Litres Baner
Тайна старого рыцаря

Анастасия Анфимова
Тайна старого рыцаря

Если судьба показала зубы, это не значит, что она улыбается.


Пролог

20 мая 20.. года от рождества Христова

– Принимай работу хозяйка, – немолодой кряжистый мужчина отошёл в сторону, демонстрируя невысокий обелиск из чёрного камня, из глубины которого смотрело задорно улыбающиеся лицо девочки-подростка.

Ещё не старая женщина в чёрном платке поверх седых волос критически осмотрела небольшую выложенную серыми каменными плитками площадку, крошечную клумбу, где чёрная от перегноя земля нежилась в ожидании цветочной рассады, зеленевшей в большой плетёной корзине. Потрогала оградку из крашеного металлического профиля с бронзовыми шариками на столбиках, заглянула в овраг.

– Не беспокойтесь, – успокоил её рабочий. – Всё забетонировали и склон укрепили. Теперь не размоет.

Заскрипели деревянные ступени. По лестнице один за другим поднялись двое мужчин. Пожилой, неряшливо одетый, в очках с толстыми стёклами поставил на маленький столик цветастый пакет, в котором что-то звякнуло. Второй, в застиранной штормовке поверх дорогого спортивного костюма, с облегчением опустил на плиты две большие пластиковые канистры с водой.

– Да, всё хорошо, – наконец, кивнула женщина, доставая из небольшой сумочки кошелёк. – Но если что-то случится в течение года…

– Всё исправим, – клятвенно пообещал мужчина, аккуратно складывая красные пятитысячные бумажки. – И потом, если понадобится подновить, обращайтесь.

– Будем иметь в виду, – сухо кивнула собеседница.

Ещё раз кивнув, он с солидной неторопливостью хорошо поработавшего человека спустился на дно оврага, подхватил ящик с инструментами и зашагал по недавно натоптанной тропинке. Там, где склон оврага стал почти пологим, двое его коллег уже втащили наверх ручную бетономешалку и теперь грузили её в старенький фургончик.

– Ну что, Колян, рассчитались? – спросил один из них, чиркая одноразовой зажигалкой.

– Всё как и обещали, – успокоил его тот и тоже потянулся за сигаретой.

Глядя на них, присоединился к перекуру и третий, самый молодой, цыганистого вида с затейливой татуировкой на мускулистом запястье.

– Некуда людям деньги девать, – насмешливо хмыкнул он, облокотившись на фургон. – Кому здесь нужен этот памятник? Не кладбище же. И от дороги далеко. Пешком ходить будут. Я на двух ведущих чуть доехал. Если их дочь тут погибла по дурости, поставили бы крест, как мои свояки на трассе, а хоронили бы на кладбище.

– Хоронить нечего было, – вздохнул Колян.

– Как так? – удивился собеседник.

– Тело не нашли, – пояснил третий мужчина.

– Ты что, не слыхал, как тут в пещере двух девчонок завалило? – удивился Николай.

– Серега не местный, – пояснил его приятель. – А это уж год назад случилось. Я ему рассказывал, пока ехали…

– Ты говорил, одна жива осталась, – напомнил Серега.

– А вторую так и откопали, – Колян выбросил докуренную сигарету. – Спасатели сказали, какой-то карстовый провал, всё как в бездну рухнуло.

– Как же вторая-то уцелела? – удивился Серега, с треском захлопывая дверцы.

– Я слышал, еле успела выскочить, ногу сломала, что-то там ещё, – отозвался третий мужик. – Да и память ей напрочь отшибло. Не помнит ни за чем сюда шли, ни что делали.

– Про этот овраг вообще много всякого говорят, – сказал Николай, с кряхтением опускаясь на сиденье. – Нехорошее место. Тут в древние времена какое-то капище стояло, идолы всякие. Людей в жертву приносили. А при царе тут купец пропал. Товар остался, а самого так и не нашли.

– Чего же эти девчонки сюда попёрлись? – спросил Серега, запуская стартер. – За грибами, что ли?

– К бабке в Елизаровку шли, – охотно пояснил Колян, радуясь возможности рассказать интересную историю человеку, который ещё не знал всех подробностей. – А тут гроза, ну они в эту пещеру и полезли. Эта Сашка вообще шебутная была…

Именно из-за своего характера Александра Дрейк попала в эту пещеру. Её изломанное тело покоилось на глубине нескольких десятков метров среди обломков древнего святилища, построенного в этих местах ещё тогда, когда древние египтяне начали возводить свои первые пирамиды. А душа вселилась в тело человека другого мира, мастера Клана Теней, спасавшегося от ищеек Тайного Ока Сына Неба.

Стаж Моста радуги пожалела её и вернула старому телу молодость, оставив навыки и умения старого наёмного убийцы, но начисто стерев его личность и воспоминания. Так что девочке пришлось привыкать не только к своему новому облику и всему, что с ним связано, но и к совершенно непривычной действительности.

Мир, куда она попала, встретил Алекс не ласково. Жёсткое сословное деление общества позволило ей, вернее уже ему, стать только слугой хозяина маленького замка, а вздорный характер помог приобрести кучу недоброжелателей и одну покровительницу. Вместе с ней он отправился в столицу, пережив по пути множество опасных приключений, наживая врагов и встречая друзей.

Спасая хозяйку, Алекс убивает сына очень богатого и влиятельного человека, но скоро сам (или сама, поскольку она ещё так и не привыкла к своему новому состоянию) оказывается жертвой коварного убийцы и находится между жизнью и смертью.

Часть первая. Замах

Глава I. Поиски и находки

Барон Татсо быстро шел за вооруженным соратником по прекрасному парку замка Канаго-сегу. Его не интересовали ни яркие цветы, высаженные искусным узором, ни придворные, кланявшиеся знатному землевладельцу. Машинально отвечая им, Татсо с трудом сдерживал гнев. Сегун не захотел даже разговаривать с ним, перепоручив его дело старшему соратнику, а тот решил принять его (барона Татсо!) в садовой беседке возле большого фонтана. Барон никак не мог решить: достаточно ли это серьезное оскорбление для того, чтобы обидеться, или нет.

Повеяло прохладой. Большой фонтан бил струей высотой в человеческий рост из середины круглой каменной чаши. Рассыпаясь на сотни струй, вода текла сквозь рты зверей и мифических существ, украшавших края фонтана, собираясь в круглый водоем, откуда брали начало десятки искусственных ручьев. Один из которых протекал под большой беседкой с ажурными стенами и вычурной крышей в южном стиле. Возле стола, расположенного в ее центре, сидели три человека в богатых одеждах.

До беседки оставалось не более сотни шагов, когда двое из них встали и, поклонившись, вышли, а третий, поправив меч, пошел навстречу Татсо.

Землевладелец слегка успокоился. Старший соратник сегуна все же проявил должное уважение к его титулу.

– Здравствуй, уважаемый господин Татсо-сей, – поклонился военачальник. Он был ненамного моложе барона, и его умное лицо украшали не только морщины, но и два рубленых шрама, один из которых прятала густая борода. – Жаль, что наша встреча имеет столь печальный повод.

– И тебе всяческих благ, Пунто-сей, – склонился барон. – Вечное Небо свидетель, не мои воины первыми пролили благородную кровь.

– Прошу в беседку, уважаемый Татсо-сей, – пригласил барона Пунто.

Два важных господина неторопливо ступили под благодатную тень. Легкий шум воды под беседкой стал фоном их разговора.

– Твои соратники, уважаемый господин, устроили кровопролитие в пригороде, – сказал военачальник сегуна. – Они ворвались в гостиницу «Белый журавль», убили двух служанок, повара, ранили пятерых посетителей, а хозяину заведения учинили кровавый допрос.

– Простолюдин не хотел отвечать на вопросы, – пожал плечами барон. – Он наверняка что-то знает о судьбе моего пропавшего сына. Неужели благородный человек должен терпеть упрямство какого-то быдла?

– Тем не менее это не твое быдло, уважаемый господин Татсо, – довольно жестко возразил старший соратник. – Твои воины пытались распоряжаться имуществом нашего сегуна.

– Да, я знаю, – выдавил признание барон. – Произошла ошибка. И все же надо было по крайней мере выслушать моих людей!

– Господин Татсо, – проникновенно сказал Пунто с мягкой улыбкой. – Ты должен знать, что в Канаго-сегу кровопролитие запрещено, за исключением поединков между благородными людьми. А то, что сотворили твои соратники, тянет на разбой.

– Что! – вскипел барон. – Да как у тебя только язык повернулся?!

– Не надо повышать на меня голос! – рявкнул в ответ старший соратник. – Я лишь выполняю волю моего господина! Вооруженное нападение на его собственность есть разбой! Или ты стерпишь, если чужие воины будут убивать твоих рабов?

– Я ищу своего сына, – пошел на попятную Татсо. – Эта гостиница – единственный след, что у меня есть.

– Почему же ты сразу не обратился ко мне? – спросил Пунто.

– Мне не хотелось выносить на всеобщее обозрение внутрисемейное дело, – вновь «отступил» барон.

– Теперь скрывать что-то уже бессмысленно, – сказал старший соратник, подходя к краю беседки и опираясь на перила. – После того, как мне доложили о досадном недоразумении, я приказал провести расследование.

– Ты что-то узнал, Пунто-сей? – с надеждой спросил барон.

– Увы, не много, – вздохнул военачальник. – Твой сын пытался встретиться с воспитанницей господ Айоро. Но в назначенный день так и не пришел на свидание.

– Это я и сам знаю, – разочарованно проговорил землевладелец.

– Также мне известно, что он нанял трех негодяев, – продолжил старший соратник. – Их даже не взяли в Братство воров за чрезмерную жестокость. После исчезновения твоего сына они забрались в усадьбу Айоро. Говорят, с ними был и твой соратник.

– Этого я не знал, – барон отвел глаза.

– Пригород не место для увеселительных прогулок, – военачальник сегуна не спускал глаз с землевладельца. – Твой сын вел себя безрассудно. Скомпрометировал приемную дочь уважаемых людей. Теперь ты своими поисками будоражишь население пригорода.

– Возможно, мой сын действительно поступил неблагоразумно, – вынужден был согласиться барон. – Но он потомок уважаемого рода и не может бесследно исчезнуть. Я уверен, что негодяи из Братства воров знают больше. Если ты мешаешь мне проводить расследование, спроси у них сам.

 

– Может быть, им известно еще что-то, – легко согласился старший соратник. – Вот только заставить их это рассказать не сможет никто.

– А как же ваш пресловутый договор? – скривил губы землевладелец.

– Договор потому так и называется, что должен исполняться обеими сторонами, – с усмешкой ответил военачальник. – Мне пока не в чем упрекнуть Братство.

– Тогда я испрошу встречи у сегуна, – барон поправил меч. – Надеюсь, его высочество найдет время для одного из своих верных слуг.

– Боюсь, что у моего господина сейчас проблемы куда более важные, чем поиск влюбленного барона, – покачал головой старший соратник.

Татсо вспыхнул.

– Я все же испрошу о встрече.

– Дело твое, уважаемый господин, – развел руками старший соратник. – Только прежде, чем ты совершишь этот необдуманный поступок, позволь тебе первому сообщить новость, которую вскоре узнают все.

– Если это имеет отношение к моему сыну, – усмехнулся барон.

– Это имеет отношение ко всему сегунату, – мрачно проговорил военачальник. – Объединенная экспедиция Хайдаро и Канаго на север разбита варварами. Из полутысячного отряда спаслись менее пятидесяти человек.

Татсо застыл.

– Теперь ты понимаешь, почему я не могу позволить тебе дразнить пригород? – спросил старший соратник.

– Да, мой господин Пунто, – склонил седую голову барон. – Не смею больше занимать твое время.

– Подожди, уважаемый господин Татсо, – остановил его старший соратник. – Я знаю, кто может тебе помочь.

– О чем ты, господин? – не понял землевладелец.

– Найди Роно Чубсо, – посоветовал военачальник. – Он «гость сегуна»[1].

Барон удивленно поднял брови.

– И кроме того, чиновник Тайного Ока Сына Неба, – понизив голос, добавил старший соратник. – Когда-то он жил в пригороде и имеет там обширные связи.

Воины переглянулись. Как и все аристократы империи, они втайне презирали деятелей тайного сыска. Тем более что подавляющее большинство этих чиновников являлись благородными людьми в «первом поколении», посвященными специальным указом Сына Неба.

– Благодарю тебя, мой господин Пунто, – поклонился барон.

– Только я прошу в ходе вашей беседы не называть моего имени, – предупредил старший соратник.

– Можешь положиться на меня, мой господин, – заверил собеседника Татсо и откланялся.

Первый же встреченный придворный поведал барону, где искать нужного «гостя сегуна». Знатный землевладелец никогда не был в этой части замка. Именно здесь в скромных комнатах проживали придворные самого низкого ранга. Слуга показал барону ничем не примечательную дверь и, поклонившись, скрылся в бесконечных переходах. Ни при каких других обстоятельствах Татсо не стал бы унижать свое достоинство личной встречей со столь незначительной фигурой. Но сегодня речь шла о пропавшем сыне. Барон тяжело вздохнул, и по его кивку один из соратников постучал.

«Гость сегуна» вполне соответствовал своему имени. Ржаво-рыжие волосы на тыквообразной, вытянутой голове. Массивный нос топорообразной формы и маленькие настороженные глаза под редкими бровями.

– Я рад видеть в своем бедном жилище столь знатного господина, – проговорил он, низко кланяясь входящему барону. – Думаю, что в моих скромных стенах барону Татсо ничего не грозит.

– Ждите за дверью! – рыкнул землевладелец соратникам. Воины послушно остались в коридоре. Барон придирчиво оглядел комнату. Стены, обитые дорогой тканью, дубовый лакированный стол, богатая мебель, картины на шелке, полный комплект доспехов. Татсо усмехнулся. Очевидно, его реакция не ускользнула от внимания хозяина.

– Присаживайся, мой господин Татсо, – радушно предложил Чубсо, указывая на большое кресло.

Барон не стал церемониться. Положив на колени меч, он заговорил:

– Я думаю, ты знаешь, что у меня пропал сын.

«Гость» вежливо кивнул.

– В последний раз его видели месяц назад.

– Да, – подтвердил Татсо. – С тех пор я не могу обнаружить никаких следов. Жив мой сын или нет? Если он мертв, кто виновен в его смерти? Кому я должен отомстить, чтобы его дух обрел покой?

Расположившийся на стуле Чубсо кивал, казалось, соглашаясь с каждым словом собеседника.

– Если ты пришел ко мне, мой господин, значит, соратники сегуна ничем не смогли тебе помочь.

– Это так, – вынужден был согласиться барон.

– И ты, Татсо-сей, хочешь, чтобы я отыскал следы твоего сына? – продолжил придворный.

– Да, – кивнул гость.

Чубсо задумался. Барон терпеливо ждал. Он почему-то поверил, что этот крысоподобный человек может решить его проблему.

– Пожалуй, я попробую тебе помочь, Татсо-сей, – проговорил он. – Хотя, судя по всему, это будет не просто.

– Если речь идет о деньгах… – начал было барон.

Но хозяин резко перебил гостя.

– Не пытайся купить меня, господин! Я служу только Сыну Неба!

Не часто Татсо чувствовал себя таким растерянным. Глаза рыжего «гостя» горели праведным огнем. Казалось, еще миг и он просто выставит землевладельца за дверь.

– Прошу простить, если мои слова тебя обидели, – выдавил из себя барон. Родовитый землевладелец чувствовал себя оплеванным вчерашним простолюдином.

– У каждого из нас случаются в жизни ошибки, – резко успокоился Чубсо. – Я попытаюсь отыскать следы твоего сына. А ты поможешь Храму тысячи богов.

Ошарашенный таким благочестием барон кивнул.

– Конечно! Я готов!

– Завтра, мой господин, – стал объяснять придворный. – Ты или твои люди передадут преподобному Мудо пятьсот золотых монет.

– Сколько? – переспросил барон.

– Пять сотен «цапель», – с удовольствием повторил Чубсо. – Если мои поиски окажутся удачными, и я отыщу следы твоего сына, то принесешь еще пятьсот.

Рука барона крепко сжала рукоятку меча. Костяшки пальцев побелели. Рыжий «гость» откровенно издевался.

– Не я к тебе пришел, Татсо-сей, – напомнил он. – Не тебе и условия ставить. Не нравится, можешь искать Даиро сам.

– Ты знаешь имя моего сына?

– Все, что знает старший соратник Пунто, знаю и я, – улыбнулся Чубсо.

Барон встал.

– Завтра деньги будут у преподобного Мудо, – сказал он и вышел, не глядя на склонившегося в поклоне хозяина.

Сайо снился кошмар. Она медленно брела по затопленной равнине. Из мутной воды кое-где торчали ржавые листья сухой осоки. Большое красное солнце кровавой каплей висело над горизонтом. Девушка с тревогой оглядывалась по сторонам, но кругом расстилалось все то же угрюмое болото с редкими пятнами прозрачной воды. Дойдя до одного из таких озерец, девушка в растерянности остановилась. Вода перед ней забурлила. И сквозь поднявшуюся муть стало ясно проглядывать зеленовато-бледное лицо в обрамлении колыхающихся черных волос.

Сайо завизжала от ужаса и проснулась. Сердце бешено колотилось, готовое выскочить из груди. Из-за приоткрытой двери доносился какой-то шум.

– Симара! – тихо позвала девушка.

Никто не отозвался. Раздосадованная Сайо встала с кровати и подошла к ширме. Лавка, на которой спала служанка, была пуста. Девушка накинула халат и вышла в коридор. На кухне гремели посудой, слышались громкие голоса. Стараясь не шуметь, Сайо стала спускаться. Повар Микан что-то растирал в ступке. Кое-как одетая Симара сыпала в горшок с кипящей водой мелко изрубленную траву, вытирая заплаканные глаза.

– Что тут происходит? – громко спросила Сайо.

Слуги испуганно вздрогнули.

– Алекса порезали, госпожа, – с трудом сдерживая рыдания, ответила служанка.

В это время на кухню вбежала кухарка.

– Вода нагрелась?

– Бери, – скомандовал повар, указав ножом на кипящий котел.

– Здравствуй, моя госпожа, – привычно поклонилась Токи и принялась переливать кипяток в кувшин.

– Как? – вскричала Сайо. – Когда?

– Не знаю, госпожа, – отмахнулась Симара. – Его караульный соратник нашел. Вон он на улице с Махаро-ли разговаривает.

Девушка поспешила к двери, пропустив вперед кухарку. Возле людской стояли одетая в халат Махаро и один из охранников. Воин вертел в руках окровавленный нож. Сайо подошла ближе.

– …валялся в траве неподалеку от тела.

Управительница с отвращением смотрела на клинок.

– Мне кажется, я его уже видела. Знакомый узор на рукоятке.

– Задняя калитка была открыта, – проговорил соратник. – Скорее всего, ее открыл сам сторож.

– Алекс не мог впустить в усадьбу кого попало, – решительно заявила женщина.

– Кто знает, что на уме у простолюдина, – пожал плечами воин. – Может быть, к нему ходила какая-нибудь девка, а сегодня их застал ее ревнивый дружок?

– Вот уж этого точно не могло быть, – грустно покачала головой Махаро.

– Тогда он решил ограбить усадьбу и поссорился с сообщником, – высказал новое предположение соратник.

– Не думаю, – вновь возразила управительница. – Кто же ворует перед самым рассветом?

– В любом случае ты вряд ли узнаешь, кому он открыл калитку, госпожа, – вздохнул караульный.

Встревоженная Сайо не стала ждать окончания разговора и бросилась в людскую. Еще в коридоре она заметила окровавленную одежду, небрежно брошенную в угол.

Возле кровати Алекса уже хлопотала Симара. Фусан держал наготове узкие полосы чистого белого полотна. Служанка щедро смазала бальзамом кровоточащую рану. Старик прикрыл ее полотном, и они оба стали бинтовать неподвижное тело. Сайо взглянула на бледное лицо с заострившимся носом. Парень прерывисто и часто дышал, запавшие глаза были полузакрыты.

В людскую вошла Махаро, слуги немедленно расступились перед управительницей. Женщина подошла к раненому. На белой ткани повязки уже выступили красные пятна.

– Он выживет? – тихо спросила женщина у служанки.

Симара встала и, вытерев вспотевший лоб красными от крови руками, безнадежно проговорила:

– На все воля Великого Неба, госпожа.

– Какие-нибудь лекарства еще нужны?

– Нет, Махаро-ли, – ответила служанка и вдруг заплакала.

Управительница дернулась, словно от удара.

– Мастер Микан, что у нас сегодня на завтрак? – обратилась она к повару.

– Пирожки с черникой, госпожа, – ответил тот. – Тесто уже подошло. Сейчас же начну печь.

Слуги вдруг вспомнили о своих обязанностях и торопливо забегали по людской.

– Где Тим? – громко спросила Махаро. – Кто-нибудь видел Тима?

– Он в саду, – ответил Тотига.

– Пришлите его ко мне. И побыстрее!

– Да, моя госпожа, – поклонился художник.

– Пойдем, Сайо-ли, – проговорила управительница. – Тебе надо привести себя в порядок перед школой.

– Да, Махаро-ли, – поклонилась девушка и бросила взгляд на неподвижное тело Алекса. Ей вдруг показалось, что она больше никогда не увидит его живым. От этой мысли перехватило горло. Не помня себя, Сайо добралась до своей комнаты и, беззвучно заплакав, упала на постель. «Он просто слуга! – безуспешно пыталась она себя убедить. – Простолюдин, не достойный слез дочери благородного воина!»

И тут же набрасывалась на себя: «Дурочка! Алекс уже два, нет, три раза спасал твою глупую жизнь!»

«Это его долг!»

«Какой еще долг? Лезть за тебя на мечи ратников? Или защищать тебя от негодяя Даиро? И вот он умирает в одиночестве, и ему даже некому подать воды. Вдруг он перед смертью скажет что-то важное? Я должна быть рядом, а не тащиться в эту глупую школу».

Девушка села на кровати и вытерла нос.

– Нет, – тихо проговорила она, всхлипывая и кривя губы. – Это невозможно. Что скажет госпожа Махаро? А госпожа Айоро? Они поймут меня? Нет. Для них он просто слуга.

Еще секунда, и слезы вновь потекли бы по ее щекам, но в дверь тихо постучали.

– Войди, – разрешила Сайо.

Вошла Симара с красным от слез лицом и с кувшином в руках.

– Надо умыться, госпожа.

Девушка кивнула и, всхлипнув, спросила:

– Как он?

– Ох, моя добрая госпожа Сайо-ли, – покачала головой служанка. – Не рви свое сердечко по какому-то слуге.

– Я задала вопрос! – повысила голос девушка, досадуя на непонятливость женщины.

– Не жилец он, госпожа, – вздохнула Симара. – Два раза подряд чудес не бывает.

– О чем ты? – не поняла Сайо.

– Отыщи его крестьяне в горах на день-два попозже, он был бы уже давно труп, – пояснила служанка.

 

Девушка вспомнила их первую встречу во дворе замка Гатомо и вновь чуть не расплакалась. Женщина осторожно присела рядом с госпожой и очень тихо проговорила:

– Прости мою смелость, Сайо-ли, но, может быть, так оно и лучше будет?

Девушка взглянула на собеседницу, и в зеленых глазах стало загораться опасное пламя.

– Кругом же не слепые, госпожа, – чуть не плакала служанка. – Думаешь, одна я вижу, как ты на него смотришь? Люди злы, Сайо-ли, что и не было придумают. А сироту всякий обидеть сможет.

Девушка отвернулась, упрямо сжав губы.

– Господа Айоро люди хорошие, – зашептала Симара. – Да ведь не родная им ты.

– Не ты первая мне это говоришь, – вздохнула Сайо, вытирая глаза. – Давай умываться.

Усаживаясь перед зеркалом, девушка решила, что теперь будет особенно внимательно слушать мастерицу Розу. Похоже, притворство – единственная оставшаяся у нее защита.

Александра неторопливо поднималась на третий этаж по заплеванной лестнице. Ядовито-зеленые стены покрывали достойные образчики творчества молодых россиян. Вот и оббитая старой кожей дверь их квартиры. Александра хотела нажать кнопку звонка, но ручка повернулась сама, словно приглашая ее войти. В пустынной прихожей на облезлом коврике сидел Чертяка и жмурился.

– Ты жив! – обрадовалась Алекс, присаживаясь и пытаясь поймать котенка. Зверек вырвался и побежал к ее комнате.

Саша вошла вслед за ним и с улыбкой осмотрелась. Ничего не изменилось. Кое-как заправленная кровать. Старенький компьютер, обляпанный наклейками. Плакаты по стенам. Леголас с черными волосами и «Линкин Парк», Аврил Лавин с всклокоченной прической и Джарэд Лето с розовым «ёжиком» на голове.

– Я все правильно сделала? – раздался вдруг тонкий голос.

На стуле возле письменного стола сидел Чертяка.

– Ты?!

– Конечно, – котенок важно кивнул мордочкой и вдруг превратился в маленькую девочку, одетую в облезлые джинсы и короткий светло-зеленый топик.

– Асиона?!

– А ты кого ждала? Бабушку с мешком подарков? – фыркнула богиня и деловито спросила. – Как тебе мой костюм?

– Замечательно, – ответила Александра. – Значит, это все не настоящее?

– Нет, – покачала очаровательной головкой Асиона. – Это лишь твои воспоминания.

– Я уже умерла?

– Пока нет, – ответила богиня-девочка, забираясь с ногами на стул.

– Значит, умру?

– Обязательно, – подтвердила Асиона. – Ты же человек.

– А когда?

– Это не мне решать, – пожала плечами богиня. – Я всего лишь избавила твое сознание от кошмаров, которые должны мучить тебя сейчас. По-моему, то, что ты видишь здесь, гораздо приятнее.

– Да уж, – криво усмехнулась Александра, подходя к знакомому зеркалу. Веселый покемон улыбался из угла, простенькая косметика была в беспорядке рассыпана на узкой полочке. А из светлой пустоты зазеркалья на нее смотрело знакомое синеглазое лицо. – Теперь я даже в мыслях парень?

– Почти, – лукаво усмехнулась Асиона. – Во всяком случае, уже не девчонка.

Потом богиня резко спрыгнула со стула.

– Скажи, пожалуйста, ты когда-нибудь поумнеешь?

– Что? – не поняла Александра.

– Сколько раз мне еще придется спасать твою глупую голову?

– А разве…

Договорить Алекс не успела. За долю секунды девочка превратилась в черного котенка, усыпанного белыми пятнышками.

– Думаешь, приятно, когда ломают позвоночник? Или, может быть, ты считаешь, что раз я богиня, то совсем ничего не чувствую?

– Так ты была Чертякой? – вытаращила глаза Александра. – Но ведь он кот?

Богиня вновь обрела вид маленькой девочки и пренебрежительно махнула ручкой.

– Во-первых, я лишь иногда вселялась в его сознание. Во-вторых, он был котенком, то есть таким же ребенком, как и я.

– А я все думала, какой у меня необыкновенный зверь! – засмеялась Алекс.

– И такого необыкновенного котенка ты собиралась напоить своим гадким лекарством, – всплеснула ручками богиня.

– Ну, прости меня, милая Асиона! – повинилась Александра.

– Опять «прости»! Снова «прости»! – вскричала богиня. – Сколько можно!

– Что же мне – умереть? – удивилась Алекс.

– Не шути так, – по-взрослому взглянула на нее богиня-девочка. – Особенно сейчас, когда Создатель решает твою судьбу.

– Что же мне делать? – окончательно растерялась Александра.

– Определиться, наконец, кто ты! – ответила Асиона. – Что ты хочешь в жизни? Ради чего живешь? Я хочу, чтобы человек, который мне симпатичен, не просто проживал свои дни, а совершил что-то достойное его. И меня.

Алекс удивленно вскинула брови.

– Да, – важно кивнула девочка. – Я богиня, и я тщеславна. Такой уж меня сотворил Создатель.

– Но я не тщеславна, – развела руками Александра. – Я не хочу быть царем, императором или еще каким полководцем.

– Ты думаешь, только они совершают деяния, достойные богов? – удивилась Асиона. – Поверь, в жизни обычных людей не меньше возможностей совершать великие дела.

– По-моему, я уже кое-что сделала, – напомнила Александра.

– Думаешь, если бы ты дала негодяю украсть несчастную девочку, я бы с тобой разговаривала? – спросила богиня, выгнув брови.

– Тогда прости, но я не понимаю, чего ты от меня хочешь? – сдалась Алекс.

– Подумай, – ответила богиня и вдруг чисто, совсем по-детски улыбнулась. – Тем более что время у тебя, кажется, еще есть.

Комната исчезла в огненном вихре, из глубины которого раздался другой детский голос:

– Не умирай, Алекс. Ну пожалуйста, не умирай!

Багровый туман развеялся, и сквозь слезы боли Александра разглядела лицо Тима.

– Пока не буду, – прошептала она треснутыми губами.

– Он очнулся! – завизжал от радости мальчик.

Чубсо решил начать там, где закончили люди барона. Одевшись понеприметнее, «гость сегуна» и по совместительству агент Тайного Ока Сына Неба направился в пригород. Увидев его на пороге разгромленного заведения, хозяин радостно всплеснул забинтованной рукой.

– Щубасо-сей! Ждравштвуй, благодетель! – зашепелявил он разбитым ртом и низко поклонился. – Да продлитшя твоя жизнь дешять тышяч лет!

– И тебе процветания, Гер, – благосклонно кивнул чиновник. – Смотри не перехвали меня.

– Што ты, мой гошподин! – запротестовал хозяин. – Ешли бы ты не пожвал штражников, шоратники Татшо вышибли бы мне оштальные жубы.

– Это мой долг – заботиться о добрых подданных нашего сегуна, – вздохнул Чубсо и тихо добавил: – Надо поговорить. И чтобы не мешали.

Гер кивнул опухшей головой и, отдав распоряжения работникам, наводившим порядок в обеденном зале, пригласил гостя на второй этаж. Здесь следы визита соратников Татсо были менее заметны.

Открыв дверь одного из номеров, хозяин заведения выгнал спавшую на кровати шлюху и пригласил гостя занять единственный в комнате стул. Усевшись на засаленную простыню, Гер почтительно приготовился слушать.

Чубсо огляделся.

– Не бешпокойша, мой господин, – заверил его хозяин. – Ждешь можно говорить швободно. В шошедних комнатах никого нет.

– Что им было нужно от тебя? – негромко спросил гость.

– Вше иж-жа баронова шыночка. Угораждило же его пошелитьша в моей гоштинице! И прожил-то он у меня вшего дней пять или шешть. Потом куда-то ишчеж. Теперь папаша ражышкивает швое дитятко. Ну, шам пошуди, мой гошподин, откуда мне жнать, куда поперша лихой молодец?

– Лихой? – переспросил Чубсо.

– Еще какой! – подтвердил Гер. – Как пошелилша, первым делом штал рашпрашивать, где можно найти людей, чтобы крови не боялишь.

– Ого! – вскинул брови гость.

В коридоре раздался громкий звук шагов. Собеседники смолкли.

– Хто там? – в ответ на робкий стук раздраженно рявкнул хозяин. – Войди.

Вошел слуга с подносом и низко поклонился.

– Штавь и уматывай, – разрешил Гер. – Да шмотрите у меня, ешли кто ближко к двери подойдет, убью!

Слуга выставил на стол оплетенную бутыль, пару стеклянных кубков и блюдо с пирожками. Затем поклонился и что-то сунул хозяину в карман.

Чубсо насторожился, но Гер уже разливал по бокалам красное вино.

– Не откажи, мой гошподин, – с поклоном протянул гостю кубок.

Чубсо оценил выбор хозяина.

– Неплохо.

– Для тебя вшё шамое лучшее, – приложил к груди забинтованную руку Гер, другой он положил на стол небольшой кожаный кошелек.

– Это тебе, Чубашо-шей. Жнак моей глубокой прижнательношти.

– Не надо, – к удивлению хозяина, отказался гость. – Лучше расскажи все, что знаешь об этом баронском отпрыске.

– Не много, мой гошподин, – пожал плечами Гер. – Я ему шражу ответил, что влежать в ражборки благородных охотников мало желающих.

– Это так, – задумчиво подтвердил гость.

– Барон шкажал, что жа деньги можно влешть хоть в преишподнюю.

– Он тебе заплатил?

– Одного журавля, – скромно потупился хозяин. – Ну, я ему и пошоветовал обратитьша к Угрюмому Жуху. Он падок на большие деньги.

– Ты рассказал об этом соратникам Татсо?

– Пошле первого жуба.

– И сказал, где Жуха искать?

– Пошле первого пальца, – Гер показал забинтованную руку. – Но ты же жнаешь этого пройдоху. Он никогда долго не живет в одном меште. Шоратники Татшо нашли в той дыре какую-то молодую пару. Обоих убили, а што толку? Те и не шлышали о Шухе. Тогда воины опять жа меня вжались.

1Гость сегуна – нижний придворный чин, его обладатели выполняли разовые поручения господина.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22 
Рейтинг@Mail.ru