Меченые

Алиса Никольская
Меченые

Глава 6

На часах было около шести утра, когда Мия оставила записку на кровати, отперла дверь в свою комнату и по своему обыкновению вылезла в окно по ветвистому дереву, предварительно скинув собранную дорожную сумку со второго этажа. Она решила ускользнуть из дома, пока ещё все спали, чтобы ненароком не попасться кому-либо на глаза. Как только её ноги коснулись земли, Мия надела сумку на плечо и быстрыми шагами направилась подальше от дома.

План рыжеволосой беглянки состоял в следующем: упасть в ноги родителям Ханны, и попросить перекантоваться у них какое-то время, пока она не закончит школу и не сможет зарабатывать сама. У Мии была скоплено немного денег. Часть она уже потратила на атрибуты для фаер-шоу и татуировку, а оставшуюся часть решила не трогать, отложив на экстренный случай. Оставшийся месяц до окончания школы Мия решила усердно трудиться по вечерам, осваивая технику владения огнём, а после окончания школы – присоединиться к своим друзьям фаерщикам и путешествовать по разным городам, демонстрируя фантастические танцы с огнём. А пока часы показывали шесть утра, Мия захотела посидеть на набережной и дождаться подходящего времени для появления в доме Ханны.

Выбрав скамейку в тени, ибо сидеть на солнце Мия не любила, поскольку её кожа всегда становилась красной от загара, девушка с улыбкой расположилась на ней, вытянув при этом ноги. Она подняла голову к небу, на котором не было ни облачка, прищурила глаза и вдохнула утренний морской воздух. Поскольку Мия родилась в солнечном городе на берегу моря, на набережной она почти не появлялась. Ночное время суток всегда было ей по душе гораздо больше. Растворившись в собственных мыслях, Мия не заметила, как молодой незнакомец присел рядом с ней на скамейку и устремил на девушку свой загадочный взгляд. Когда взгляд Мии упал на асфальт, она заметила на нём две тени от солнца, что и заставило её встрепенуться и отогнать собственные думы. Мия повернула голову в его сторону, и в этот момент их взгляды встретились.

– Доброе утро, – произнёс молодой человек. – Надеюсь, я вам не сильно помешал? – На его лице Мия не уловила ни единой эмоции.

– Нет, не сильно. Я просто размышляла.

– Я здесь недавно и кое-кого ищу. Ваш городок достаточно маленький. Говорят, почти все местные здесь друг друга знают. Время сейчас очень раннее, а вы – первая, кто попался мне на глаза.

– Так кого же вы ищете? – Мия украдкой осмотрела его с головы до ног, но молодой человек сразу уловил её скользящий взгляд.

– Я ищу татуировщика Глеба. Говорят, он здесь местная звезда.

– Да, это правда, – Мии не понравился тон молодого человека при упоминании об отце Ханны. – Хотите у него подзабиться?

– Да, именно, – на несколько секунд он отвёл глаза в сторону, а затем вновь устремил свой взгляд на рыжеволосую собеседницу. – Если уж решился сделать первую татуировку, то мастер непременно должен быть лучшим.

– Я могу написать вам адрес его студии. По выходным он там часто бывает. Но знайте, запись к нему очень плотная. Сама вот случайно к нему попала.

– Он делал вам татуировку? – Его вопрос прозвучал достаточно грубо, что заставило Мию нахмуриться и чуть отодвинуться от него.

– Да, делал. А в чём, собственно, дело?

– Извините, я просто устал с дороги. Вам видимо показалось, что я вам нагрубил, но это вовсе не так. Так вы дадите мне его адрес?

Поколебавшись некоторое время, Мия достала из сумки смятый рекламный листок, где были указаны правила ухода за татуировкой, название и адрес студии Глеба.

– Вот, держите, – Мия с опаской протянула листок молодому незнакомцу.

– Огромное вам спасибо. А его домашний адрес вы случайно не знаете? – Не унимался он.

– Случайно не знаю, – Мия вытаращила на него удивлённые глаза, а по её спине в этот момент пробежал лёгкий холодок. – А зачем вам его домашний адрес?

– Думал, что лучше будет застать его дома, чем за работой. Так можно более спокойно договориться о встрече.

– Вообще-то это можно было сделать по телефону или через интернет. В социальных сетях есть группа, где указана вся информация и контакты его студии.

– Там, откуда я пришёл, всего этого нет. До свидания, – молодой человек резко оборвал разговор, убрал протянутый Мией листок с адресом в карман брюк, встал со скамейки и быстрыми шагами направился по своим делам.

– Меня если что зовут Мия, – неожиданно для себя самой прокричала ему вслед девушка.

Молодой человек остановился и обернулся в её сторону:

– Влад… – произнёс он грубым металлическим голосом и пошёл восвояси.

***

На пороге дома известного татуировщика Мия появилась около десяти часов утра. В это время все члены семьи были в сборе и как раз собирались завтракать. Неожиданный приход рыжеволосой беглянки внёс в их семейную идиллию некий эмоциональный беспорядок. Мия стояла на пороге их дома с рыжими развевающимися волосами, дорожной сумкой на плече и потерянным взглядом, где, несмотря ни на что, Глеб разглядел маленький огонёк надежды. Рассказав Глебу и Светлане, всё, что с ней произошло вчера вечером, и, озвучив им свою маленькую просьбу, Мия под бурные аплодисменты Ханны была принята в семью на неопределённое время. Её тотчас проводили в гостевую комнату, где она оставила свои вещи, и посадили завтракать за общий семейный стол. После завтрака Глеб стал собираться в студию, ибо в этот день запись к нему начиналась почти с самого утра, Светлана стала убирать со стола, а Ханна и Мия тотчас устремились в гостевую комнату, то и дело о чём-то шушукаясь и переглядываясь.

– Ты не перестаёшь меня удивлять, – Ханна и Мия плюхнулись на кровать и устремили взгляды в потолок. – В последнее время с тобой каждый день происходит что-то невероятно интересное. Я уже начинаю тебе завидовать. Разумеется, белой завистью, – Ханна рассмеялась.

– Это точно. И сегодняшнее утро, кстати, тоже не исключение.

– И что же, интересно, с тобой произошло сегодня утром? Зацепилась футболкой за ветку и сожгла дерево языком пламени? – Ханна залилась звонким смехом, закрыв лицо руками.

– Нет. С утра, когда я сидела на набережной, ко мне подошёл очень странный парень. Он разыскивал твоего отца. Я дала ему адрес его студии.

– И что же тут странного? Очередной клиент папы.

– Ханна, дело в том, что мне очень не понравился его тон, которым он говорил при упоминании о твоём отце. Его голос был холодным и металлическим. Да и сам он был, как будто полностью лишён эмоций. Я даже не знаю, как тебе это объяснить. Я раньше не встречала таких людей, как он.

– Так, Мия, спокойно. Судя по всему, ты просто в него втрескалась. А что, всё вполне логично – незнакомец, да ещё и не такой, как все.

– Не смешно, Ханна. К тому же меня смутило, что после того, как я дала ему листок с адресом студии твоего отца, он заинтересовался его домашним адресом. Я, разумеется, сказала, что не знаю, где он живёт. Этот парень был очень странный. Поверь мне, пожалуйста.

– Ладно, ладно. Я тебе верю. А что он конкретно говорил?

– Сказал, что хочет сделать у твоего отца татуировку и что там, откуда он пришёл, нет ни телефона, ни интернета, и что-то мне подсказывает, что придёт он к нему в студию именно сегодня.

– Давай сделаем так. Сейчас мы идём бродить по городу и страдать ерундой, а к вечеру навестим отца. Как говорится, уйдём вместе с последним клиентом. И, может быть, отец прокатит тебя на мотоцикле. Я попрошу.

Мия улыбнулась и утвердительно кивнула головой.

***

Выйдя из дверей дома около одиннадцати утра, Глеб стал решать свою первую дилемму: поехать в студию на машине или же оседлать мотоцикл. Погода стояла жаркая, а впереди его ждал насыщенный рабочий день. В это воскресенье Глебу нужно было принять трёх человек, на каждого из которых он отвёл мысленно по три часа, прекрасно понимая, что о перерыве на обед можно было сразу забыть. Последние несколько лет почти все субботы и воскресенья проходили у него в таком режиме, что порой вызывало недовольство со стороны Светланы и Ханны. Потом Ханна повзрослела и стала сама искать себе развлечения по выходным, а его жена просто смирилась с ситуацией, но иногда всё же показывала мужу-татуировщику свои коготки. Немного поразмыслив, Глеб всё же решил сесть на мотоцикл и с ветерком прокатиться до студии, заглушив рёвом железного коня поток засевших в его голове ненужных мыслей.

Стрелки часов показывали около десяти вечера, когда Глеб отпустил последнего клиента. Прибравшись в студии, он уже хотел было гасить свет и запирать дверь, как вдруг что-то заставило его повременить. Мужчине показалось, будто он услышал какой-то треск в подсобке. Поколебавшись несколько секунд, мужчина нажал на выключатель и с осторожностью спустился вниз. Оглядевшись вокруг, Глеб не обнаружил ничего подозрительного, ибо всё стояло на своих местах. Он подошёл к шкафу и достал из кармана ключ, дабы проверить сохранность картины его отца. Птица с подорожником лежала всё там же, только была слегка сдвинута, что заставило Глеба поколебаться ещё некоторое время, прежде чем вернуться в мастерскую. Поднявшись наверх, он запер подсобку, перекинул через плечо рабочую сумку, выключил свет в мастерской и только хотел выходить на улицу, как чья-то тень быстро проскользнула у него за спиной. Глеб ринулся к выключателю и, когда его студию вновь осветил электрический свет, их взгляды встретились. Перед ним стоял молодой человек лет двадцати, в чёрной одежде, с каменным лицом и безжизненным взглядом. Глебу даже показалось, что он был под действием какого-то наркотика.

– Что вам здесь нужно? По-хорошему прошу, покиньте помещение?

– Вы ведь татуировщик Глеб, известный на весь город, – произнёс молодой человек немного дрожащим голосом.

– Да, это я. Что вам нужно?

– А я вас искал, – он сделал небольшой шаг навстречу Глебу.

– Можно узнать, зачем? – Мужчина не сводил с него глаз, соблюдая при этом дистанцию.

 

И никто не знал, к чему бы привёл их разговор, если бы не резкий звук открывающейся двери. Запыхавшиеся Ханна и Мия стояли на пороге мастерской и смотрели на них во все глаза.

– Сюрприз, – прокричала Ханна и уставилась на отца.

– Девочки, не подходите близко к этому человеку, – с опаской произнёс Глеб.

– Влад, привет. Ты всё-таки решил зайти? – Обратилась Мия к ошарашенному молодому человеку.

– Ты его знаешь? – Глеб удивлённо посмотрел на девушку.

– Не то, чтобы знаю. Это Влад. Мы виделись сегодня с утра, он разыскивал вас, сказал, что приехал специально для того, чтобы сделать у вас татуировку. Я дала ему адрес вашей студии.

– Это правда? – Глеб устремил проницательный взгляд на парня.

– Да, – его голос вновь задрожал, – извините, что пришёл так поздно и напугал вас. Я очень хотел к вам записаться, а раньше освободиться не мог.

– Чёрт возьми, ты действительно меня напугал. Присаживайся, сейчас что-нибудь придумаем. А написать мне или позвонить было не судьба?

– Я люблю всё делать при личной встрече.

– Просто ко мне запись за месяц как минимум, а ты как я понял – приезжий.

– Ничего страшного. Я так и так планировал задержаться в этом городе.

– Хорошо, садись. Сейчас запишем тебя. Можешь показать, какую татуировку ты хочешь сделать?

– Я лучше зайду на днях и покажу, – молодой человек посмотрел в сторону двух девушек.

– Хорошо, понял тебя.

В этот момент по лицу Влада заструился пот, а рука, державшая за спиной ножевую рукоятку, настолько вспотела, что, казалось, будто нож выскользнет у него из рук в эту самую секунду.

– Извините, я могу воспользоваться туалетом? – Выпалил Влад на одном дыхании.

– Да, разумеется, дверь прямо за тобой.

Влад, не оборачиваясь, открыл дверь и благополучно скрылся, дабы незаметно спрятать нож и умыться холодной водой.

– Я же говорила тебе, что он – странный, – обратилась Мия к стоящей неподалёку от неё Ханны с застывшим взглядом, сосредоточенном в области, где только что стоял молодой человек.

– Не то слово, – воскликнула Ханна.

– Девочки, давайте потише, Влад может услышать. Просто так сложилось, что я был в своих мыслях и не заметил парня. Сейчас всё прояснилось.

Выйдя из уборной, Влад выглядел гораздо лучше. Они договорились с Глебом о дате его записи, а также на следующей неделе мужчина обещал выделить для него несколько минут, чтобы посмотреть на эскиз татуировки.

– Я так понимаю, эскиз у тебя уже есть? – Обратился он к парню, когда они все вчетвером вышли из мастерской.

– Да, я сам нарисовал.

– Очень похвально, это значительно упрощает дело. Тогда до встречи.

– До встречи, – Влад кивком головы попрощался с Глебом, а также с Мией и Ханной, задержав взгляд на рыжеволосой девушке. – А вы ведь тоже рисуете? – Он вновь обратился к Глебу.

– Да, в основном по работе. Это кстати Ханна – моя дочь, а это её подруга Мия.

– Очень приятно познакомиться, – произнёс Влад после недолгой паузы. На его лице вновь выступили капли пота, а его взгляд на этот раз задержался на Ханне.

Когда мужчина подвёл молодых людей к мотоциклу, Влад ещё более заинтересованно посмотрел на Глеба и Ханну, а потом поспешил удалиться, сославшись на срочные дела, моментально скрывшись из виду в своём чёрном одеянии.

– Боже, какой же он странный, – вновь произнесла Мия. – У меня от него мороз по коже.

– А, по-моему, внутри него сейчас происходит колоссальная внутренняя борьба, – Ханна всё ещё провожала его взглядом. – Я будто почувствовала, как в нём борются добро и зло.

– Так, девочки, достаточно. Хватит преувеличивать. Парень он – нормальный, просто немного своеобразный. А сейчас лучше скажите, кто хочет поехать домой на крутом мотоцикле.

– Я, я… – послышалось звонкое восклицание от воодушевлённых девушек.

– Я так и думал, – Глеб завёл мотоцикл и, усадив девушек позади себя, отдал им защитные шлемы. – Ну, что, все уместились?

– Ага, – подхватила Ханна, обняв отца за талию. – А как же ты без шлема?

– А ты во мне сомневаешься? – Он повернул голову и с улыбкой посмотрел на дочь.

– В тебе никогда…

И они полетели вперёд, находясь, всё это время, под пристальным наблюдением Влада.

Глава 7

Влад сидел на полу обветшалой съёмной квартиры с плотно завешенными шторами. За окном ярко светило солнце, а из полуоткрытой форточки доносились звонкие детские голоса, что очень раздражало молодого человека. Ему всегда были чужды солнце и детских смех, ибо Влад предпочитал атмосферу полумрака и одиночества. Уже несколько часов он был погружён в глубокие думы, которые терзали его изнутри и «рвали на части» разум и сердце. Его мнимый покой нарушил неожиданный стук в дверь, который заставил Влада встрепенуться, резко вскочить на ноги и застыть на одном месте. В состоянии оцепенения он пробыл, наверное, несколько минут, пока в дверь не постучали снова, и на этот раз более настойчиво. Его взгляд тотчас упал на нож, лежащий на тумбочке, который в ту же секунды оказался у него в руке. Влад направил остриё в сторону двери и медленными шагами направился к выходу. Подойдя к двери вплотную, он открыл замок и уже изрядно вспотевшей рукой повернул дверную ручку. Влад распахнул настежь дверь и в ту же самую секунду замер на пороге, а нож тотчас выскользнул из его руки и со звоном упал на деревянный пол.

– Ну, здравствуй, Влад! Это так, значит, ты принимаешь родную кровь?

– Бабушка? – Он по-прежнему находился в оцепенении. – Что ты здесь делаешь? Как ты меня нашла?

– Что за глупые вопросы от человека, который ещё с пелёнок узнал о принадлежности его семьи к чёрной магии?

– Извини, я просто растерялся. Проходи, пожалуйста, – Влад запер дверь и предложил женщине сесть на диван.

– Нет уж, не нужно. Давай разместимся там, где ты только что сидел. – И женщина расположилась на полу, расправив под собой длинную чёрную юбку и подогнув под себя ноги.

– Как тебе будет угодно, – Влад последовал её примеру. – Итак, что привело тебя сюда?

– А ты сам как думаешь?– Женщина устремила на него тяжёлый взгляд.

– Не могу знать, – молодой человек не выдержал её взгляда и тотчас отвёл глаза в сторону.

– Она настояла. Я просила её дать тебе ещё время, но она настояла на моём приезде сюда.

– Значит, она уже знает о моей оплошности и, судя по всему, жутко злится.

– Жутко злится – это мягко сказано, Влад. Она вне себя от ярости. Она была уверена, что к этому времени Глеб уже будет мёртв.

– Бабушка, мне помешали. Я не мог ничего поделать. Если бы я попытался исполнить задуманное, кто-нибудь из девушек мог бы сбежать.

– Я тебя не осуждаю. Честно говоря, мне очень греет душу тот факт, что не всё в жизни идёт по её плану.

– Что ты имеешь ввиду, бабушка? Разве ты приехала сюда не для того, чтобы помочь мне разделаться с Глебом и его дочерью?

– Так значит это правда, и у него действительно родилась дочь. Высшие силы сыграли с нами злую шутку, – она взглянула на внука и улыбнулась.

– О чём ты говоришь? С кем именно они сыграли злую шутку?

– Это уже не важно. А приехала я, чтобы спасти вас троих и остановить её. Этой бессмысленной войне пора положить конец.

– Ты собираешься пойти против неё? – Молодого человека затрясло от страха при одной мысли об услышанном. – И как ты собираешься это сделать?

– Пойду к нему и поговорю с ним с глазу на глаз. Другого выхода нет.

***

На дворе стоял обыкновенный вторник, который пролетел для Глеба спокойно и почти незаметно. Закончив дела в студии, он погасил свет, запер дверь и не спеша направился к машине. Ещё издалека он заметил пожилую женщину в чёрном одеянии, которая ошивалась вокруг неё, а, подойдя гораздо ближе, он заметил, как старуха гладит её рукой по капоту.

– Вам чем-нибудь помочь? – Обратился к ней Глеб, пытаясь смягчить тон.

– Боюсь, это ты должен обратиться ко мне за помощью, а не наоборот. – Женщина выпрямилась в полный рост и окинула Глеба своим жутким блестящим взглядом. – Неужели не узнал? – Произнесла старуха, когда они оказались лицом к лицу.

Глеб застыл на месте как вкопанный – его сердце заколотилось так, что под его стук можно было станцевать бешеный танец, во рту мгновенно пересохло, а его зрачки расширились, словно под действием запрещённого препарата.

– Мавра…Чтоб мне провалиться на этом самом месте.

– Вот уж, не зарекайся, а то ненароком накличешь, – женщина захохотала, не взирая на его шоковое состояние.

– Я думал, вы погибли. Вас объявили без вести пропавшими. Я продал отцовский дом. Прошло двадцать лет…

– Глеб, не восклицай. Я и сама прекрасно знаю, сколько прошло времени. А сейчас слушай меня внимательно – если ты хочешь получить ответы на интересующие тебя вопросы, то уделишь мне немного времени, и не будешь перебивать, в противном случае я просто развернусь и уйду – причём, на этот раз уже навсегда, и тогда защитить вас от неё будет некому. Итак, твоё слово, Глеб?

– Моя мастерская – самое подходящее место для разговора. Там нам никто не помешает, – выпалил он на одном дыхании.

– Вполне разумно.

По пути в студию Глеб то и дело оглядывался на Мавру. Он всё ещё не мог поверить, что это сейчас происходит с ним наяву. Разместившись на диване, Мавра огляделась вокруг, а затем, не теряя времени зря, начала свой долгий и увлекательный рассказ по недрам прошлого, настоящего и будущего.

– Ну что ж, начну, пожалуй, с главного – есть на юге России два старинных враждующих рода, которые из поколения в поколенье пытались всячески друг другу помешать исполнить своё предназначение. Мужской род целителей, к которому относился твой отец и соответственно ты, Глеб, и наш женский род представительниц чёрной магии, к которому отношусь я, Армина и… в общем я и Армина. Смерть твоего деда и матери были неслучайны. Твой дед был очень сильным целителем, поэтому моя мать и другие представительницы нашего рода просто не могли сидеть сложа руки. Сначала они избавились от твоего деда, а потом… захотели избавиться от Назара и тебя…

– И всё это с помощью тебя, – Глеб впился в неё леденящим взглядом.

– Да, я была связующим элементом и проводником. Моя мать рассказала мне о моём предназначении, когда я была ещё совсем молода. Ей пришла в голову мысль, что если смешать вашу и нашу кровь и при этом родиться девочка – то она станет невероятным ребёнком, который в дальнейшем положит конец всему вашему роду.

– Ты убила мою мать и деда?

– Я помогла достать кое-что для обрядов, но сама в них не участвовала. Как только родилась Армина, я должна была убить твоего отца, но я ослушалась собственную мать, не исполнив до конца своё предназначение, и тем самым навлекла на себя гнев своего рода.

– Отец знал, что ты причастна к смерти деда и матери?

– Да, знал. Он принял меня с тем условием, что я навсегда отрекусь от своего рода и чёрной магии.

– А что же ты?

– Я не выполнила его условие. С малых лет я обучала Армину тому, что знаю и умею. Мать наблюдала за мной всё это время, и больше всего на свете я боялась, что она вмешается в её воспитание и разрушит нашу семью. Но, клянусь, за всё время, что мы прожили вместе, у меня не возникло ни единой мысли об убийстве Назара.

– Как отец вообще мог…

– Ни тебе его судить. Речь сейчас не об этом. Ты слушаешь дальше, либо я ухожу. Итак?

– Говори, что случилось с отцом…

– Назар – обладатель уникального дара. Твой дед передал ему множество знаний, связанных с нетрадиционной медициной и белой магией. Когда твой дед и мать заболели, Назар, поняв, что врачи бессильны против страшного недуга, обратился к своим знаниям, но спасти их не смог. Магия нашего рода была слишком сильна, хотя, может, дело было и не в этом. Разуверившись в своём даре, твой отец стал обычным хирургом и забросил то, чему обучался долгое время. Сама я понимала, что, забыв о своём предназначении, Назар больше не станет помогать людям с помощью белой магии и, тем самым, не будет представлять никакой угрозы для нашего рода. Много лет всё шло, как я и планировала. Ты рос нормальным ребёнком, далёким от наших маленьких миров. Я думала, что смогу спасти семью. Но его дар видоизменился и вылился в нечто иное. Смерть твоего отца была и случайной и неслучайной. Моя мать, поняв, что я не справлюсь со своим предназначением, поручила Армине завершить то, что было мне не под силу. Но твой отец встретил смерть от рук Киры, той женщины, которую ты видел тогда в нашем доме. Он умер, защищая нас с Арминой. И эта одна из причин, по которой я сижу сейчас перед тобой и рассказываю всё это. Твой отец скончался от удара ножом, а Кира стремглав вылетела из дома. Когда я поняла, что Назар мёртв, то тотчас бросилась к выходу в надежде отомстить за него, но путь мне перегородили моя мать и ещё несколько людей. Они уже всё знали и стояли на пороге дома. Они сожгли его картины и забрали меня и Армину с собой под страхом расправы.

 

– Картины отца…

– Совершенно верно. Они не сразу смогли вычислить источник силы Назара, но когда твой отец стал выставлять картины на выставках, и люди стали их покупать, тут-то и вылилось наружу то волшебное, что дремало внутри него и что он, сам того не подозревая, перенёс в свои творения.

– Я не совсем понимаю, как такое возможно?

– Дело в том, что из поколения в поколение мужчины в вашем роду использовали свой уникальный дар в области медицины. Все твои предки были потомственными лекарями или целителями. Твоего отца тоже повели по их стопам, но судьба распорядилась иначе. Знаешь, почему, по-моему, у Назара не получилось спасти отца и жену?

– Почему? – Глеб замер в ожидании.

– Потому что хоть он и был отличным хирургом, его признание было не в медицине, а в живописи. В отличие от тебя, твой отец не смог целиком раскрыть свой дар.

– В отличие от меня? Что ты такое говоришь?

– А ты разве ещё не понял, кто ты есть, Глеб?! Ты – сын своего отца, поэтому дар всего вашего рода живёт сейчас в тебе, и ты, в отличие от Назара, нашёл своё призвание и не отрёкся от него, несмотря на иную волю твоего отца. Помнится мне, ты хотел поступать в медицинский?

– Мавра, что ты такое говоришь? У меня нет никакого дара, иначе я бы давно это понял.

– Ничего подобного. То, что ты – необыкновенный человек, скорее понимают люди, которым ты делаешь татуировки. Ведь не зря же твоё имя стало известным на всю Россию. Или ты думаешь случайно к тебе, стекается столько людей из разных уголков страны?

– И каким же образом мой дар проявляется через татуировки?

– Во-первых, татуировка – это твоя метка, защита людей от нас. Магия нашего рода бессильна против тех, кого ты заклеймил. Ни порча, ни сглаз, ни приворот – ничто не способно пробить, простёртый тобою щит. А во-вторых, татуировка – это во многом то, о чём люди мечтают или то, с чем они себя позиционируют. А ты ведь вкладываешь душу в каждую такую татуировку, в каждую такую человеческую мечту, а, значит, ты отдаёшь людям частичку своего дара, которая в последствие преобразуется в их подсознании в удачу или небывалую уверенность.

– И вы не можете допустить того, что я и дальше буду продолжать помогать людям и рушить ваши планы?

Рейтинг@Mail.ru