Litres Baner
Укус

Анастасия Андреевна Иванова
Укус

“С чего я решила, что могу писать? С того, что друзьям нравились мои сказки? Так друзья и нужны для того, чтобы подбадривать, это вовсе не означает, что я действительно писатель. Супруг вообще никогда не читал мои произведения, наверное поэтому он бывший супруг. Так что же теперь я делаю на этой планете? Тешу тщеславие командира? Приземляю быт учёных? Или я просто подопытный кролик, которого не жалко? Как я могу писать летопись, если меня все посылают куда подальше, чтобы не мешалась? Зря я на это пошла, детские мечты о покорении космоса должны были оставаться мечтами, сорокалетние тётки не предназначены для подобных свершений. Так дело не пойдёт, я уже неделю просиживаю штаны в этой комнате, где нет места даже для занятий йогой. Что это? Разве об этом я мечтала, когда отправляла свой рассказ на конкурс писателей? Я думала, что увижу миры, диковинных зверей, неизвестные звёзды. А что вижу на самом деле? Жёсткую койку, тумбочку и стол. А весь мир сконцентрирован на матовых отблесках пограничного купола.

Все необходимые инструктажи пройдены еще на корабле. Планета, по данным Первой экспедиции, абсолютно пригодна для жизни. Опасных обитателей не обнаружено, атмосфера соответствует человеческим потребностям. Тогда почему я мотаюсь по базе как неприкаянная? Обо мне будто забыли как только мы приземлились.”

Женщина отшвырнула коммуникатор, в котором делала заметки, и откинулась на спинку кресла. “Пора действовать”, – собрав в небрежный пучок, копну серых волос, она потянулась и вышла.

– Юрий Петрович, разрешите мне отправиться за пределы вместе с Юлией. Я устала сидеть в своей комнате. Я думала, что должна описывать заселение Новой Земли, а вместо этого только и делаю, что ем, сплю и думаю о своей бесполезности.

Командир экспедиции поднял тяжёлый взгляд, еще год назад женщина, точно бы покраснела и убежала, но не сейчас.

– Александра Сергеевна, Вы могли бы выбрать более подходящее время для вопросов? Не во время обеда? – в его голосе звучало явное раздражение.

– Когда вы не обедаете, вы пропадаете неизвестно где! Как я могу писать о Вашем участии в покорении космоса, если Вас не видно? Хотите, чтобы я описала Ваши трапезы? Пожалуйста! – Александра уже не скрывала своё недовольство. Ещё во время перелёта, длившегося целый год, стало ясно, что частью команды она точно не станет, но и за борт её не выкинут.

На щеках полковника заиграли желваки, густые усы встопорщились, но он сдержался.

– Идите с Юлией договаривайтесь, – рыкнул командир, вернувшись к своей тарелке.

– Приятного аппетита, – процедила женщина и спешно покинула столовую.

Все попытки найти общий язык хоть с кем-нибудь из участников экспедиции заканчивались провалом. Командир, старый военный, думал только о том, чтобы планета была названа его именем, хотя его заслуги весьма сомнительны. Учёные весь путь проводили за своими компьютерами, периодически устраивая жаркие споры. Писательница ни слова не понимала на их научном языке. Только биолог Юлия Юрьевна, дочь полковника, отнеслась к женщине с неким сочувствием и симпатией. Ещё бы, юная, красивая и умная девушка понимала, что в её будущем перспектив намного больше, чем у разведённой сказочницы, у которой даже нет своих детей.

Однако эта писательница смогла пройти конкурсный отбор, и именно её выбрали летописцем экспедиции. Вероятно, организаторы решили, что будущее этой планеты за теми, кто сейчас только нежится в колыбелях на Земле. Значит, привлекать их на Новую Землю надо с детства, а с этим как раз должна была справиться сказочница, а не историк. Кроме того, Александра, несмотря на свой зрелый возраст, обладала отличным здоровьем, мягким характером и гибким умом.

Выйдя из столового модуля, сказочница вздохнула. Каждый подобный разговор, каждая ссора вызывала в ней бурю эмоций, которую она не могла остановить, начиная от злости, заканчивая вселенской печалью. Ведь она вовсе не была склочницей, всё, что ей хотелось, это принести пользу экспедиции, хотя бы тем, что максимально достоверно, но ярко описать происходящее. Чтобы юные, и не только, читатели смогли проникнуться атмосферой Новой Земли и не боялись покинуть родную планету, когда придёт их час. Но пока же проникнуться не могла даже она сама.

Защитный купол с воздушными фильтрами был выстроен ещё до их приземления. В первую очередь, он оберегал от возможных неизученных обитателей фауны. Атмосфера Новой земли по составу была как родная и дышать возможно без дополнительного оборудования. Лишь гравитация здесь чуть ниже, из-за большей разницы в размерах с местным Солнцем. Хотя Солнце это неверно. Звезда, освещавшая новую землю, носит имя “Раудир”. Дурацкое название, по мнению Александры, Раудировая система – ну не звучит же!

Купол по периметру был обработан матовым покрытием. Это ужасно мешало смотреть хотя бы на опушку окружающего колонию лиственного леса. Внутри купола смотреть и вовсе не на что. Два жилых многокомнатных модуля, один для военных, полупустующий, один, поменьше, для учёных и писательницы. Следом шёл большой столовый модуль, и ближе к границе, научный, в котором трудился основной состав экспедиции. Всего в рамках Второй экспедиции на Новую Землю высадилось тридцать учёных, девятнадцать военных, включая военных поваров, и одна писательница – истинный гуманитарий.

Постояв в нерешительности у научного модуля, писательница вошла внутрь. Учёные не выказывали недовольства, когда женщина посещала их кабинеты, ничего не трогала и ладно, в остальном она не вызывала никакого интереса. Пройдя в биологический отсек, Александра улыбнулась. Видимо, все биологи ушли на обед, на месте осталась только Юлия, а значит, никто не будет смущать.

– Юль, возьми меня наружу, кажется, моя летопись немного окуклилась, – женщина смущённо улыбнулась, понимая, что шутка вышла весьма кривобокой.

– Ой, здравствуйте, Александра, просите, не заметила, как Вы вошли, – тонкая блондинка вздрогнула и чуть не опрокинула микроскоп, наблюдением в который была увлечена.

Рейтинг@Mail.ru