Марина. Код силы

Анастасия Король
Марина. Код силы

Глава 1
Взрыв

В оптическом прицеле снайперской винтовки показался Ла Дэвлесс Орвин Пурус в окружении десятков телохранителей.

“Ветер юго-восточный одиннадцать метров в секунду… девяносто градусов… Черт!”

Филипп нахмурился и вскинул голову. В небе, словно стадо голодных овец, бежали облака, а флаги на крышах порхали. Когда он направлялся сюда, то ветра и в помине не было. Откуда он взялся? Прогноз как обычно соврал.

“Отклонение пули будет существенным. Надо было выбирать дислокацию ближе. Ладно… Почти две тысячи метров – максимальная возможное расстояние для М-2001”.

Фил закусил внутреннюю часть щеки и вновь посмотрел в прицел. В панике люди покидали здание правительства. Он знал, что некоторые из агентов безопасности были дэвлесс. Особенно ценились в охране дэвлесс с телекинезом, которые могли образовать щит или поменять направление движения пули.

Он вновь нашел Ла Дэвлесс и прокрутил несколько делений на маховике.

Филипп сосредоточенно дотронулся до спускового крючка. Вдохнув, он задержал дыхание. Палец дернулся. Винтовка вздрогнула.

Пуля вылетела.

За ней сразу же вторая.

Глаза остекленели. Время замедлилось.

Не теряя концентрации, Филипп следил за второй пулей, отклонив её по траектории, готовый в любой момент скорректировать её движение.

Телохранитель вскинул голову и дернулся вперед. Первая пуля, столкнувшись с силой телохранителя, отклонилась и не попала в цель, отскочив от невидимого щита куда-то в стену.

Вторая же пуля, контролируемая Филиппом, ударила долей секунды позже и попала в дернувшееся тело.

Филипп вскинул винтовку и с нежностью, словно по любимой женщине, провел рукой по холодному стволу оружия.

Он снял прицел и сложил все в чехол. Закинув тяжелую сумку на спину, стрелок поспешил из укрытия.

***

Главный редактор “Davless-news” Алессия Амбре нервно подгоняла таксиста. Такси следовало за машиной Дмитрия Аскендита. Пальцы со скоростью звука летали по клавиатуре ноутбука.

В груди от нервного напряжения в истерике билось сердце. Заявление члена террористической группировки “Dominus mortis” испугало журналистку, хоть она и сохраняла видимое спокойствие.

“Человечество, мы требуем освободить Анирама Мортиса. Мы – дэвлесс. Мы – Боги…

Если вы не освободите Анирама Мортиса, то каждый час по очереди будут взрываться здания правительств во всем мире. Каждый час с ударом часов – новое здание. С какого начнем? Белый дом? Вестминстерский дворец? Кремль…?

Ваше правительство знает о нашем существовании и скрывает его. Все, что вы знали о мире – ложь. Дэвлесс у власти, дэвлесс – богатейшие люди в мире. Но они тоже должны быть наказаны за бездействие! Вы знаете представителей дэвлесс давно: Дмитрий Аскендит, Ролли Беру, Дерин Фрост…”

По коже Алессии пробежали мурашки.

Когда Алессия училась в Академии дэвлесс, на лекциях по человековеденью профессора поднимали тему того, почему дэвлесс скрывались. Самым худшим из перспектив разоблачения дэвлесс было то, что человечество могло объявить геноцид и уничтожить всех дэвлесс. Более легким возможным вариантом было бы то, что их бы клеймили как животных. Но было ясно, то дэвлесс не смогли бы жить спокойно так же как и жили.

Пальцы стремительно стучали по клавиатуре:

“Что теперь будет с дэвлесс?

Плачевно известный глава террористической группировки “Dominus mortis” Анирам Мортис поставил под удар дэвлесс. Взорвет ли он на самом деле правительственное здание одной из стран мира? Какая именно страна это будет…?”

Алессия печатала текст скорее потому, что по-другому не могла структурировать свои мысли. Она знала, что через час заголовок изменится и новость будет другой. Она знала, что многое из написанного удалит, откорректирует.

Такси резко ударило по тормозам. Алессия удержала ноутбук от падения и вскинула голову. Водитель выругался на подрезавшую их машину.

– Плачу тройную сумму, если вы не потеряете тот БМВ, – вскрикнула она, выхватывая взглядом удаляющуюся машину Дмитрия Аскендита.

***

Дима напряженно вскинул руку и посмотрел на время. Оставалось пятнадцать минут до первого взрыва.

Он не сомневался, что люди Мортиса исполнят угрозу – скоро одно из правительственных зданий взорвется.

Рука потянулась к внутреннему карману пальто, в котором находились сигареты, но в последний момент Дима передумал.

Марина всхрапнула и, сладко улыбнувшись, обняла его, явно воспринимая подушкой. Ее слюни намочили меховой воротник пальто Димы. Ла Дэвлесс Дома Красной розы поправил голову девушки, вытер костяшкой пальцев слюну и почувствовал как напряжение сходит.

Ну, хоть с одной проблемой разобрались: Марина была на свободе.

Машина притормозила, проскрипев колесами по промерзшему асфальту.

– Мы уже приехали? – сладко зевнула Марина.

– Да, – произнес он и вышел из машины.

Морозный ветер облизал щеки своим колючим языком и забрался под ворот.

Вдруг люди, что казались обычными зеваками или прохожими активизировались и окружили их машину.

“Мистер Аскендит? Это правда, что говорилось в послании? Вы – дэвлесс?”, “Что это значит, Мистер Аскендит?”, “Кто такой Анирам Мортис?” – послышалось отовсюду.

Марина растерялась и не решилась вылезти из машины. Репортеры ослепили вспышками, она зажмурилась и натянула кепку на глаза.

Том и агенты безопасности протиснулись между Аскендитом и репортерами. Расставив руки, они отгородили их от босса. Дима помог Марине вылезти из машины и обнял ее плечи рукой. Камеры щелкали. Марина прятала лицо под кепкой и прижималась к Диме.

Вращающаяся дверь отделила их от назойливых репортеров. Марина с облегчением вздохнула и подняла глаза на сосредоточенное лицо Димы.

Аскендит осадил взглядом пару обнаглевших репортеров, что дожидались его в фае.

– Том, разберись, и пусть инженеры Феникса свяжутся с агентом АКД, – кинул он и почти перешел на бег.

Дима и Марина вошли в лифт.

Алессия, что тенью следовала за ними, ускорила шаг и в последний момент вставила ладонь между створок дверей. Лифт запищал, и створки медленно открылись.

Алессия Амбре широко улыбнулась и своей небрежной манере махнула плечами.

– Мистер Аскендит, какая встреча! Я как раз направлялась к вам, – произнесла она. Аскендит вцепился в нее недовольным взглядом и скривился. Палец, накрашенный красным лаком, нажал на кнопку этажа кабинета Аскендита. Алессия бесцеремонно встала между Мариной и Димой.

Марина не знала как реагировать на незнакомку и уставилась на свои кроссовки.

Алессия умела скрывать свои истинные эмоции. Всем казалось, что она была воплощением самоуверенности, но только она знала, чего ей это стоило. Внутри нее все дрожало от страха и предвкушения одновременно.

Алессия улыбнулась и расстегнула серое пальто.

– Что вам надо, мисс Амбре? – грубо спросил Дима, борясь с желанием вышвырнуть журналистку из кабинки лифта.

Она округлила свои темные глаза и, махнув длинными волосами, затянутыми в хвост, наклонилась и заглянула под кепку Марины. Девушка растерялась от такой наглости и испуганно забилась в угол.

– Ты же Виверн? Правильно? Ты Марина Ситром.

– Да, – ответил Дима и загородил собой Марину, отгораживая ее от назойливой репортерши.

Алессия словно не заметила это и продолжила щебетать:

– Приятно познакомится, я Алессия Амбре. Главный редактор “Davless-news”.

Цифры на экране лифта взлетали вместе с этажами.

Алессия вздохнула и искоса взглянула на Диму, что отгораживал Виверн от нее, взгляд спотыкнулся о руку Димы, что сжала руку Марины. В этом жесте было столько нежности и заботы, что Амбре растерялась.

“Так это были не слухи. Они на самом деле любовники”.

Глаза Алессии сощурились. Вот истинная причина, почему Виверн вышла сухой из воды – Дмитрий Аскендит защитил ее. Алессия всегда считала Аскендита одиночкой, не созданным для любви, но вот перед ней словно другой мужчина. Внутри завертелась женская зависть. Где-то глубоко внутри она тоже хотела, чтобы кто-то так же защищал ее.

Амбре моргнула и секундная растерянность прошла. В ней вновь проснулся репортер:

– Заявление человека Анирама Мортиса встревожило и людей, и дэвлесс… – произнесла тише Алессия. – Ты знаешь, что предпримет АКД? Они отпустят Владыку смерти?

– Амбре, мне не до тебя сейчас… – обреченно и устало покачал головой Дима.

Дзвянкнул лифт. Створки открылись. Амбре преградила выход из лифта.

– Разреши, пожалуйста, остаться рядом, – она позволила своему голосу дрогнуть. – Ты же знаешь, дэвлесс в панике. Я буду стараться успокоить их, но мне надо быть в центре событий.

Лицо Димы ожесточилось, он заглянул в глаза главному редактору “Davless-news”. Он знал Алессию Амбре больше десяти лет. Ее недаром за глаза называли стервой. Она безапелляционно лезла в дела дэвлесс, но сейчас она выглядела растерянной. Это было так не похоже на нее. Он подумал, что возможно, она была права и дэвлесс и правда были в панике. Дима кивнул. Алессия благодарно улыбнулась и вышла из лифта.

Второй лифт распахнул свое лоно. Том изумленно вышел в холл.

Алессия заметила его и резко выпрямилась. Она приняла свой обычный высокомерный вид, и очаровательно улыбнулась бывшему жениху. Том сглотнул и буркнул:

 

– Как ты просочилась сюда, Алессия?

– Оставим наши личные отношения на потом, Том.

Секретарь вскинул бровь, сложил руки на груди и проследил, как она направилась вслед за Аскендитом.

Бросив пальто секретарше, Дмитрий Аскендит ворвался в кабинет. Он вбежал в переговорный зал и включил экраны.

Марина аккуратно, словно на острые камни, присела на край дивана и следила, как Дима метался по залу. Он то повышал голос, то брал себя в руки и говорил тише.

До Марины доносились обрывки фраз:

“Ни в коем случае вы не должны отпускать Мортиса!”;

“Нет, директор. Мои люди не нашли взрывчатку в Вестминстерском дворце”;

“Феникс не смог уловить новую электрикс. Он изучал Виверн, но не эту новую элекрикс.”;

“Это может быть все блеф! Но если мы отпустим Мортиса, все может стать еще хуже”.

Том, под стать своему начальнику, не отрывался от телефонных звонков. Алессия Амбре щелкнула пультом. Телевизор моргнул и включился. Том, кинув на Амбре злой взгляд, отобрал у нее пульт и настроил большой экран так, чтобы по нему одновременно шла трансляция с четырех новостных каналов с разных точек мира.

Берлин, Лондон, Москва, Вашингтон.

На новостных каналах все как один обсуждали видео, которое появилось на всех экранах мира. Корреспонденты, дикторы обсуждали возможность, что дэвлесс существуют и последствия этого.

На экране постоянно выскакивали фотографии названых в видео политиков, магнатов, деятелей искусства. Постоянно мелькали фотографии Димы.

Марина бросила взгляд на часы. Пять минут до первого взрыва.

Алессия открыла ноутбук. Пальцы ее порхали над клавиатурой с невиданной скоростью. Агент АКД, следовавший с ними из зала суда, прошел в зал переговоров.

Марина закусила губу и в который раз посмотрела на телевизор. Все были при деле, одна она сидела неподвижно. Она чувствовала себя бесполезной.

Поддавшись порыву, она встала и подошла к телевизору. Одного прикосновения хватило, чтобы войти в информационный мир.

От удовольствия она прикрыла глаза. Истинное наслаждение. Словно наркоман, получивший дозу после долгого перерыва, она испытала облегчение и радость такого масштаба, что на несколько мгновений потеряла себя.

Потоки информации обтекали ее, подобно ласковым волнам теплого моря. Словно триллионы звезд, информация объединялась, мерцая и переливаясь, как самая красивая новогодняя гирлянда.

Марина, не удержавшись, разогналась и пробежалась по потокам информации. Утробный смех вырвался из груди, и она закружилась, совсем забыв для чего прыгала в информационный мир. Как же она скучала.

Информационный мир был ее личным наркотиком. Работа, которую она выполняла здесь, давала ощущение того, что она делает что-то нужное.

Марина прислушалась, пытаясь уловить след другого дэвлесс, но ничего не почувствовала. Она ведь никогда не встречала таких же как она. Так или иначе, дэвлесс с такой же силой как у Марины должна была тренироваться. Марина провела здесь неисчислимое количество времени, оттачивая навыки и мастерство, да и просто гуляя без дела по потокам информации. Почти невозможно, чтобы два дэвлесс с одинаковой силой ни разу не пересеклись!

Поймав нити военных служб, охранявших здания правительств стран, Марина проверила целостность их защиты… и вдруг она словно провалилась под лед.

Казалось, что ее вывернуло, выдернуло, оглушило одновременно – так было всегда, когда кто-то обрывал ее телесный контакт с техникой, через которую она попадала в информационный мир.

Шумно выдохнув, Марина распахнула глаза, еще толком не придя в себя.

– Что ты делаешь? – взгремел агент АКД, с силой сжавший ее предплечье. Дима, стоящий за стеклянной перегородкой, обернулся на шум. – Ты сейчас отправляла послание людям Мортиса?

Девушка растеряно открыла рот и перевела взгляд на подошедшего Диму.

– Нет… Я…

Она хотела объясниться, но динамики телевизора зашумели. На экране пошла рябь.

Марина вздрогнула и обернулась.

На экране телевизора показалась девушка, которая играла с огнем в руке. Она наклонила голову вбок – алые волосы упали на лицо, – и улыбнулась, совсем не смущаясь камеры. Фон за ее спиной был размыт.

“Час прошел, а Анирам Мортис не освобожден, – она усмехнулась, встав полуоборотом. Фокус камеры все так же размывал фон. Она выставила руку вперед. – Это ваш выбор. Как и обещала… Десять… Девять… Восемь…”

Марина испуганно повернулась к Диме. Аскендит замер в ожидании. Он не сводил глаз с экрана.

Тогда Марина потянулась рукой к экрану, но Дима перехватил ее запястье.

“Два… Один…” – рыжая, словно само пламя, девушка щелкнула пальцами, глаза ее вспыхнули огнем. Изображение моргнуло.

Телевизор вновь включил новостные каналы. Корреспонденты, что замерли, смотря на сообщение рыжей с экранов в студии, вдруг увидели себя, прочистили горло и попытались взять ситуацию под контроль:

“Мы только что видели второе обращение неизвестных, что назвали себя дэвлесс и требовали освободить некоего Анирама Мортиса. Пока нам не поступает никакой информации, что же произошло…”

Дима медленно разжал ладонь. На запястье Марины остался след от его пальцев. Взгляд его стальных глаз переместился на окно. Он прислушивался.

Алессия Амбре медленно встала со своего места и подошла к панорамному стеклу. Ничего не происходило. Все было тихо. Ничего не произошло. В Лондоне.

– Я могу помочь… – подала голос Марина.

– Не надо, – оборвал ее Дима, продолжая присушиваться.

Все ждали.

Как гром среди ясного неба раздался звонок телефона Димы. Все вздрогнули и взволнованно проследили, как он поднял трубку телефона.

Дима, пытаясь сохранить спокойствие, выслушал, что ему доложил собеседник по ту сторону трубки и резко выдохнул. Веки смежились, лучики морщин в уголках глаз располосовали лицо.

Сердце Марины задрожало. Она закусила нижнюю губу, почему-то ощущая стыд за то, что сделал Мортис.

– Белый дом взорван. И еще: Ла Дэвлесс Дома Белой Розы застрелен, – тихо и обреченно произнес Дима и Алессия резко выдохнула. Карандаш выпал из ее рук и покатился к ногам Тома.

Секретарь побелел, Марина прикрыла рот рукой и рухнула на диван. Агент АКД достал свой телефон, намереваясь звонить своим людям.

Через несколько секунд и по новостным каналам один за другим начали появляться срочные новости, сюжеты о взорванном доме правительства Соединенных штатов Америки.

Дима рухнул на диван рядом с Мариной.

– Почему Белый дом? – произнесла Алессия, и вопрос завис в воздухе.

На основном новостном канале пестрел черный дым, паника людей и съемки камер случайных свидетелей.

– Я думаю, я знаю, почему Мортис выбрал Белый дом, – косясь на агента АКД, тихо произнесла Марина. Алессия, Том и Дима повернули к ней головы. – Дело в акциях и активах… Я уверенна, что сейчас его люди спекулируют именно на этом… Я так делала. Атаковала компании, на которые указывал Мортис, – Марина испуганно посмотрела на Диму, боясь увидеть гнев, или презрение. Лицо его было непроницаемо. Девушка сцепила пальцы в замок и продолжила объяснять: – Акции этих компании падали и мы их скупали. Мне кажется, он делает сейчас то же самое, только в больших масштабах…

– Ему нужны деньги… Он собирает армию?

Марина сглотнула и опустила глаза на сцепленные руки.

– Я должен об этом сообщить, – произнес агент АКД и скрылся за дверью.

Дима обреченно встал и направился обратно в конференц-зал. Возле двери его перехватила Алессия.

– Ты же знаешь, что США, вероятней всего, уже закрыли свои границы. Мне надо попасть на руины. Можно воспользоваться твоим самолетом?

Дима вздохнул и, кивнув, взмахнул рукой в сторону Тома.

– Разберись, Том.

Диме предстояла еще встреча с главами Домов, разговор с АКД и с некоторыми президентами. Но он уже понимал, что освобождение Мортиса – дело времени.

А дальше понеслись переговоры, дискуссии, упреки. Ла Дэвлесс остальных домов в истерике обвиняли Диму в бездействии.

Как Алессия и сказала, дэвлесс были в панике, так же как и люди.

Мир накрыл хаос.

Этого добивался Мортис?

***

Выпотрошенные, обессиленные Дима и Марина сидели несколько часов спустя на диване в кабинете.

Сгущался сумрак, но ни Марина, ни Дима не двигались.

Они проиграли.

АКД и главы государств приняли решение отпустить Мортиса. Девушка с огнем больше не появлялась на экранах.

Дима устало стянул галстук с ворота, достал сигареты, щелкнул зажигалкой и затянулся. Выдохнув темным, горьким дымом он тупо уставился на один из экранов новостного канала, который без звука мелькал на стене.

Казалось, прошла вечность с момента, как они сидели вдвоем. Медленно Дима курил. Дым поднимался к потолку и щекотал нос Марины.

Только сейчас Марина осознала, что у нее не было возможности объясниться.

Мортис выиграл. Человечество приняло решение его отпустить, и Марина чувствовала вину за это.

– Дима, – прошептала девушка и протянула руку к его руке. – Прости меня.

Дима не реагировал. Сумерки уступали ночи. Слабый свет экранов освещал его профиль. Кончик сигареты горел краснотой. Марина закусила губу и скривилась.

Она была дочерью Мортиса. Она долгое время помогала ему. Все, что происходило сейчас, было и ее ответственностью.

Она знала, что их отношения больше не будут как прежде. Теперь Дима знал все. Смог ли он простить ее? Сможет ли он ей доверять?

– Дима? – позвала она снова и придвинулась ближе. Он вздрогнул, словно выйдя из транса, и повернул голову.

Марина задержала дыхание, ища ответы на свои вопросы в его взгляде, хмуром, полном грозовых туч.

– Прости, что я обманывала тебя, – повторила она и придвинулась еще ближе. Дима позволил девушке положить голову на его плечо, скользнуть своими тонкими пальчиками меж его пальцев и сцепить руки в замок. Горячее горькое дыхание от глубокого вздоха пощекотало лицо. Марина с дикой смесью страха и надежды посмотрела на него. Она ждала его ответа и боялась того, что скажет Дима. – Ты все еще любишь меня?

Взгляд темных глаз Димы остановился на ней. Светящийся экран отразился в них, и как не старалась Марина так и не смогла понять, о чем он думал.

На мгновение ей показалось, что Дима сейчас скажет, что разлюбил ее, что не может простить и вытащил ее из тюрьмы просто из благородства… Но он мягко улыбнулся и затушил в пепельнице сигарету. Дима потянул ее за руку и обнял так крепко, что девушке стало нечем дышать. Она задохнулась переполнившим ее чувством благодарности.

– Я любил тебя, люблю и буду любить, – выдохнул он ей в шею и мурашки пробежались от этого места по позвоночнику вниз. Обжигающие руки охватили ее лицо. – Как ты могла подумать иначе? Я просто расстроен и не знаю, что делать дальше, – сокрушительно вздохнул он и, наконец, улыбнулся Марине.

Сердце ударило в ребра и задрожало. Дима наклонился, всматриваясь в глаза девушки.

– Мы потерпели неудачу, – тихо произнесла она.

– Облажались… – подтвердил он и жадно впился в губы, словно этот поцелуй мог все исправить. Жадный, страстный, горький и нежный одновременно.

Дима вдруг подумал, что эта девушка была сочетанием двух противоположных стихий: она была частью человека, которого он любил больше всех в своей жизни, а вторая часть принадлежала его злейшему врагу. Дочь Евы и Мортиса… Та, что защищала свою мать и выполняла приказы отца.

Марина не сдержала стон. Она так долго ждала этого. Дима целовал, она чувствовала, как его руки забирались под толстовку, беспорядочно бегая по коже.

И все на свете отошло на второй план. Дима провел рукой по ее шее и впился до одури огненными губами в ямочку на ключице. Марина задрожала в его руках и запустила свои руки в его упругую шевелюру.

Он потянул толстовку, чтобы стянуть ее, но вдруг Марина перехватила его руку.

– Мне надо принять душ. Я не мылась неделю…

Дима хитро блеснул глазами и, шумно втянув воздух возле ее волос, прошептал:

– Ммм… Обожаю аромат пота и тюрьмы.

Глаза Марины расширились, а лицо вытянулось.

– Дима! – недовольно вскрикнула она и уперлась ладонями в его грудь. Он улыбнулся шире и прикусил ее щеку:

– Да ладно тебе.

– Ну, спасибо. Все испортил. Теперь я точно должна помыться.

Дима, не сдержав смеха, нехотя опустил ее и откинулся на диван. Напряжение дня слегка ослабило свою удавку. Он подумал, что и правда надо поесть, отдохнуть и может быть завтра придет решение его проблем.

– Поехали домой. Ты, наверное, жутко голодна.

Марина кивнула и медленно встала.

У двери Дима обнял ее одной рукой, накинул на ее светлую макушку кепку и они вышли из кабинета.

Том ждал их на диванчике, секретарш уже не было на месте, он всех их опустил.

 

– Надо отдохнуть. Сегодня был слишком напряженный день, – произнес Дима, кивнув Тому.

– Машина готова. Я подготовил дополнительную охра…

– На твое усмотрение Том, у меня нет сил думать, – произнес Дима, нажимая на кнопку лифта. – До завтра я просто хочу побыть один с Мариной и чтобы нас никто не трогал. Только закажи нам еды, чтобы не ждать.

– Я понял, – кивнул Том.

Они ступили в лифт, створки закрылись и Марина, положив голову на грудь Димы, прикрыла глаза. Живот приклеился к позвоночнику от голода, голова гудела и чесалась, но даже не смотря на то, что Мортис был снова на свободе, человечество узнало о существовании дэвлесс, она чувствовала, что рядом с Димой ей ничего не страшно.

  CheyTac LRRS M200 «Intervention» – снайперская винтовка производства США.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru