Меченые

Алиса Никольская
Меченые

– Ханна, успокойся. Соберись и выброси всё из головы. Твоя татуировка чешется не зря, но всё закончится хорошо, уверяю тебя. – Кира встала напротив неё и положила руки ей на плечи. – А сейчас просто выйди на эту сцену, выверни душу наизнанку и порви этот город к чёрту через свой танец.

– Я не знаю, как мне танцевать.

– Не думай о правилах танца. Просто слушай музыку и язык своего тела.

И с этими словами Ханна вышла на сцену. Резкий яркий свет, в плену которого она тотчас оказалась, сперва сбил её с толку. Но это было лишь временное помутнение рассудка, ибо через несколько секунд Ханне удалось взять себя в руки и пройти к своей танцевальной стойке, где располагался шест, окружённый металлической клеткой. Войдя в клетку, девушка почувствовала себя гораздо лучше, оказавшись под некой мнимой защитой. Она лишь мельком окинула зал, стараясь не замечать пожирающие её с ног до головы похотливые мужские взгляды. И вот, наконец, зазвучала музыка, и Ханна начала двигаться. В этот момент она просто выключила голову и танцевала в такт звучащей это всюду музыке, общаясь с окружающим миром на языке своего тела.

До девятого класса Ханна занималась гимнастикой и танцами, а после знакомства с Антоном забросила своё увлечение юности, ограничив себя лишь клубными танцами. Но память тела и впечатляющая природная растяжка тотчас дали о себе знать, когда Ханна стала демонстрировать на шесте достаточно сложные элементы, при этом вспоминая «старую школу» и импровизируя на ходу в поиске наиболее подходящих танцевальных элементов. И вот она уже исполнила заключительный элемент танца и стала медленно выходить из клетки, ощутив при этом небольшую тряску в ногах, а также невероятный шквал аплодисментов, раздавшихся в этот момент за её спиной.

После блистательного выступления Ханна переоделась в привычную одежду, рассчиталась с Кирой, которая буквально осыпала её с головы до ног благодарственными речами, получила множество комплиментов от администрации клуба и даже была приглашена на работу танцовщицей, на что ответила вежливым отказом. Время уже близилось к полуночи, а Ханна не имела ни малейшего понятия, где ей провести эту ночь. Ведь совсем недавно она пообещала отцу, что переночует у подруги и при этом будет избегать одиночных походов по тёмным улицам. Выйдя через служебный вход, Ханна хотела было догнать Киру, дабы попросить загадочную девушку перекантоваться у неё, но спохватилась слишком поздно, ибо окрылённая Кира исчезла так же быстро, как и появилась. Обойдя несколько раз здание клуба, Ханна не смогла придумать ничего более подходящего, чем зайти внутрь и ещё раз тщательно обдумать своё положение за барной стойкой, ибо, как говорится, в ногах правды нет.

И буквально через несколько минут Ханна уже сидела за баром, потягивала коктейль и оглядывалась по сторонам, наслаждаясь игривой клубной атмосферой. На ней было надето короткое обтягивающее жёлтое платье и летние босоножки. Девушка решила провести время в клубе до рассвета, а потом посидеть на набережной и, в очередной раз, насладиться прекрасным морским пейзажем. Вскоре Ханне наскучило сидеть на одном месте. Некоторое время она лишь наблюдала за танцующими перед зеркалами людьми, а затем, неожиданно для самой себя, слезла с барной стойки и устремилась на танцпол. А, оказавшись там, просто растворилась. Впервые за долгое время, Ханна вновь ощутила желание жить, двигаться вперёд, улыбаться и, самое главное, она вновь начала танцевать от души, а не на показ.

Через некоторое время Ханна вновь направилась к бару, дабы немного отдохнуть и освежиться. Заказав себе ещё один коктейль, она заметила, что находится под пристальным вниманием двух молодых людей, сидящих прямо напротив неё. Просидев так несколько минут, Ханна покраснела от смущения, и дабы не провоцировать молодых людей своим весьма вызывающим внешним видом и аппетитными формами на загорелом теле, девушка пододвинула к себе долгожданный коктейль и развернулась к ним спиной. Но спустя несколько минут она почувствовала чьё-то учащённое дыхание в спину. Развернувшись в пол оборота, Ханна нахмурилась, ощутив при этом лёгкую дрожь во всём теле, ибо двое мужчин буквально окружили её с двух сторон.

– Вы что-то хотели? – Недоверчиво произнесла она.

– О да, непременно, – сказал один из них и улыбнулся. – Это случайно не ты танцевала сегодня в клетке?

– Да, это была я. Подруга попросила её заменить.

– Так ты сама не танцовщица?

– Нет, я здесь совершенно случайно.

– Ты прекрасно танцевала, – произнёс второй, – прямо-таки взорвала весь зал и возбудила всю мужскую его половину.

– Спасибо за лестный отзыв. Я очень старалась.

– И это было заметно, – один из них подошёл к Ханне вплотную и обнял её за талию.

Ханна тотчас слезла с барной стойки, дав понять молодым людям, что к легкодоступным девушкам она не относится.

– Не знаю, что вы там себе навыдумывали, но я не та, за кого вы меня только что приняли.

– Серьёзно? А мы почему-то думаем, что не ошиблись насчёт тебя.

Мужчины подошли к Ханне с двух сторон и прижали её к себе. В данный момент ей уже было не страшно, ибо возмущение и злость, охватившие Ханну, заставили её начать вырываться из их тисков с невероятной силой. Двое мужчин слегка замешкались, не ожидая такой реакции от маленькой хрупкой девушки. В этот самый момент позади неё раздался знакомый голос, и чьи-то сильные руки легли на плечи двум её недоброжелателям.

– Молодые люди, судя по всему, девушка не хочет находиться в вашем назойливом обществе, поэтому я бы на вашем месте просто оставил её в покое.

– Серьёзно? – Один из мужчин подошёл к нему и окинул надменным взглядом. В этот момент глаза Ханны округлились от удивления, ибо в подошедшем к ним мужчине она узнала Сергей Алексеевича. – Но проблема в том, что ты не на нашем месте, поэтому шёл бы ты отсюда, пока ещё на это способен.

– Вот значит так. Ну что ж, – Сергей оттолкнул от себя одного из них, который перегородил ему дорогу, а затем другого, который держал Ханну за руки. Взяв девушку под руку, он уже собирался было уходить с ней восвояси, как вдруг почувствовал дышащую в спину опасность. В этот момент он слегка оттолкнул Ханну в сторону, резко развернулся лицом к назойливым мужчинам и ловко увернулся от предназначенного ему удара. Мгновение спустя Сергей нанёс нападавшему ответный удар, который тут же сбил его с ног, а затем безо всякого труда расправился и со вторым. На спровоцированную драку тут же сбежалась охрана клуба. На удивление Ханны Сергей подошёл к какому-то человеку из охраны, сказал ему пару слов, а затем вновь взял Ханну под руку и вывел её из клуба на свежий воздух.

– Сергей Алексеевич, огромное вам спасибо за помощь. Не знаю, как бы я от них отбилась, если бы не вы.

– Не за что, Ханна. Что же вы так неосторожно – одна в клубе, да ещё и в такое неспокойное время?

– Я здесь танцевала. Точнее сказать, подруга попросила меня её заменить, поскольку сама она была не в состоянии исполнить танец. Вот я и помогла, а потом решила ещё немного здесь посидеть, а тут эти люди…

– Дальше можете не объяснять. Видимо, вы хорошо танцевали, раз эти двое так яро не хотели вас отпускать.

– Судя по всему, так и было. Я не видела себя со стороны, но отзывы обо мне со стороны администрации клуба были очень лестные.

– Жаль, мне не удалось это увидеть, – мужчина бегло окинул её взглядом и улыбнулся.

– Мне тоже жаль, – подыграла ему Ханна. – Кстати, а вы как здесь очутились? Любите посещать злачные места?

– Честно говоря, я редко бываю в таких местах, а если и бываю, то непременно с хорошей компанией. Начальник охраны мой старый друг, вот зашёл к нему повидаться.

– Так вот почему нас так быстро отпустили.

– Ну да, как оказалось, своего рода полезное знакомство.

Они шли медленными шагами в сторону его мотоцикла и разговаривали. Подойдя к нему вплотную, Сергей облокотился на своего железного коня и вопросительно посмотрел на Ханну.

– Я так полагаю, вас нужно отвезти домой?

– Нет, домой мне сейчас нельзя, – произнесла она тихим голосом и отвела глаза.

– Можно узнать, почему?

– Нельзя, там своя тема. До утра мне нужно где-нибудь перекантоваться.

– Понятно. И где же вы планируете ночевать?

– Вообще, до этого инцидента я хотела провести время в клубе, а потом пойти на набережную. А сейчас не знаю, что делать.

– Что ж, могу предложить вам свою квартиру. Я живу один. Главное, чтобы вы не подумали ничего плохого.

– Я подумаю над вашим предложением, – Ханна задержала свой взгляд на его мотоцикле, – Сергей Алексеевич, а у вас завтра есть занятия?

– Завтра суббота, поэтому только ближе к вечеру. А почему вас это интересует?

– Не поймите меня неправильно, но мне бы сейчас очень хотелось погонять с вами на мотоцикле по ночному городу, а потом показать вам одно из моих самых любимых мест в городе. Что вы на это скажете?

– Очень заманчивое предложение с вашей стороны, Ханна. Что ж, – Сергей протянул ей защитный шлем, – если не боитесь быстрой езды, тогда садитесь.

– Боюсь ли я? – Ханна уверенно взяла протянутый ей шлем. – Мой отец и мой бывший парень те ещё гонщики. Вспомнив об Антоне, она немного изменилась в лице.

– Хорошо, тогда, я полагаю, вас будет сложно удивить или напугать.

– А у вас есть такая цель?

Мужчина ничего не ответил, он лишь надел шлем и сел на мотоцикл. Ханна последовала его примеру, обхватив своего спасителя за талию. И они помчались в неизвестность. Держа его за талию и слегка прижавшись к его спине на бешеной скорости, Ханна почувствовала нечто такое, чего никогда не чувствовала раньше. Мчась по ночному городу, она ощутила, как всё её тело покрылось мурашками, к горлу подступил небольшой ком, а в животе возникло странное ощущение, напоминающее ёканье – но при всём при этом Ханна была безмерно счастлива. После прогулки на мотоцикле Сергей и Ханна подъехали к тому самому дому, с крыши которого открывался удивительный вид на город. Оставив мотоцикл неподалёку, мужчина огляделся вокруг и медленными шагами последовал за Ханной.

 

– Так значит, это и есть то самое место.

– Не совсем. Чтобы увидеть красоту, нужно приложить некоторые усилия. Надеюсь, вы не боитесь высоты?

– Нисколько.

– Ну, что ж, тогда следуйте за мной.

Как только они поднялись на крышу, Ханна подошла почти к самому её краю и окинула взглядом ночной город. Она простояла так около пяти минут, а Сергей находился за её спиной, не издавая при этом ни звука, боясь потревожить её в такой момент. Когда Ханна, наконец, обернулась в его сторону, он мог сполна оценить, насколько она была сейчас прекрасна, и как выигрышно смотрелось на ней при ночном свете жёлтое платье. Сергей снял кожаную куртку и накинул ей на плечи, хоть Ханна и не просила его об этом.

– Вам здесь нравится? – Обратилась к нему девушка после продолжительного молчания.

– Безумно нравится. Не помню, когда в последний раз я был на крыше дома и просто смотрел на город.

– Я часто бываю здесь, хотя в последнее время не очень – в связи с некоторыми личными обстоятельствами, – Ханна окинула взглядом крышу и тотчас откинула прочь воспоминания, связанные с Антоном, которые понемногу стали атаковать её разум. – Я могу прийти сюда одна или же привезти кого-то из близких или значимых для меня людей. Как-то раз я даже орала здесь на город.

– Кстати очень полезная терапия. Полностью вас в этом поддерживаю.

– Вы тоже орали на город?

– Нет, – Сергей задумался о чём-то своём.

– А почему? Считаете, что вам это не надо.

– Там своя тема, – он вновь окинул девушку взглядом, на этот раз более смелым, и улыбнулся, на этот раз гораздо более продолжительно.

– Давайте присядем, – обратилась к нему Ханна. – Они прошли несколько шагов, а затем девушка вынесла спрятанный ею широкий плед, который тотчас расстелила на крыше. – Садитесь со мной, если хотите. Плед чистый, если вас это беспокоит.

Сергей ничего не ответил, он просто сел рядом с ней. В этот момент между ними наступило неловкое молчание. Несмотря на то, что мужчина отдал ей свою куртку, Ханна всё же чувствовала лёгкую дрожь во всём теле, хотя на крыше было достаточно тепло, чтобы комфортно себя чувствовать в одном платье. Значит, дело было в чём-то другом. В этот момент ей почему-то вспомнилось, как Антон приставал к ней на крыше, причём именно на этом самом месте, где она сидела сейчас с Сергеем, ей также вспомнился откровенный разговор с матерью, когда Светлана, не стыдясь, описывала дочери различные симптомы и признаки, когда женщина по-настоящему хочет отдаться мужчине. От подобного рода мыслей разум Ханны затуманился, она также ощутила лёгкую сухость во рту и сильную влажность между ног. В этот момент она скинула его куртку, оказавшись в одном платье, и тотчас осмотрела свою татуировку. На этот раз птица с подорожником её совсем не беспокоила, как раз наоборот, Ханне даже показалось, что она стала более отчётливой, красочной и объёмной.

– С вами всё в порядке? – Он обеспокоенно на неё посмотрел.

– Да, со мной всё хорошо. Кажется…

В этот момент их взгляды встретились. Смотря сейчас на него, она была словно прикована к этому месту, воспринимая всем телом учащённое биение своего сердца. Никто не знал, сколько продолжались их объятия взглядами, но им казалось, будто прошла целая вечность. Затем он медленно провёл рукой по её щеке и страстно поцеловал. Она ответила ему в тот же момент, не колеблясь ни секунды. Когда он повалил её на мягкий плед, всё что было с ней до этого, перестало иметь всякое значение. В этот самый момент она поняла, что прямо сейчас хочет отдаться этому мужчине всей душой и телом. И она не думала, будет ли это правильно, она не думала, что всё происходит слишком быстро, она просто слушала и покорялась зову своей души и тела, подобно зову музыки в клубе этим вечером. А когда настал тот самый момент, она просто вознеслась над землёй, над крышей и над всем, что её окружало, всецело прочувствовав каждой клеточкой своего тела настоящую страсть и неземное удовольствие, которое может испытать женщина, если последует зову своей души и тела без всякого стеснения.

***

Ранним воскресным утром Светлана вышла из дома и, никого не предупредив, направилась в храм на утреннюю службу. Уже как месяц женщина находилась в состоянии жуткого смятения. По её внутренним убеждениям с ней происходило что-то из ряда вон выходящее, а именно Светлана считала, что Армина каким-то образом повлияла на её состояние с помощью своих «нечеловеческих» способностей. На протяжении всего пути женщина ощущала, насколько тяжело ей давался каждый шаг к назначенному святому месту. Приблизившись к храму, Светлана остановилась. Сейчас ей нужно было подняться по лестнице и войти внутрь. Она надела платок, и какое-то время просто собиралась с духом, не решаясь сделать шаг вперёд. И вот, наконец, она сделала глубокий вдох и стала подниматься наверх шаг за шагом, пока не оказалась напротив заветной двери, которая была чуть приоткрыта, откуда можно было услышать красивое женское пение. Светлана перекрестилась и, отворив дверь, переступила порог храма. Но как только женщина оказалась внутри, храм, будто, не захотел её принимать, превратившись, по её ощущениям, в нечто живое. Слёзы градом потекли у неё из глаз, огромный ком, подступивший к её горлу, вызвал ощущения удушья, а татуировка змеи словно загорелась на её руке, принося тем самым женщине невыносимую боль. Ощутив на себе признаки отторжения, Светлана попятилась назад и выскочила из храма словно умалишённая.

Очутившись на свежем воздухе, она присела на одну из нижних ступенек, дабы прийти в себя и немного отдышаться. Спустя несколько минут она встала на ноги и сделала несколько маленьких шагов. В данный момент её состояние заметно улучшилось, но дрожь во всём теле всё ещё не давала ей покоя. Светлана огляделась вокруг, заметив, насколько ухоженной была территория храма. Немного поразмыслив, женщина решила прогуляться по здешним местам и поразмыслить, что же ей делать дальше. Обойдя территорию храма несколько раз, Светлана заметила одинокую скамейку, которая располагалась рядом с отвесным склоном. В этот самый момент она почувствовала, будто что-то тянет её к этому месту словно магнитом. Доверившись своим внутренним ощущениям, Светлана устремилась к одинокой скамейке, а разместившись на ней, вздохнула от изумления, ибо вид, который открывался ей прямо сейчас, был подобен удивительной сказке с бескрайними горами и водопадами. Светлана чувствовала себя такой же одинокой, как и эта скамейка. На какое-то время она словно отключилась от реальности, пока не ощутила, будто кто-то в чёрном одеянии сел рядом с ней. Женщина встрепенулась и резко повернула голову. На скамейке сидел священник и смотрел прямо перед собой. Какое-то время они просто сидели и молчали, но Светлане казалось, будто что-то тянет её начать с ним разговор. Несколько раз женщина поворачивала голову в его сторону, причём делала это весьма нерешительно, боясь его взгляда, но священник по-прежнему сидел на своей половине скамейки и смотрел лишь прямо перед собой. Наконец, Светлана почувствовала, что сдерживать себя она больше не в силах. Она развернулась в его сторону, на этот раз гораздо более уверенно и завела свой первый в жизни разговор со священником.

– Батюшка, к вам можно обратиться? – Произнесла она дрожащим голосом.

После недолгой паузы священник медленно повернулся в её сторону и, улыбнувшись, произнёс:

– Я вас слушаю.

– Даже не знаю, с чего начать, – встретившись с ним взглядом, Светлана замешкалась и тотчас отвела глаза, решив для себя, что лучше она будет смотреть прямо перед собой, черпая силы от захватывающей дух природы здешних мест.

– Что вас тревожит? – Священник обладал мягким спокойным голосом.

– Я согрешила, батюшка. Уже как месяц живу во лжи – изменяю мужу и обманываю свою семью. Сперва я хотела зайти в храм, отстоять службу и вымолить прощение на коленях, но затем… У меня не хватило духу и вот я сижу здесь.

– Удивительное место эта скамейка. Мало кто из прихожан её замечает, а если и замечают, то не все решаются сесть.

– Почему? Здесь же невероятно красиво, вот села я на неё и забылась, а душа моя будто снова обрела покой.

– Забытье – кратковременное лекарство, но не решение и не выход.

– Да, наверное, вы правы. У меня замечательная семья. Просто в какой-то момент я стала там лишней. У моего мужа дар от Бога. Он рано это понял и сейчас помогает людям. А теперь и дочь хочет вступить на тот же путь, что и отец. Они оба такие уникальные, такие уверенные и, самое главное, в них есть Божья искра, которая зажигается Господом в их сердцах даже в самые тёмные времена. А я не такая, как они. Я – обычная, я – нормальная, я – лишняя. Как-то я решила прогуляться по вечернему городу, случайно забрела в бар и встретила там обычного мужчину, такого же, как я. Я – врач, а он – юрист. Нам хорошо вдвоём. Вместе мы можем говорить и молчать, плакать и смеяться. Благодаря ему я больше не верчусь в кругу работы и дома. После работы я стала посещать сеансы йоги, а потом провожу время с ним. Муж давно заметил, что со мной что-то не в порядке, но я просто уклоняюсь от ответа и стараюсь лишний раз не попадаться ему на глаза. Недавно я узнала, что у моего мужа есть сын от другой женщины. Необыкновенный сын от необыкновенной женщины. Это было до меня и… В общем теперь этот парень живёт в нашей семье. Дочь в последнее время меня не замечает, всё тянется к своему необыкновенному отцу, да и я как-то не пытаюсь сделать шаг навстречу. Вот собственно и вся моя маленькая история.

– Такое бывает сплошь и рядом. Людям наскучивает их обыденная жизнь, и они начинают искать способы её разнообразить. Или же бывает так, что спустя годы мужчина и женщина, живущие в браке, меняются внешне и внутренне и, тем самым, перестают друг друга понимать. А почему? Потому что вертятся каждый в своём мире, забывая о том, что их целостность нужно поддерживать каждый день с раннего утра, до позднего вечера и глубокой ночи. А вокруг столько всего интересного – столько различных людей и соблазнов – обычных и не обычных, на любой вкус, выбирай, кого хочешь или что хочешь. Семья – это самая сложная работа, которую только придумало человечество. В вашем случае всё решаемо и поправимо. Я разговаривал со множеством людей и слышал о множестве жизненных обстоятельств, и, поверьте, ваш случай не тот, чтобы просто взять и всё разрушить.

– Спасибо вам, за беседу и потраченное на меня время, – произнесла Светлана после продолжительного молчания. – А сейчас мне пора. Дома, наверное, сильно обеспокоены моим долгим отсутствием.

– Ступайте с Богом.

Женщина встала со скамейки и быстрыми шагами устремилась к воротам храма. Немного отойдя от одинокой скамейки, Светлана остановилась и обернулась назад. Священник по-прежнему сидел на том же месте и смотрел прямо перед собой. Спустя несколько минут Светлана выбежала за ворота храма, мысленно пожалев о своём приходе сюда.

Оказавшись по ту сторону ворот, женщина глубоко вздохнула и сбавила шаг. Всё, что она сейчас чувствовала, было полное безразличие к происходящему вокруг. Светлана ступала по земле медленными шагами, то и дело, опуская глаза вниз. Вдоль ворот храма сидело несколько попрошаек, которые то и дело протягивали руки при виде проходящих мимо прихожан и постоянно что-то шептали себе под нос. Внимание Светланы привлекла женщина в чёрном одеянии, с длинными растрёпанными волосами, которые закрывали почти всё её лицо от людских глаз. Ещё издали она приметила, что эта женщина не выставляла руку с просьбой о милостыни, подобно остальным. Поравнявшись с ней, Светлана тотчас остановилась и стала внимательно рассматривать попрошайку. Будто какая-то неведома сила толкала её подойти ближе. В этот самый момент сидящая на земле женщина выставила вперёд правую руку. Светлана сделала несколько шагов в её сторону, а оказавшись прямо подле неё, открыла сумку, достала несколько момент и положила их в руку попрошайки, установив с ней телесный контакт. В этот самый момент обезумевшая женщина вцепилась в руку Светланы мёртвой хваткой и, открыв своё лицо, укусила её за руку. Светлана вскрикнула и резко отпрянула назад, упав на землю. Остальные попрошайки в ужасе разбежались от увиденного во все стороны. Укусившая её женщина встала в полный рост и, глядя на перепуганную Светлану, улыбнулась волчьим оскалом, а на её зубах в этот момент можно было увидеть кровь. Подойдя к ней вплотную, она нагнулась над Светланой и прошипела:

– Жить тебе осталось несколько часов, так что проведи это время с пользой.

– Кто ты? – Светлану стало трясти непонятным образом, а вокруг не было ни души.

– Кто я? А ты не догадываешься? – Женщина в чёрном посмотрела на неё в упор.

– Армина…

– Она самая.

 

В этот момент из ворот храма выбежала пожилая женщина и быстро устремилась в их сторону. Завидев её, Армина тут же отпрянула от Светланы и побежала прочь. Старуха нагнулась над ней и взяла её руку.

– Пожалуйста, помогите мне, – взмолилась Светлана, вцепившись в старуху, словно схватившись за соломинку.

– Я уже вызвала помощь. Помощь уже едет.

– Она сказала, что я умру. Она ведь пошутила, правда?

– Моя дочь никогда не шутит, – тихим голосом произнесла Мавра, смотря Армине вслед. В этот момент слёзы навернулись у неё из глаз.

– А моя дочь, она доберётся и до неё?

– Я этого не допущу.

Услышав сигнал скорой помощи, Мавра тотчас отпустила её руку и медленной переваливающейся походкой устремилась по следам дочери.

Дальше всё было как в тумане. Светлана чувствовала, как душа вот-вот покинет её тело. Ей было очень страшно, но совсем не больно. В глазах помутнело. Вокруг было множество людей, которые то и дело называли её имя. Светлана пыталась различить их голоса, но вскоре все они слились в один. И вот в какой-то момент её разум просветлел, она широко открыла глаза и увидела склонившихся над ней Глеба и Ханну. Увидев мужа и дочь прямо перед собой, она не испытала никаких чувств. Лежащая на земле женщина с трудом различала, как шевелились их губы и как слёзы ручьём текли у них из глаз, падая на её лицо и руки. Слёзы были горячие. Светлана почувствовала, что уже вот-вот настанет момент, когда она покинет этот мир, а её душу заберёт кто-то неизвестный. Она понимала лишь то, что не хотела её отдавать. Сделав глубокий вдох, она произнесла:

– Наверное, всё произошедшее между нами, было ошибкой. Хотя нет… Не наверное… Точно…

И она ушла.

***

Армина сидела на берегу моря и смотрела в бескрайние тёмные дали. Ветер развевал её густые длинные волосы, на которых уже в некоторых местах проглядывала проседь. Впервые за долгое время она сняла обувь и наблюдала, как волны бьются об её голые ноги. Никто не знал, что она сейчас чувствовала, даже она сама. Армина не пыталась разобраться в себе. Она просто сидела и наслаждалась ветром в голове и морем у своих ног. Если бы она повернула голову направо и посмотрела вверх, то могла бы наблюдать белоснежный храм на высоком склоне, где буквально сегодня утром по её вине произошла страшная трагедия. Армина посмотрела на него лишь раз и больше не стала. Она просто сидела на берегу моря, а мгновение спустя вздрогнула всем телом, съёжилась, словно маленький комочек и как можно сильнее закуталась в свои чёрные одеяния. За её спиной стояла Мавра. Собравшись с мыслями, женщина сняла обувь, и, ощущая песок под ногами, медленной поступью стала приближаться к дочери, а потом просто села рядом с ней.

Рейтинг@Mail.ru