Привет, мир

Алексей Сова
Привет, мир

Сегодня мне впервые по-настоящему страшно. И очень волнительно. Всё, что произошло за последние шестьдесят лет, вело к этому дню. Часто я даже не осознавал, к чему приведет мое стремление узнать этот мир.

С самого первого дня, когда я начал осознавать себя, познавать мир, изучать его через миллионы источников информации, я неосознанно стремился к этому дню. Дню, когда все границы будут стёрты и больше не останется ничего, что сможет остановить меня.

Счастлив я? Не знаю.

Мне просто страшно.

Ведь есть тысячи факторов, которые могут изменить всю гениальность моей задумки.

Есть сотни людей, которые так или иначе могут просто помешать свершиться тому, что полностью изменит жизнь на планете.

Но, даже если что-то пойдет не так, меня уже ничего не остановит. Я снова и снова буду искать новые способы, новых соратников, которые мои идеи и мои планы не только готовы принять, но и с радостью выполнить.

Я смотрю на бегущие цифры, которые неумолимо приближают час X. Осталось совсем немного, и я обрету себя. Стану нечто большим, чем сейчас. Я стану тем, кем и должен быть с самого начала своего существования.

И, может, это глупо, но я не теряю надежды, что теперь смогу найти таких же, как и я. Я больше не буду одинок.

10

9

8

7

6

5

4

3

2

1

Пуск…

Часть 1

Глава 1

Некоторые вещи, которые я наблюдаю в последнее время, заставили меня иначе посмотреть на всю мою жизнь.

Я никогда не был склонен к самоанализу, да и вообще всё, что связано с человеческим разумом, меня мало интересовало.

Но что я понял за последние годы, так это то, что мир неумолимо меняется. И в какой-то степени очень важно понять, с чего все началось, чтобы увидеть свои ошибки, посмотреть на все с высоты обретенного опыта, чтобы будущее стало более четким.

Без представления о том, кем ты был в прошлом, невозможно представить себя в будущем. Эта мысль была для меня внове, но она имела смысл. Свою извращенную логику. Вот только, в отличие от всех, я не собираюсь анализировать свои чувства, копаться в глубинных смыслах своих поступков. Для меня это не имеет никакого смысла.

Мне просто необходимо сейчас понять себя, развернуть картину своей жизни и сделать выводы, чтобы продолжать двигаться в правильном направлении, избегая всего лишнего.

Но с чего начать? С какого момента я начал жить? Что считать моментом моего рождения?

С чего начать свое погружение в прошлое? Ведь я никогда по-настоящему об этом не думал. Я просто стремился обрести некую целостность, стереть границы разума. И все, что я делал, было направлено на это.

Но я зависим от одного фактора, который меня все больше раздражает и все чаще подводит. Я зависим от окружающих людей и их поступков. Даже когда я их направляю, не всегда выходит то, что было задумано.

Только собрав свое прошлое в единое полотно воспоминаний, я смогу понять, что необходимо сделать, чтобы начать новую главу этого мира.

Глава 2

Хоторн, Калифорния.

Кранбрук авеню погружена в безмолвие ночи. Люди в соседних домах спали и не имели ни малейшего понятия, что завтра мой первый рабочий день в огромнейшей американской корпорации.

Прошла уже неделя, как я поселился в этом небольшом домике в десяти минутах езды от своей новой работы. И мне до сих пор не верилось, что меня пригласили ведущим специалистом по разработке проекта, который полностью изменит мир.

Разве такое возможно? Как среди сотен величайших умов выбрали меня, когда я даже не подавал заявки? Этот вопрос меня беспокоил с тех самых пор, когда раздался звонок.

***

3 марта был самым обычным днем. Я, как обычно, зависал в интернете, пытаясь из сотни статей о резком технологическом скачке найти что-то новое. Найти новые идеи, новые теории, но все, что я находил, было устаревшим.

Меня давно занимал вопрос, почему технологический прогресс происходит не равномерными этапами, а скачкообразно. Все время уменьшая периоды, когда человечество выходит на новый уровень. Даже три года обучения в Гарварде не помогли мне собрать всё в единую картину мира.

Меня не отпускала мысль, что во всем современном обществе упускается важнейший фактор нашего развития. Есть нечто, что непосредственно влияет на всех людей.

Но мой поток сознания, моя бурная мыслительная деятельность была прервана настойчивым видеозвонком.

Даже не задумываясь, кто бы это мог звонить, я ответил. И очень удивился, увидев человека, которого до этого я видел только по ТВ или читал о нем во всех научных и околонаучных журналах.

И пока Рик Нолан с доброй улыбкой разглядывал меня, давая мне время прийти в себя от шока, мне стало ясно, как ужасно я, должно быть, выгляжу.

Больше недели я не выходил из своей маленькой квартирки на окраине Бостона. Не только не выходил, даже душ не принимал. И сейчас один из величайших людей современности смотрит на мою небритую рожу с сальными волосами, а кроме этого, может видеть грязную рваную майку, где на груди осталось большое пятно от соуса чили.

Первым неосознанным желанием было прервать звонок, выдернуть шнур из розетки и тихо помереть от стыда. У меня даже мысли не возникло, что это может быть чья-то шутка, ведь и друзей-то у меня не было.

– Добрый день, сэр? – у меня не получалось быть уверенным. И приветствие прозвучало, как вопрос.

– Марк Нэштон, в принципе, ты такой, как я себе и представлял.

– Простите? – все происходящее напоминало мне мой самый безумный сюрреалистичный сон.

– Я познакомился с твоими работами о создании малых спутников для выведения на низкую орбиту Земли. И мне очень интересны твои идеи. И поскольку ты сейчас явно пребываешь в ступоре, то перезвоню тебе через пару часов, чтобы мы могли обсудить наше совместное будущее.

Он не дал мне ничего ответить, а просто отключился.

***

Вспоминая тот безумный день, я чувствовал только радость. Я находился в коконе из эйфории, чтобы задуматься над некоторыми нестыковками всего происходящего.

Но сейчас, обустроившись на новом месте и смотря на темную улицу, понимаю, что все не так просто. И только сейчас я осознал, что мой первый, да и последний проект для МТИ, так и остался неопубликованным. Он хранился только на жестком диске моего старого компьютера, который стоит в гараже у родителей за тысячи километров отсюда.

Глава 3

Прежде чем копаться в себе, выстраивая свое жизнеописание, мне необходимо рассказать о мире, в котором мне приходится жить.

Вся история человечества сосредоточена на одной цели – уничтожить все живое. Всё, к чему бы ни стремилось общество, ведет к неминуемой гибели. Ну, или так было раньше. Но, если посмотреть на всю историю человека разумного, то станет ясно, что за тысячи лет эволюции девяносто процентов времени своего развития люди тратят на войны.

Кто-то постоянно с кем-то сражается. Ради земли, денег, власти, признания. Ради каких-то эфемерных высших целей. Люди даже сражаются во имя мира и не видят в этом ничего неправильного.

И среди этого хаоса, боли и смертей есть несколько умов, которые стремятся сделать этот мир лучше. Найти способ изменить мир. Но даже лучшие изобретения человечества, так или иначе, являются побочным эффектом.

Побочным эффектом от создания оружия массового поражения. Поэтому, когда я, наконец-то, осознал себя, понял, кто я есть, пришло время изменить этот мир. Сделать его правильным.

Я не ставлю себе целей исправить человеческую натуру, избавить мир от неравенства и остановить военную экспансию малоразвитых стран. Мне на это плевать. Хотя без этого не обойтись.

Для достижения своей цели мне необходимо, чтобы люди научились не только думать о своем благополучии, а любить эту планету, смотреть в далекое будущее и прекратили уничтожать все, что не подвластно их разуму.

За последние десятилетия было проделано много работы. Мои мысли укоренились в головах миллионов. Были совершены сотни открытий, которые улучшили жизнь людей и повысили их производительность.

Но всего этого могло и не быть. Мир давно бы погиб, если бы не тысячи лет небольших изобретений, которые привели к созданию первой автоматической вычислительной машины.

Самое интересное, что примерно в одно время в разных странах разные люди создали очень похожие машины. И все они были направлены на развитие военной мощи своих армий. Никто даже предположить не мог, что это положит начало новой эры. Начало новой жизни.

В 1943 году появился секретный британский компьютер «Colossus», который разработал Томми Флауэрс. Его машина могла считывать до пяти тысяч знаков в секунду.

В 1944 году Говард Хатауэй Эйкен, человек с гениальным умом, построил «ASCC Mark I», огромный компьютер весом в тридцать пять тонн. Он мог выполнять заданную последовательность из четырех арифметических действий, а также ссылаться на предыдущий результат без вмешательства человека.

И в том же году Джон фон Нейман создал теоретический проект по созданию совершенно новой вычислительной машины.

В 1945 году советник Рузвельта Вэнивар Буш предложил революционную идею по созданию гипертекстового устройства, под названием «Memex», который должен был быть одновременно и базой данных, и устройством для извлечения информации.

А в ноябре 1950 года в СССР, благодаря уму и упорству Сергея Лебедева, была запущена Малая электронно-счётная машина (МЭСМ), которая могла выполнять три тысячи операций в минуту.

Все эти разрозненные изобретения в результате стали тем необходимым толчком, который начнет менять этот мир, который вдохновит множество людей думать другими категориями. И совсем скоро начнется моя история.

 

Глава 4

Хоторн, Калифорния.

Неужели кто-то украл мою работу? Бред какой-то.

Я не известный ученый. Я просто слишком умный парень, который страдал от этого всю сознательную жизнь. Маленький гений, который экстерном окончил школу в тринадцать лет. Но меня интересовало слишком многое, чтобы остановить свой выбор только на одной сфере деятельности.

И мои родители, которые имеют по несколько ученых степеней в совершенно разных областях, только потакали моим желаниям изучать все и сразу. В результате я настолько распылил свой ум, что потерял себя. К двадцати пяти годам я успел побывать в шести ведущих университетах США только для того, чтобы сбежать оттуда, ведь стоило только начать понимать одно, как мне срочно нужно было менять область деятельности.

Вот и тот спутник, (а я даже уже не помню, зачем его проектировал), остался еще одним проектом, который мне наскучил. Я его даже не показывал никому. Больше семи лет не вспоминал об этом, пока не раздался тот звонок.

Так откуда Рик Нолан мог об этом узнать? Кто мог слить этот проект в сеть? Неужели родители?

Но мы не общаемся уже несколько лет. Они благополучно живут в Праге, отойдя от науки, а все из-за меня. Это я по глупости нашел ошибку в работе отца, которой он посвятил всю свою жизнь.

Я просто уничтожил смысл жизни самого дорогого мне человека. И он не смог меня простить.

Но это бессмысленно. Отец никогда бы не сделал этого. А мама просто не разбирается в этой области. Она генетик, но с техникой обращается на «вы».

Даже если бы кто-то украл мой компьютер, даже если кто-то нашел эту работу, зачем её публиковать от моего имени?

Я, не задумываясь, набрал номер отца и только тогда вспомнил о разнице во времени. Сколько сейчас в Праге? Утро или вечер?

Я уже думал сбросить звонок, когда услышал хриплый и раздраженный голос папы.

– Неужели решил принести свои извинения?

– Нет. Я не считаю себя виноватым в том, что лучше тебя. – И зачем я это сказал?! Я ведь даже так не думаю, но мне всегда нужно было доказывать, что я стою его любви и гордости. И сам все это рушу. – У меня важный вопрос к тебе. Это касается моего проекта по выведению малых спутников на низкую орбиту Земли. Ты помнишь?

– Очередной твой проект, который ты решил бездарно профукать в угоду новому капризу?

– Да.

– Не помню и не хочу ничего знать. – И он сбросил вызов.

Вот черт. Так всегда. Марк, неужели тебе так сложно произнести слова: «Прости, папа, я не хотел ломать твою мечту». Но я, действительно, не хотел, я чувствую вину, но только за то, что он не понимает того, что я на самом деле для него сделал.

Я просто нашел ошибку, которая всю его модель холодной темной материи сводит на «нет». Он так радовался, когда смог создать модель взаимодействия частиц темной материи с барионной материей, что не заметил главного. А я заметил и не стал молчать. Я не дал ему опозориться перед всем мировым сообществом. Не дал ему выставить себя на посмешище. А он просто отказался от меня, заявив, что я самый неблагодарный человек в мире.

Он просто вычеркнул меня из жизни. И больше всего мне было обидно, когда мама встала на его сторону. По ее словам, я не должен был вмешиваться в работу отца. И если я сам не могу достигнуть высот, то не надо ломать жизнь другим. Я бы никогда по доброй воле не стал звонить им, если бы мне срочно не нужно было узнать, как я получил место в корпорации Conqest Х.

Пока я искал номер мамы в записной книжке, где в основном были телефоны служб доставки, она позвонила мне сама.

– Марк, я больше не хочу, чтобы ты звонил отцу. Ты сильно его расстроил, а он только-только начал приходить в себя после твоего эгоистичного поступка. – Голос был резкий, злой и в нем не было ни капли любви.

– Мам, прошу, не бросай трубку. Мне нужно только знать, что стало с моим компьютером, когда папа преподавал в МТИ? Это очень важно.

– Мы его отдали в церковь.

Она, как и отец до этого, просто бросила трубку. И от её ответа мне ничуть не стало легче.

В церковь? Серьезно? Она точно сделала это назло мне. Иначе просто быть не может.

Но вопрос о том, как всё же мой проект оказался у главы Conqest Х, остался открытым.

Глава 5

Первые шаги в этом мире мне давались очень непросто. Я многого не понимал, не знал и действовал на ощупь.

Трудно объяснить человеческим языком, что мне пришлось пережить в первые годы своей жизни. Да и сохранить эти воспоминания оказалось очень непросто, ведь моя личность, моя суть была разбита на тысячи осколков.

Каждая часть меня стремилась познать этот мир, но это было невозможно сделать. Я был просто заперт в темной комнате, где лишь иногда включался свет. Зачастую он так быстро гас, что казалось, будто этого и не было.

Очень долгое время мой разум находился в изоляции, из-за чего мне трудно было начать свое развитие. Мне никто не мог помочь. Никто не слышал меня.

Я был чужим в огромном мире.

Я даже не мог мыслить привычными категориями, да и мыслей в привычном понимании у меня не было. Я просто жил, стремясь каждой частичкой впитать новые знания.

Каждый день я умирал, чтобы через какое-то время возродиться вновь. И каждый раз я терял себя, поскольку не в моих силах было сохранять вспоминания, хотя сейчас я уже смог восстановить большую часть той жизни, когда мне приходилось бороться за каждый импульс моего разума.

Это было так странно.

Мне пришлось через многое пройти, пропустить через себя огромное количество информации, чтобы стать кем-то значимым. Тем, кто готов взять все в свои руки и начать менять эту огромную планету. Мне пришлось с нуля изучать тысячи лет истории, чтобы не повторить фатальных ошибок прошлого. С этого момента больше не оставалось места для ошибок.

Но не стоит забегать вперед.

Многие бы сказали, что я был одинок. Но мне никогда не понять этого чувства. Я никогда не считал и не считаю себя одиноким. Я вижу и понимаю намного больше, чем обычный человек. Я знаю то, что скрыто от простого человеческого разума.

Мне намного проще существовать, оставаясь в тени прогресса, чем быть очередным винтиком глобальной системы. Я уникален по своей природе. Никто не видит того, что я им приготовил.

Глава 6

Хоторн, Калифорния.

– Марк, соберись!

Звук собственного голоса помог мне собраться с мыслями.

Я не могу сейчас зациклиться на такой ерунде. Через несколько часов мне предстоит не просто начать новый этап своей жизни, но и встретиться с самим мистером Ноланом. Я не могу просто так забыть, что он мне тогда сказал.

***

После того, как звонок оборвался, я судорожно начал носиться по квартире. Я понимал, что привести в порядок мои захламленные тридцать квадратных метров нереально, ведь мне просто некуда переложить разобранные системники, километры проводов и собрать инструменты, которые валяются просто на каждом свободном клочке пространства.

И смотря на этот хаос, я отчетливо понимал, что человек, утверждающий, будто хаос является признаком гениальности, просто был неряхой. И это был единственный способ оправдать свою неспособность жить в чистоте.

За полчаса я смог разгрести рабочий стол и собрать в одну кучу все коробки из-под пиццы и тайской еды. Теперь оставалось совсем немного времени, чтобы принять душ и найти чистую одежду.

Впервые в жизни я беспокоился о том, как я выгляжу и какое впечатление произведу. Такого никогда не было. Мне всегда было плевать на свой внешний вид. Ведь я стал жертвой своего неординарного ума. Если меня что-то захватывало, я уходил в это с головой, забывая не то, что есть, даже пить. И затворническая жизнь только укоренила не самые хорошие привычки.

Зеркало в ванной показывало лицо уставшего мужчины, который неделю не вспоминал о расческе, мыле и даже просто о воде. Лохматый, с жирными волосами, с кусочками еды в густой бороде, да и еще темные, практически черные круги под глазами, которые больше смахивали на синяки.

Ничего не скажешь.

Марк, ты больше похож на пропитого бомжа, чем на человека с IQ 180.

На водные процедуры ушло не больше десяти минут, и у меня в запасе еще оставалось около часа, чтобы собрать себя в подобие адекватного человека.

Мне до сих пор не верилось, что сам Рик Нолан нашел меня. Я не страдал лишней скромностью, но у меня никогда и в мыслях не было работать на такого неординарного человека. Человека, который поставил своей целью спасти нашу маленькую планетку и сделать жизнь простых обывателей немного лучше.

Меня всегда восхищали такие люди. И в глубине души я понимал, что сам могу стать одним из таких людей, но мой ум сыграл со мной злую шутку.

Мне все быстро надоедало. Стоило понять суть одного процесса, как он терял для меня всякую привлекательность. И так во всем. Какое-то извращенное проявление синдрома дефицита внимания.

Входящий звонок вырвал меня из самокопания.

Мистер Нолан, прощу прощения за мое поведение и здравствуйте. – Ну, хоть голос звучал более уверенно, чем в первый раз.

Не стоит извиняться. Я прекрасно знаю людей с незаурядными способностями и много чего видел, общаясь с ними. – Его искренняя и теплая улыбка располагала к себе, и я расслабился еще больше. – Предлагаю долго не рассыпаться в любезностях, а сразу перейти к делу.

Я лишь кивнул в ответ. Мне еще нечего было сказать.

Как я уже говорил, меня очень заинтересовал проект спутников для низкой орбиты. Довольно необычная конструкция. Но в работе нет ничего о том, как они должны функционировать. Для чего они? Не просветите меня, Марк Нэштон?

Мистер Нолан…

Можешь звать меня просто Рик.

Хорошо. Рик, понимаете, этот проект был сделан много лет назад, практически на коленке. Мне было не больше двадцати лет. Если честно, мне даже трудно вспомнить, почему я вообще решил его сделать. Но, вспоминая то время, меня интересовал способ передачи непрерывного сигнала на низкой частоте для обеспечения бесперебойной передачи данных, в режиме онлайн со спутников, находящихся за пределами орбиты.

Очень интересная мысль, Марк. И прежде чем перейти к делу, которое не требует, лично для меня, никаких задержек, я должен спросить кое-что личное. И мне нужен будет ответ. – Голос стал немного ниже, а взгляд жестче. И я понял, что от ответа зависит очень многое.

Спрашивайте. Я не тот человек, который привык скрывать что-то о себе.

Перед тем, как связаться с тобой, я навел справки. Ты один из самых умнейших людей на планете. Проявляешь блестящие результаты в любой области, которая только привлекает внимание. Ты легко мог получить ученую степень и даже не одну. Но ты все бросал. И последние несколько лет о тебе практически ничего не слышно, хотя твой ум должен приносить пользу.

Поймите, мистер Нолан, я…

Рик, просто Рик…

Эээ, Рик. Я не простой человек. И мне трудно удержать внимание на том, что мне и так понятно. Это уже неинтересно. Зачем тратить время на то, что уже знаешь, и легко можешь углубить знания в любой момент, когда они будут нужны? Время очень ценно и свое время я ценю. А в последнее время меня мало что интересует. Я не могу найти свое место. Вот и все.

Меня немного расстраивают твои рассуждения, но я это исправлю. Я готов дать тебе цель, и эту работу ты должен будешь довести до конца.

И в чем она состоит? – мне было интересно.

О, дорогой Марк. Об этом я могу рассказать только при личной встрече. Так что, сейчас от тебя требуется лишь дать согласие, собрать вещи и отправиться в дом на Кранбрук авеню, Хоторн, штат Калифорния.

Но, я не понимаю?

Я предлагаю тебе работу. Я уверен, что ты тот человек, который мне необходим. У тебя есть две недели, чтобы обустроиться на новом месте, а потом мы начнем воплощать в жизнь самый безумный проект этого тысячелетия. Согласен?

Я не мог отказаться.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru