятая сегодня точка зрения на этот счет: «Не имея расшифровки клинописи и иероглифов, не имея данных археологии, тогда еще не существовавшей, скованный презумпцией достоверности библейской хронологии и верой в реальность того, что рассказывалось в мифах, Ньютон ошибался не на десятки и даже не на сотни лет, а на тысячелетия, и его хронология далека от истины даже в том, что касается самой реальности некоторых событий. В. Уинстон писал в своих воспоминаниях: «Сэр Исаак в области математики нередко прозревал истину только путем интуиции, даже без доказательств… Но этот же сэр Исаак Ньютон составил хронологию… Однако эта хронология убеждает не больше, чем остроумный исторический роман, как я окончательно доказал в написанном мной опровержении этой хронологии. О, каким слабым, каким чрезвычайно слабым может быть величайший из смертных в некоторых отношениях»».

Что же предлагал Ньютон? В основном он проанализировал хронологию Древнего Египта и Древней Греции ранее начала новой эры. На анализ более поздних эпох у него, по-видимому, не хватило времени: труд Ньютона по хронологии был опубликован лишь в последний год его жизни. Например, скалигеровская версия хронологии относит начало правления первого египетского фараона Менеса (Мены) примерно к 3000 году до н. э. Ньютон же утверждал, что это событие датируется всего лишь 946 годом до н. э. Сдвиг вверх составляет, следовательно, примерно 2000 лет. Если в наше время миф о Тезее датируется XV веком до н. э., то Ньютон считал, что описываемые в нем события происходили около 936 года до н. э. Следовательно, сдвиг дат вверх составляет примерно 700 лет. Если сегодня древняя Троянская война датируется примерно 1225 годом до н. э., то Ньютон утверждал, что она имела место в 904 году до н. э. Следовательно, сдвиг дат вверх составляет примерно 330 лет. И так далее.

Коротко, основные выводы Ньютона выглядят так. Часть истории Древней Греции поднята им вверх (во времени) в среднем на 300 лет (ближе к нам). История Древнего Египта (охватывающая, согласно сегодняшней версии, несколько тысяч лет – примерно от 3000 года до н. э. и выше) поднята вверх и спрессована Ньютоном в отрезок времени длительностью всего в 330 лет: от 946 до 617 года до н. э. Причем некоторые фундаментальные даты древней египетской истории подняты Ньютоном вверх примерно на 1800 лет.

НИКОЛАЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ МОРОЗОВ

В современную эпоху первым исследователем, по-настоящему широко и радикально поставившим вопрос о научном обосновании общепринятой хронологии, был Николай Александрович Морозов (1854–1946) – выдающийся русский ученый-энциклопедист (рис. 9).

Рис. 9. Николай Александрович Морозов


Судьба его сложилась непросто. Отец Морозова, Петр Алексеевич Щепочкин, был богатым помещиком, принадлежал к старинному дворянскому роду. Прадед Морозова по отцовской линии состоял в родстве с Петром I. Мать – крепостная крестьянка Анна Васильевна Морозова. П. А. Щепочкин женился на ней, предварительно дав ей вольную, но не закрепил брак по церковному обряду, отчего их дети носили фамилию матери.

В двадцать лет Морозов стал народовольцем. В 1881 году был приговорен к бессрочному заключению. Отбывая заключение в Петропавловской и Шлиссельбургской крепостях, самостоятельно изучил химию, физику, астрономию, математику, историю. После освобождения из крепости в 1905 году занимался активной научной и научно-педагогической деятельностью. После Октябрьской революции стал директором естественно-научного института имени Лесгафта. Здесь он при поддержке группы энтузиастов и сотрудников выполнил основную часть своих известных исследований по древней хронологии (методами естественных наук). С 1932 года Морозов – почетный член Академии наук СССР.

Еще в 1907 году Морозов издал книгу «Откровение в грозе и буре», где проанализировал датировку евангельского Апокалипсиса и пришел к выводам, противоречащим скалигеровской хронологии. В 1914 году выпустил книгу «Пророки», в которой на основе астрономической методики пересмотрел общепринятую датировку библейских пророчеств. В 1924–1932 годах Морозов опубликовал фундаментальный семитомный труд «Христос» (первоначальное название «История человеческой культуры в естественнонаучном освещении»), где изложил развернутую критику скалигеровской хронологии. Важным выводом, сделанным им, является признание необоснованности концепции, лежащей в основе принятой сегодня хронологии.

Проанализировав огромный материал, Морозов выдвинул и частично обосновал фундаментальную гипотезу, что скалигеровская хронология древности искусственно растянута, удлинена по сравнению с реальной историей. Гипотеза базируется на обнаруженных им «повторах», то есть текстах, описывающих, вероятно, одни и те же события, но датированных разными годами и считающихся сегодня различными. Выход в свет труда «Христос» вызвал оживленную полемику, отголоски которой все еще можно найти и в современной литературе. В ходе ее были высказаны некоторые справедливые возражения, однако в целом критическую часть этого труда оспорить не удалось.

Судя по всему, Морозов не знал о сходных идеях И. Ньютона и Э. Джонсона, практически забытых к его времени. Тем удивительнее, что многие выводы Морозова хорошо согласуются с позицией этих ученых. Но Морозов поставил вопрос существенно шире и глубже своих предшественников, распространив критический анализ вплоть до VI века н. э. и обнаружив и здесь необходимость в коренных передатировках. Хотя Морозову также не удалось выявить какую-либо систему в хаосе этих передатировок, его исследования находятся на качественно более высоком уровне, чем анализ Ньютона. Морозов был первым ученым, понявшим, что в передатировках нуждаются не только события античной, но и средневековой истории. Тем не менее Морозов не пошел в своих исследованиях выше VI века н. э., считая, что принятая сегодня версия хронологии VI–XIII веков более или менее верна. (В дальнейшем мы увидим, что это его мнение оказалось ошибочным.) Таким образом, вопросы, поднимаемые в нашей работе, ставятся далеко не впервые. То, что век за веком они – практически одни и те же – возникают вновь и вновь, говорит, что проблема действительно существует. А тот факт, что независимо предлагаемые изменения хронологии древности (И. Ньютоном, Э. Джонсоном, Н. А. Морозовым) принципиально близки друг другу, свидетельствует: именно в этом направлении и находится решение исследуемой нами «хронологической проблемы».

ПРОБЛЕМА ДОСТОВЕРНОСТИ РИМСКОЙ ХРОНОЛОГИИ И ИСТОРИИ. ГИПЕРКРИТИЦИЗМ XIX ВЕКА

Рассмотрим ситуацию с римской хронологией, поскольку ей принадлежит ведущая роль в глобальной хронологии древности. Широкая критика «традиции» началась еще в XVIII веке – в основанной в 1701 году в Париже «Академии надписей и изящных искусств», где в 20-е годы этого столетия развернулась дискуссия о достоверности римской традиции вообще (Пуйи, Фрере и др.). Накопившийся материал послужил основой для еще более углубленной критики «традиции» в XIX веке.

Одним из крупных представителей этого научного направления, получившего название гиперкритицизма, был известный немецкий историк Теодор Моммзен, заявлявший, например, следующее: «Хотя царь Тарквиний Второй был уже совершеннолетним к моменту смерти своего отца и воцарился через тридцать девять лет после того, тем не менее он вступает на престол юношей.

Пифагор, прибывший в Италию почти за целое поколение до изгнания царей (509 год до н. э. – Авт.), тем не менее считается римскими историками за друга мудрого Нумы (предполагается, что он умер около 673 года до н. э.; то есть здесь рассогласование достигает, по крайней мере, 100 лет – Авт.). Государственные послы, отправленные в Сиракузы в 262 году от основания Рима, ведут там переговоры с Дионисием Старшим, вступившим на престол через восемьдесят шесть лет после того (348)».

«Гиперкритики» признавали, что скалигеровская хронология Рима покоится на весьма шатких основаниях. Например, между различными датировками такого ключевого события, как основание Рима, существует расхождение в 500 лет.

Дело в том, что, по мнению Гелланика и Дамаста (якобы живших в IV веке до н. э.), поддержанному позднее Аристотелем, Рим был основан Энеем и Одиссеем (и назван по имени троянки Ромы). То есть основание Рима происходит сразу после завершения Троянской войны, участниками которой были и Эней, и Одиссей. Но в принятой сегодня скалигеровской хронологии Троянская война (якобы XIII век до н. э.) отстоит от основания Рима (якобы VIII век до н. э.) примерно на 500 лет. Но тогда получается:

либо Рим был основан на 500 лет раньше,

либо Троянская война произошла на 500 лет позже,

либо древние хронисты сообщают заведомую неправду, будто бы Эней и Одиссей основали Рим.

Кстати, а как быть в таком случае с Ромулом? Или «Ромул» попросту другое имя того же Одиссея? Одним словом, вопросов возникает много. И чем дальше мы будем продвигаться, тем их будет больше. Между прочим, по другой версии, название города было дано Ромом – сыном Одиссея и Кирки. Не означает ли это, что Ром (или Рем – брат Ромула) – сын Одиссея? С точки зрения скалигеровской хронологии это невозможно, но скалигеровская версия может ошибаться. Такое колебание важной даты «основания Города» – Рима – существенно сказывается на датировках большого числа событий, отсчитываемых «от основания Рима (Города)» (как, например, в знаменитой «Истории» Тита Ливия). Кстати, отождествление Города именно с итальянским Римом – это еще одна гипотеза скалигеровской хронологии. Однако не исключено, что под Городом могли понимать и Рим на Босфоре, то есть Константинополь. Подробнее об «античном» Риме см. нашу книгу «Царский Рим в Междуречье Оки и Волги».

 

Вообще, как считают историки, «римская традиционная история дошла до нас в сочинениях весьма немногих авторов; самым значительным из этих трудов является, без сомнения, исторический труд Тита Ливия». Считается, что Тит Ливий родился около 59 года до н. э. и описал историю Рима примерно за 700 лет. Из 144 его книг сохранилось 35; первое издание было опубликовано в 1469 году по утраченной рукописи неизвестного происхождения; позднее в Гессене была найдена рукопись, содержащая еще 5 книг.

Т. Моммзен писал: «В отношении… всемирной летописи дело обстояло еще хуже… Развитие археологической науки позволяло надеяться, что традиционная история будет проверена по документам и другим надежным источникам; но надежда эта не оправдалась. Чем больше было исследований и чем глубже они становились, тем отчетливее выяснялись трудности написания критической истории Рима». Более того, продолжает Моммзен, «ложь в цифровых данных была проведена систематически вплоть до современного исторического периода… Он (римский хронист Александр Полигистор – Авт.) подал пример, как поставить недостававшие пятьсот лет от падения Трои до возникновения Рима в хронологическую связь (напомним, что, по приведенной нами выше другой хронологической версии, отличной от принятой сегодня, падение Трои произошло непосредственно перед основанием Рима, а не за 500 лет до этого – Авт.)… и наполнить этот промежуток одним из тех бессодержательных списков царей, которые, к сожалению, были в таком ходу у египетских и греческих летописцев; судя по всем данным, именно он вызвал на свет царей Авентина и Тиберина и альбанский род Сильвиев, которых впоследствии потомство не упустило снабдить собственными именами, определенными сроками царствования и, для вящей наглядности, даже портретами».

Т. Моммзен был далеко не единственным ученым, предлагавшим провести ревизию важнейших дат античности. Развернутое изложение ультраскептической точки зрения, ставившей под сомнение правильность хронологии «Царского Рима» и вообще достоверность наших знаний о первых пяти веках римской истории, дали и другие авторы.

Историк Н. Радциг, например, отмечал: «Дело в том, что римские летописи до нас не дошли, а потому все наши предположения мы должны делать на основании римских историков-анналистов. Но и тут… мы сталкиваемся с большими затруднениями, из которых главное то, что и анналистов мы имеем в весьма плохом виде». Считается, что в римских фастах (хрониках) велась погодная (то есть по годам) запись всех должностных лиц античного Рима. Эти таблицы могли бы в принципе послужить надежным «скелетом» хронологии. Однако историк Г. Мартынов задается вопросом: «Но как же согласовать с этим постоянные разногласия, какие мы встречаем у Ливия на каждом шагу, в именах консулов, более того, частый пропуск их и, вообще, полный произвол в выборе имен?. Фасты испещрены неправильностями, в которых подчас невозможно разобраться. Уже Ливий сознавал шаткость этой главной основы своей хронологии». Мартынов резюмирует: следует «признать, что ни Диодор, ни Ливий не имеют правильной хронологии… Мы не можем доверять полотняным книгам, опираясь на которые Лициний Макр и Туберон дают совершенно противоречивые указания. Наиболее, по-видимому, достоверные документы, и те, при более тщательном рассмотрении, оказываются подложными, сфабрикованными много позже».

Впрочем, хронолог прошлого столетия Э. Бикерман убежден в следующем: «Поскольку имеются полные списки консулов за 1050 лет… то можно легко определить юлианскую дату для каждого из них при условии, что древние даты достоверны». Но при этом молчаливо предполагается, будто достоверно известна дата «основания Рима» по юлианскому календарю. А ведь показанные нами выше 500летние колебания этой даты вызывают аналогичные колебания всего консульского списка, а следовательно, и колебания всей римской истории, нанизанной на этот список.

ТРУДНОСТИ УСТАНОВЛЕНИЯ ПРАВИЛЬНОЙ ХРОНОЛОГИИ ЕГИПТА

Существенные расхождения между хронологическими данными древних источников и установленной в XVI веке глобальной хронологией древности были вскрыты и по другим разделам мировой истории. Так, значительные трудности сопровождали установление хронологии Египта, где многие документы в хронологическом плане противоречат друг другу.

Например последовательно и связно излагая историю Египта, Геродот в своей «Истории» ставит рядом фараонов Рампсинита и Хеопса, назвав Хеопса преемником Рампсинита. Современный комментатор уверенно «поправляет» Геродота: «Геродот путает хронологию Египта: Рампсинит (Рамзес II) – царь XIX династии (1345–1200 гг. до н. э.), а Хеопс – IV династии (2600–2480 гг. до н. э.)».

Здесь рассогласование с принятой сегодня хронологической версией достигает более 1200 лет. Вообще, по словам комментатора, «Геродотова хронология царей не соответствует царской хронологии во фрагментах царских списков Манефона». Обычно хронология Геродота существенно «короче» скалигеровской. Например, сразу после фараона Асихиса он ставит фараона Анисиса, то есть якобы делает скачок от конца IV династии (около 2480 года до н. э.) к началу эфиопского владычества в Египте (около 715 года до н. э.). Это скачок в 1800 лет.

Отметим, что далеко не всегда очевиден выбор какой-либо одной хронологической версии из нескольких противоречащих друг другу. Это отразилось, например, в борьбе между сторонниками так называемых короткой и длинной хронологий Египта, развернувшейся в XIX веке. В настоящее время условно принята короткая хронология, но и она содержит в себе глубокие противоречия, не разрешенные до сих пор.

Известный египтолог XIX века Г. Бругш писал: «Когда любознательность читателя останавливается на вопросе: можно ли считать окончательно установленными в хронологическом отношении какие-нибудь эпохи и моменты истории фараонов, и когда он обратится за разъяснениями к таблицам, составленным разными учеными, то он с удивлением остановится перед самыми различными мнениями в вычислениях фараонических годов, сделанных представителями новейшей школы. Например, немецкие ученые так определяют время восшествия на престол Мена, первого фараона:

Боек относит это событие к 5702 году до Р. Х. (Рождества Христова – Авт.), Унгер – к 5613 году, Бругш – к 4455 году, Лаут – к 4157 году, Лепсиус – к 5702 году, Бунзен – к 3623 году.

Разность между крайними выводами этого ряда чисел поразительна, так как она составляет 2079 лет… Самые основательные работы и изыскания, проведенные компетентными учеными для проверки хронологической последовательности царствований фараонов и порядка перемены целых династий, доказали вместе с тем неминуемую необходимость допустить в списке Манефона одновременные и параллельные царствования, чем значительно уменьшается сумма времени, потребная для владычества над страной тридцати династий Манефо. Несмотря на все открытия в этой области египтологии, числовые данные находятся до сих пор (то есть в конце XIX века – Авт.) в весьма неудовлетворительном состоянии».

К нашему времени положение не улучшилось. Современные таблицы также весьма по-разному оценивают дату вступления на престол Мены, а именно: около 3100 года, около 3000 года и т. д. Полное колебание составляет 2700 лет. Если же мы учтем еще мнения и других, в том числе французских египтологов, то ситуация еще больше усложняется:

Шампольон называет 5867 год до н. э., Лесюер – 5770 год до н. э., Мариэтт – 5004 год до н. э., Шаба – 4000 год до н. э., Мейер – 3180 год до н. э., Анджеевский – 2850 год до н. э., Вилькинсон – 2320 год до н. э., Пальмер – 2224 год до н. э. и т. д.

Разница между «датировками» Шампольона и Пальмера составляет ни много ни мало 3643 года!

Вообще, оказывается, «египтология, благодаря которой рассеялся впервые мрак, покрывавший египетскую древность, зародилась всего 80 лет назад», – писал в конце XIX века Шантепи де ля Соссей. Он продолжал: «Результаты исследований были популяризованы, можно сказать, слишком скоро… Благодаря этому, в обиход вошло много ложных воззрений… Пока еще невозможно построить египетскую хронологию».

Еще более запутанная картина сложилась вокруг хронологического списка царей Шумера, составленного жрецами. «Это был своего рода костяк истории, похожий на наши хронологические таблицы… Но, к сожалению, толку от такого списка было немного… Хронология списка царей, – считает известный археолог Л. Вулли, – в целом явно бессмысленна». Более того, оказывается, что «последовательность династий была установлена произвольно». Выяснено также, что глубокая древность, приписываемая этим спискам, противоречит современным археологическим данным. Приведем лишь один, но достаточно убедительный факт.

Сообщая о раскопках «древнейших» царских гробниц в Месопотамии, Л. Вулли рассказывает о серии находок золотых туалетных принадлежностей. И тут неожиданно, по его словам, «один из лучших экспертов заявил, что эти вещи – арабской работы XIII века н. э.». И порицать его за такую ошибку нельзя, снисходительно заключает Л. Вулли, «ведь никто не подозревал, что столь высокое искусство могло существовать в III тысячелетии до нашей эры». К сожалению, развитие гиперкритицизма XIX – начала XX века не было завершено ввиду отсутствия в то время объективных методик статистического характера, позволяющих проверять прежние хронологические отождествления и устанавливать даты независимым и объективным образом.

ПРОБЛЕМА ДАТИРОВАНИЯ АНТИЧНЫХ ПЕРВОИСТОЧНИКОВ. ТАЦИТ И ПОДЖО. ЦИЦЕРОН И БАРЦИЦЦА. ВИТРУВИЙ И АЛЬБЕРТИ

Считается, что «костяк» скалигеровской версии хронологии хорошо согласован с множеством хронологических указаний древних источников. В связи с этим интересен вопрос о происхождении этих якобы «древних» источников. В современной историографии отсутствует полный обзор обстоятельств появления «античных» рукописей. Отмечается лишь тот общий факт, что их подавляющее большинство стало известно только в эпоху Возрождения, после периода «темных веков». Появление «древних» рукописей часто происходило в обстановке, не способствующей критическому анализу их датировок.

Например, в XIX веке известные историки Росс и Гошар опубликовали (в 1878 и 1882–1885 годах) исследования, в которых доказывали, что античная римская «История» Корнелия Тацита принадлежит в действительности перу известного итальянского гуманиста Поджо Браччолини. Не останавливаясь подробно на этом вопросе, укажем лишь, что, по нашему мнению, «История» Тацита – как, впрочем, и большинство других «античных первоисточников» – представляет собой текст XVII века, полученный редактированием подлинных старых летописей с целью приведения их в соответствие с новой «скалигеровской» версией истории. В этом смысле книги Тацита и других «античных» авторов не являются фальсификатами, выдуманными от начала до конца (как полагали Росс и Гошар). Данные тексты освещают действительно происходившие события. Другое дело, что эти события были неверно датированы хронологами-скалигеровцами и отодвинуты из эпохи Средневековья в глубокую древность.

Конечно, у читателя может возникнуть вопрос: кому и зачем в XVII веке понадобилась такая глобальная фальсификация истории и как она была согласована в разных странах? Наша реконструкция, основанная на Новой Хронологии, дает ответ на этот вопрос. Читатель узнает об этом из последующих томов настоящего издания. Но вернемся к эпохе Возрождения.

В XV веке в Италию приезжают византийские гуманисты Мануил Хризолор, Гемист Плетон, Виссарион Никейский и др. Они впервые познакомили Европу с достижениями «древней греческой мысли». Византии Запад обязан почти всеми известными сегодня древнегреческими рукописями античного периода. Отто Нейгебауэр в этой связи отмечал: «Большая часть рукописей, на которых основано наше знание греческой науки, – это византийские списки, изготовленные [спустя] 500-1500 лет после смерти их авторов». Считается, что вся классическая древняя литература становится известной в Европе только в эпоху Возрождения или непосредственно перед ней. Как показывает анализ, неясность происхождения выплывших в то время «античных» текстов и отсутствие документированных данных об их судьбе в предшествующие так называемые «темные века» заставляют во многих случаях предположить, что этих текстов просто не существовало ранее кануна эпохи Возрождения (рис. 10, рис. 11).

Рис. 10. Миниатюра якобы XV века. Цицерон и другие якобы «античные» персонажи изображены как средневековые люди в средневековой обстановке. Современный комментарий: «Лелиус (слева), Энниус и Сцевола (в центре); Цицерон сочиняет трактат “О дружбе”»

 

Рис. 11. Старинная миниатюра, изображающая «античного» Архимеда как средневекового ученого. Ватикан


Например, древнейшими списками так называемого неполного извода Цицерона считаются списки якобы IX–X веков н. э. Однако архетип неполного извода «давно погиб». В XIV–XV веках возрастает интерес к Цицерону, и «дело доходит до того, что около 1420 г. миланский профессор Гаспарино Барцицца… взялся за рискованный труд: собрался заполнить пробелы «неполного извода» собственными дополнениями для связности. Но не успел он закончить свою работу, как совершилось чудо: в глухом итальянском городке Лоди была найдена заброшенная рукопись с полным текстом всех риторических произведений Цицерона… Барцицца и его ученики набрасываются на новую находку, расшифровывают с трудом ее старинный (вероятно, XIII века) шрифт и изготавливают наконец удобочитаемую копию. С этой копии снимаются списки, и в своей совокупности они составляют «полный извод»… А между тем происходит непоправимое: архетип этого извода, Лодийская рукопись, оказывается заброшенной, никому не хочется биться над ее трудным текстом, ее отсылают обратно в Лоди, и там она пропадает без вести: начиная с 1428 года о ее судьбе ничего неизвестно. Европейские филологи до сих пор оплакивают эту потерю».

Книга Светония «Жизнь двенадцати цезарей» также имеется только в очень поздних списках; все они восходят к единственной античной рукописи, имевшейся будто бы в распоряжении хрониста Эйнхарда (якобы около 818 года н. э.), который, создавая свою «Жизнь Карла», старательно воспроизводил, как считается сегодня, «светониевские биографические схемы». Эта так называемая Фульдская рукопись и первые списки с нее до нас не дошли. Старейшим списком книги Светония считается текст якобы IX века н. э., но открыт он был лишь в XVI веке. Остальные списки датируются не ранее XI века н. э.

Датирование античных источников было осуществлено в XVI–XVII веках на основе неизвестных нам соображений. Лишь в 1497 году была обнаружена, например, книга «Об архитектуре» Витрувия. Как утверждает Н. А. Морозов, в астрономическом разделе книги Витрувия с высокой точностью указаны периоды гелиоцентрических (!) обращений планет. Выходит, что архитектор Витрувий (живший якобы в I–II веках н. э.) знал эти числа лучше великого астронома Коперника! Более того, в периоде обращения Сатурна он ошибся только на 0,00007 долю современного значения периода, для Марса ошибка всего 0,006, а для Юпитера – 0,003. И снова возникают подозрения в неверной датировке этой книги. Скорее всего, она написана не ранее эпохи Коперника и Тихо Браге.

Отметим далеко идущие параллели между книгой Витрувия и трудами замечательного гуманиста XV века Альберти (1404–1472). Кстати, нельзя не отметить некоторого созвучия имен Альберти и Витрувия ввиду частого перехода «б» в «в» и наоборот: Альб (в)ерти – Витрувий. Альберти известен как крупнейший архитектор эпохи раннего Возрождения, автор архитектурной теории, в значительной мере сходной с аналогичной теорией Витрувия. Как и «античный» Витрувий, он написал фундаментальный труд, включающий в себя не только его теорию архитектуры, но и сведения по математике, оптике, механике. Название «античного» труда Альберти «Десять книг об архитектуре» совпадает с названием средневекового труда Витрувия «Об архитектуре».

Сейчас считается, будто Витрувий был для Альберти образцом для подражания при составлении собственного трактата. Труд Альберти целиком выдержан «в античных тонах». Специалисты давно составили таблицы, где параллельно друг другу (иногда совпадая дословно) помещены фрагменты из трудов Альберти и Витрувия. Итак, книга «античного» Витрувия абсолютно естественно вписывается в атмосферу XV–XVI веков н. э. А подавляющее большинство средневековых построек Альберти выполнено «в античном стиле». В частности, он создал дворец «по образцу и подобию римского амфитеатра».

Таким образом, ведущий архитектор своей эпохи Альберти заполняет города Италии античными постройками, которые сейчас (но не в XV веке н. э.) считаются «подражаниями древности». Пишет книги «в античном стиле», не подозревая, что они будут потом объявлены «подражанием античности». И только после всего этого (в 1497 году) будет открыта книга «античного архитектора Витрувия», подчас почти дословно совпадающая с книгой Альберти. Возможно, зодчие XIV–XV веков не считали свою деятельность «подражанием античности», а просто творили античность (рис. 12). Теория же о «подражании» появится значительно позже.

Рис. 12. Скульптуры «античных язычников» Аристотеля и Пифагора на западном фасаде Шартрского собора рядом с христианскими святыми. Якобы около 1145–1170 годов. Здесь «Аристотель» и «Пифагор» олицетворяют музыку и диалектику. Такое соседство «античных» и средневековых персонажей на барельефах и фресках христианских храмов Европы и России – распространенное явление


ИЗМЕРЕНИЕ ВРЕМЕНИ В СРЕДНЕВЕКОВЬЕ. «СРЕДНЕВЕКОВЫЕ АНАХРОНИЗМЫ»

Хронологическая версия Скалигера отнюдь не была единственной. Э. Бикерман вообще с сожалением говорит о «хаосе средневековых датировок». Кроме того, анализ исторических документов показывает, что прежние представления о времени резко отличались от нынешних. К тому же до XIII–XIV веков приборы для измерения времени были чуть ли не предметами роскоши. Обычными для средневековой Европы были солнечные часы, песочные часы и клепсидры – водяные часы. Но солнечные часы пригодны лишь в ясную погоду, а клепсидры оставались большой редкостью. В конце IX века н. э. для отсчета времени широко применялись свечи. Так, англосаксонский король Альфред Великий брал с собой в поездки свечи равной длины и приказывал сжигать их одну за другой. Такой отсчет времени применялся еще в XIII–XIV веках, например, при Карле V. Монахи ориентировались по количеству прочитанных ими страниц священных книг или псалмов. А ведь для астрономических наблюдений нужны часы с секундной стрелкой. Но и после изобретения и распространения в Европе механических часов они долго не имели даже минутной стрелки.

В парадоксальном контрасте с неточностью измерения реального времени в Средние века развивается изощреннейшая хронологическая каббала (мистика). Ее приверженцы утверждали, в частности, что «те же самые отрезки времени, которые употребляются для измерения земного… времени, приобретают совершенно иную длительность… когда применяются для измерения библейских событий… Августин приравнивал каждый день творения к тысячелетию и пытался определить длительность истории человечества».

Для темы нашей книги важна и такая неотъемлемая черта средневековой историографии, как анахронизм, то есть когда прошлое рисуется в тех же категориях, что и современность. Когда, по замечанию современного автора, «библейские и античные персонажи фигурируют в средневековых костюмах… Соседство на порталах соборов ветхозаветных царей и патриархов с античными мудрецами и евангельскими персонажами лучше всего раскрывает анахроническое отношение к истории… Крестоносцы в конце XI века были убеждены, что карают не потомков палачей Спасителя, но самих этих палачей» (А. Я. Гуревич).

Современные историки, исходя из скалигеровской хронологии, полагают, что Средневековье в грандиозных масштабах «смешало эпохи и понятия», что средневековые авторы «по невежеству» отождествляли античную, библейскую эпоху с эпохой Средних веков. Но кроме традиционного объяснения (якобы странной «любви» к анахронизмам) возможна и другая точка зрения: многие подобные утверждения средневековых авторов отвечали действительности, а «анахронизмами» мы считаем их потому, что следуем сегодня иной хронологии.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru