Потомок Богов: Новый путь

Анатолий Астор
Потомок Богов: Новый путь

– Посмотрим. На всё воля Бога. – Егор смотрел в глаза мужчины, в его взгляде читалась решительность и непоколебимость.

– Ты забыл? Мы ваши Боги! Что ж. Тебя стоит проучить. Глупый мальчишка, – мужчина поднял руку и щёлкнул пальцами.

«Я смог противостоять ему» – это была последняя мысль Егора, перед тем как он окунулся в пустоту и забытье.

Глава 5

Массивные волны, одна за одной, почти накрывали внушительных размеров судно Джона Морриса. Они готовы были поглотить его миллионами тонн воды и унести на самое дно океана. Но бойкое судёнышко никак не поддавалось водяным исполинам и продолжало свой путь по этим неспокойным водам. Бескрайние воды океана никак не могли с ним справиться и, казалось, злились и всё яростнее, раз за разом, повторяли свои попытки. Я смотрел на эту силу природы, непреодолимую, пугающую и невероятно прекрасную, с восторгом и ужасом. Я не мог оторвать глаз от стихии, я был всецело поглощён её невероятной силой.

– Скоро всё закончится, – крикнул мне Моррис и широко улыбнулся самой дружелюбной улыбкой.

– Дальше океан будет спокойнее, – продолжил он. – И вскоре ты сможешь насладиться всеми прелестями жизни охотника на харваллов.

– Хорошо, господин Моррис – прокричал я ему в ответ, так как свист ветра в ушах с трудом давал услышать даже собственные мысли.

Моррис – надёжный, как каменная крепость из древних историй, стоял за приборной панелью и направлял наш акватейл по нужному курсу. Лицо его было сосредоточено, но, в то же время, он излучал уверенность и целеустремлённость. Яхту – так Моррис называл своё судно, не знаю почему, но название мне понравилось, вело по направлению к Абулу, местному светилу, которое показалось из-за туч и озарило водные массы, своим бледно синим светом. К этому времени волны становились всё меньше и меньше и, спустя десять минут, мы уже шли по водной глади океана. Мелкая лазурная рябь отражала свет светила и играла разными красками на бортах яхты и наших лицах. Стихия отступила, а мы продолжили своё путешествие по зелёным водам Берсума.

– Сейчас мы пойдём на юго-восток, – сказал Моррис. – Там есть небольшой скалистый остров, возле которого харваллы любят устраивать брачные игры. Я подметил его несколько лет назад, а затем множество раз возвращался после. Моё наблюдение оказалось верным вокруг этого острова они собираются и проводят много времени, однако, большинство этих тварей молодые и не представляют для нас интерес, но я не сомневаюсь, что их сопровождают действительно потрясающие экземпляры. Те, на которых можно и нужно охотиться. И я не сомневаюсь, что нам повезёт, ты сможешь поучаствовать в настоящей охоте на харваллов. Поверь, сынок, это мало кому удаётся сделать, по-настоящему. Туристов водят по проверенным водам и они, в лучшем случае, видят харваллов издалека, расстреливают все свои заряды в воду и жутко довольны. Снимают свои «подвиги» или сразу транслируют в галосеть, чтобы похвастаться перед всей галактикой. Идиоты. Хотя этот бизнес помогает некоторым держаться на плаву и заработать немного кредитов. А кому повезёт нарваться на харваллов, что называется, вплотную, те могут рассчитывать на солидный куш от благодарных клиентов и долго жить безбедно, проматывать свой заработок в местных забегаловках или, кто поумнее, отправиться на различные курорты Лории.

– А вы? – спросил я.

– Что я?

– Вы туристов не возите?

Моррис усмехнулся, посмотрел на монитор, что-то забил в информационной панели, которая висела в воздухе слева от него и ответил:

– Ты мой первый турист за всё время, что я живу на этой планете.

– А почему же вы тогда меня взяли с собой? – неуверенно спросил я.

– Не знаю парень. Наверное, ты мне понравился. Или моя интуиция решила за меня. А я, знаешь ли, привык доверять своей интуиции, она не раз спасала мне жизнь.

– Спасибо, – сказал я, не скрывая радости, – мне и вправду очень интересно быть здесь с вами. Мои друзья и коллеги изойдутся пеной от зависти, особенно дочери дяди Эделсея. Ох!

– Что случилось?

– Я совсем забыл о дяде. Он, наверное, волнуется?

– Брось парень. Твой дядя показался мне хорошим мужиком. Я уверен, он занят сейчас своими делами. Но, в любом случае, сейчас мы вне зоны действия сети. Как только появиться сигнал ты сможешь с ним связаться. А сейчас советую тебе лечь на носу и насладиться всеми прелестями путешествия на моей яхте. – Он указал на парочку шезлонгов на самом носу судна и подмигнул мне.

– Я здесь закончу с делами и присоединюсь к тебе.

– Хорошо мистер Моррис, я так и сделаю, – ответил я с улыбкой, предвкушая великолепный отдых.

– Эй, парень! Давай договоримся забыть про всяких там мистер и господин, терпеть не могу всего этого. Просто Джон или на крайний случай Мор.

– Договорились, Мор! – бойко сказал я и побежал на нос яхты.

– Я в тебе не ошибся парень, – сказал Джон тихим голосом, но я смог его услышать, так как ветерок, как раз дул мне в спину.

Следующий час я наслаждался под лучами послеобеденного солнца и сумел уже изрядно поджариться со всех сторон. Свет был мягким и не обжигал кожу, а нежно и с трепетом подрумянивал её.

Моррис подошёл ко мне и уселся на соседний лежак, он протянул бутылку освежающего напитка, не помню, как он назывался, но в тот момент он показался просто божественным, так как я уже достаточно долго испытывал чувство жажды, но леность настолько одолела меня, что я не смог подняться и отправиться на поиски какой-либо жидкости.

– Ну что, парень? – обратился Мор ко мне. – Как тебе? Нравиться море?

– Это потрясающе! – ответил я с нескрываемым восторгом. – Чувствуешь себя невероятно свободным. Неописуемые впечатления, – продолжал я делиться с ним своими ощущениями. Было так легко, как будто я общался со старым другом.

– Это ещё что, когда прибудем к месту у тебя вообще дар речи пропадёт, – сказал он и хитро улыбнулся.

– Тебе нравиться работать у Эделсея? – спросил неожиданно Мор после продолжительной паузы. Мы загорали под лучами солнца и чувство абсолютного спокойствия и неги завладели мной полностью. Но своими словами он выдернул меня из расслабленного состояния.

– Не жалуюсь, – ответил я честно. – Мы много куда ездим, я знакомлюсь с разными интересными людьми, помогаю дяде с делами – это довольно интересно. К тому же это хороший опыт, который пригодится мне в будущем.

Мор ухмыльнулся.

– Не сомневаюсь, – сказал он. – Только это слова Эделсея. А чего хочешь ты сам?

– Я… Я не знаю, – ответил я и задумался.

Этот вопрос меня смутил по какой-то не ведомой мне причине. Когда-то я действительно хотел заниматься чем-то подобным, как мой отец и дядя Эделсей. Быть политиком, решать проблемы людей, помогать им. Но после всех случившихся событий я с трудом видел себя на этом поприще. Жизнь у дяди немного вернула меня к моему прежнему состоянию, но это было не то, совсем не то. Как будто всё шло по течению, как будто у меня не было выбора – всю мою дальнейшую жизнь уже расписали: учёба на одной из центральных планет, стажировка. Затем назначение в штат одного из отделений имперской канцелярии, далее, в течении нескольких лет, работа на различных планетах одного из центральных миров, в лучшем случае. А возможно отправят на какую-нибудь захудалую планетку, в один из самых скучных миров. Что дальше? Прозябать сотню лет, выполнять рутинную работу, жениться, растить детей, а дальше что? В чём будет смысл моего существования? В том, чтобы устроить дальнейшую судьбу моих детей? Может быть, это и не самая худшая участь, но мне она казалась до боли печальной и не стоящей никаких усилий. Но в данный момент я шёл по накатанной и не имел в себе силы что-то изменить или желания? В общем, будущее мне виделось не слишком радужным, поэтому я старался не задумываться о долгосрочных перспективах.

На самом деле в данный момент, в глубине души, мне хотелось вырваться на свободу от всех и вся. Хотелось улететь на другой край вселенной, увидеть новые миры и планеты, постичь необычайные загадки галактики, узреть другие звёзды, сделать что-то такое необычное, чего никогда не делал, познакомиться с новыми людьми из других миров. Но никак не строить карьеру и прозябать где-нибудь на окраине, не видя всего многообразия нашей вселенной.

Именно поэтому я так живо и с энтузиазмом согласился на работу вместе с дядей. Это была возможность вырваться из обычных рамок прозябания на планете. И именно идея дяди Эделсея отправить меня на учёбу в один из центральных миров, была воспринята мной весьма и весьма положительно. Но он то думал об образовании на поприще административной службы или дипломатической, но у меня на этот счёт были свои идеи и планы, о которых, конечно же, Эделсей      был не в курсе.

– Я хочу, – наконец ответил я Мору после своих раздумий. – Я хочу увидеть миры. Я хочу посетить каждый из них.

– Надо же. В твоём возрасте все мечтают броситься хоть куда, лишь бы вырваться из родительского гнезда. Ты уверен, что в тебе не говорят юношеские мечтания и устремления?

– Уверен! – ответил я с такой твёрдостью в голосе, которую сам от себя не ожидал. – Все мои близкие погибли, дядя Эделсей ко мне хорошо относится, я ему благодарен за это, но мне нечего здесь делать, я не чувствую того, что мне есть место на Рейне – рядом с ним и его семьёй.

– А ты не боишься ошибиться в выборе? Знаешь, как бывает? Вот посетил ты большое множество миров, познакомился с неимоверным количеством людей, большинство из них приятные в общении, даже можно сказать, весёлые, порядочные, а кто-то наоборот. Но самое главное, если ты нигде надолго не задерживаешься, то у тебя не будет близких людей ни друзей, ни подруг, ни семьи. Ты готов к такой жизни? Ты никогда по настоящему не узнаешь, что такое крепкая дружба, что такое любовь, ты не будешь жить ни для кого кроме себя. Задумайся.

– А разве в этом и есть смысл жизни? – спросил я. – Семья, дети, работа, которую ненавидишь?

 

– Почему сразу ненавидишь? Можно выбрать что-то и по душе.

– У тебя так же?

– Нет. Я совсем другая история, – ответил Мор и устремил взгляд вдаль.

– Тогда, как вы можете мне говорить об этом? – сказал я после небольшой паузы.

– Подожди парень, – Мор поднял руки вверх и ухмыльнулся. – Я тебе ничего не советую, и тем более ничего не предлагаю. Я просто делюсь с тобой мыслями, а как дальше тебе жить – это только твой выбор. Но чтобы ты ни выбрал, помни нет ничего важнее, когда тебя окружают близкие и надёжные люди. Это не обязательно должна быть семья. Поверь, одиночество – это не самое лучшее, что может произойти с человеком. Я тебе об этом говорю, так как сам много лет живу один. И скажу тебе откровенно, плюсов в разы меньше в такой жизни.

– Так чем же ты хочешь заняться? – спросил Мор после небольшой паузы.

– Я бы хотел стать пилотом. Путешествовать, увидеть новые миры. Мне кажется, у меня получиться.

– Это не самый худший выбор, – одобрительно сказал Моррис. – Но есть одна загвоздка.

– Какая же? – спросил я с удивлением.

– Смотря каким. Если ты хочешь поступить на службу в армию и быть военным пилотом – это не гарантирует тебе путешествия по планетами и мирам галактики. Засунут тебя в дальний гарнизон на какой-то отдалённой планете и пиши пропало, твоя карьера застопориться. Будешь патрулировать внутреннюю систему, бесконечные учения, муштра, тревоги и проверки. И всё в таком духе. Конечно, потом ты сможешь уволиться, когда отслужишь контракт, но останется лишь немного вариантов куда бы ты мог отправиться работать со своей специальностью. Военные свято хранят свои разработки, а на торговых судах совсем другая система управления. По сути ты потеряешь несколько лет своей жизни и молодости. Возможно, сможешь ходить на старых торговцах, переделанных из дряхлых военных судов, которым место на свалке, но условия у них совсем отвратительные, заказы подчас сомнительные и ненароком загремишь ты добывать руду куда-то в неизведанную часть галактики, где ни законы империи ни человеческие не действуют.

Стать пилотом гражданских судов, конечно можно, но требования у них, врагу не пожелаешь, помимо многолетнего обучения, специальные апгрейды твоих нанороботов для управления судами, жёсткие контракты, плюс обучение стоит не дёшево. Себе такую жизнь может позволить далеко не каждый. Остаётся фриланс. Хороший вариант. Смущает лишь то, что необходимо иметь свой собственный корабль, причём достаточно ёмкий и вместительный, чтобы перевозка окупала затраты на топливо, плюс необходимо помнить о рисках. Ну и сам понимаешь – риски, пиратство и разбой никто не отменял. А закон в отдалённом космосе перестаёт действовать. Остаётся лишь право сильного и ничего ты с этим не сделаешь. Это не говоря о скрытых аномалиях, чёрных дырах, метеоритных потоках, мусорных свалках, которые как снег на голову вырастают то там, то здесь. И ещё много всякого разного, что может произойти на просторах галактики.

Он продолжал говорить, говорить и говорить. Я слушал не смея перебивать его излияние. Казалось, он хотел выговориться и искал лишь повод, и того, кому можно будет излить свои мысли и чаяния. Он говорил, а я ловил себя на мысли, что он прав, пусть я не совсем был тогда согласен, но мои мечты были лишь наивными устремлениями несмышлёного юноши, настоящей жизни, по сути, я и не знаю, хотя и пережил достаточно много за свои недолгие годы.

– Но опять же твой выбор – он только твой, – продолжил Мор. – Я просто советую тебе, чтобы ты, прежде чем принять решение, хорошенько всё обдумал.

– Скажи Джон, а почему у тебя такое странное имя? – спросил я его после того, как осушил вторую бутылку напитка.

– Это долгая история, парень.

Он замолчал. Посмотрел вдаль, как будто пытался что-то разглядеть, но, как мне показалось он заглядывал вглубь самого себя, борясь с сомнениями рассказывать или нет о том, что меня совершенно не касалось. Лицо его озарилось лёгкой хмурой тенью, после чего он ненадолго уткнулся взглядом в чашу, разглядывая серебристый напиток, переливающийся небольшими проблесками под светом солнца.

– Возможно, – продолжил он, – если мы ещё раз встретимся, я тебе расскажу. – Мор улыбнулся и направился снова к панели управления.

– Мы скоро прибудем к цели нашего путешествия, – бросил он через плечо. – Смотри! Вон там в дали точка. Туда мы направляемся.

Я посмотрел вдаль, но ничего не увидел поначалу. Затем присмотрелся более внимательно и заметил небольшую тёмную точку над водной гладью. Чтобы рассмотреть её более детально, мне пришлось воспользоваться увеличивающим визором. Устройство дало возможность рассмотреть более детально нашу цель.

Передо мной предстал остров заполненный желто-зелёной и красно-синей растительностью. Острые скалы вздымались над поверхностью, переходя от верха к низу в ковёр растительности и дальше на красно-жёлтые пляжи, окаймляющие весь этот маленький мирок. Стаи больших птиц кружились над деревьями то опускаясь, то снова вздымая в воздух. Волны разбивались о скалы там, где они приближались к воде и нависали грозным исполином над ней. Остров был огромен и поражал своей красотой. Тёмно-синие горы и скалы придавали ему грозный и пугающий вид, но растительность и песочные пляжи сглаживали первое впечатление и он уже не казался таким грозным и устрашающим.

Мы быстро приближались.

Теперь наша цель была видна невооружённым глазом. Вблизи он казался ещё более потрясающим, чем на экране визора. Игра света и тени, отблески синих скал – он манил к себе, словно свет маяка одинокие и заблудившиеся корабли в океане.

– Ну как тебе? – лицо Морриса сияло от удовольствия.

– Это потрясающе. У меня просто нет слов, – видимо в этот момент моё выражение лица было настолько блаженным, что Мор улыбнулся ещё шире.

– Поверь – это только цветочки.

– Жаль, что дядя Эделсей не видит всего этого, – сказал я с некоторой ноткой сожаления в голосе.

– Ничего, можешь сделать несколько снимков. Потом покажешь ему, пусть знает, что он пропускает на своей работе. Всё равно мы сейчас не сможем связаться с ним, здесь аномальная зона, связи нет.

Мы приблизились и бросили якорь в нескольких десятках метрах от острова, напротив скалистого берега.

– Вот, надевай.

Мор стоял в обтягивающем комбинезоне, который подчёркивал его мощные формы и спортивную фигуру. Я по сравнению с ним был тростинкой, которая от одного дуновения ветра сломается или улетит за тысячу километров.

– Что это?

– Твой костюм для подводного плавания, – он бросил его передо мной. – Одевай быстрее, можем не успеть.

– Мы будем спускаться под воду? – удивился я.

– Конечно, а как ты хотел? Отсюда ты ничего не увидишь. Это только туристы смотрят с поверхности на наших «друзей», а настоящее зрелище там, – он указал на воду. – Неужели ты трусишь?

– Я… Нет! – сказал я как можно уверенней. – Показывай, что делать.

Мор быстро проинструктировал меня. После чего я облачился в свой костюм. Затем Моррис выдал мне небольшое устройство в виде маски.

– Это позволит тебе дышать под водой, – сказал Мор.

– А откуда берётся воздух? – удивлённо разглядывая прозрачную маску в руках, спросил я.

– Вот два небольших уплотнения по бокам – это регенерационные патроны для переработки морской воды в кислород для дыхания. Запаса хватит около шести – семи часов. В стекло встроен монитор, где отображается время работы, давление, потоки течения, увеличивающий визор, связь со мной и другие показатели. Управление интерфейсом с помощью нанороботов. Как только наденешь всё сам увидишь. Ничего сложного, разберёшься. И нажми на красный кружочек на запястье левой руки, а то ты выглядишь, как мешок с удобрениями.

Сказав последние слова он весело хохотнул, надел маску и с криком бросился в воду, прямо с яхты, оставив за собой брызги и круги на воде.

Делать было нечего. После секундного сомнения, я последовал его примеру и надел маску, она просто намертво присосалась к моей коже без каких-либо креплений, идеально повторив форму лица. Нажал на красный мигающий сенсор и комбинезон идеально повторил форму моего тела. Мгновение спустя я отправился в водную пучину, вслед за своим новым другом.

Он был прав – всё оказалось очень просто, интерфейс моментально отзывался на мои команды и не доставлял никаких трудностей.

– Ну как ощущения? – пробасил голос Морриса у меня в ухе. От неожиданности я начал озираться по сторонам. – Спокойно, парень. Я внизу. В капюшон твоего костюма встроены наушники.

– Это просто было неожиданно, – начал оправдываться я.

– Ладно. Видишь по левую руку от тебя скалы уходят вниз. Мы плывём туда. Не отставай.

Я поплыл за Моррисом, пытаясь не отставать. Костюм, к слову, был очень удобным и не стеснял движения. Погрузившись в воду, материал на ногах вытянулся в некое подобие плавников, на руках, между пальцами, выросли перепонки, что заметно облегчало передвижение в воде. Сама вода была необычайно прозрачной, кроме небольшого слоя водорослей у самой поверхности. На участках, где солнечные лучи освещали водную толщу, было настолько хорошо видно, что закрадывались сомнения, а под водой ли ты? Лишь небольшие, едва заметные, водные потоки убеждали об обратном и пузырьки с кислородом, стремящиеся ввысь, на поверхность, к своим собратьям.

Мы находились у скалы, когда Моррис показал движением перепончатой руки на тёмную точку в стене камней. И затем направился прямо на неё. Я без страха последовал за ним, увлечённый чувством любопытства и трепетом перед неизведанным.

Моментально всё погасло, мы оказались в кромешной тьме.

– Включи инфракрасный режим, – услышал я снова голос Морриса.

– Хорошо, – ответил я и последовал его совету.

Теперь на экране маски я видел очертания пещеры, в которую мы заплыли и плывущего впереди Мора. Так продолжалось уже какое-то время, а пещера всё не заканчивалась и в добавок ко всему начала сужаться. Я начинал немного побаиваться, всё-таки, не моё это – замкнутые и тесные пространства.

– Мор! – позвал я его. – Нам долго ещё плыть?

– Совсем немного осталось, ещё пару метров.

И действительно, через несколько метров мы буквально искупались в ослепительном танце красок и света. Благо фильтры на маске успели среагировать и поглотить большую часть слепящего эффекта, происходящих вокруг метаморфоз.

Это было невероятное зрелище. Подводный город, сверкающий яркими красками под водой, причудливыми формами рифов и растительности. Нет, это не город – это целый подводный мир, который просто был здесь, который жил своей жизнью, не зная о том, что есть что-то или кто-то ещё кроме него. Глаза разбегались в разные стороны, не успевая рассмотреть плывущих с невероятной скоростью косяков рыб и других обитателей этого места. Вот, внизу, недалеко от нас с Мором, несколько членистоногих устроили охоту на разноцветную мелкую рыбёшку, пытаясь загнать их в ловушку. Они притаились, выдавая себя за камень и тот, кто был не осторожен сразу же попадал к ним в щупальца. Небольшой парализующий электрический заряд и жертва была не способна более ни на что. Чуть дальше, ближе к центру, суетились более крупные рыбки, устраивая своё жилище и отбиваясь от охотников поживится их невылупившимися детёнышами. Они плавали в разные стороны, дрались друг с другом, играли, боролись с обидчиками, размножались – всё это казалось хаотичным, но в то же время было подвержено своим, неведомым человеческому глазу законам.

В вверху, над нами, на расстоянии нескольких десятков метров всю эту территорию освещало их собственное солнце, которое одновременно и согревало окружающую среду до комфортной температуры и служило мощным источником света.

– Что это? – спросил я у Морриса, указывая на источник света.

– О! Это местное светило, – улыбнулся он. – а если серьёзно – это ксенилит.

– Что? – удивился я.

– Ксенилит – этот минерал, родственен ксенилу, но его никаким образом нельзя добыть, ни тем более обработать, в отличии от его собрата. Он встречается только в таком вот виде в природе и одаривает своей энергией всё вокруг. Это крайне нестабильное вещество, поэтому вмешиваться в его структуру очень опасно. По сути – это ядерный реактор, на подобии тех, которые использовались на старых кораблях, в до ксиниловую эпоху. Ксенилит выделяет огромное количество энергии достаточно продолжительное время. Например, вот этот экземпляр будет радовать местное население ещё полторы-две тысячи лет, а может и больше. Но главная черта этого минерала в том, что он абсолютно безвреден для органической жизни, он не выделяет никакой радиации. Поэтому это место такое, хм… удивительное.

– Здорово! – только и смог я выдавить из себя.

– Но это не самое главное, что я хотел тебе показать! – продолжил Мор. – Смотри!

Он указал направо, в место, которое находилось ближе к одной из границ этого обиталища. Там я увидел их – харваллов. Живые, величественные и жутко страшные. Они были огромны. Их окрас менялся от сине-зелёного, до жёлто-красного и ещё множество других цветов, которые я не мог описать. Кожа их переливалась радугой и ярко подсвечивалась «солнцем» из ксенилита, придавая им свечение, словно аура из белого света окружала каждого из них.

 

Я насчитал двадцать четыре особи. Одни были огромными, метров пять в длину и два в ширину, другие же, были немного меньше, но не утрачивали при этом своей красоты и монументальности. Они кружили в дивном танце, устраивая водные вихри вокруг себя. Отдельные особи устремлялись вверх, к «солнцу», приближались к нему, останавливались, словно впитывали часть его энергии, и снова возвращались к свои сородичам.

– Мы успели как раз вовремя, – прозвучал голос Мора в моём ухе. – Они готовятся дать потомство.

– Ух ты! – ответил я с восхищением.

Поразительно, какие удивительные вещи прячутся от человеческих глаз. И это только на отдельно взятой планете, а как много всего таится во вселенной, на сотнях, на тысячах других планет. И хочется всё это увидеть и исследовать, хотя вряд ли это кому-нибудь удастся. Это как объять необъятное. Но сила человеческого любопытства и жажда познания не имеет порой ни рамок, ни границ. Мы готовы бросаться в пекло, терпеть лишения в леденящей душу стуже, пробираться сквозь непроходимые чащи, полных опасностей джунгли, жариться в горнилах вулкана или под лучами палящего солнца, лишь бы увидеть своими глазами самые невероятные и удивительные уголки вселенной. В этом вся наша суть – мы стремимся к познанию окружающего мира в надежде, что это приблизит нас к пониманию самих себя.

Тем временем, самый крупный из харваллов, начал содрогаться. Всё его тело покрывалось мелкой рябью, когда он в очередной раз испытывал спазм. За ним ещё несколько особей, те что были покрупнее, самки, начали повторять те же конвульсии. Начался процесс рождения новых особей. Я был одним из немногих, кому удалось воочию увидеть этот удивительный процесс. Спустя некоторое время, честно признаюсь, что зрелище было столь завораживающим, что я потерял счёт времени, они разродились несколькими малышами. Маленькие харваллы были копиями своих родителей, но казались настолько милее их. Это как сравнивать грозных взрослых медведей и их потомство, маленьких медвежат. Тельца их со множеством щюпалец были полупрозрачными и неокрепшими, они прижимались к своим матерям получая тепло от их тел. Но вот, все матери взбрыкнули и новые члены их стаи остались одни окружённые своими взрослыми сородичами. Тельца их дрожали, щупальца переплелись между собой и они старались держаться ближе друг к другу. В этот момент несколько самцов немного выступили внутрь круга, ближе к новорожденным. И тут началось нечто, чего я никак не ожидал. Пульсирующий яркий белый свет от самцов мощными лучами направился на новую поросль. Он пронизывал молодые тельца энергией, накачивая каждого из них жизненной силой и мощью ксенилита. От этого новорожденные харваллы обрели более крепкие тела, они на глазах увеличились в размерах, кожа их перестала быть прозрачной, теперь это были почти взрослые особи, которые по праву заняли своё место в стае.

– Ну как тебе? – спросил меня Мор.

– Это что-то невообразимое! – ответил я. – Никогда такого не видел. Что это было? Они за секунды стали взрослыми?!

– Жизнь харваллов полна опасностей. Они подвергались нападкам со стороны хищников ещё до появления людей. А уж как люди подрядили их популяцию. У них нет времени выращивать потомство, тратя на это долгие годы. Вот они и приспособились пользоваться энергией ксенилита и направлять её в нужном для них ключе.

– Но как это возможно?

– Ты, наверное, знаешь, что ксенил – это самое универсальное вещество во вселенной.

– Да я помню что-то подобное мы учили в школе.

– Да наши учёные умудрились научиться получать из него энергию и прочие прелести современных технологий. Но они не понимают его природу, они только хотят брать и ничего при этом не отдавать взамен. Таково уж человечество. Не все конечно, но большинство. Харваллы же имеют одно уникальное свойство – они могут преобразовывать энергию ксенила или ксенилита в… Как бы это объяснить понятнее? Они преобразовывают её в свою жизненную силу, с помощью этой энергии они способны продлить свою жизнь на многие столетия, излечить раны и болезни и ещё многие другие удивительные вещи. Вот почему они так ценятся в центральных мирах. После изучения этих существ и были придуманы нанороботы, вернее их принципы воздействия на человеческий организм. Излечение ран, борьба с инфекциями, единственное, что им неподвластно так это увеличить продолжительность жизни людей. Сколько учёные не бьются над секретом харваллов, они не способны понять, как же добиться такого эффекта. Я думаю, что всё дело в природном ксенилите и его энергии. В нанроботах используется ксенил, но он хоть и родственен ксенилиту, но всё же отличается некоторыми своими свойствами, а так как человек не способен получить доступ к ксенилиту, то и не сможет осуществить мечту о вечной жизни или хотя бы большей продолжительности. Харваллы же, как ты мог видеть, используют энергию чистейшего ксенилита, поэтому их уникальные свойства столь сильны.

– Ладно, нам пора возвращаться, – сказал Моррис и направился к выходу.

– Постой! – крикнул я ему. – А как же охота?

Он удивлённо посмотрел на меня. Затем развернулся и снова направился к выходу и уже у входа в тоннель, через который мы сюда попали, сказал:

– Сегодня мы убивать никого не будем. И, несмотря на то, что рассказывают обо мне, я не люблю убивать, особенно харваллов.

– Но как же звание лучшего охотника?

– Ну жить за что-то надо, кушать всем хочется. Тем более я убиваю только самцов и только после рождения следующего поколения.

– Как сегодня?

– Да, именно. Самцы харваллов не так важны для продолжения рода. Видишь ли харваллы в какой-то мере гермафродиты. Когда нужен самец для оплодотворения, если его нет, то самка, наиболее молодая, как я думаю, меняет свой пол, перерождается в самца, становится продолжателем рода.

За разговором мы достигли края тоннеля и были уже в нескольких десятках метров от нашей яхты.

– Так как я нашёл «роддом» харваллов, мне достаточно поставить метку на одного из них, во время родов они не очень внимательны, и дальше остаётся только ждать, когда они закончат процесс выведения нового потомства и покинут насиженное место. А потом дело техники заарканить помеченного самца. Но это тоже не так просто, как кажется, они свирепы и отчаянно сражаются за свою жизнь, если бы не современные технологии, не видать нам шкуры харваллов. А кредитов от одного пойманного самца хватает на несколько месяцев самой безбедной жизни. Вот такие вот пироги, парень.

– Какие ещё пироги? – удивился я.

– А, не обращай внимания. У меня иногда проскальзывают фразочки из прошлой жизни, – он улыбнулся и отправился дальше к яхте.

Подплывая к яхте, меня неожиданно охватило чувство страха. Нет, не страха, а тревоги. Что-то должно было произойти, но я никак не мог понять почему вдруг эти ощущения захватили меня. Поэтому не долго думая я отогнал все тревожные мысли и продолжил свой подъём с глубины.

Надо отметить, что плавательные костюмы были оснащены системой компенсации давления, что, в свою очередь, давало комфортные условия для подводного плавания. Не было нужды постоянно останавливаться и выравнивать давление с помощью каких-либо манипуляций. Поэтому расстояние до яхты мы преодолели за считанные минуты.

Только вот на поверхности мы были не одни:

– Ну привет, Моррис! – Билтор направил бластер в сторону Морриса и хищно улыбался. – Вот мы и снова встретились. Парень, – повернулся он лицом ко мне, не забывая при этом держать на прицел Мора. – Давай, подходи ближе к своему новому другу. Не вовремя ты решил отправиться на экскурсию. Знать судьба твоя такая, пойдёшь на корм рыбам вместе со своим дружком.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru