Меченые

Алиса Никольская
Меченые

Глава 7

Прошла неделя после событий той ночи, а Глеб всё никак не мог оправиться от случившегося. Он старался как можно реже появляться дома, потому что Армина ходила за ним по пятам. Её взгляды были настолько пылкими и похотливыми, что Глеб не знал, куда от них скрыться и как себя при этом вести. В его голове будто сидело два человека с противоположными мнениями. Один то и дело заставлял его забыть ту злополучную ночь, которая связала брата и сестру запрещёнными отношениями, и сохранять по отношению к Армине определённую дистанцию; другой же постоянно напоминал Глебу о сладких деталях той ночи и то и дело внушал ему мысль повторять это с ней вновь и вновь. Ведь как бы ужасно с одной стороны не выглядела картина произошедшего, заниматься любовью с Арминой Глебу безумно понравилось. Более того он никогда ранее не испытывал таких ощущений с другими девушками и никогда ранее не был подвержен такой дикой страсти. И это очень сильно его пугало.

И вот, наконец, Глебу выдался шанс какое-то время не появляться дома, а, тем самым, не видеться с Арминой. Приближалось время сдачи вступительных экзаменов в медицинский. И в данной ситуации для Глеба это было весьма кстати. Поскольку для поступления нужно было ехать в другой город, Глеб с раннего утра собрал всё необходимое в свою любимую спортивную сумку и спустился на кухню попрощаться с отцом. Назар был в хорошем расположении духа и уже вовсю уплетал завтрак за обе щёки.

– Уже собрался сын?! – Назар встал из-за стола и крепко обнял Глеба. Казалось, что в этих объятиях была собрана вся его отцовская любовь.

– Да, решил уехать чуть раньше, чтобы потом никуда не спешить.

– С тобой всё в порядке? В последнее время ты постоянно где-то витаешь. Помни, в медицине необходима сосредоточенность.

– Всё хорошо, не волнуйся. Просто сейчас такой период, когда нужно принимать серьёзные решения, которые могут изрядно повлиять на дальнейшую жизнь.

– Я тебя отлично понимаю, Глеб. Главное это найти своё призвание и никуда не сворачивать от него по жизни.

– Ты действительно так считаешь? – Он пристально посмотрел на отца.

– Разумеется, – Назар как будто перенёсся в другую реальность, но это произошло всего на мгновение.

– Вот видишь, теперь ты где-то витаешь. Похоже это у нас семейное.

Они оба рассмеялись.

– Глеб, скажи, ты действительно этого хочешь? – Вопрос прозвучал спустя несколько секунд.

– Что именно?

– Поступить в медицинский, связать с этим всю жизнь, как сделал это твой отец. По-твоему, в этом твоё призвание?

– Почему ты задаёшь мне этот вопрос именно сейчас? – Глеб переменился в лице.

– Я и сам не могу это объяснить. Раньше я просто не задумывался об этом. Все мужчины в нашем роду из поколения в поколение были наделены удивительным даром… – Назар сделал недолгую паузу, пытаясь поправить своё изречение, дабы не наговорить сыну того, что ему не следует знать, – наделены незаурядными способностями в области медицины. Поэтому всё это время у меня не было и тени сомнения в отношении тебя. Я с ранних лет старался прививать тебе некоторые навыки, чтобы тебе было проще в дальнейшем. Но сейчас я почему-то смотрю на тебя и понимаю, что ошибался. Ты другой, Глеб. Не такой, как все. Ты – особенный.

– Я не знаю, в чём моё призвание, отец, – произнеся эту фразу, Глеб тут же отвёл глаза в сторону, что не ушло от внимания Назара. – В жизни нужна нормальная профессия, а способности в этой области у меня определённо есть. Так что… – Глеб обнял отца и похлопал его по плечу. В этот момент рукав на его правой руке слегка задрался, обнажив небольшую часть его татуировки.

– Что это у тебя на руке, Глеб? – Назар задрал наверх рукав его футболки и замер.

– Не бери в голову, отец, – Глеб одернул руку и вновь закрыл показавшую зубы змею.

– Татуировка настоящая? – Назар удивлённо на него смотрел.

– Да, настоящая. Всё как-то спонтанно получилось, поэтому я не знал, как ты к этому отнесёшься.

– Глеб, я отношусь к этому абсолютно нормально. Просто я немного удивлён. Ты вроде никогда не интересовался татуировками. По крайней мере, мне об этом ничего не известно. – Мужчина посмотрел на изрядно смущённого Глеба и улыбнулся. – Ладно тебе, не красней. Смущение тебе не к лицу. А я могу узнать, почему именно змея?

– Отец, давай я приеду через несколько дней и всё тебе расскажу. Мне просто уже пора ехать.

– И действительно, – Назар посмотрел на настенные часы, – удачи тебе в твоих начинаниях, сын.

С этими словами Назар проводил Глеба к выходу, а сам ещё какое-то время сидел за столом, уставившись в одну точку. Странное чувство охватило его сейчас, и Назар не мог понять, чем оно было вызвано. Может появлением таинственной Киры в их доме или необычным разговором с исцелившейся Наталией. Он ощущал что-то вроде тревоги или страха. Потом он вспомнил татуировку змеи на руке Глеба и картину мальчика со змеёй, которая, якобы, излечила Наталию. Назару казалось, что он что-то упустил в отношении Глеба, а во что это выльется в дальнейшем, он не знал. Он сидел за столом и понимал, что хочет сейчас догнать сына и расспросить его, о чём же он молчал всё это время. А когда мысли стали его покидать, осталось лишь чувство страха. Назару было страшно, как никогда, сидя за столом родного дома. Но почему? Хотя он знал наверняка, что совсем скоро всё прояснится.

***

Прошла почти неделя со дня отъезда Глеба. А за это время в его семье произошёл серьёзный раскол. Назар был сам не свой: ходил мрачнее тучи, постоянно о чём-то размышлял на берегу моря и почти не разговаривал с членами семьи. Поведение Армины как будто импонировало внутреннему состоянию отца. Она почти всё время проводила в своей комнате и лишь по вечерам выходила на улицу, любуясь воочию удивительным горным пейзажем. Армина всё никак не могла выбросить из головы разговор с той женщиной, называющей себя её бабушкой, и её жуткую просьбу, а точнее поручение, которое нельзя было проигнорировать. Она то и дело пыталась забыть об этом бросающем в дрожь разговоре и продолжать жить дальше, но с каждым днём Армина всё отчётливее понимала, что нужно принимать какое-то решение, ибо с малых лет знала, на что способны эти люди и каковы будут последствия её непослушания. Мавра прекрасно осознавала, что с её мужем и дочерью что-то происходит. Она всячески пыталась быть связующим звеном в своей семье, но все её старания не приносили должного результата. И Назар и Армина сражались со своими внутренними врагами, и Мавра пришла к выводу, что справиться с ними они должны без чьей-либо помощи.

До приезда Глеба оставалось два дня. Армина проснулась гораздо раньше, чем обычно, а всё её тело было покрыто испариной. Она подошла к зеркалу и посмотрела на себя со стороны. Выражение её лица было таким бледным и измождённым, что девушка вздрогнула. Но именно в этот день её взгляд больше не излучал растерянность и смятение, он скорее излучал ясность и решительность. «Я должна всё рассказать матери. Она этого не допустит. Она сильная ведьма и непременно справится и с ними и со всем миром», – произнесла Армина вслух, глядя на себя в зеркало.

Она подошла вплотную к двери спальни родителей, сделала глубокий вдох и постучалась. Но ответа не последовало. Через несколько секунд Армина постучалась вновь и только после этого открыла дверь. В спальне было пусто. Вероятно, Мавра ушла за продуктами, чтобы приготовиться к приезду Глеба. Армина ощутила, что ей нечем дышать, и решила прогуляться вдоль морского побережья, хоть это и было ей несвойственно.

Выйдя из дома и сделав несколько шагов к морю, она ощутила, как песок пробился в её открытые босоножки. Недолго думая, девушка расстегнула обувь и медленными шагами устремилась к морю, подступая к нему всё ближе и ближе, вдыхая свежий морской воздух и рисуя круги на песке большим пальцем босой ноги.

– Вы только посмотрите, прямо вылитый отец, – раздался знакомый мужской голос из-за спины.

– Папа, это ты, – Армина вздрогнула от неожиданности и обернулась в сторону отца.

– Да, решил немного порисовать и неожиданно наткнулся на тебя, – Назар улыбнулся своей лучезарной улыбкой. – Пытаюсь вспомнить тот день, когда видел тебя здесь в последний раз. По-моему, ты была совсем маленькой. В детстве ты очень любила море и солнце и могла проводить здесь дни напролёт.

– Серьёзно? – Армина слегка нахмурилась и надула свои пухлые губы. – Честно говоря, не могу вспомнить ничего подобного. Ты взял выходной?

– Нет, с сегодняшнего дня у меня учёба. В смысле повышение квалификации.

– Понятно. И опять во второй половине дня?

– Совершенно верно.

– Ты – ранняя пташка, папа. Тебе, наверное, это жутко не нравится?

– От чего же… Если есть, чем заняться с утра, то всё очень даже неплохо. Во всём есть свои плюсы, Армина. Немного отдохну от пациентов и операций.

– Твоя правда, папа. Я заметила, что в последнее время ты сам на себя не похож. Ходишь всё время угрюмый и молчаливый. С мамой почти не разговариваешь. А она ведь переживает. Ты волнуешься из-за поступления Глеба или причина кроется в чём-то другом?

– Сложно сказать, дочка, – Назар устремил взгляд в сторону моря и о чём-то задумался. Армина старалась не нарушать их идиллию. – В последнее время меня посещает нехорошее предчувствие. Я даже толком не могу это объяснить.

– Тебе страшно, папа? – Армина подошла к нему почти вплотную.

– Может иногда, – Назар провёл рукой по её щеке.

– Мне тоже страшно, – Армина сделала последний шаг к сближению и обняла отца.

– Дочка, у тебя что-то случилось? – Спросил мужчина спустя некоторое время, пока они стояли в обнимку, и обеспокоенно на неё посмотрел.

– Судя по всему, меня тоже посетило нехорошее предчувствие. Не бери в голову. – Заметив издалека возвращающуюся мать, Армина тут же попыталась свернуть их разговор. – Ладно, мне пора. Мама, вернулась, а я обещала ей сегодня помочь. Даже вот встала ни свет ни заря.

 

– Да, на тебя это не похоже, – усмехнулся Назар, но по-прежнему продолжал обеспокоенно на неё смотреть. – Ну, ступай, Армина. Хорошего тебе дня.

– И тебе, папа, – Армина мельком взглянула на его полотно, а затем развернулась и пошла в сторону дома.

– Армина, – окликнул её Назар. Девушка тотчас обернулась. – Нам надо чаще вот так беседовать. А то я совсем забыл, когда в последний раз обнимал свою дочь.

– Обязательно, папа. Всё будет хорошо, – натянуто произнесла Армина, поверив своим словам лишь на секунду.

– А может и не будет, – еле слышно ответил мужчина, смотря дочери в след.

***

Отворив входную дверь, Армина буквально застыла на месте от того, что происходило в данный момент на её глазах. Посреди гостиной стояла обезумевшая Кира. Её глаза горели безумным огнем, всё её тело будто обуяла предсмертная лихорадка, а в руке она держала огромный кухонный нож, который был устремлён на стоящую в углу гостиной Мавру.

– Мама, что здесь происходит? – Армина устремилась в сторону матери.

– Армина, стой на месте. Не подходи к ней близко.

– Что она здесь делает и почему у неё нож?

– Она подкараулила меня у входной двери, я её впустила. А потом она будто обезумела. Стала бегать по дому, кричать, что наш приворот не подействовал. Я стала ей объяснять, что это невозможно. А она и слушать ничего не хочет, достала из сумки нож и теперь грозится меня убить.

– Твоя дочь тоже получит по заслугам. Вы были моей последней надеждой. Я была в отчаянии. Твоя мать сказала, что сможет приворожить мужчину, которого я любила и люблю всю свою жизнь. Она сказала, что любовный приворот непременно сработает, что Натан уйдёт от жены ко мне. Она сказала, что Натан забудет своих детей ради меня. А что в итоге? Твоя мать обманула меня, и за это вы обе поплатитесь жизнью.

– Кира, послушай, – Мавра сделала шаг ей навстречу и протянула к ней руку, чтобы хоть как-то успокоить обезумевшую женщину. – Приворот просто не мог не сработать. Я направила на этот обряд все силы нашего рода. За мной стоит не одно поколение потомственных ведьм, чья сила очень велика, а когда эти силы объединяются вместе, то ни одна живая душа на этой земле не может им противостоять.

– Видимо может. Я сделала всё, что вы просили после обряда, и ждала, когда же он постучится в мою дверь. А он всё не приходил. И тогда мне просто надоело ждать, и я решила сама его навестить. И что же вы думаете? Он резвился на пляже со своей женой и детьми, и даже носа в мою сторону не показал. Да ещё и татуировку себе сделал в придачу. А я? А как же я?

После этих слов в Киру будто вселился демон. Она издала нечеловеческий вопль, напоминающий звериное рычание, и с невероятной скоростью побежала в сторону Мавры. Мгновение спустя обезумевшая Кира уже нависла над Маврой с огромным ножом, остриё которого уже почти коснулось её глаза. Не успев толком ничего понять, Армина бросилась на помощь матери. Её взгляд привлекла ваза с цветами, которая стояла на гостином столике. Уже через несколько секунд девушка крепко сжимала её в руках. А ещё мгновение спустя Армина подлетела к обезумевшей Кире и, что было сил, ударила её вазой по голове. Кира упала на пол, а из её головы начала сочиться кровь. Армина бросилась к матери и, заключив её в объятия, пыталась хоть как-то успокоить изрядно напуганную женщину.

Дальше всё произошло слишком быстро. От нанесённого удара Кира очнулась гораздо раньше, чем можно было предположить. Придя в себя, она тут же схватила нож и, увидев, что её жертвы отвлеклись друг на друга, тотчас решила повторить задуманное. Мавра широко открыла глаза и ещё крепче сжала свою спасительницу, отчётливо видя вновь нависшую над ними угрозу. Она лишь успела прокричать имя Армины, как появившийся из ниоткуда Назар закрыл своим телом жену и дочь, получив от разъярённой Киры сильный ножевой удар прямо в сердце.

– Назар…, – что есть силы, прокричала Мавра.

Перепуганная Кира медленно попятилась назад, видя, как на её глазах земля уходит из-под ног ни в чём не повинного человека, который постояв ещё несколько секунд на ногах, упал на деревянный пол с широко открытыми глазами. Недолго думая, Кира бросилась бежать со всех ног, бросив окровавленный нож рядом с телом Назара.

– Назар… – Мавра подбежала к мужу и распласталась перед ним на коленях.

– Господи, мама, он жив? – Армина последовала её примеру, проведя рукой по отцовской щеке.

– Не дышит… – глаза Мавры в этот момент были словно из стекла.

– Ты уверена? – Армина в ужасе на неё посмотрела.

– Армина, он мёртв, – слёзы ручьём полились у неё из глаз.

Армина сидела на коленях и в ужасе смотрела на всё происходящее. Её взгляд попеременно останавливался то на теле отца, то на убитой горем матери, то на распахнутой настежь двери, из которой в их гостиную поступал прохладный морской воздух.

***

Глеб открыл двери родного дома дождливым утром. В городе было пасмурно, но по-прежнему жарко. Глебу хотелось поскорее увидеть отца, дабы сообщить ему радостную весть о поступлении в медицинский, а, значит, о своём почти определённом будущем. Переступив порог родительского дома, он тут же ощутил подозрительную тишину, которая навеяла на него тревогу. Поставив сумку на пол, он закрыл за собой дверь и медленными шагами направился в сторону кухни, надеясь обнаружить там предназначенный ему сюрприз. Очутившись на кухне, Глеб окинул помещение беглым взглядом и замер на одном месте. За семейным обеденным столом сидел человек, которого Глеб знал ещё с малых лет. Это был ни кто иной, как выдающийся хирург и близкий друг Назара – Николай.

– Николай Антонович, доброе утро, – Глеб был так удивлён его появлением, что нельзя было передать словами.

– Здравствуй, Глеб, – он медленно вышел из-за стола и пожал Глебу руку. Его лицо будто впитало в себя выражение глубокой скорби.

– У вас что-то стряслось? Честно говоря, абсолютно не ожидал вас здесь увидеть.

– Глеб, давай присядем. Мне нужно с тобой очень серьёзно поговорить.

– А где отец? Где вообще все? И почему в доме так тихо? – Глеб почувствовал, как лёгкий холодок пробежал по его телу.

– Присядь, пожалуйста, и я всё тебе расскажу.

Они сели за кухонный стол, как обычно это было с Назаром. Глеб устремил свой взгляд на Николая Антоновича, а мужчина, в свою очередь, опустил глаза, боясь, как бы их взгляды не встретились раньше времени, и начал рассказывать.

– Только, пожалуйста, выслушай меня до конца и постарайся не перебивать. Твоего отца я нашёл мёртвым два дня назад в собственной гостиной.

– Что вы такое говорите… – Глеб резко вскочил из-за стола.

– Глеб, пожалуйста, сядь, – мужчина взял его за руку и посмотрел парню в глаза, из которых медленно потекли слёзы. Он медленно опустился на стул, чувствуя, как земля уходит у него из-под ног. – Назар должен был приехать на обучение во второй половине дня. В итоге он так и не появился, а телефон не отвечал. Я сразу понял, что у него что-то произошло, поскольку Назар всегда был очень пунктуален, а если он по каким-то причинам не мог выйти на работу, то всегда извещал нас об этом по телефону. Когда я постучал в вашу дверь, мне никто не открыл. Я постоял около дома какое-то время, а потом что-то меня заставило повернуть дверную ручку. И действительно…Дверь была не заперта. Он лежал посреди гостиной с ножевым ранением.

– С ножевым ранением? – Глеб широко открыл глаза, они были, как будто, залиты кровью. – Так моего отца убили?

– Да, Глеб. Это была местная сумасшедшая. Полиция обнаружила её недалеко от вашего дома. Она лежала, уткнувшись в землю, вся в крови и выла как раненый зверь. Её пытались допросить, но она толком не сказала ничего внятного. Её слов невозможно было разобрать. Полиция считает, что у неё был приступ шизофрении.

– Она знала моего отца?

– Не знаю, Глеб. Я думаю, что нет.

– То есть, вы хотите сказать, что некая сумасшедшая просто вошла в наш дом с ножом, убила отца и выбежала прочь. А где кстати… – Сердце Глеба бешено заколотилось, а слёзы ещё сильнее потекли у него из глаз. – Мавра и Армина… Они тоже мертвы?

– Нет, Глеб. Что самое странное во всей этой истории, что Мавру и Армину до сих пор не нашли.

– Что значит, не нашли?

– Когда я вошёл к вам в дом и обнаружил Назара, твоей матери и сестры в доме не было.

– Я не могу в это поверить. Скажите, что всё, что вы мне сейчас рассказали просто нелепая шутка или дурной сон, – Глеб накрыл лицо руками и зарыдал. Николай Антонович положил руку ему на плечо, чтобы хоть как-то утешить убитого горем юношу.

– Ты себе даже представить не можешь, как бы мне этого хотелось.

– Где сейчас мой отец? Я хочу его видеть.

– Похороны были вчера. Мы с женой всё организовали.

– Что? А почему вы не известили меня? Я ведь даже не успел с ним попрощаться? Почему вы мне не позвонили?

– Глеб, я звонил тебе два дня подряд. Твой номер не отвечал.

– Вот, чёрт, – он схватился рукой за голову. – Мой телефон… Он случайно упал в воду и… Совсем забыл… Николай Антонович, извините, что накричал на вас. Я, правда, не хотел…

– Я могу отвезти тебя к нему, когда пожелаешь.

– Вы всё это время находились здесь?

– Назар как-то обмолвился, что ты приезжаешь сегодня. Я знаю, что нужно было дождаться твоего приезда, но твой телефон не отвечал и всё так навалилось…

– Николай Антонович, пожалуйста, не оправдывайтесь. Я даже не знаю, как вас отблагодарить за то, что вы сделали.

– Не говори глупостей, Назар был моим другом, – мужчина выдержал недолгую паузу. – Поэтому, знай, если тебе что-нибудь понадобится, ты всегда можешь ко мне обратиться.

– Вы можете отвезти меня к нему прямо сейчас?

– Разумеется. Глеб, только прежде чем мы поедем, я хочу ещё раз тебя спросить: не знаешь ли ты, где могут сейчас находиться Мавра и Армина? Может они уехали отдыхать или ещё куда-нибудь?

– Николай Антонович, мне об этом ничего неизвестно. Во всей этой истории очень много странного, и, будьте уверены, что я доберусь до истины.

– Хорошо, значит остаётся только ждать. И ещё кое-что, Глеб: все картины твоего отца были сожжены.

– Картины? Но зачем кому-то их сжигать?

– Я и сам не могу ничего понять. Нож в сердце и уничтоженные картины. Такое мог сделать только человек, выживший из ума.

– А эта женщина… Мне нужно её видеть.

– Боюсь, Глеб, это невозможно. Полиция не говорит о её местонахождении. Возможно, она помещена в специальную клинику для душевнобольных.

– Обсудим это чуть позже, – произнёс Глеб после недолгого молчания. – Дайте мне несколько минут и можно ехать.

– Разумеется, – мужчина тяжело вздохнул.

– Николай Антонович, – Глеб обернулся в его сторону, – ещё раз спасибо за всё.

Мужчина лишь одобрительно кивнул и ничего не ответил.

***

Подъезжая к месту захоронения Назара, Николай ещё издалека заметил женщину, стоявшую у его могилы. Он и Глеб медленно вышли из машины и направились в её сторону.

– Добрый день, – поздоровался с ней Николай, подойдя почти вплотную.

– Здравствуйте, – женщина вздрогнула от неожиданности и обернулась в их сторону.

– Вы знали Назара?

– Да, мне довелось быть с ним знакомой. О Господи, какое горе! Назар – самый светлый человек, которого я только знала.

– Я – Николай – друг Назара, а это Глеб – его сын.

– Меня зовут Наталия. Я уже ухожу. Извините, что побеспокоила. Я просто не могла не прийти на могилу к своему спасителю.

– К своему спасителю? – Удивлённо переспросил её Глеб.

– Ваш отец спас меня от смерти. Я купила у него картину, будучи смертельно больной. Мальчик со змеёй. Эта картина меня исцелила, а, точнее сказать, меня исцелило то, что вложил в неё ваш отец. Он вложил туда часть своей души. Я это точно знаю. Он был необыкновенным человеком и вы, – женщина взглянула на Глеба, – судя по всему, продолжите его светлые дела. А сейчас, с вашего позволения. Мне нужно идти.

Николай и Глеб ещё какое-то время смотрели ей вслед, находясь под впечатлением от её слов.

– Ты что-нибудь понимаешь? – Николай всё же решил нарушить их неловкое молчание.

– По-моему, у неё тоже что-то с головой.

– Глеб, я буду ждать тебя в машине. Не буду вам мешать.

Глеб провёл на могиле отца около часа. Николай старался не смотреть в их сторону, ибо стоило ему повернуть голову и увидеть юношу, стоящего на коленях, как его сердце начинало обливаться кровью. Когда Глеб сел в машину, его лицо уже не было таким напуганным и беспомощным, оно скорее выражало спокойствие и признание неизбежного. И как бы Николаю ни хотелось хоть краем уха подслушать то, что говорил Глеб своему отцу, он прекрасно понимал, что всё сказанное там, там и останется, и никому кроме Глеба и Назара этого знать не нужно, да и не дано.

 

– Какие твои дальнейшие планы? – Спросил его Николай напоследок, когда они уже подъехали к дому.

– Дождусь Мавру и Армину. Они, судя по всему, ничего не знают. Я ведь теперь единственный мужчина в семье. Пойду по стопам отца. Я ведь поступил в медицинский. Буду работать и учиться. Я так спешил сообщить об этом отцу. Но, видимо, не судьба, – Глеб усмехнулся и опустил глаза.

– Но ты же сообщил Назару, не так ли? – Николай улыбнулся и положил руку ему на плечо.

– Да, сообщил. Просто немного иначе.

***

Прошёл месяц, а Мавра и Армина всё не появлялись. Глеб не знал, что и думать. Что самое удивительное, почти все их личные вещи остались в доме, не было только документов. Ещё спустя несколько дней после своего приезда Глеб объявил их в розыск, но вестей из полиции до сих пор не поступало. А сентябрь был уже не за горами. Нужно было ехать в новый город и начинать новую жизнь.

Разбирая вещи отца, Глеб нашёл нечто, что сильно его порадовало и, в то же время, заинтересовало. Она была обвёрнута белой тканью – единственная уцелевшая картина Назара – птица с подорожником. Глеб забрал её к себе в комнату и рассматривал изо дня в день. В его голове то и дело всплывал тот короткий разговор с женщиной по имени Наталия. «Картина – мальчик со змеёй, – повторял он из раза в раз, периодически отгибая рукав футболки и проводя рукой по своей уже давно зажившей татуировке. – Кому так мешали твои картины, отец? И, самое главное, почему?»

В день перед отъездом Глеб встретился с Пётром и Добрыней, и они душевно посидели в его мастерской. В другое место Глебу идти не хотелось.

– Ну что, судя по всему, у кого-то начинается новая жизнь, – Добрыня обнял его крепко-крепко, как никогда до этого.

– Ну, перестань. Я ведь буду сюда приезжать. У меня здесь осталось много незавершённых дел.

– Ну и кто же ты теперь по жизни: врач или татуировщик? – спросил его Пётр, хитро подмигнув другу.

– Я уже выбрал свой путь. Из меня получится хороший врач.

***

Возвращаясь домой, чтобы забрать вещи, Глеб решил напоследок прогуляться по своей любимой набережной. Он опёрся на ограждающие поручни и растворился в бескрайней морской синеве.

– Кого я вижу, мой любимый мастер.

Глеб вздрогнул, почувствовав, как кто-то положил свою руку ему на плечо и тотчас обернулся. Напротив него стоял мужчина и широко улыбался. Судя по всему, он был очень рад встрече с Глебом.

Рейтинг@Mail.ru