Альманах «Российский колокол». Спецвыпуск «Смехотерапия»

Альманах
Альманах «Российский колокол». Спецвыпуск «Смехотерапия»

Предисловие


Анастасия Лямина

Член Интернационального Союза писателей, журналист, публицист


Кто-нибудь, увидев сборник под названием «Смехотерапия», может удивиться и даже вознегодовать: нашли, мол, время шутки шутить, когда у всех столько проблем. Кризис назревает, экология ужасная, да еще и вирус свирепствует! Разве можно смеяться в такой ситуации?

Однако же не зря один из авторов сборника категорично заявляет: «Без юмора не выжить». В прямом и переносном смысле.

Во-первых, врачи давно уже доказали, что смех полезен для здоровья, улучшает иммунитет и продлевает жизнь. Так что «Смехотерапию» вполне можно не только использовать для развлечения, но и применять для улучшения самочувствия. В любой дозировке столько раз, сколько захочется.

Во-вторых, проблема, конечно, никуда не уходит оттого, что мы над ней посмеялись. Но зато она станет чуточку понятнее. Можно увидеть ее немного иначе, ведь смех и юмор требуют нового, необычного взгляда. А если посмотреть на проблему под другим углом – через некоторое время, возможно, получится ее решить. Или выяснить, что это и не проблема вовсе.

И в-третьих, смех исправляет нравы, хотя мы стали об этом забывать. Бывает полезно посмотреть в кривое зеркало и подумать, а не я ли там отражаюсь?

Поэтому Интернациональный Союз писателей представляет читателям эту веселую книгу, которую постарались сделать как можно разнообразнее и по жанрам, и по творческой манере, и по географии – сборник составили авторы из разных городов и стран.

С одной стороны, в книге много житейских, чисто юмористических историй, наблюдений за происходящими событиями, о которых рассказано весело и остроумно. С этими рассказами и стихами приятно будет отдохнуть и поднять себе настроение.

С другой стороны, смех – дело серьезное, так что в книге найдутся и басни, и другие образцы сатирического жанра, которые проходятся – и иногда довольно сурово – по реалиям нашего общества. Достается и недостаткам человеческим, и нашим социальным проблемам, и даже властям. Надо признать, что от такого смеха бывает иногда и грустно, но для того он и существует в литературе и искусстве.

Не надо забывать, что ирония – тоже форма смеха, она же и способ философии, исследования мира. И такую литературу найдут читатели в «Смехотерапии».

Так что, дорогие читатели, переворачивайте страницу и начинайте знакомиться с нашей «Смехотерапией».

Если она вас повеселит, мы очень рады, ведь «смеяться не грешно над тем, что кажется смешно». Если заставит задуматься – тоже отлично. А если произойдет и то и другое – то и тогда мы будем рады.

Приятного чтения, крепкого здоровья, хорошего настроения!

Современная поэзия

Наталия Белостоцкая


Родилась на Севере – в Мурманске, на берегах студеного Баренцева моря. После окончания школы переехала в Ленинград, где поступила в Ленинградский институт авиационного приборостроения (ЛИАП), после окончания которого работала на Ленинградском авиационном заводе, участвуя в разработках самолетных «черных ящиков», систем дозаправки самолетов в воздухе и др. Однако после банкротства завода сочла более полезным заняться стихосложением.

Обладая чувством юмора (конкурируя даже с выходцами из Одессы), она становится лауреатом I Международного конкурса юмористической поэзии и прозы, посвященного 150-летию А. П. Чехова (2010 г., Дюссельдорф).

В настоящее время Наталия Фёдоровна пишет стихи для детей и взрослых. Ею излагаются и переосмысляются традиционные «детские» сюжеты (загадка, сказка). Она, по сути, является родоначальницей нового поэтического жанра «загадка-пересказка» (http://www. stihi.ru/avtor/belost2). Взрослые с удовольствием читают ее философские сказки (http://www.stihi.ru/avtor/belost2) и поэтические афоризмы. Одну из таких сказок в стихах под названием «Слово – главный чародей» (http://www.stihi.ru/2015/02/27/2269) Наталия отправила на III Международный конкурс «Сказка сегодня» (Германия, 2014), и ей был присужден «Диплом за мастерство» в создании этой замечательной сказки.

Под мухой

 
Обычной мухе воробей
Сказал однажды: «Хоть убей,
Мне не понять: как ты – не я
Вдруг стала мерою питья.
«Под мухой», – говорят кругом,
Нет чтоб сказать: «Под воробьем».
«Ах, друг любезный, воробей,
На что подвигнешь ты людей?!
Народ, вино испив до дна,
Из мухи делает слона!»
 

21 апреля 2004 г.

Размышления о жизни

 
На чердаке с окном под вечер
Сошлись не то чтобы лоб в лоб,
А как приятели – навстречу:
Очки, бинокль и телескоп.
Очки с резинкой вместо дужки
И линзой с трещиной как шрам,
Кряхтели, лежа на подушке:
«Я расскажу такое вам…
Какие я читал романы!
Любовь, разлука… Боже ж мой!
Какие страстные путаны
Мосты сжигали за собой…
Статей газетных миллионы
Мной перечитано за жизнь:
Постановленья о шпионах,
Указы, лозунги «Учись!»
И песни бодрые, призывы
Идти, не думая, вперед,
Чтоб возродить страну, а живы
Теперь лишь те, кто звал народ…»
«Интеллигентик близорукий, —
Хрипел, как старый волк морской,
Бинокль очкам, – умру от скуки.
Жизнь, братец, это вечный бой!
А видеть жизнь не дальше носа
Недальновидно для… людей.
Жизнь – не романы, хоть и проза,
Жизнь – воплощение идей.
Я в море сам на горизонте
Корабль сумею разглядеть,
Как в дни, когда бывал на фронте
И потопить грозила Смерть.
Я не скажу, что я – особый,
Цель приближая в десять крат,
Но я – техничный и способный,
Так часто люди говорят.
Цель должен видеть сам – на веру
Мне принимать никак нельзя…
Теперь в театры на премьеры
Берут давнишние друзья…»
Бинокль вздохнул немногократно,
Как настоящий фронтовик,
Добавив: «…но вернуть обратно
Жизнь невозможно – ни на миг…»
Весь разговор о жизни прежней
Прошел, как старое кино…
А ночка гостьей неизбежной
Луной уставилась в окно.
И телескоп – «ума палата»,
Как филин, спящий только днем,
Воскликнул, глядя ввысь: «Ребята,
Какая ночка за окном!
Земное… да… оно, конечно,
И нужно, и на злобу дня…
Но там – Вселенная, что вечна.
Она важнее для меня!
В ночном небесном океане,
Где мириады ярких звезд,
Ищу свою звезду в тумане.
Ночное небо – мой форпост!
Искать и открывать планеты
И через млечную вуаль
Глядеть, как быстрые ракеты
Летят в космическую даль…»
Очки завидовали скрытно:
«Подумаешь, чуть больше линз…»
«Эх, до чего же любопытно! —
Сказал бинокль. – Вот это жизнь!»
Не понимая сути важной
При достиженьи зримых вех,
Что цель имеет в жизни каждый —
Масштабы разные у всех.
 

12 октября 2006 г.

Проворонила ворона

Проворонила ворона

 
Свое счастье у газона:
На асфальт, что возле травки
(Там, где сточная канавка),
Были брошены огрызки
Хлеба, сыра и сосиски.
Призадумалась тут птица.
«Это гамбур-р-гер-р иль пицца?
Или чизбур-ргер-р с пр-рипр-равой? —
Говорит она картаво
Современные слова. —
Во – пр-рикольная жр-ратва!»
Молчаливый старый пес
Подбежал – и все унес.
Проворонила ворона
Свое счастье у газона,
Так, не вспомнив даже слова
Из наследия Крылова.
 

01 сентября 2004 г.

Курага

 
Заболтались две несушки:
– Ты скажи-ка мне, подружка, —
Говорит одна другой, —
Что зовется курагой?
– Вот, приехали… Здорово!
Ты не знаешь сути слова?!
«Кур-рага» – рога у кур,
Позабывших про «лямур».
Это куриц убежденье.
У меня ж свое сужденье:
«Кура-Га» (тебе клянусь!) —
Квочка, что кричит как гусь!
Слыша все, сказал индюк:
– Ваша речь – словесный трюк.
Курага – сушеный фрукт
И полезнейший продукт.
Это факт! Не так ли, куры?
– Он считает, что мы – дурры! —
И кудахчат куры гневно:
– Ишь, один знаток в деревне!
Вкратце нам скажи, индюк:
«Курага» суть что? —
– Урюк!
 

15 марта 2006 г.

Притча из грязной лужи

 
Поэта друг, философ и ученый,
Способный тайны мира открывать
(Он – практик и талантом облеченный),
Не уставал мир малый наблюдать
Посредством микроскопа… На досуге
Он, каплю взяв из лужи, разглядел
Ее под микроскопом, и в испуге
От вывода Ученый онемел,
Едва произнеся: «Что вижу?! Боже!!!
Там копошатся тысячи частиц
И все – грызутся… До чего похожи
Они на всех людей, хотя – без лиц»…
Опять взглянул сквозь линзы микроскопа,
Преодолев волненье, смутный страх:
«Вот, капля эта – грязной лужи проба,
А в ней вся жизнь как в крупных городах:
И щиплются, и рвут друг друга в клочья,
Стараясь ближних укусить сильней…
Сомнений нет, – сказал Ученый, – точно:
Они напоминают дикарей…»
И размышлял, «открытье» сделав это:
«Но вывод мой никем не подтвержден?!
Я каплю лужи покажу Поэту.
Что разглядит под микроскопом он?
И, полюбовно с Музой обрученный,
Не заслоняя Макромир собой,
Пусть выскажет он взгляд свой утонченный:
На что похож мир капли водяной.
Друг откровенен – это редкость ныне
Среди поэтов, коих пруд пруди…»
Дверь отворилась. «Легок на помине!
Я ждал тебя, Поэт! Ну, проходи!»
Поэт – оракул, он в сужденьях точен,
Но мир подверг стихи его хуле,
И он сказал печально: «Мир – порочен,
Я не согласен жить как все во Зле…
О, современность – жупел всеглумленья!
Здоровый Дух, как ворог, посрамлен…
Кому не лень, строчат стихотворенья,
Искусству слова нанося урон:
Слова без смысла расставляя в строчках,
Пренебрегая рифмой – не собой,
Диктаторы поэзии порочной
Как будто ставят всех вниз головой…
И не найти жреца стихосложенья,
Чтоб плакал и смеялся с ним народ…
Сейчас иная форма убежденья,
Где здравый смысл стиха уже не в счет…»
«О, полно, друг! – Ученый, утешая,
На микроскоп рукою показал. —
Ты погляди сюда… Здесь жизнь такая!
Вот что бы ты про это рассказал?»
И, к микроскопу наклонясь поближе,
Как будто в микромир открыв окно,
Поэт глядел и выкрикнул: «Смотри же,
Мой друг, здесь – хроникальное кино!
Они!.. О да! – Поэта слышен возглас, —
Похожи как две капли на людей…
Я вижу город и существ безмозглых,
Чья жизнь – грызня, а лозунг: «Кто сильней».
К Поэту прикоснулось вдохновенье,
И он услышал звуки точных фраз —
Рождалось в голове стихотворенье,
И зазвучал Поэта вещий глас:
«Большие города как братья схожи:
Живой поток с машинами сравним…
В водовороте жизни от прохожих
Бездушия исходит клич «распни!»
Идут по жизни, с ближними ругаясь,
Грызут друг друга, поедом едят…
Ни перед кем в содеянном не каясь,
Как дикари сто тысяч лет назад,
Идею подтверждая дарвинизма,
Что люди в прошлом – стадо обезьян…
От мезозоя до демократизма
Разумность, человечность – лишь обман?
Что Человек? Вершина эволюций?
Но узнаваем в нем мартышкин труд,
Ведь ярость войн, жестокость революций
К добру и процветанью не ведут…
Шагают в ногу Sapiensы с веком,
Меняя старой жизни антураж,
Но лишь их души австралопитеков
Не изменились: злоба, как и блажь,
Остались в этих отпрысках пещерных,
Сумевших навести в личинах лоск.
Закон природы?! И закономерно:
У каждого из них – мартышкин мозг,
Дающий им возможность к подражанью
В среде реклам и веяния мод…
Природный зов сильней образованья?!
Они – другие… Только не народ…
Используя в общенье жесты, сленги,
Инстинкты выставляют на обзор.
Ум обесценен, их кумиры – деньги!
Все это – не естественный отбор!
Большие города как братья схожи:
Все – каменные джунгли дикарей,
Где нет Души, где обезьяньи рожи,
Где Дарвин был последним из людей…»
Итог подвел Ученый, стих прослушав,
Поэта взгляд с заоблачных высот:
«В землянах, как и в капельке из лужи,
Кристальной чистоты недостает».
 

10 апреля 2008 г.

 

Альфред Бодров


Родился в Грузии. Получил высшее педагогическое образование, работал в СМИ. Член Союза журналистов г. Хотьково Московской области.

Награжден дипломом III Литературной премии «РУССКОЕ СЛОВО», публикуется в литературных журналах и альманахах, в том числе в «Российском колоколе».

Игристое алазанское

 
Таши – туши таши,
Мадам Попугай.
Таши – туши таши,
Гостя принимай.
 
 
Таши – туши таши,
Мадам Попугай.
Таши – туши таши,
Чачей угощай.
 
 
Таши – туши таши,
Мадам Попугай.
Таши – туши таши,
Мужем называй.
 

Шутливое пастернакское

К 130-летию со дня рождения поэта


 
Никого не будет в доме,
Только красная герань.
Да трещит себе на кухне
Мой несносный попугай.
 
 
Тишину шагами меря,
Ты, как будущность, войдешь.
Скажешь: «Брысь к себе немедля,
Попугай тебя там ждет».
 
 
Открываю я спросонок
Широко свои глаза.
На тебя гляжу с тревогой
Сквозь кривые зеркала.
 
 
И трещит себе на кухне
Неумолчный попугай.
Так звенит на остановке
Красный шумный лишь трамвай.
 
 
Призрак бродит в доме мрачном,
Он в хозяюшку влюблен.
Исчезает вдруг прозрачный,
Будто пылью поглощен.
 
 
Никого не будет в доме,
Увлекли меня мечты.
Как найти мне в людном месте
Сердцу милые черты?
 
 
Будем мы спокойны в жизни,
Дольше века длится день.
С попугаем будем живы,
Так смеяться нам не лень.
 
 
Снова мы спокойны в жизни,
Под окном растет орех.
И под солнцем будем живы,
Быть счастливым нам не грех.
 

Яблочное ироничное

Ивану Меркурьеву,

юному поэту из Сергиева Посада


 
Яблочки неспелые
На веточке висят
И свободу, смелые,
Народу дать хотят.
 
 
Яблочки пунцовые
Глазницами блестят
И хотят, свинцовые,
Свободу отобрать.
 
 
Яблочки налитые
Похожи на зверей,
Но клыки звериные
Нам кажутся добрей.
 

Игорь Дорошенко


Родился в г. Свободном Амурской области. В 1954 г. переехал в г. Краснодар, где окончил школу и техникум. Был направлен на работу в Ставрополь-на-Волге (ныне г. Тольятти). Проработал там до 1985 года. Затем до ухода на пенсию работал на Севере – в Ямало-Ненецком национальном округе. Всегда был любознательным. Много путешествовал по стране, побывал почти во всех республиках СССР, кроме республик Средней Азии. Довелось побывать и за границей: в Польше, Германии, Австрии, Индии, Шри-Ланке, США. Везде интересовался историей и любовался природой. Тогда и начал писать небольшие стихотворения, которые, к сожалению, не сохранил. В 1975 г. на вечере, посвященном Дню Победы, прочитал свое стихотворение. Был удивлен, что оно всем понравилось. С этого времени начал писать стихи для друзей, по их просьбе, да и для себя.

Пишу о красоте природы, о любви, для детей, о моем отношении ко всему происходящему в мире. Работа на стихи не вдохновляла, поэтому о ней не пишу – не вспоминаю. Несколько моих стихотворений были напечатаны в газете «Трудовая Самара».

Случай на рыбалке

 
Как-то друзья на рыбалку собрались.
Всем для рыбалки они запасались:
Удочки, блесны, лески, крючки,
Прикорм для рыбешек и червячки.
Ребята как надо собраны были,
Взять с собой выпивку не позабыли.
Какой же рыбак про водку забудет?
Поймано разве без водки что будет?
Жены друзьям во всем помогали,
Им на рыбалку продуктов собрали.
Они для ухи рис купили, картошку,
Лук, перец и соль, лаврушки немножко:
«С вами рыбачить мы не пойдем.
Вот вам продукты, а мы отдохнем!»
«Надо опарышей взять нам с собой —
Будет улов тогда очень большой», —
Коля сказал. И друзья согласились.
Петя и Коля в разведку пустились,
Свинарник заброшенный где-то нашли,
Назад не с пустыми руками пришли.
Коля и Петя довольные были
Тем, что опарышей много добыли.
Приехали к речке. Труды разделили:
После того как все вещи сложили,
Колю и Васю в лесочек послали,
Чтоб сушняка для костра там набрали.
Петя был должен палатку собрать,
Ваня – припасы все разобрать,
Серж для ухи должен рыбки словить
И на костре ее с Ваней сварить.
Ваня припасы пока разбирал,
Бутылочку водки тихонько достал.
Несколько раз он к ней приложился.
Можно сказать, что слегка он напился!
К этому времени солнышко село,
И незаметно вокруг потемнело.
Сумел все же Ваня костер разложить,
Стал вместе с Сержем уху он варить.
Пока за костром Сережа следил,
Ваня весь рис в уху положил,
Картошки немного туда он добавил,
Перцем, лаврушкой уху он заправил.
Все положил, ничего не забыл.
Так что уху Ваня добру сварил!
Рыбалку начать захотели с утра,
А нынче решили все сесть у костра:
Приезд на рыбалку надо ж обмыть.
А раз порешили – так тому быть!
И хорошо приезд свой обмыли.
Ну а поскольку голодными были,
Все, что готовил Иван, подобрали.
Ивану «спасибо» за ужин сказали.
Все разбрелись по палаткам – поспать,
Чтоб завтра пораньше рыбалку начать.
Ночь пролетела. Утро настало.
Встали ребята – чуть-чуть рассветало.
Рыбалку готовы ребята начать.
Начали снасти они разбирать.
Удочки, блесны, лески, крючки,
В банке с землею лежат червячки.
Где же опарыши? Нет их нигде.
Всё перерыли. Искали везде.
Ну а когда банку с рисом нашли,
За объяснением к Ване пришли.
Голову Ваня низко склонил:
«Дежурным по кухне я вечером был,
И, видно, друзья, меня черт вдруг попутал —
Рис и опарышей я перепутал».
Что было с друзьями – думайте сами.
Я же, друзья, расстанусь здесь с вами!!!
 

1981

Старость

 
Вот и старость наступила —
Все желанья усыпила,
Лишь оставила одно —
В кресло сесть, смотреть в окно,
Вспоминать дела былые,
Свои годы молодые.
Да, друзья, подруги были.
Я любил, меня любили.
А теперь забыл давно,
Что есть водка и вино.
Пью теперь одни микстуры
И хожу на процедуры.
То запор, то понос,
То забит соплями нос.
Чуть какое-то волненье —
Поднимается давленье.
И ношу свою мочу
На анализы к врачу!
 

2018

Вирус бродит

 
Коронавирус в мире бродит,
Жертвы он себе находит
Среди тех, кто стар и слаб.
Он их быстро – цап-царап!
От него чтоб убежать,
С чесноком все надо жрать!
А его чтоб победить,
Надо всем нам водку пить!
А еще не любит он
Наш прекрасный самогон.
Маска вряд ли нам поможет,
Под нее залезть он может.
Чтоб живыми нам остаться,
С утра надо напиваться.
И не тронет вирус нас:
Сдохнет вирус, видя нас!!!
 

2020

Вот и кобыла к нам пришла

 
Вот и прошел год Кобылы.
В начале счастливы все были.
Но вдруг кобыла нрав свой показала
И нас за благодушье наказала.
Мы думали, нам счастье принесет
Кобылы сивой минувший год.
Надежды с нею мы свои связали
И потому обманутыми стали!
Так будем же на год Козы
С надеждами своими все на «ты»!
Чтоб нам Чубайсы и Обамы не мешали,
Чтоб мы без них вопросы все решали.
Чтоб жили весело и дружно,
Нам на себя надеяться лишь нужно.
Свое здоровье надо нам хранить,
Родных и близких не забыть.
Тогда мы счастливы все можем быть!
 

2015

Дачные страдания

 
Дождь стучит по крыше. Тяжко на душе.
Дом на даче строим пятый год уже.
И когда построим, неизвестно нам.
Сроки этой стройки Бог не знает сам.
Перерыв на стройке, пока дождь идет.
Продолжать работу он нам не дает.
Вот сосед с бутылкой в гости к нам зашел,
Быстренько закуска ставится на стол!
Выпили по стопке, часок поболтали,
Обсудили стройку, веселее стали!
Все живем, как можем: строим, доим коз,
Мусор разгребаем, месим грязь, навоз.
Все друг друга любим. Вместе сидим, пьем,
Иногда и песни вместе запоем!
За столом с друзьями все заботы тают
И часы ненастья быстро пролетают.
Дождь прошел, и солнце в небе засияло.
Горести забыты. Все прекрасно стало!
 

2010

Имел и я

 
Имел и я златые горы
И реки, полные вина.
Теперь хожу, коленки голы,
И зад мой светит, как луна.
Все потому, что я когда-то
Тебя, Маруся, полюбил.
И серебро свое, и злато
Тебе, Маруся, раздарил!
Меня ты страстно целовала,
Клялась: «Навеки я твоя!»
А злато кончилось – сбежала.
Ты поступила как свинья!
Зачем с тобой я повстречался?
Зачем тебя я полюбил?
Теперь вот без штанов остался
И никому теперь не мил.
 

1962

Секрет долголетия

 
Там в горах высоко
Жив старик Илико.
Он раскрыл мне секрет,
Как дожил до ста лет:
У него большой сад.
Он растит виноград.
Каждый день винцо пьет
И отлично живет!
Как-то раз вечерком
Он сидел за столом.
Сидел, горя не знал
И винцо попивал.
Вдруг в дом кто-то влетел
И за стол к нему сел.
Илико глянул на гостя,
Видит: вместо лица – кости.
Саван черный на нем
И коса за плечом.
Это Смерть его нашла,
Взять с собой его пришла!
За столом его сидит
И с улыбкой говорит:
«За тобой я пришла.
Тебя еле нашла.
Ты живешь далеко,
Да к тому ж высоко.
Пришел смертный твой час.
Заберу я сейчас
Жизнь твою, Илико!
Правда, мне нелегко —
Пока дом твой искала,
Я порядком устала.
Отдохну я слегка.
Собирайся пока!»
Ей в ответ Илико:
«Раз тебе нелегко,
Пред дорогой вдвоем
Посидим, отдохнем.
У меня винцо есть,
Окажи ему честь!»
Смерть сначала отказалась:
«Не за тем сюда забралась».
Но подумала немного:
Впереди опять дорога.
Решила жажду утолить,
Просит ей чуть-чуть налить.
Смерть, попробовав вина,
Поняла, что не пила
Доброго вина такого.
Просит, чтоб налил ей снова.
И бочоночек вина
Ими осушен до дна!!!
Илико хоть и старик,
К дозам он таким привык.
Ну а Смерть уж еле дышит,
Ничего она не слышит.
Дрожат ноги под столом,
Саван залит весь вином.
И, пока вино пила,
Позабыла, с чем пришла!
А как с лавки вставать стала,
То вообще на пол упала.
Кое-как косу нашла
И с позором уползла!
С той поры живет мой дед
Уже много-много лет!!!
 

1980

 

Опасность переедания

 
Красива ты была и симпатична.
Я время проводил с тобой отлично.
Ты обладала чудною фигурой,
Была ты умницей. Не дурой!
Любила ты природу и искусство.
К тебе я воспылал высоким чувством.
Короче, я в тебя влюбился
И на тебе, красавице, женился!
Я думал: по театрам ходить будем,
Походы на природу не забудем.
Мы жизнь с тобой культурную начнем,
Приятелей хороших заведем!
Но после свадьбы что с тобой случилось?
Все почему-то вдруг переменилось.
Природу ты забыла и искусство.
Другие проявились твои чувства.
Ты обращать внимание вдруг стала
На колбасу, пирожные и сало!
Ты ешь весь день без перерыва.
Твоя фигура от еды оплыла.
Сидеть на кухне лишь тебе охота.
Походка стала как у бегемота.
Твой аппетит никак не укротить.
Средств не хватает, чтоб тебя кормить.
Твой вес за сотню килограмм перевалил,
А я же тебя стройненькой любил!
В постель с тобой я больше не ложусь:
Раздавленным тобою быть боюсь!
 

2012

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11 
Рейтинг@Mail.ru