Таир 2. Отпусти меня

Анастасия Шерр
Таир 2. Отпусти меня

Аннотация:

Когда-то я мечтала, чтобы он взял меня в жёны, теперь же мечтаю, чтобы отпустил. Но Таир Абаев решил сделать меня своей женщиной и понемногу его желание превращается в одержимость.

ГЛАВА 1

Лица коснулась чья-то тёплая рука и такой волнующий, почти родной запах проник в ноздри. Я улыбнулась сквозь сон, замурлыкала, как кошка.

– Доброе утро, – послышался необычно мягкий голос Таира, и я позволила себе открыть глаза, рискуя разочароваться.

Но он, и правда, был здесь, в моей спальне. Нет, не так. В своей спальне. Рядом со мной.

– Я думала, ты мне снишься, – прошептала сипло, откашлялась и села на кровати. С ужасом представила, как неопрятно выгляжу сейчас и застеснялась от того, что бретелька свободной майки съехала вниз и он теперь мог беспрепятственно разглядывать моё плечо. Что, собственно, и делал.

Натянула одело повыше, но плечо спрятать всё равно не удалось.

– Ты улыбалась во сне, – как-то невпопад ответил он и большой палец его руки коснулся моих губ.

– Это потому, что ты мне приснился… – как обычно, я не могу ему соврать. Глупая дурочка.

– Да что ты? – усмехается, чуть склонив голову набок и его горячая, сухая ладонь ложится на обнажённое плечо. Ведёт вниз, спуская бретельку ещё ниже, а губы неожиданно накрывают мои.

Я пытаюсь увернуться, но он не позволяет, сжав моё лицо своей рукой и углубив поцелуй. Вторая рука сильно сжимает меня за плечи, лишая возможности двигаться и даже дышать, а когда паника во мне вырастает до предела, он отстраняется и даёт мне набрать кислорода в лёгкие.

– Вот так люди показывают, что соскучились, – Таир поднимается с кровати, стаскивает с себя пиджак и бросает его на спинку кресла, а я тем временем выскальзываю из постели и надеваю халат. Майка довольно длинная, но под ней только бельё и я жутко стесняюсь Таира. Хоть и понимаю, что это довольно глупо. Ведь он уже видел меня обнажённой. Он меня целовал, касался меня руками. Я уже много раз согрешила, хоть и не позволила ему в прошлую нашу встречу взять меня.

Сердце в груди трепыхается так сильно и часто, что я не успеваю дышать. Задыхаюсь. Сон уже ушёл, и я бодра как никогда. Это первый визит Таира за целый месяц. Я не видела его тридцать один день. Так долго. Так ужасно долго.

Я успела раз сто пожалеть о том, что разозлила его. И столько же раз убеждала себя, что сделала всё правильно. Но вот он здесь, совсем рядом. Садится в кресло и берёт чашку с кофе, который сварил сам. Как давно он здесь?

– Я… Я рада тебя видеть, – произношу осторожно, прекрасно понимая, что любое неправильное слово может снова его разозлить. Тогда… Тогда я думала, что Таир меня ударит, в такой жуткой ярости он был. Хотя и знаю, что это не предел. Я осознала это в тот самый момент, когда он повалил меня на диван и прокричал в лицо, что я шантажистка. Наверное, он прав. Но я не хочу быть любовницей. Я хочу быть женой. И даже тот факт, что я его люблю не заставит меня… Или заставит? Однажды я сдамся или всё же выстою? А может, Таиру всё это надоест, и он откажется от меня?

– Насколько рада? – от его мягкости не остаётся и следа. Снова становится жёстким и взгляд его почему-то темнеет.

– Ну… Просто рада.

– Тогда почему не звонила мне? За тридцать один день – ни разу, – он тоже считал дни? Таир Абаев?

– Я думала, ты не захочешь меня слышать, – и это чистая правда. Я порывалась набрать его номер ровно тридцать один раз. И каждый раз боялась услышать его жёсткий отказ.

Да и сказать мне особо нечего… Ведь мой звонок означал бы, что я хочу ему что-то предложить. Что-то, чего он так желает. То, чего я дать ему не могу. Не так. Не в роли «девушки на выходные» – как называет любовниц Алика. Подруга и сама была любовницей. Причем, по её словам, неоднократно. И с её же рассказов, я знаю, как продолжаются и заканчиваются такие отношения.

– А может ты ждала, что я сам позвоню? – слишком резко произносит он, а я сжимаюсь в комок. Таир явно не в лучшем расположении духа.

– Я тебя не понимаю, – мотаю головой, глядя на то, как он поднимается с кресла и ставит на столик нетронутый кофе.

– Куда тебе, – бросает мне обидное, тяжело вздыхает. Походит к шкафу, открывает его и долго смотрит на свою одежду. Там висят его костюмы, в больших, длинных ящиках аккуратно сложено бельё и галстуки. Да, я рылась в его вещах, как бессовестная воровка, и одну ночь даже позволила себе поспать в обнимку с его рубашкой. Мне казалось, она пахнет как он. А я до сих пор не забыла его запах. Как и ту ночь, которую провела в его объятиях. – Где твои вещи? – спрашивает, поворачивая ко мне лицо и я улавливаю злость. Что я снова сделала не так?

– Они… Они в чемоданах. Я оставила их там.

– Куда-то собираешься? – надвигается на меня, а я на автомате отступаю.

– Ннет…

– Уверена?

– Да.

– Тогда вещи помести в шкаф.

– Ладно.

И снова тишина. С одной стороны приятно, что он позволяет мне повесить свою одежду к его, а с другой… Не за этим же он пришёл спустя месяц после нашей ссоры.

Нашей ссоры. Даже слово «ссора» звучит приятно в сочетании со словом «наша».

– Свои вещи я заберу. С сегодняшнего дня ты свободна. От меня и всего того, что меня касается.

– Что? – мой голос гаснет, как и свет в глазах. Словно одним лёгким ударом в грудь он столкнул меня в пропасть. Я ошиблась. Я приняла неверное решение месяц назад. И теперь он пришёл сказать мне об этом лично.

ГЛАВА 2

Я совершила ошибку. Но разве могла поступить иначе? Согласиться на роль его любовницы будет значить, что я не только предала собственные принципы и убеждения, но и упала в его глазах. Ведь на таких женщинах не женятся, я это точно знаю. Таких женщин лишь используют в самых низменных целях. Это омерзительно и гадко. Я на это не пойду. Не смогу.

Но он уходит. Собирает свои вещи и уходит. Так просто. Ему не больно, как мне. Ему всё равно.

Я наблюдаю, как мужчина-помощник, которого он позвал, укладывает его вещи в чемоданы и сжимаюсь в комок от пронизывающего взгляда Таира. Он допивает уже давно остывший кофе и изучает мою реакцию.

Я плачу. Не хочу плакать, не хочу показывать, как мне сейчас больно и тяжело на душе, но слёзы не спрашивают разрешения. Они стекают по щекам, заливаются в нос и рот. Солёные, горькие. А Таир улыбается. Еле заметно. Чуть приподняв один уголок губ. Цинично и жестоко. Ему нравятся мои страдания. Мои слёзы и боль.

– В чём дело, Самина? Разве ты не этого хотела? Чтобы я ушёл? – задаёт, наконец, вопрос, а я слова вымолвить не могу. Лишь немо мотаю головой. – Нет? Не этого? А чего ты хотела?

– Чтобы ты… Чтобы ты был рядом.

– Враньё. Если бы ты этого хотела, стала бы моей, – отрезал, поднимаясь с кресла.

– Всё готово, Таир Магометович, – отчитался его помощник, унося очередной чемодан к выходу. Я прикусила губу, опустила голову.

Его пальцы легли на мой затылок, губы коснулись макушки.

– Ты знаешь, как меня найти. Если захочешь, чтобы я был рядом, просто позвони.

А потом я долго плакала в подушку, ненавидя себя за трусость, за то, что не сказала ему, насколько он мне нужен. За то, что не согласилась на его условия.

Таир ушёл, и теперь мне предстояло забыть его. Только как это сделать я не знала.

Звонок от Давида заставил вздрогнуть, броситься к телефону и разочароваться. Я всегда ему рада, и он для меня, как друг. Но это совсем иные чувства, нежели те, которые я испытываю к Таиру.

– Привет, – услышала его голос, смахнула слёзы. – Как дела?

– Привет. Нормально.

Он, конечно же, услышал, что совсем не нормально, но допытываться не стал. Тактичный. И за это я его уважала.

– Пойдём погуляем? Ты любишь мороженое?

Не то чтобы я очень любила мороженое, скорее мне просто хотелось с кем-нибудь пообщаться. Без ссор, расставаний и обид. Просто поговорить с человеком.

Давид оказался лучшей кандидатурой.

– Я пойду…

*****

Всё шло по плану. Таир знал, что она не выдержит. Слишком тяжело ей придётся одной. И именно он эти тяготы ей обеспечит.

Тряхнув головой, откинулся на спинку сидения. Помощник увёз его вещи, а ему домой совсем не хотелось. Ему вообще никуда не хотелось. Вернуться бы к ней и взять силой. И плевать, что будет дальше. Сломается она, будет плакать или может возненавидит.

Сдерживало лишь одно: он не был таким подонком никогда. Никогда не принуждал женщин быть с ним. Не было нужды. А теперь казалось, что он вполне способен на подобное. Что это? Взыграла кровь предков? Или дело в девчонке? Что с ним вообще происходит?

К машине подошёл Вакиф, Таир опустил стекло.

– Всё по-прежнему, шеф?

– Нет. Кое-что изменилось, – ответил задумчиво. – Я хочу, чтобы Самина испытала некоторые трудности.

– К примеру?

– Организуй нападение. Сделай всё аккуратно и так, чтобы она ничего не заподозрила. Хорошо припугни. Пусть это будет ограбление.

Вакиф понимающе склонил голову.

– Что-то ещё?

– Да. Пусть её попытаются изнасиловать. Без крайностей, аккуратно, но натурально.

– Понял.

– Выполняй, – подняв стекло, повернул ключ в замке зажигания. Всё же он сволочь. А девчонка сама виновата. Хотела его прогнуть? Смешно. Особенно если учесть, с какой лёгкостью Таир может переломить ей хребет.

ГЛАВА 3

С Давидом мы встретились в кафе, где виделись и раньше. Но сегодня он выглядел взволнованным, даже слегка бледноватым.

– Ты заболел? – взглянула на него виновато. Он ради меня даже в таком состоянии пришёл, а я не могу отблагодарить его взаимностью. Потому что в голове и в сердце другой давно живёт.

– Немного простыл. Ты как? Почему плакала? – сделал рукой знак официанту и тот поспешил к нам.

– Я… Просто день такой сегодня. Неудачный.

– Это потому, что Таир приходил? – посмотрел на меня серьёзно, даже строго как-то. А я подумала, что не имеет он права так на меня смотреть. Этот взгляд Таиру принадлежит. Только он может мне что-то запретить. Мог… Сейчас я понимала, что возможно мы больше не увидимся.

 

– Откуда ты знаешь, что он приходил? Ты следил за мной? – вопрос вырвался сам собой и я, как ни странно, угадала.

– Я просто хотел тебя увидеть.

Мне вдруг тошно стало. От того, наверное, что всё это говорит мне тот, кого я люблю как друга, а не как мужчину.

– И часто ты за мной следишь?

– Нет, Самина. Не часто. Лишь в последнее время.

– Зачем? – тут подошёл официант, чтобы принять заказ, и я подумала, что это хороший момент для Давида, чтобы придумать ответ. Я-то знала, зачем он за мной ходит. Вернее, догадывалась. Достаточно одного его сочувствующего взгляда, чтобы понять – он меня жалеет. Любовь ли это? Едва ли. Просто ему хочется побыть спасителем. А мне спасение не нужно. Я Таира хочу. Чтобы он меня успокаивал и утирал слёзы. Как умеет только он один. И я не хочу вызывать жалость. Ни у кого.

Давид заказал нам кофе и мороженое, официант ушёл. А друг вздохнул и взял меня за руку.

– Малышка, ты мало его знаешь. Таир, он… он никогда не бросит жену и сына. Он опасен для тебя. Однажды он растопчет твоё наивно любящее сердце и оставит тебя погибать. Ты этого хочешь?

Я улыбнулась, но не радостно, а скорее жалко.

– Это не проблема, Давид. Потому что Таир ушёл сегодня. Забрал свои вещи и ушёл. К жене и сыну. Меня в его жизни больше нет. И все потому, что я не пошла на его условия. Не захотела стать его любовницей. Так что, ты можешь не переживать за меня. Все отлично, – голос сел, осип. И я заплакала, закрыв лицо руками.

Жалкая, никчемная…

– Эй, перестань. Самина? – я почувствовала на себе его руки, вздрогнула. Он трогал меня за плечи, а мне было так некомфортно, словно я обнажена. Всё такая же жалкая.

Я отпрянула, быстро промокнула влажные щеки салфеткой. Облизнула губы и выдохнула.

– Прости. Я просто… мне больно. Я его люблю, понимаешь? И мне больно.

Давид выпрямил спину, откинулся на спинку своего стула, пока официант выставлял на стол кофе. А потом ободряюще улыбнулся.

– Съешь мороженое, станет легче.

Нет. Не станет. Это я знала точно. Такое сладостями не заесть.

– Я не голодна, спасибо.

– Тогда выпей кофе.

– Мне не хочется. И знаешь… Я, пожалуй, пойду. Мне хочется побыть одной, – схватив сумочку, поднялась. – Извини и… Просто извини, ладно? – бросилась к выходу, едва не сшибая по пути другие столики и посетителей. Горло сжали тиски, так, что не вдохнуть. Я не могу делать вид, что со мной все нормально. Потому что это не так.

Давид догнал меня на улице.

– Стой, Самина, – дернул назад, и потянулся к губам, но я отпрянула.

– Это… Это зачем? – спросила испуганно, сжала пальцы в кулаки от напряжения. – Не надо так делать. Пожалуйста. Больше так не делай.

– Извини, – Давид выровнялся, шумно выдохнул. – Как-то само так получилось. Красивая ты, Самина. И… Таир тебя не заслуживает. Роль любовницы – это не для тебя, малышка.

Я отпрянула снова. На этот раз из-за его слов. Он прав, но не ему решать. Это лишь мой выбор.

– Тебя это не касается. Ясно? Оставь меня в покое. И больше не позволяй себе прикасаться ко мне, – зло выдернула свою руку из его, по телу прошла неприятная дрожь и меня затошнило. – Никогда больше!

– Прости. Малышка, прости меня, – он поднял ладони, показывая, что опасаться нечего. Но меня всё ещё трясло.

– Больше не ходи за мной. И не звони. Мне нужно всё обдумать. Я пока не готова забыть Таира.

Давид поморщился, словно от боли. Но отступил.

– Хорошо. Как скажешь. Позвони, когда захочешь меня видеть. Ладно? Я буду ждать.

Я порывисто кивнула и, отвернувшись, бросилась прочь.

ГЛАВА 4

Наступило мрачное время. В том смысле, что я больше не видела Таира и не ждала его появления, как раньше. Теперь я знала точно, что он не придёт. Скорее всего уже забыл о моём существовании.

Я упорно искала новости о нём в интернете, но ничего из свежего не было. Лишь те страницы, которые я уже зачитала до дыр. Время от времени я брала в руки телефон и… хотела его набрать. Но тут же мысленно давала себе по рукам и откладывала мобильный в сторону.

Я не смогу стать той, кого он хотел бы видеть. Не стоит и пытаться. Лишь себя в этой гонке потеряю. И его жена… Она не позволит нам с ним быть вместе. Я бы не позволила. А он никогда не бросит своего ребёнка. Наши мужчины так не поступают.

Я завидовала ей…

Ужасно завидовала женщине, которой позволено просыпаться рядом с ним и засыпать в его объятиях. Женщине, которая подарила ему сына. Это же целый мир. Это так много, что не объять.

Будни стали ещё серее и ещё монотоннее. Я пыталась учиться, ходила на уроки и пользовалась данными мне благами вовсю. У меня вдруг появилась мечта. Мечта когда-нибудь встретить Таира на одной из деловых встреч и показать ему, что те деньги, которые он на меня потратил, пошли впрок. Чтобы он увидел какой я стала и гордился мной. Возможно, когда-нибудь так и будет.

В свой единственный свободный от учёбы день я решила спуститься в магазин и набрать кучу сладостей. Некоторые слабости нам не дано победить. Они остаются с нами навсегда, напоминая о прошлом.

В подземном переходе с кем-то столкнулась, на асфальт посыпались шоколадки. Я только подумала, что здесь слишком темно.

– Простите, я нечаянно, – извинилась перед мужчиной и присела, чтобы собрать шоколадки. А когда поднялась, уронила пакет ещё раз. Только на этот раз уже от испуга.

Мужчина, с которым я столкнулась, никуда не ушёл. А ещё в его руке я заметила что-то блестящее… кажется, это нож. Всмотреться в лицо мужчины тоже не смогла. Оно было скрыто под глубоким капюшоном.

И я поняла… мы не случайно столкнулись. Это всё было спланировано.

Заоглядывалась вокруг и поразилась тому, что в переходе кроме нас никого нет. Обычно здесь бывает довольно много народу, а сегодня, как назло, никого. Лишь я и он… человек в капюшоне.

– Что вам нужно? – прошептала тихо и тут же повторила громче: – Что вам нужно? Я… у меня нет денег!

– Да что ты? – было слышно по голосу, мужчина улыбается. Улыбается и наступает на меня, загоняя в угол между двух старых, давно не функционирующих киосков. – А если поискать?

– Хорошо. Я всё отдам. Прошу, только не трогайте меня, – закопошилась в карманах, собирая мелочь, которую мне дали на сдачу, телефон. Протянула ему.

– Спасибо, красавица, – грабитель всё ещё потешался, явно наслаждаясь моим унизительным состоянием. Забрал деньги и телефон, сунул себе в карман. Но нож почему-то не убрал. – Ты ещё кое-что забыла.

– Что? – я попятилась, на сей раз загоняя себя в угол сама. Уперевшись спиной в сырую, пахнущую плесенью стену, выставила руки в защитном жесте. Ну хоть бы кто-нибудь здесь появился!

– Серёжки у тебя красивые, – он протянул руку с ножом и провёл кончиком острого лезвия по одной из серёжек. Это подарок Таира…

– Прошу вас, не надо. Это подарок. Очень важного для меня человека. Прошу…

– Да не проблема, красотка. Я могу с твоими красивыми ушками их срезать. Что скажешь?

– Нет, прошу. Я отдам, – дрожащими руками сняла серёжки протянула их ему. И зажмурилась от страха, когда он выхватил их и резко шагнул ко мне. – Не надо!

– Тшшшш, тихо, маленькая. Я только разок тебя натяну. Я быстро, крошка.

– Не надо, не трогайте, пожалуйста! – я повысила голос, отталкивая от себя его руки, но грабитель оказался сильнее и, вмиг перехватив мои запястья, сжал их над головой одной своей ладонью.

– Тихо, сука… Ни звука, – провёл носом по щеке, вдыхая мой запах. – Вкусно пахнешь, шлюшка, – лезвие его ножа коснулось второй щеки. Мерзкое, ледяное. Я заплакала, понимая, что подонок хочет меня изнасиловать. И тут, словно услышав мои просьбы, появился какой-то мужчина. Он быстро шёл к нам и стук каблуков его обуви разнёсся по переходу эхом.

Грабитель выругался, лизнул мою щеку.

– Повезло тебе, сучка, – и немедленно испарился.

А я, задрожав, осела под на грязный, пахнущий мочой асфальт.

– Помогите… Пожалуйста, помогите.

ГЛАВА 5

– Так, ну что, гражданочка, заявление писать будем? – из транса меня вывел голос полицейского, записывавшего мои сведения. – Сразу скажу, искать его будем долго и не факт, что удачно. Потому что таких, как вы, у нас много, и есть ограбления посерьёзней.

– А как же…

– Что? – взглянул на меня снисходительно опустив очки на кончик носа.

– Он же меня изнасиловать хотел. А если он так с другой девушкой поступит, а если однажды у него получится?

– А вам прям до всех дело есть, да? – усмехнулся, но как-то раздражённо. – Вы, девушка, домой лучше идите. И больше по тёмным переулкам не бродите. А то так однажды действительно нарвётесь. Найдёте приключения на свои вторые девяносто, – и окинул меня неприятным, липким взглядом. Я же почему-то вспомнила мерзкого старика, за которого меня хотели выдать замуж.

Заявление я написала. Ему назло. Хотя и было понятно, что никто грабителя искать не собирается. И пошла домой, старательно обходя тёмные переулки. Пожалуй, я теперь буду ходить только по людным улицам.

А вечером, заперевшись в квартире, я тихо плакала в подушку, понимая, в какой жестокий мир угодила. Дома было хуже, да. Но там всё было более-менее понятным. Здесь же я терялась и жутко боялась оставаться одной. И ещё больше, чем прежде мне не хватало Таира. Он бы не позволил меня обидеть. Он бы заступился. И заставил бы того полицейского принять заявление, как полагается. Да он бы сам нашёл грабителя и… «И» в моём случае стало невозможным. Я сделала свой выбор и теперь должна быть сильной.

Очередной выходной и мне приходит сообщение от Давида. Снова зовёт погулять. А мне хочется просто побыть в тишине. Послушать музыку, что-нибудь из классики. Почитать книгу. Всё, что угодно, лишь бы не видеть в глазах друга жалость и то другое… На что я никогда не смогу ответить взаимностью.

«Прости, я не могу», – бросаю ему в ответ, но Давида это, похоже, только раззадоривает.

«Почему?»

«У меня много занятий»

«Не правда, Самина. Сегодня у тебя выходной»

Вздыхаю, не зная, что ему ответить. Отчего-то хочется нагрубить, но я так делать, конечно же, не стану. Откладываю телефон подальше, перед этим отключив звук. И ложусь на диван, вперившись отупевшим взглядом в экран телевизора.

Просыпаюсь из-за звонка в дверь, испуганно вскакиваю. Прижав руку к груди, пытаюсь унять сильное, тревожное сердцебиение. Бегу к двери, по пути натягивая джинсы и футболку и совершенно бездумно распахиваю дверь. Видимо, я спросонья решила, что это Таир. Зря обрадовалась. На пороге вижу Давида с коробкой пирожных.

– Привет. Я подумал, что ты скучаешь и решил разбавить твою скуку сладостями. Что скажешь? Пустишь меня?

Держать его у порога невежливо, но и впускать в свою жизнь совсем не хочется. Давид хороший. Да он просто замечательный. Но как друг. А он, как я поняла с прошлой нашей встречи, испытывает ко мне совсем иные чувства…

– Я… Не знаю, Давид. Ты же знаешь, я много занимаюсь и мне нужно готовиться к…

– Перестань, Самина, – его улыбка тускнеет. – Впусти меня. Мы просто поговорим. Я давно хочу сказать тебе кое-что. Это важно. Важно для меня.

– Проходи, – вздыхаю, отходя от двери, чтобы он прошёл. Знаю, о чём будет говорить, и я этого слышать не хочу сейчас. Но деваться некуда. Он мой друг. А с другом нельзя поступать плохо. Я должна объяснить ему, что я не его принцесса. Моё сердце принадлежит не ему.

Пока варю кофе и выкладываю на тарелку пирожные, Таир осматривается вокруг. Осматривается так, словно что-то ищет.

– Я бывал здесь раньше. В этой квартире мы с Таиром проводили дни юности. Выпивали, приглашали девочек, – он останавливается позади и я буквально кожей чувствую его взгляд. – Здесь их много было. Это неправильно, что он поселил тебя здесь.

Смотрю на поднимающуюся пенку, приподнимаю турку, чтобы кофе не убежал. А рука начинает подрагивать.

– Не рассказывай мне об этом. Потому что это тоже не правильно. Я знаю, что Таир неидеален. Мы все неидеальны. Думаю, в прошлом у всех есть то, за что бывает стыдно.

– Ты не одна из них, – вздрагиваю, потому что он вдруг оказывается совсем рядом. Я даже чувствую спиной тепло его тела. Отодвигаюсь в сторону, сбегая от него и наполняю чашки кофе.

– Я знаю, что я не одна из них. Но давай не будем обсуждать то, что тебя не касается. Пожалуйста. Я благодарна Таиру за всё, включая эту квартиру, – поворачиваюсь к нему лицом, чтобы он увидел мой твёрдый взгляд. Это срабатывает. По крайней мере он отходит, садится за стол.

– На самом деле я хотел бы поговорить с тобой не о вас с Таиром, а о нас с тобой.

 

Взяв чашки с кофе, ставлю одну перед ним. Сажусь напротив, закрываю глаза всего на секунду. Нам действительно нужно поговорить. Иначе Давид будет и дальше думать, что между нами что-то может быть.

– Я слушаю тебя, – открываю глаза, смотрю на него. И тут же грудь обдаёт жаром, потому что его взгляд направлен именно туда, в разрез домашней футболки.

– Выходи за меня замуж, Самина, – тут же забываю о том, куда он смотрел, потому что передо мной появляется красная коробочка в виде сердца. О, нет…

ГЛАВА 6

Первые несколько секунд я не знаю, как на это реагировать. Столбенею.

Давид открывает коробочку, двигает её ко мне. А я смотрю на кольцо с переливающимися камушками, и сама каменею. Такого я не ожидала.

– Давид, я…

– Подожди. Не торопись с ответом. Я знаю, почему Таир оставил тебя. Ты отказалась стать его любовницей, а он не захотел на тебе жениться. Я женюсь. Я ради тебя сделаю всё, что угодно. Ты достойна лучшего и большего, чем роль очередной его подстилки.

– Давид, хватит! – я закрыла ладонями уши, чтобы не слышать его слов, чтобы они не хлестали меня по лицу, напоминая о том, сколько раз я хотела согласиться на роль той самой подстилки. – Прекрати!

Он замолчал. Лишь укоризненный взгляд на меня направлен.

– Я не могу. Не могу выйти за тебя. Я тебя не люблю, Давид. Я люблю Таира, и ты знаешь об этом. Я понимаю, что не нужна ему. Но для тебя, для нас с тобой это ничего не меняет. Мне жаль, – я отодвинула от себя коробочку с кольцом и захлопнула её. Пусть я поступаю недальновидно, как сказала бы моя мать… Но и лгать ему я не стану. И себе тоже. – Прости.

Давид упёрся взглядом в коробочку, долго сидел, не говоря ни слова. А затем поднялся.

– Пусть кольцо останется у тебя. Возможно, когда-нибудь ты передумаешь.

– Не передумаю, Давид. Прости. Забери, – я вложила коробочку в его руку, отвела взгляд в сторону.

– Хорошо. Я уйду. Но однажды ты сильно пожалеешь, если доверишься ему. А ведь ты уже готова, да? – усмехнулся как-то тоскливо, осуждающе.

Я сглотнула. Что бы я не сделала, у него нет права меня осуждать. Если он действительно меня любит, тогда должен сам понимать, что чувство такой силы не победить.

– Уходи, Давид. Нам нельзя видеться. Эту квартиру и деньги на учёбу я получаю лишь при условии, что не буду видеться с тобой и Аликой.

Он сжал в кулаке коробочку, на секунду задержался рядом, а потом быстро пошёл к выходу. Хлопнула дверь, а я опустилась на стул, не чувствуя ног.

*****

– Я слушаю тебя, Вахид, – Таир закурил, глядя как в сизом облаке дыма извивается девушка. Кажется, новенькая. Их в его клубе в последнее время немерено, всех не упомнишь. Он даже не запоминает их имена. Пользуется телами, трахает их и забывается в алкогольном дурмане, но ни с одной не заводит отношений. Женщины давно уже не цель, а лишь средство.

– У неё был Давид, – услышал из динамика, напрягся.

– Как долго?

– Минут пятнадцать.

– Ушёл?

– Да, Таир Магометович. Мне что-нибудь предпринять?

– Я хочу, чтобы Давид не смог ходить в гости минимум неделю. А лучше месяц. Оформи ему отпуск.

– Я понял.

Отложив телефон, уставился на девушку у своих ног, улыбнулся ей. Только девушка отчего-то отпрянула, словно он её ударил.

– У вас пугающий взгляд, Таир Магометович.

– Ты здесь не для того, чтобы в глаза мне заглядывать. Расстегни этот гребаный лифчик и открой пошире рот.

Новенькая плакала и задыхалась, по подбородку и обнажённой груди текли слюни. А Таир, взяв девчонку за волосы, что было сил натягивал её рот на свой член.

Она была похожа на Самину. На солнечную девчонку, вызывающую у всех улыбку, а у него лишь яростную, голую и злую похоть.

Затянулся дымом ещё раз. Глубоко. Так, что загорелись лёгкие. И выдохнул ей в лицо, пьянея от кайфа. Представлять на месте шлюх Самину кажется чем-то гадким и порочным, но в то же время жутко заводит. Хотел бы увидеть её на коленях перед ним. Чтобы так же заглядывая ему в глаза, сосала его член, причмокивала и заливалась краской, как умеет только она.

Он бы научил её всему сам. Она не просто чистый лист бумаги. Она чувственная, сочная девочка. Его сладкая малышка.

Кончил в рот шлюхе, натягивая её до упора, так, что член упёрся в заднюю стенку горла, и спустил заставляя захлёбываться своей спермой.

Затем вытер руки влажной салфеткой и, швырнув её девушке, взял в руку телефон.

– С Саминой тоже нужно провести воспитательную беседу. Дождись, когда выйдет на улицу и действуй.

– Что в этот раз? – послышался спокойный голос Вахида.

– Пусть это будут какие-нибудь гопники. Пусть доведут её до истерики. Без рукоприкладства, иначе головы ваши сниму.

– Так точно, Таир Магометович. Сделаем.

ГЛАВА 7

Нападение повторилось. Причём случилось это не в темном переулке, а в подъезде, когда я выносила мусор. Они обступили быстро и незаметно. Словно взялись из ниоткуда. Я сразу поняла, что это очередное нападение.

– Куда так торопишься, красавица? Может познакомимся? – этих парней я уже видела в нашем подъезде. Только не обращала на них внимания. Сейчас поняла, что зря не обращала. Стоило их запомнить и избегать встречи.

– Нет, спасибо. Пропустите меня, я тороплюсь, – попыталась обойти их, но один перекрыл мне путь, уперевшись рукой в перила.

– А может всё-таки пообщаемся? – рука самого высокого потянулась к моей талии, а в лицо пахнуло алкоголем. Они пьяны.

– Я буду кричать! – предупредила громко и чётко, чтобы услышали все трое. Отшатнулась, но поняла, что бежать некуда, они намеренно загнали меня в угол.

– Ну давай покричим. Думаешь, поможет? – главарь шайки шагнул ко мне, а я уперлась спиной в соседскую дверь.

– Отпустите. Прошу, – они не скрывали своих лиц и от этого было ещё хуже. Лица у них настолько отвратительные, что меня вот-вот затошнит. А если хоть один из них ко мне прикоснётся, меня точно вырвет.

Главарь сделал ещё шаг, а я разглядела и его лицо. Неприятное, с прыщами, рытвинами и шрамами от угрей, большим носом и слишком светлыми бровями, отчего возникало ощущение, что их там нет вовсе.

– Да чё ты испугалась, красавица? Мы что такие страшные? Просто познакомиться хотим. Что такого? – он потянулся ко мне своими руками, а я, вскрикнув, ударила его по лицу. Так сильно, что его голова дёрнулась, а рука тут же схватила меня шею.

– Ах ты сучка! Да мы тебя сейчас по кругу пустим!

– Помогите! Прошу! Кто-нибудь! Помогите! – закричала, когда он замахнулся и услышала, как кто-то проворачивает в замке ключ.

– Что тут происходит? – соседская квартира открылась, в двери показался огромный мужчина. – А ну вон отсюда, шантрапа вонючая! – рыкнул на них, и парни быстро побежали вниз по лестнице.

Я же прижала руку к груди и тихо выдохнула:

– Спасибо вам… Спасибо большое.

– Ты давай это, домой иди. И не выходи по вечерам. У нас район не очень спокойный, – буркнул мужчина и спрятался в своей квартире.

Заперевшись на два замка, я долго смотрела на металлическую дверь, словно ожидая, что та банда во главе с мерзким, прыщавым парнем ворвутся в мой дом и продолжат то, что начали. Но за дверью было тихо. Значит, всё же ушли. Только теперь они знают, где я живу. Раз сидели в подъезде, значит, могут подловить ещё. И возможно, в следующий раз меня уже никто не спасёт от них.

Номер Таира я набрала дрожащей рукой. Изначально хотела позвонить Давиду, но его телефон оказался выключенным. А Таир ответил спустя четыре гудка.

– Я слушаю тебя, Самина.

*****

– Прости меня… но мне очень страшно, – прошептала она в трубку, задыхаясь от слёз. – Я бы не позвонила, если бы мне было к кому обратиться, но…

– В чём дело, Самина? – спросил её и девчонка сбивчиво затараторила. Таир молчал. Слушал ее. Хотя и так знал, что у неё случилось.

Случился он. И хоть девочка этого не осознаёт, деваться ей уже некуда.

– Запрись дома и жди меня, – приказал ей, сбросил звонок. А внутри теплой волной разлилось ликование.

Охота на неё Таиру нравилась. Нравилось слышать её голос, когда она умоляет помочь. Когда зовёт его и ждёт. И проклятье… у него встал член. Просто от звука её плача. От понимания, что она ждёт его.

Дверь она открыла сразу же, словно сидела под ней и ждала. Заплаканная, искусанные в кровь губы. Неужели настолько её запугали?

Пока она варила кофе, он смотрел на её упругий зад и, как последний изврат, думал о том, что хочет её сзади. Именно так лишить её невинности.

Она поставила на стол чашки с кофе, а он положил перед ней серёжки.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru