Меченые

Алиса Никольская
Меченые

– Красиво здесь, аж, дух захватывает, – обратилась она к дочери, не поворачивая головы в её сторону.

– Обычно, – сухо произнесла Армина. – Определённо, из твоего нового дома вид куда лучше этого.

– Не скажу, что лучше, но человеческий глаз завораживает.

– Поверить не могу, что ты могла так поступить. Променяла всё, что у тебя есть на какой-то храм.

– Это моё дело и мой осознанный выбор. Надоело всю жизнь идти на поводу у матери.

– Как ты вообще смеешь так говорить о ней. Бабушка столько для нас сделала, благодаря ей мы те, кто мы есть сейчас.

– Именно за это я её и ненавижу.

– Зачем ты вообще пришла? Ты же знала, что я не хотела тебя здесь видеть. Всё хочешь меня изменить? Но я уже не хочу, понимаешь. У меня есть то, ради чего я живу.

– И ради чего ты живёшь?

– Ты прекрасно это знаешь.

– Живёшь, чтобы добраться до Глеба и его дочери. Хорошо. А что дальше, Армина? Что ты будешь делать дальше? Что ты будешь делать, когда исполнишь своё предназначение?

– Буду просто жить дальше…

– Жить дальше? Но как? Ты ведь не знаешь как это, просто жить. Ты не сможешь жить дальше, потому что у тебя нет души.

– Она мне не нужна.

– Что ты такое говоришь?

– Что я такое говорю? Это ты меня спрашиваешь? А ты никогда не задумывалась, почему я такая? А знаешь почему – это ты лишила меня выбора ещё до моего рождения. Ещё с малых лет я поняла, что я – другая, и что обычной жизни у меня не будет никогда. Необычный ребёнок, гибридная особь, результат смешения кровей двух древних родов. Ребёнок, у которого есть необычная миссия. Забавно… Мне пришлось слишком рано повзрослеть и узнать о том, что выдержала бы отнюдь не любая детская психика. Но моя выдержала, а может и нет. Мне пришлось рано родить во благо рода, первый раз убить во благо рода, жить отшельником с ранних лет во благо рода, развивать свой уникальный дар во благо рода. Ты думаешь, мне не хотелось сбежать? Ещё как хотелось. Когда я вынашивала Влада, я каждый день думала об этом. Но я этого не сделала. А знаешь почему? Всё ради тебя. Ты ведь разочаровала бабушку, и поэтому она ждала от меня вдвое больше. И я дала ей это. Дала то, что она хотела. Причём, не вдвое и не втрое, а в десятки раз больше. Ты думаешь, мне не хотелось обычной жизни? Ещё как хотелось. Каждый день я мечтала сбежать с Владом, найти Глеба и зажить обычной семьёй. Но потом я вспоминала тебя и Назара и то, во что это вылилось в итоге. И тут я поняла, что кто-то уже решил за меня мою судьбу. И тут я перестала переживать, вспоминать, прокручивать что-то в голове, я просто перестала, понимаешь. Я перестала чувствовать, я отдала им свою душу, потому что иначе было нельзя. И вот сижу я сейчас на этом берегу и пытаюсь хоть что-то почувствовать. И знаешь, я не могу. А знаешь, о чём я сейчас больше всего жалею? О своём рождении. А сейчас ты встанешь с этого места и пойдёшь своей дорогой.

– Я знаю, что тебя уже не изменить, Армина, – Мавра начала говорить после долгого молчания, не узнавая при этом свой голос, – но ты ещё можешь доказать себе, что ты – хозяйка своей судьбы. Оставь семью Глеба в покое. Эту бессмысленную войну пора прекратить. Ты можешь её прекратить, и ты об этом знаешь. Пойми, Армина, если ты положишь конец этой вражде, ты спасёшь не только семью Глеба, но и наших женщин. Сделай это хотя бы ради Киры.

– Не смей произносить при мне имя этой предательницы.

– И всё же она по-прежнему остаётся твоей дочерью. Кира сделала то, чего не осмелились сделать мы с тобой в своё время.

– Она всегда думала только о себе. Неблагодарная эгоистка.

– Но ты ведь не остановила её. Хотя могла. Сделай это, дочка. Ради Влада и Киры. Они могут жить нормально. Не так, как мы. Всё перевернулось, Армина, потому что вершитель судеб сейчас есть ты.

Мавра встала на ноги и стала медленно удаляться от её съёжившегося силуэта.

– Мама, – окликнула её Армина, и израненное старческое сердце сжалось в один момент. – Позови его сюда. Хочу с ним говорить.

***

Он долго стоял вдали от неё, наблюдая, как она сидит на берегу моря без движения, решая в голове свою внутреннюю делему – убить её сразу или же послушать, что она хочет сказать. Подойдя гораздо ближе, Глеб какое-то время смотрел ей в спину и молчал.

– Садись рядом или же сразу делай, что задумал. Главное не тяни, – произнесла Армина некоторое время спустя, продолжая смотреть в сторону моря.

Глеб достал нож и, крепко сжав рукоятку, направился в её сторону. Подойдя к ней вплотную, он поднял правую руку и с размаху направил остриё ножа прямо на Армину. А мгновение спустя остановился.

– Почему замер? Если переживаешь по поводу удара в спину, то напрасно. Я это заслужила.

Глеб ничего не ответил. Постояв так ещё несколько секунд, он убрал нож, а затем сел рядом с ней.

– Весьма неожиданный поворот, – Армина повернула голову, окинув его любопытным взглядом. – Я думала, что убьёшь сразу.

– Решил повременить.

– Вот как, – загадочно произнесла Армина, почувствовав как впервые за долгое время, изменился ритм биения её сердца, и в этот момент ей вдруг стало страшно.

– Хочу услышать, что ты хотела мне сказать.

– Что я хотела тебе сказать… Знаешь, вот сидела я эти несколько часов и усиленно прокручивала в голове различные сценарии. А когда настал тот самый момент, сказать почему-то нечего. Наверное, перегорела.

– Что с тобой стало, Армина? В кого ты превратилась?

– Очень банальные вопросы. Да уж, для татуировщика мог бы придумать что-то более оригинальное. Ну, да ладно.

– У тебя ещё хватает наглости смеяться надо мной?

– Что ты, я вовсе не смеюсь. Это немного другое, сама не знаю что. Я просто такая, понимаешь. Тебе повезло, Глеб. Твой отец ничего тебе не рассказывал, и поэтому ты сейчас такой. А моя мать решила по иному, поэтому я сейчас такая. Рассуждать сейчас над этим я не стану. Времени осталось слишком мало. Прежде чем ты сделаешь то, что задумал, я… – Армина рассмеялась, но её смех не показался Глебу жутким или отталкивающим. Скорее он уловил там нотки отчаяния. – Влад вырос хорошим человеком. В тебя. Он меня ненавидит и пускай. Настоящей матерью для него я никогда не была.

– Ты чуть его не убила…

– Если бы хотела убить, убила бы.

– Зачем ты убила мою жену?

– Я тебя освободила от неё. В её голове стали зарождаться мысли, которым было невозможно дать задний ход. В конечном итоге она бы бросила семью, а ты бы страдал ещё больше, чем сейчас.

– Кто тебе дал право вершить чужие судьбы?

– Кто-то дал, сама не знаю. А самое забавное, что меня об этом даже не спросили.

– Чего ты хочешь?

– Вообще или сейчас? – Армина опять рассмеялась. – Можешь успокоиться, потому что я больше не представляю опасности для твоей семьи. Ведь ты не отпустишь меня отсюда живой?

– Ты не оставила мне выбора.

– Выбор…

– Зачем ты позвала меня сюда? Уже не в силах выносить саму себя?

– И да и нет. Вроде как хотелось и себя остановить и тебя увидеть. Как видишь, получилось. Как-то скучно всё у нас сейчас, не так, как раньше. Знаешь, Глеб, – она резко развернулась к нему, скинула с себя чёрную одежду, обнажив перед ним своё тело. – Если бы было возможно, я бы повторила вновь всё, что сделала. А знаешь, о чём я больше всего жалею? – Она придвинулась к нему вплотную. – О том, что с Ханной тогда в лесу не получилось.

В этот момент Глеб выхватил нож, направив его прямо на Армину. В ту же секунду она встала на колени, взяла его за плечи и резко устремила корпус вперёд, проткнув себя насквозь в самое сердце. Мгновение спустя она уже лежала на песке, чувствуя, как волны и ветер попеременно подступают к её телу. Армина всё чувствовала, впервые за долгое время. Она закрыла глаза и произнесла то, что хотела сказать ему с самого начала:

– Ну вот, так-то лучше. А то сам бы и не решился. Знаешь, Глеб, я любила тебя всегда. Та, змея, которую ты сделал своей жене, ей не предназначалась. Твоя татуировка её не приняла. Да, оказывается, такое тоже бывает. Мне бы сейчас хотелось, чтобы мы пошли в твою мастерскую вместе, и как тогда, много лет назад, помнишь, – Армина улыбнулась, – а потом ты бы сделал мне змею, такую же, как на твоей руке.

После этих слов она умерла, а он просто склонился над ней и закрыл глаза.

Эпилог

Если бы жизнь измерялась количеством солнечных дней в году, то, наверное, основная часть людей стала бы плавно перетекать на юг. Но нет, ибо даже у самых «солнечных» людей очень часто бывают тёмные дни. Ведь главное не то, где ты живёшь – в солнечном южном городе или на дальнем полюсе холода на другом конце света – а то, сколько солнца ты вносишь в свои тёмные дни и в тёмные дни своих близких и то, кем ты после этого выходишь, ибо долгожданное солнце суждено увидеть далеко не всем. А кому суждено, тот будет вознаграждён сполна.

Кстати говоря, даже солнце, подобно огню, может причинить вред, если не правильно использовать его свойства. А кому, как Владу и Мие не знать об этом лучше остальных. Вот уже несколько лет они держат маленький уютный ресторанчик на юге России. Часто готовят вместе, придумывая всё новые и новые рецепты, когда, казалось бы, что смешивать уже просто нечего. Влад овладел искусством управления огнём и стал одним из лучших фаерщиков в стране, хоть ему и потребовалось время, чтобы принять огонь, как нечто прекрасное, а не разрушительное. По его словам он сделал это ради Мии, но больше ради себя. Они часто выступают совместно с Даймоном, Жанной и Алисой, но ещё чаще – вдвоём. Мия ждёт ребёнка, сказали, что будет девочка. Влад хочет, чтобы родилась рыжеволосая, но Мия говорит, что не нужно так яро себя настраивать на цвет волос ребёнка, потому что есть куда более важные моменты детства, о которых нужно неустанно молиться Богу.

Что касается Марии, то она недавно схоронила мать. Сперва она очень горевала, но потом поняла, что нужно жить дальше. После тяжелого расставания с отцом Мии, Мария, будто, заново приросла к матери, живя с ней под одной крышей долгие годы, а сейчас, похоже, по-настоящему от неё отделилась, причём на этот раз навсегда. Через год после её смерти она познакомилась с мужчиной, с которым решила разделить свою жизнь или, по крайней мере, попробовать. Было сложно, причём обоим, но у них получилось. Мария часто заходит в ресторан дочери со своим новым избранником и старается посещать все её шоу, если Мия находится в городе, хоть сердце матери и не перестаёт учащённо биться, глядя на её огненные танцы.

 

Сергей и Ханна поженились, когда девушка ещё училась в университете, наплевав на все условности. Спустя время они стали одними из лучших психологов в стране, открыв свой реабилитационный центр помощи сложным подросткам. В свободное время Ханна профессионально занимается танцами и часто устраивает показательные выступления для мужа. Они часто гоняют на мотоцикле по южным городам страны, как и мечтала Ханна в своё время. По её просьбе Глеб сделал Сергею такую же татуировку, причём на том же самом месте, дабы каждый день Сергей и Ханна помнили, что являются друг для друга отражением. Сперва он не соглашался, основываясь на личном опыте, но какой отец не растает перед мольбами собственной дочери. И только сейчас Ханна поняла, что же на самом деле значит для неё татуировка, появившаяся на её руке в шестнадцать лет благодаря любимому отцу. Расправив крылья, девушка несла помощь людям, не телесную, но духовную, подобно птице, держащей в лапах подорожник.

Что касается Киры, то девушка окончила университет и бросила выступления в клубе. Вскоре она удачно вышла замуж и, благодаря поддержке мужа и собственным усилиям, открыла свою танцевальную студию, помогая людям раскрепоститься и выпустить наружу сокрытые внутренние резервы.

И Влад и Кира по-прежнему являются носителями дара, который часто даёт о себе знать. Причём они оба всячески пытались его не замечать и игнорировать, но вскоре поняли, что он является их неотъемлемой частью. Если Влад знал, когда нужно его использовать, а когда просто пройти мимо, то Кира долго не могла научиться жить в гармонии с собой. Но спустя время и у неё стало получаться, а всё благодаря методике Ханны. Ей как-то удалось внушить Кире, что не всё в жизни нуждается в её комментариях. Другими словами, Кира стала чаще держать рот на замке. Оказывается, решение было на поверхности.

Мавра до конца жизни прожила в монастыре, наслаждаясь тишиной и внутренним спокойствием. Каждый её новый день был похож на предыдущий, и она была неустанно благодарна за это Богу. Мавра много молилась и помогала при монастыре, особенно ей нравилось выращивать цветы на его территории. Провести остаток жизни на коленях – именно это она считала своим уделом. Мавра умерла во сне. Видимо её молитвы были услышаны.

А знаете, каким был первый поступок татуировщика, пережившего тёмные времена?! Он вытащил из подсобки изрядно запылившуюся картину отца и повесил в собственном доме на самое видное место. Ещё несколько лет Глеб был неустанно верен своему делу. Он изобразил на спине Киры голову девушки, которая закрывает рот ладонью, хотя знал наверняка, что это было совсем необязательно. Глеб также предложил Владу воссоздать татуировку дракона, извергающего пламя, но молодой человек отказался, сказав, что в их семье итак слишком много меченых, что заставило отца рассмеяться. А потом, что-то внутри него щёлкнуло, и он решил, что пора остановиться. К тому же Глеб знал наверняка, что его дочь Ханна с достоинством продолжит нести людям добро, просто немного иначе. Он часто гонял на мотоцикле в полном одиночестве. Рядом с ним всегда было много женщин, которые крутились вокруг него, подобно вихрю, но Глеб решил для себя, что третьего раза не будет. А потом ему просто захотелось покоя. Так он и стал священником. Влад и Ханна часто навещали Глеба, сразу дав ему понять, насколько сильно они гордятся своим отцом и уважают его решение. Ханна часто посмеивалась над ним, называя отца психологом в рясе. Так было и в этот день, до сказанных ею слов…

***

– А ты думаешь, что сделанная мной татуировка как-то изменит твою жизнь? – Начал говорить священник, обратившись к парню, которого привела Ханна. – Ты думаешь, что метка на твоём теле сделает тебя лучше, чем ты есть, или, может, ты станешь смелее или успешнее? Это ведь своего рода самовнушение…

– Я умираю, отец Глеб. И почему-то верю, что вы сможете мне помочь. Ханна сказала, что вы ушли на покой, и возможно, в какой-то степени перестали верить в то, что делали раньше.

– По-твоему, возможно быть одновременно и священником и татуировщиком?

– По-моему, вы как раз тот самый человек.

Глеб сделал то, о чём его просили. После этого парень прожил ещё три года, хотя, по мнению врачей, счёт шёл на дни. Многие считают, что Глеба всё время направляла рука Господа, который и подарил парню самые важные в его жизни солнечные дни. Именно так Глеб и стал совмещать в себе две, казалось бы, на первый взгляд, противоречивые миссии.

Оглянитесь вокруг, возможно кто-то, стоящий рядом с вами и есть один из его меченых, а может быть этот меченый – именно вы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru