Путешествие сквозь время. Ночь, когда сводятся счеты

Анастасия Валерьевна Колпашникова
Путешествие сквозь время. Ночь, когда сводятся счеты

–Вот мы с вами и встретились, Жан-Антуан. Никогда не понимал, почему вы скрываетесь под столь вульгарным псевдонимом – Шико? Впрочем, для такого грешника, как вы – самый раз.

–Вы ведь хотели встретиться со мной не для того, чтобы поговорить о моем имени, да, герцог Майенский?

–Разумеется, нет. Я искал вас несколько лет, чтобы узнать, как именно погибла моя невеста. Кого мне спросить, если не человека виновного в гибели госпожи де Вилар?

–Вы же знаете, что она погибла от рук гугенотов.

–Конечно, можно обвинить во всем религиозные войны. Любой бы сказал что-то подобное на вашем месте. Но не вам ли было приказано защищать ее?

Шико промолчал.

–А где были вы? Занимались своими черными делишками? Вас не было с ней, несмотря на то, что ее отец, у которого вы тогда служили солдатом, приказал вам находиться рядом.

–Я понимаю, что скрывать это бессмысленно. В ту ночь было совершено покушение на господина де Ларошфуко, в котором я участвовал. И мне, действительно, пришлось покинуть госпожу де Вилар.

–Я догадывался, что на ваших руках была чужая кровь еще до того, как вы спрятались за спиной Его Величества. Но теперь, когда я уверен, что вы виновны в гибели моей невесты, я имею полное право вызвать вас не дуэль, – Майенский приготовился снять перчатку с одной руки.

Мы почувствовали, что пора вмешаться.

–Слушай, ты, мститель недоделанный, – Маша отдернула занавеску у входа, подошла вплотную к сопернику шута и ткнула его пальцем в грудь. -Тебе, что, заняться нечем, раз ты несколько лет потратил на поиск человека, который тебе ничего не должен? А если убьешь Шико, думаешь, твоя невеста была бы довольна?

–Вот именно, – подключилась я. Теперь уже мы обе практически дышали ему в лицо. – И вообще, если ты не можешь жить без своей госпожи де Вилар, почему же сам ее не спас?

Майенский так и не снял перчатку, пребывая в состоянии шока от нашей наглости.

–И нечего на других вину перекладывать! – закончила Маша.

–Кажется, сегодня без дуэли, – пожал плечами Шико, обращаясь к своему сопернику.

–Вот-вот. Так что шел бы отсюда по добру по здорову, – сказала я, снимая с Майенского перчатку и выбрасывая ее на улицу.

–Ну как что, может встретимся в другой раз? – скучающе спросил Шико.

–Н-нет, спасибо, – пробормотал Майенский, проходя сквозь занавески и словно стараясь исчезнуть.

–Кажется, мы все-таки пристыдили его, – гордо сказала я. -Только не подумайте, что мы ради вас старались. Просто нам этот тип не понравился.

–Я и не смел надеяться, – ответил Шико. -Хотя, господин Майенский в чем-то прав. Я действительно виноват в смерти госпожи де Вилар. Но, с другой стороны, тот случай, тот случай сильно поменял мою жизнь.

–То есть? Из-за ее смерти вы пошли служить королю, а не чтобы спрятаться после убийства?

–После убийства я прятаться не собирался. Я был уверен, что поступаю правильно. Мы заранее все запланировали, хотя до последнего не было точно известно, что в Париж приедет этот человек – господин де Ларошфуко.

–Писатель что ли? – перебила я.

–Не знаю, что он там писал, но он был полководцем. Очень важной фигурой для гугенотов.

–Так это не тот Ларошфуко. Это, наверное, прадед его, – предположила Маша.

Шико продолжал рассказ:

–Всего было тридцать человек. Чтобы не быть узнанными, мы спрятали лица за масками, а потом просто постучали в его дом – да, мы были моложе и наглее – и напали на него, как только он открыл дверь. Перед тем, как покинуть место убийства, я выглянул на улицу и увидел происходившие там беспорядки: это была та самая ночь.

Поначалу, правда, это воспринималось как торжество католиков над гугенотами. Даже не было толком понятно, что там происходит. Я поспешил найти своего брата, который был с нами в сговоре, но не участвовал в убийстве, чтобы сообщить ему, что все прошло гладко. Оказалось, он бежал мне навстречу. На нем лица не было. Он сказал, что восставшие атаковали дом де Виларов, их дочь ранена и лежит в госпитале. Услышав, что госпоже угрожает опасность, я сломя голову побежал к ней сквозь толпу бунтовавших людей. Когда я был рядом, она была уже в тяжелом состоянии, несмотря на то, что рана была забинтована и смазана лекарствами, ведь она страдала малокровием.

–Она не выжила? – поняла Маша.

–Доктора были бессильны, а я – тем более. Ее жизнь потихоньку угасала на моих глазах. Она сжимала мою руку так крепко, как будто только это связывало ее с этим миром. И я слышал ее последние слова: «Если бы ты мог прекратить религиозные войны, это была бы моя предсмертная просьба». Слова, которые привели меня на службу Его Величеству. И я неотступно иду к своей цели, каких грехов не пришлось бы мне совершить на пути.

Шико завершил свой рассказ. Повисла тишина. У нас с Машей не было слов. Все это время королевский шут казался нам машиной, созданной для политических интриг, неподвластной чувствам. Но теперь, зная о его более человечной стороне, мы испытывали смесь удивления и стыда за то, что думали так о нем.

–Что же вы молчите? – голос Шико вернул нас из раздумий.

–М?

–Я рассказал вам, что из себя представляю. Разве не настала ваша очередь?

–Да что тут рассказывать-то… – из груди вырвался нервный смешок.

–Изворачиваетесь из последних сил. Даже забавно. Так и быть, я помогу вам начать. Во-первых, вы явно не из Франции. Это заметно, по меньшей мере, по акценту, по большей мере – по манерам. Мне сразу подумалось, что вы откуда-то издалека. Во-вторых, вы здесь недавно и надолго оставаться не планируете, иначе вам не понадобилось бы жить у семейства, с которым вы, можно сказать, только что познакомились. В-третьих, вы явно были налегке, когда попали сюда – почти все время я вижу вас в одной и той же одежде. Это может означать, что свое путешествие вы не планировали. То есть, вас в одно мгновение перенесло из одной точки мира в другую. А теперь самое интересное. Вы не из Франции… Но вы знаете про Варфоломеевскую ночь. Я спросил вас, и вы, довольно общо, но ответили. Не буду мучать вас и сокращу количество вопросов до одного: зачем вы здесь?

Я почувствовала, как, ища защиты, ко мне прижалась Маша. Ее сердце словно металось, как загнанная кошкой в угол мышь, и мое сердце синхронизировалось с его ударами. Мы также были загнаны в угол. Если скажем Шико правду – нам вряд ли поверят. Если соврем – Шико поймет.

–Мы можем сказать только то, что наша цель совпадает с вашей.

Шико не торопился отвечать. Ожидание его реакции – самые напряженные секунды нашей жизни.

–От вас следовало бы избавиться, но это сделаю не я.

–Мы должны пугаться или испытывать облегчение?

–Решайте сами. Какие все же необычные встречи преподносит судьба.

–Действительно. Зато вам будет, что вспомнить на старости лет.

–Мне и так уже тридцать пять лет. Это почти старость.

–Погодите, что вы там говорили про встречи? – подскочила, как ошпаренная, Маша.

–Что-то не так? – ее поведение вызвало у меня беспокойство.

–Насть, – подруга потрясла мою руку. -Нас же ждут!

Какой кошмар! Как я могла забыть, что нам необходимо увидеться с Дианой!

–Шико, нам пора, мы тут это… В общем, до свидания…

Мы взбежали на площадь. Толпа успела поредеть за время нашего отсутствия на улице. Некоторые лавочники и владельца аттракционов складывали свои палатки. Появилась надежда на то, что теперь Диану будет проще найти среди горожан. Если она, конечно, еще не отчаялась нас дождаться. Мы побрели на другую сторону площади, туда, где возвышалось дерево, на ветвях которого было завязано так много ленточек, что казалось, будто у дерева такая пестрая крона. Это была дань какой-то местной традиции – то ли завязанная ленточка гарантировала исполнение желаний, то ли что-то еще.

Диана так и не объявилась. Может, ушла уже. А вдруг ее муж не отпустил? На всякий случай мы не разворачивались, пока не подошли вплотную к этому дереву. Как будто от этого что-то зависело. Кусочек пожелтевшей бумаги, сложенной самолетиком, выделялся среди разноцветных лент. Неужели этот способ складывания бумаги существует уже давно? Или нет… Не раздумывая, мы вскарабкались на старую корягу и дотянулись да той ветки, на которой застрял «самолетик». Что-то было написано не нем кириллицей. Без сомнений, это записка от Дианы.

Помятая бумага, размазанные чернила, угловатый почерк – все указывало на то, как Диана нервничала или торопилась, когда оставляла сообщение:

«Маша и Настя, я понимала, что вы можете не обнаружить эту записку, но другого способа связи нет. мне только что пришло письмо о том, что Наваррский в плену у Анжуйского, и они держат его в заброшенной мельнице на восточной окраине Парижа. Я направляюсь туда.»

Как же так? Почему она ввязалась в такую опасную передрягу? Почему не поговорила с нами сначала? Хотя, если вспомнить о ее боевых навыках и самоуверенности, эти волнения кажутся излишними.

–Как ты думаешь, лучше найти лошадь или не тратить на это время и отправиться к мельнице пешком?

–Ты серьезно? – вытаращила глаза Маша. -Хочешь отправиться туда? Диана в состоянии постоять за себя! Мы будем только мешать ей, она рассердится!

–Она оставила свои координаты, значит, мы должны приехать, – привела я довод.

–С другой стороны, будет как-то по-свински бросить ее с Анжуйским, – задумалась Маша. -Пошли.

Забыв про идею с лошадью, мы отправились к Диане.

Глава 14. Важное обстоятельство

Старая ветряная мельница, которую мы нашли, расспрашивая горожан, выглядела неприветливо, а может, так нам показалось, потому что мы вот-вот должны были увидеть Анжуйского. Но… он же думал, что убил нас! Воспоминание об этом заставило меня замешкаться.

–Что случилось? – Маша заметила мои сомнения.

–Анжуйский же не знает, что мы живы. В этот раз он непременно захочет от нас избавиться.

–Он бы и так захотел от нас избавиться. Мы же собираемся помешать его планам.

 

–Ну… Вроде как да, – замялась я.

–У нас нет другого выхода. Если хотим помочь Диане, то придется рискнуть.

Слова подруги помогли мне чувствовать себя немного храбрее. Собрав волю в кулак, мы вошли в старую постройку через отверстие в разрушенной стене, чтобы не скрипеть дверью и быть тише. Прокравшись внутрь, мы увидели Диану, живую и здоровую. Анжуйский, который был с ней, стоял у противоположной стены. Поскольку мельница была большая – внутри она казалась даже больше, чем снаружи, – расстояние между ними было таким, что он не мог внезапно ударить ее шпагой или кинжалом. Главное, чтобы при нем не оказалось пистолета. Мы застали их, обменивающимися репликами.

–Я даже не сомневалась, что вы способны на что-то такое же низкое. И если вы хотели шантажировать меня, то зря. Ведь я готова сражаться, чтобы защитить Наваррского.

–Очень трогательно. Но тебе пока что некого защищать.

–Пока что?

–Не понимаешь? Просто один из гостей нашего званого вечера задерживается. А чтобы немного поторопить его, я пообещал тебя убить.

–Чего вы добиваетесь?

–Хочу немного задержать тебя здесь, чтобы у нашего Наваррского друга была мотивация переосмыслить свое отношение к французскому престолу. Обещаю, скучать не придется.

На последних словах герцог щелкнул пальцами – это был сигнал. Вооруженные люди в масках появились из укрытий и окружили девушку, пока Франсуа Анжуйский оставался на безопасном расстоянии. Не раздумывая, мы с Машей бросились в самую гущу собиравшейся начаться бойни:

–Диана, мы здесь!

–Вы с ума сошли? Куда в самое пекло!? – возмутилась путешественница во времени, узнав нас.

–Мы нашли тебя!

–Вы, конечно, молодцы, но почему нельзя было подождать снаружи, пока я тут закончу?

–Откуда вы здесь!? Ваши трупы уже должны были гнить в земле! – мы повернулись на голос Анжуйского, в котором слышались злость и досада. -Убейте всех троих! – приказал он своим людям.

Эти слова словно поразили нас громом. Нас спасли леса, которые помогали взбираться к механизму под потолком мельницы, соединявшему жернова с лопастями снаружи и приводившему их в движение. Диана вспрыгнула на первую ступень и помогла нам забраться к ней. Преследуемые людьми в масках, которых было около сорока человек, мы поднимались все выше. Отбиваться могла только Диана, потому что у нее единственной из троих было оружие.

–Послушайте, вы абсолютно беззащитны сейчас, – тяжело дыша, сказала путешественница во времени. -Вам лучше сбежать. Под крышей есть отверстие.

–А ты?

–Я останусь. Я должна быть здесь, когда приедет Наваррский.

–Мы тебя не бросим! Мы будет сражаться, чего бы нам это не стоило!

–Дурочки, – в ее устах это слово прозвучало ласково, несмотря на то, что мы были под угрозой смерти. -Послушайте, цифры 136-16-24 говорят вам о чем-нибудь?

–Что это? Подожди, это…

–Это в дворцовой библиотеке…

Больше Диана ничего не успела сказать, потому что воины Анжуйского приближались, и она подтолкнула нас к окошку под потолком. Мы не сопротивлялись ей. Спрыгнув, ухватились за одну из лопастей повернуться под тяжестью наших тел и, оказавшись ближе к земле, спрыгнули. Не разбирая дороги, помчались в сторону Парижа.

***

Мы неслись через какие-то кустарники, рискуя упасть и сломать себе что-нибудь, пока не споткнулись об чью-то ногу.

–Еще раз здравствуйте и прошу прощения, – раздался над ухом знакомый голос.

–Эм… Шико?

Поднявшись, мы увидели недавно покинутого знакомого.

–Как интересно. И что это вам понадобилось на заброшенной мельнице на ночь глядя?

–Мерзкий клоун за нами следил, – прошипела я, почти пуская искры из глаз.

–Насть, ты только пожар не устрой, – с опаской покосилась на меня Маша.

–Я не следил, что просто шел за вами, – Шико сделал невинное лицо. -Я даже не видел, как вы вошли в ту мельницу. Ваша заинтересованность в этом месте показалась мне подозрительной. Что вы могли там делать?

–Какая разница? Нам сейчас не до разговоров! И вообще, мы спешим.

–Раз вы спешите, значит, мне тем более это интересно. И куда же вы так торопитесь?

–В королевский замок. Это дело государственной важности! Там, на мельнице, Анжуйский поджидает Наваррского, чтобы вынудить его отказаться от престола! – мне захотелось пнуть Машу, которая, непонятно зачем, выложила это.

–Все интереснее и интереснее, – прокомментировал соперник герцога Майенского.

–Мы же в ваших интересах действуем! – добавила моя подруга.

–Понял. Я буду сопровождать вас. Не упускать же возможность насолить герцогу. Вам нужно в библиотеку так?

Мы с Машей переглянулись. Неужели Шико понял, что просила нас сделать Диана, если он догадался о библиотеке?

***

Вместе с Шико мы добрались до королевского замка. Помогая прятаться от стражи, он провел нас к тайному ходу, через который мы когда-то сбежали отсюда. Шут остался у входа, чтобы за нами не последовали те, кто не желал присутствия посторонних на королевской территории. Был поздний вечер, когда многие обитатели замка должны были отходить ко сну, поэтому риск быть замеченными у нас с Машей был не так уж и велик. При соблюдении тишины, разумеется.

Нам не составило труда найти библиотеку, в которой мы провели часы, вынимая книги с полок и расставляя их по местам после уборки, когда притворялись горничными. Направо, вдоль коридора и вверх по лестнице – эту дорогу могли бы, наверное, ощупи найти, хотя прошло много времени. Оказавшись в хранилище книг, мы с радостью заметили, что порядок, в котором стояли тома, не изменился. Те же полки, та же очередность… Ну конечно! 136 – это номер полки, если считать сверху, 16 – номер книги, если считать справа налево. Мы вытащили талмуд в черном кожаном переплете, оказавшимся сборником стихов какого-то средневекового поэта. Что это значит? Кажется, Диана еще упоминала число 24. Открыв страницу с таким номером, что подсказала нам сделать интуиция, мы увидели бумагу с гербовой печатью. Важный документ, возможно, решающий судьбу государства, был спрятан от чужих глаз там, где никто не догадался бы его искать – в сборнике поэм. Взяв его с собой и осторожно поставив книгу на место, мы побежали обратным путем. Шико, как и обещал, ждал нас у тайного входа. Увидев у нас в руках документ, он удовлетворенно кивнул.

–Спасибо вам за помощь, нам нужно вернуться на мельницу, – сказала я. Мне не верилось, что я благодарю этого человека.

–Нет-нет, даже не надейтесь, что вы вернетесь на мельницу одни.

–Почему? – его слова напугали нас. Что он затеял? Как же Диана?

–Я буду там же. Такое веселье не может пройти без шута.

Сейчас было не до выяснения отношений. Мы просто согласились.

***

Как раз в тот момент, когда герцог Анжуйский почти приготовился праздновать победу, мы втроем появились на заброшенной лестнице. Уже приехавший Наваррский, державший на руках выдохшуюся Диану, на лице которой было несколько царапин, а куртка порвана в нескольких местах, стоявший рядом с ними Анжуйский с обнаженной шпагой. Люди герцога уже не атаковали, зато вокруг лежало множество трупов – видна работа Дианатора. Именно такая картина предстала перед нами.

–…Мне мало твоих обещаний. Если ты не подпишешь этот документ, ты можешь попрощаться с жизнью. И своей, и твоей защитницы.

Герцог бросил на пол листок и пододвинул его к ним шпагой.

–Этот документ – подделка, – констатировал король Наварры, даже не прикасаясь к бумаге.

–Тебе же лучше, если это останется между нами, как и вся эта встреча.

Тем временем Диана пришла в себя. Увидев с нами Шико, она поднялась и спряталась где-то в глубине мельницы. Анжуйский, заметив ее действия, повернулся в нашу сторону.

–Шико? Тебя сюда не приглашали! – брат короля был раздосадован.

–Считайте это сюрпризом, – ответил в своей манере шут. -Посмотрите, что у меня для вас есть.

Он развернул найденный в библиотеке документ и помахал им перед носом Анжуйского.

–Что за новые шуточки у тебя?

–Увы, не новые. Это соглашение было подписано незадолго до Варфоломеевской ночи Карлом де Валуа. После его брата Генриха де Валуа власть переходит к Наваррскому при условии, что он примет католичество.

–Такого не может быть! Это соглашение должно было сгореть в Соборе Святого Себастиана! – отказывался верить своей неудаче герцог.

–И сгорел. Я даже проверял, – подтвердил Шико. -Но в королевской библиотеке хранилась копия. Как раз для таких случаев.

–И все же, ничего не получится! На таком документе должна быть подпись ныне правящего монарха.

–Она здесь есть. Карл де Валуа договорился об этом со своим братом, ныне правящим Генрихом, которому я имею честь служить.

Оба оставили свои подписи. Они подозревали, что свадьбы с Маргаритой де Валуа будет недостаточно для Наваррского короля.

–Но почему вы решили, что он примет католичество?

–Я сам никогда не думал, что сделаю это, – вступил в разговор Наваррский. -Но я уже крестился, ибо Париж стоит мессы.

–А вот у вас не будет даже призрачных шансов на престол, если мой господин увидит эту подделку, – сказал Шико, подбирая бумагу, принесенную Анжуйским.

–Немедленно верни это сюда! – воскликнул правитель Анжу, бросаясь со шпагой на Шико.

О дальнейших событиях мы с Машей не узнали, потому что подбежала Диана:

–Бежим! Нам больше нечего здесь делать – они будут драться!

И мы побежали. Прочь от этого места, прочь от полного интриг Парижа.

Глава 15. Расставания стоят встреч

Я бежала впереди изо всех сил, пока не упала на траву от изнеможения. Мне показалось, что я потеряла своих друзей, но через некоторое время они догнали меня.

–Что, устала? – спросила Диана, хотя мое тяжелое шумное дыхание и так выдавало меня.

–Думаю, это место подойдет. Здесь нас никто не увидит.

–Что мы будем делать? – спросила я.

–Вернемся домой. Камень в моем кольце уже красный.

–Уже все закончилось? – Маша удивленно вскинула брови. -Мы же ничего не знаем.

–Кольцу виднее, – пожала плечами Диана. Она собралась надеть свое украшение на палец. -Сделайте то же самое.

–Эй, постой! – я подбежала к ней и взяла ее ладони в свои.

–Не переживай так. Они дальше без нас разберутся, – успокаивала меня девушка.

Но не миссия сейчас меня волновала.

–Мы же сможем встретиться в нашем времени? Мы увидимся еще?

–Мне-то откуда знать? Я не могу что-либо пообещать по этому поводу.

–Но ведь есть такая вероятность? – я продолжала держать ее руки, не давая надеть кольцо.

–Конечно есть. Может, мы и встретимся снова. Никто не знает, что принесет будущее.

–Пока, Диана! Было здорово с тобой познакомиться! – Маша уже махала рукой на прощание.

Когда Диана наконец надела кольцо, ее тело постепенно превратилось в полупрозрачный силуэт, который затем исчез. Теперь пора и нам возвращаться домой.

Кольца перенесли нас обратно в школьный туалет, где как бы нелепо это не звучало, и началась вся эта история. По идее, нужно переждать облегчение, так как мы чудом остались живы после всех передряг, но что-то мешало это чувствовать.

***

Когда мы уже покидали школу (мы всегда возвращаемся домой вместе, потому что живем рядом), мой взгляд скользнул по зданию торгового центра напротив. Одна мысль проскользнула в голове.

–Маш? – обратилась я к подруге.

Она отвлеклась от своего смартфона, который держала рукой с серебряным кольцом на пальце.

–Давай зайдем в кафе еще раз. Ненадолго.

–Давай. Ты там что-то оставила?

–Почти.

Перебежав дорогу на мигающий зеленый сигнал светофора, мы миновали автоматические двери и направились в наше любимое место, расположенное не первом этаже. Посетителей в данный момент не было. Официантка со светлыми волосами протирала один из столиков.

–Извините, мы сегодня закрываемся раньше в связи с… – она повернулась к нам, услышав шаги.

Мы увидели уже ставшие знакомыми серые глаза и царапины на лице.

Диана всплеснула руками, тоже узнав нас.

Обложка сделана на сайте: https://www.canva.com/ru_ru/shablony/

Рейтинг@Mail.ru