Меченые

Алиса Никольская
Меченые

– Абсолютно верно, но только не вы, а они… Я больше себя к ним не отношу, с меня довольно.

– Хочешь сказать, что ты от них отречёшься?

– Да. Какая-то часть меня сделала это ещё в тот день, когда я впервые увидела Назара, но в последствие страх потерять семью оказался сильнее моей воли. А сейчас мне нечего терять. Назара уже давно нет в живых, а Армину уже не спасти.

– Что это значит?

– За эти годы моя мать превратила Армину в монстра. Ведь её план сработал лишь наполовину.

– Какой план?

– У Армины было такое же предназначение, как и у меня. Родить уникального ребёнка от тебя, Глеб. И она с ним прекрасно справилась, с моей помощью, конечно. Помнишь ту ночь в мастерской, когда она пришла к тебе. Всё произошло как в тумане.

– В ту ночь Армина забеременела?

– Да, это был мой любовный приворот. В то время ты был ещё молод, и подобраться к тебе было гораздо проще. Для моей матери ты был словно кот в мешке. Она не могла тебя читать.

– Что это значит?

– Она не видела твою судьбу, потому что ты не такой, как твои предки.

– Что стало с ребёнком Армины?

– А вот сейчас будет самое интересное, Глеб. У Армины родился сын. И этот факт изменил всё. Это знак, что на тебе война должна прекратиться. Ты оборвал женскую линию в нашем роду и начертил её на своём.

Глеб бросил на неё злобный защитный взгляд.

– Не стоит бросать на меня такие взгляды. Я не желаю зла твоей дочери. К тому же она защищена от сил Армины.

– Птица с подорожником…

– Да.

– Что с моим сыном?

– Влад вырос неплохим человеком. Когда моя мать узнала, что будет мальчик, она посвятила всю себя Армине, а твоего сына воспитывала я. Армина для него чужая. Он не испытывает к ней ничего кроме страха. Она считает Влада бесполезным, и чтобы хоть как-то оправдать его существование, она поручила ему убить тебя и, судя по всему, твою семью тоже. Но парень не справился с заданием.

– Постой, так, тот парень, который приходил тогда ко мне в студию, и есть мой сын – Влад?

– Абсолютно точно.

– Значит, если бы Ханна и Мия не пришли тогда ко мне…

– Даже в этом случае он бы не смог тебя убить. Я это знаю, ибо сама взращивала его изо дня в день. Влад тоже в опасности. Армина поняла, что он не способен исполнить её волю, поэтому совсем скоро она попытается добраться до вас лично. После смерти бабушки, она совсем потеряла человеческий вид, живёт лишь мыслями о ненависти и смерти.

– Что я могу сделать для Влада?

– Заклейми его, как свою дочь. Тогда Армина не сможет до него добраться. Но знай одно, ты и твои дети будут защищены лишь от её магии. Мы все сделаны из плоти и крови, поэтому обычное убийство никто не отменял, и она это прекрасно знает. – Мавра замолчала, чтобы перевести дух. Было очевидно, что разговор с Глебом отнял у неё много моральных сил. – У тебя ещё есть ко мне вопросы?

– У Ханны и Влада тоже есть дар?

– Насчёт Ханны я не знаю, и никто не знает, а у твоего сына определённо есть способности. Рождение Влада лишь показало доминирование твоего рода над родом Армины. Это ещё раз доказывает, что ты гораздо сильнее своего отца, Глеб.

Произнеся последнюю фразу, Мавра встала на ноги и медленными шагами направилась к выходу.

– Куда ты теперь пойдёшь? – Произнёс Глеб, очнувшись от их тяжелого и продолжительного разговора.

– Куда глаза глядят, – на лице Мавры проскользнула лёгкая улыбка. Она взялась за дверную ручку и уже собиралась скрыться с его глаз, как вдруг, – и ещё кое-что – Армина долгое время была влюблена в тебя. Я думаю, она сперва попытается причинить вред твоей жене. Заклейми Влада и защити семью.

И Мавра скрылась в ночи так же неожиданно, как и появилась.

Глава 8

Глеб вернулся домой лишь под утро следующего дня. После разговора с Маврой он ещё долгое время просидел в мастерской без движения. В эту ночь множество мыслей хаотично блуждало в его голове, а в сердце татуировщика впервые за долгое время поселился страх. Глеб не боялся за свою жизнь, но его бросало в дрожь при одной лишь мысли о том, что кто-то может причинить вред его семье.

В своей жизни Глеб никогда не перебарщивал со спиртным. Точнее сказать, он употреблял алкоголь, но никогда не терял при этом достоинства. Кто-то из друзей подшучивал над ним, говоря, что он не способен себя отпускать. Но Глеб лишь посмеивался над ними и отвечал, что он просто чувствует момент, когда должна быть последняя стопка. А те ощущения, которые поджидали бы его за гранью реальности, и которые, по словам некоторых «знатоков жизни» смогли бы открыть ему новые возможности и познания самого себя, совершенно его не привлекали. Но бывают в жизни моменты и ситуации, когда всё же необходимо по-настоящему себя отпустить и напиться в хлам, ибо, порой, только так можно заглушить то, что вот-вот поглотит тебя изнутри целиком.

И сегодня был именно такой день, а точнее, именно такая ночь, когда Глебу было необходимо напиться и забыться хоть на какое-то время. Перед выходом из студии он достал из сумки телефон и, обнаружив там несколько пропущенных вызовов от жены и дочери, отключил его, а затем поспешно вышел из помещения и направился в сторону ближайшего бара, ибо не хотел, чтобы его сейчас мучили расспросами. В баре Глеб просидел около трёх часов, а когда ноги уже перестали твёрдо держать его тело, а в глазах появилось множество одинаковых людей, он кое-как вышел на свежий воздух и побрёл в сторону дома, словно маятник. Открыв дверь родного дома, он тотчас упал на диван и заснул, не взирая на присутствие жены, дочери и Мии, а голова его в этот момент была чиста – ни одной лишней мысли. Но это было лишь временное явление.

На следующий день, проводив девочек в школу, Светлана села подле мужа и стала всматриваться в его неоднозначное выражение лица. Она специально взяла выходной, чтобы прояснить, что же всё-таки произошло с Глебом в этот заурядный вторник. К тому времени, когда жена села подле него, Глеб уже проснулся и был полностью в сознании. Он просто лежал с закрытыми глазами и собирался с мыслями, а, открыв глаза, мужчина взял её за руку и произнёс:

– Привет, дорогая.

Светлана уже собиралась что-то сказать, но Глеб её остановил. Он приложил палец к её губам и жестом головы показал, что хочет поговорить наверху. Сдержав свой эмоциональный порыв, Светлана утвердительно кивнула головой и последовала за Глебом.

И вот, разместившись на супружеском ложе, Глеб поведал жене свою историю от начала до конца, стараясь не упустить ни одной даже самой незначительной детали. Окончив свой рассказ, он пристально посмотрел на Светлану, ибо жена не перебила его ни единого раза, что слегка насторожило Глеба. Уловив на себе его взгляд, Светлана повернула голову в его сторону. Её глаза в этот момент показались Глебу невероятно большими, а её руки то и дело теребили кофту. Было очевидно, что женщина была напугана, но всячески не хотела этого показывать.

– Скажи мне хоть что-нибудь? – Глеб положил свою руку на её дрожащие женские пальцы и попытался выдавить из себя улыбку.

– Я всегда гордилась тобой, Глеб, а после того, как ты поведал мне эту историю, стала гордиться ещё больше. Знаю, что ты боишься за меня и Ханну, но прятаться и бежать от них мы не станем, и я уверена, что Ханна полностью меня в этом поддержит.

– Послушай, ты видимо не понимаешь…

– Я всё прекрасно понимаю. Мы будем жить, как раньше, просто будем немного осторожнее. К тому же от их магии наша семья защищена, – Светлана спустила кофту, оголив правую руку, где была изображена точно такая же змея, как и у Глеба. – Нужно будет придумать змейкам имена. – Женщина выдавила из себя улыбку.

– А что ты думаешь по поводу Влада?

– Влад – очень загадочный персонаж. Всё будет зависеть от того, какую дорогу он выберет. Если он захочет пойти с нами по одному пути, тогда добро пожаловать в семью. Этот парень ведь твой сын.

– Вот смотрю я сейчас на тебя и удивляюсь – почему ты до сих пор со мной?

– А ты как думаешь? – Женщина придвинулась к нему ближе и нежно поцеловала. – Давай проведём этот день вдвоём – только ты и я. Просто возьмём и украдём этот день у целого мира для Глеба и Светланы.

– Я полностью тебя поддерживаю.

– А вечером расскажем всё Ханне. Она наша дочь, а значит, имеет право знать правду.

Глеб лишь кивнул головой в знак согласия, а затем нежно провёл рукой по её волосам и растворился в ней на несколько волшебных часов.

Время уже близилось к вечеру, когда неожиданный стук в дверь нарушил их семейную идиллию. Глеб и Светлана знали, что Ханна всегда открывала дверь своим ключом, поэтому Глеб достал из закромов бейсбольную биту и быстрыми уверенными шагами направился к входной двери.

– Глеб, лучше сначала посмотри, кто там. Вдруг мама Мии узнала, где она скрывается и хочет вернуть её домой.

– Что-то я в этом очень сильно сомневаюсь.

Мужчина резко открыл дверь и замер на пороге. Перед ним стоял бледный и потерянный Влад, который с опаской смотрел на Глеба с бейсбольной битой в руке.

– Я могу войти, – обратился он к Глебу дрожащим голосом.

– Смотря, с какой целью ты пришёл.

– Я пришёл с миром.

– То есть не как в прошлый раз.

– Я знаю, что бабушка всё вам рассказала. Она отреклась от них и теперь скрывается. А мне она сказала прийти сюда и попросить у вас временное пристанище и защиту. Я хотел пойти с ней, но она не позволила. Бабушка Мавра сказала, что моё место здесь. В тот день в студии я держал нож за спиной, но даже если бы девушки тогда не появились, я бы всё равно не смог этого сделать.

– Потому что я твой отец? – Глеб опустил биту и пристально на него посмотрел.

– Потому что вы – человек.

Глеб впустил молодого человека в дом, бросил на пол бейсбольную биту и проводил его в гостиную. Он предложил Владу что-нибудь выпить или перекусить, но молодой человек наотрез отказался. Видимо ему сразу хотелось перейти к первому в жизни разговору с отцом и понять, кто же он на самом деле – бесполезный и нежеланный сын, бледный невротик в чёрном одеянии или же кто-то третий. Их разговор длился несколько часов. Как бы Светлане не хотелось разузнать, о чём же они говорят столько времени, она всячески сдерживала свои порывы любопытства, и всё это время находилась в стороне, лишь изредка наблюдая за их жестами и мимикой. Они оба разговаривали спокойным тоном. На протяжении их беседы Глеб заметил, что Влад практически не выражает эмоций – он ни разу не улыбнулся и не изменил тембр голоса, но что Глебу явно удалось уловить, так это игру его глаз, в которых неустанно горела жизнь. Заметив эту его особенность, новоиспечённый отец отметил про себя, что не всё ещё потеряно в этом большом чёрном человеке.

 

Влад поведал Глебу о своей жизни. Всё детство и юность он провёл далеко в горах. Армина, узнав, что родился мальчик, буквально отказалась от него ещё с рождения. Влада воспитывала бабушка Мавра, которая всегда была добра к нему и относилась к парню с должным уважением. Когда Глеб спросил Влада, ходил ли он в школу, тот ответил, что знает всё, что необходимо ему для вступления во взрослую жизнь. Бабушка Мавра всегда говорила ему, что голова её внука не должна быть сборищем всякого ненужного хлама, что тут же вызвало на лице Глеба долгоиграющую улыбку. Хоть Влад и был снабжён должными знаниями, пробелы в его воспитании всё же были на лицо. Из разговора с ним Глеб сразу же понял, насколько парню не хватало тепла, заботы и поддержки настоящих родителей и простого человеческого общения со своими сверстниками. Было очевидно, что Влад был сильно зажат, невротичен и боялся жизненной неопределённости. В принципе эти качества были присущи многим подросткам, но поскольку Глеб не знал, что этот мальчик мог пережить далеко в горах, этот факт беспокоил его особенно сильно. Они старались разговаривать на обычные мирские темы, которые не касались магии, вражды и смерти, и, судя по всему, именно это и положило начало зарождению благоприятных отношений между отцом и сыном.

Светлана ждала их на кухне. За то время, пока Глеб и Влад друг друга узнавали, женщина успела приготовить обед и загнать себя в бездну дурных предчувствий. И вот, наконец, их разговор подошёл к концу. Глеб привёл Влада на кухню и представил жене. Одобрительным кивком головы мужчина показал, что можно садиться за стол, а также дал понять, что молодой человек принят в их семью.

Ещё буквально вчера вечером у Светланы была обычная жизнь и обыкновенная семья. А уже на следующий день она вдруг поняла, что привычная для неё жизнь растворилась на глазах и превратилась во что-то непонятное и хаотичное, а её обыкновенная семья в какой-то момент вдруг стала необыкновенной. И что со всем этим делать, она пока не знала. За столом она в основном молчала, загоняя себя в этот мысленный водоворот всё больше и больше. Но совсем скоро послышался скрежет открывающей двери, а через несколько секунд на кухне показались весёлые взволнованные и раскрасневшиеся Ханна и Мия. А, увидев за семейным столом Влада, уплетающего ужин за обе щёки, девушки буквально застыли на одном месте, ибо в этот самый момент их удивлению не было предела.

– А я смотрю, наша семья разрастается, – смешливо произнесла Ханна, даже не представляя всю смысловую глубину сказанных ею слов.

– Садитесь ужинать, девочки, – спокойно сказал Глеб, проигнорировав слова дочери. – А после ужина нам предстоит серьёзный разговор с Ханной.

– Нам это кому? Что вообще происходит? – Ханна посмотрела на отца с недоумением.

– Обещаю, что после ужина ты получишь ответы на свои вопросы.

После того, как вся семья встала из-за стола, Глеб, Светлана и Ханна поднялись наверх и закрылись в комнате Ханны, а Мия и Влад остались в гостиной. Мия была сильно удивлена происходящим, а заговорить с парнем в чёрной одежде почему-то не решалась. Время, проведённое на гостином диване в обществе человека, который вызывал у неё весьма противоречивые чувства, показалось ей вечностью. Они сидели молча и постоянно оборачивались в сторону лестницы, лишь изредка перекидываясь парой слов на отвлечённые темы. Влад и Мия пребывали в ожидании, что вот сейчас кто-нибудь спустится к ним и всё прояснит, разрядив тем самым созданную ими напряжённую атмосферу. И вот, наконец, наверху послышались чьи-то шаги, а вскоре показался силуэт Глеба. Он спускался по лестнице так медленно, будто топчет ногами чьи-то грёзы. По его выражению лица было очевидно, что разговор с дочерью оказался не только долгим, но и весьма непростым.

– Мия, поднимись, пожалуйста, в комнату Ханны. Ей сейчас как никогда нужна твоя поддержка и умению слушать. А ты переночуешь сегодня в гостиной, – обратился он к Владу. – Обещаю, что завтра разместим тебя, как полагается.

– Я не хочу никого стеснять. Мне и в гостиной будет удобно.

Но Глеб ничего не ответил, а лишь потрепал парня по волосам, что ещё больше ошарашило рыжеволосую девушку, которая поспешила вверх по лестнице с кучей вопросов в голове, на которые ей так хотелось получить ответы.

Эта ночь обещала быть долгой для всех членов семьи. Кто-то был поглощён душераздирающей и в то же время увлекательной беседой о том, как за один вечер можно обрести брата и узнать отца с другой стороны; кто-то молился Богу, чтобы справиться с бременем обыкновенной жены необыкновенного человека; кто-то, обнимая жену, размышлял о своём высшем предназначении, ответственности и страхе потерь; а кто-то просто молча смотрел в окно, любуясь звёздным небом и не зная, что будет дальше. Эта ночь была долгой. Этой ночью никто не спал.

***

На следующее утро, когда Светлана, Ханна и Мия ушли по своим делам, Глеб и Влад молча сидели на кухне за обеденным столом. Каждому хотелось что-то сказать, но никто из них не решался быть первым, пока Глеб всё же не нарушил затянувшееся молчание.

– Как тебе спалось на новом месте? – Он решил начать с банального вопроса, но мысленно разозлился на себя, ибо хотел спросить совершенно другое.

– Спалось отлично. В вашем доме мне очень спокойно, в отличие от дома матери.

– Рад слышать. А как ты смотришь на то, чтобы нам с тобой провести этот день вместе и познакомиться поближе?

– А как же твоя работа?

– Об этом не беспокойся. Я уже перенёс сегодняшние записи на другие дни. Это мои постоянные клиенты, они пошли мне навстречу.

– Не стоило менять свои планы из-за меня. Я и так обременяю вашу семью своим присутствием.

– Это теперь и твоя семья, Влад. С этого дня я прошу тебя никогда более об этом не забывать. Договорились?

– Договорились… – чуть слышно пробурчал парень.

– Вот и хорошо.

– И какие у нас планы? – В его голосе Глеб уловил некую оживлённость.

– Я бы хотел посмотреть на твой эскиз татуировки. А затем можно оседлать мой мотоцикл, который, помнится, в прошлый раз не оставил тебя равнодушным, и поехать ко мне в студию воплощать твою идею на бумаге в жизнь на твоём теле.

– Ты серьёзно? – И, наверное, впервые за всё время их знакомства Влад показал, что он – не каменная статуя, а человек, способный выражать эмоции.

– Абсолютно, – Глеб одарил парня своей доброжелательной улыбкой во все зубы.

Буквально через несколько минут Глеб уже держал в руках развёрнутый рисунок Влада. Там был изображён дракон, извергающей пламя, который по желанию парня должен быть набит во всю спину.

– Очень неплохо, Влад. Только имей ввиду, что такую большую татуировку за один раз не сделаешь.

– Хорошо, как тебе будет удобно. Я готов ждать и терпеть сколько потребуется.

– Ну, что ж, тогда поехали.

– Поехали, – подхватил Влад.

– Ты кстати не хочешь переодеться во что-то менее чёрное и более удобное?

– У меня вся одежда такая, – Влад понуро опустил голову.

– Намёк понял. Сейчас попробую тебе что-нибудь подобрать и поедем, а в выходные попрошу девочек сходить с тобой по магазинам. У моей дочери, кстати, очень хороший вкус.

– Она ведь знает про меня?

– Да, знает. Не переживай, Ханне нужно немного времени, чтобы переварить всё то, что я рассказал ей вчера вечером. Она примет тебя, я уверен.

Как только Влад сел с отцом на мотоцикл, его сердце заколотилось так бешено, как никогда ранее. А когда они понеслись по дорогам с бешеной скоростью, Влад испытал чувство, которого не знал до этого момента – это был детский восторг, которым молодой человек был переполнен от макушки до кончиков пят.

***

Вечером того же дня Ханна и Мия возвращались из школы в весьма удручённом состоянии. Во-первых, в связи с событиями прошлого вечера две девушки чувствовали себя немного не в своей тарелке, находясь среди людей, которые видят лишь ограниченную сторону этого мира. Все эти окружающие люди никак не были связаны с миром магии, не участвовали в воинах добра со злом и не являлись представителями враждующих родов, хотя знать всего наверняка Ханна и Мия тоже не могли. Во-вторых, шла последняя неделя учебного года, а впереди выпускные экзамены и взрослая жизнь. У каждой из них были свои надежды, мечты и планы, но вчерашние события заставили девушек слегка притормозить и немного переосмыслить жизнь, особенно это отразилось на Ханне. Что же касается Мии, то, узнав секрет её семьи, девушка пообещала Ханне хранить всё услышанное в строжайшей тайне и помогать её семье по мере своих возможностей. Ханна, боясь, что Мие также может грозить опасность, предложила ей переехать в более безопасное место, но Мия наотрез отказалась, изъявив желание остаться на лето в семье Ханны, если, конечно, её присутствие не будет их стеснять. Поняв, что упрямую рыжую девушку переубедить не удастся, Ханна решила идти с ней рука об руку и никуда не сворачивать, пока сама жизнь не распорядится иначе.

Подходя к дому, Ханна заметила мотоцикл, который стоял на противоположной стороне улицы. Как только взгляд Ханны упал на железного коня, девушка тотчас изменилась в лице и стала оглядываться по сторонам, поскольку она прекрасно знала, кому он принадлежал. Больше всего на свете ей не хотелось, чтобы Антон застал её врасплох, как это было в прошлый раз. Но произошло именно то, чего она и боялась. Молодой человек видимо прятался за соседним домом, ибо как только Ханна прекратила вертеть головой, он незаметно подкрался к ним со спины, схватил девушку за руку и перегородил ей дорогу. Ханна вскрикнула от неожиданности и резко одернула руку.

– Что тебе от меня нужно? Немедленно убирайся!

– Ханна, мне нужно всего лишь пять минут твоего времени. Выслушай меня, пожалуйста.

– Если ты сейчас же не уберёшься отсюда, я буду звать на помощь, – глаза Ханны горели яростным огнём, что сопровождалось нервным и учащённым дыханием.

– Я никуда тебя не отпущу, пока ты меня не выслушаешь.

В этот момент Мия встала между ними и произнесла дерзким голосом, обращаясь к Антону:

– Ты что, не слышал, что Ханна не хочет тебя знать? Немедленно уйди с дороги!

Антон был сильно возмущён наглостью рыжеволосой девушки.

– Уйди с дороги! Это наше с Ханной дело, – одним движением руки он оттолкнул Мию со своего пути и вновь оказался напротив Ханны, впившись своим властным взглядом в её ледяные глаза.

– Эй, полегче с ними, а то хуже будет, – донёсся чей-то голос из-за спины Антона.

Антон обернулся и застыл в недоумении. На пороге дома Ханны стоял бледнолицый молодой парень в джинсах и футболке, которые были явно ему велики.

– Ты ещё кто такой? – Прокричал Антон во всё горло. – Иди, откуда пришёл, если не хочешь, чтобы тебя размазали по асфальту.

Молодой человек ничего не ответил, он просто молча пошёл ему навстречу в гущу стремительно развивающихся событий. Поравнявшись с Антоном, он взял девушек за руки и отвёл в сторону на несколько шагов, а затем встал напротив разъярённого байкера, перегородив ему путь к Ханне и Мие.

– Да, кто ты, чёрт возьми, такой? – Антон замахнулся на парня своей правой рукой и мгновенно замер без движения, будто заморожённая статуя, лишь только заглянул в его чёрные, как угли глаза.

– Я, Влад – брат Ханны, я не видел её целую жизнь, и теперь буду всегда защищать её от врагов и недоброжелателей вроде тебя. А сейчас ты пойдёшь отсюда прочь, сядешь на свой мотоцикл и больше никогда не побеспокоишь Ханну и её семью. – Произнеся эту фразу, Влад подошёл к нему вплотную и что-то прошептал Антону на ухо.

Буквально через несколько секунд Антон очнулся, опустил руку и сделал именно так, как сказал ему Влад. Не выражая ни единой эмоции, он отвернулся от девушек, при этом даже ни разу не взглянув на Ханну, и медленными шагами стал удаляться от них по направлению к своему мотоциклу. А когда он просто сел на него и поехал прочь, изумлению девушек не было предела.

– Что это сейчас было? – Ханна смотрела на брата во все глаза.

– Лёгкий гипноз – ничего особенного, – улыбнулся Влад. – Хоть драться я и не умею, зато бабушка научила меня кое-чему другому.

 

– С ума сойти, – Мия поправила волосы и улыбнулась бледнолицему парню.

– Спасибо, большое, – Ханна одарила его лёгкой улыбкой. – Так значит, он больше меня не побеспокоит?

– Не могу знать наверняка. Каждый человек по-разному реагирует на гипноз. Но ты не переживай, этот парень для тебя не опасен. Его лишь гложет чувство вины, и он хочет тебя вернуть. На какое-то время он должен успокоиться.

– Ты что и мысли умеешь читать? – Не унималась Мия.

– Совсем немного. Хотя в данной ситуации всё и так очевидно.

Войдя в дом, Ханна и Мия тотчас устремились на кухню, пригласив с собой их необычного спасителя. Узнав от Влада, что Глеб и Светлана уехали на излюбленную прогулку на мотоцикле, а готовиться к экзаменам жутко не хотелось, ибо погода за окном просто шептала о вечерних приключениях, Мия предложила съездить с ней к фаерщикам и заодно показать Ханне и Владу свои новые умения. Ханна охотно согласилась, а Влад начал было колебаться, но дар убеждения Ханны сработал в сторону его положительного ответа. Предупредив родителей о вечерней прогулке, девушки буквально перевернули сумку Влада с его вычерненными вещами и кое-как подобрав ему более менее приличную, на их взгляд, одежду, направились к автобусной остановке, пообещав в ближайшее время обновить его гардероб.

В этот раз на дорогах были огромные пробки, поэтому поездка на другой конец города оказалась для молодых людей весьма продолжительной. Влад и Ханна сели вдвоём в конец автобуса, а Мия разместилась немного поодаль, чтобы не мешать им друг друга узнавать. Какое-то время они просто молчали, но совсем скоро Влад первым решил взять инициативу в свои руки.

– Спасибо тебе, что приняла меня, Ханна. Не думал, что это произойдёт так скоро, – чуть слышно произнёс он.

– Честно говоря, я тоже. Но ты ведь ни в чём не виноват. Нам не дано выбирать семью и место, где родиться. Но достигнув определённого возраста и понимания, мы можем быть с теми, с кем хотим, и уехать туда, куда захотим. Собственно говоря, именно это ты и сделал. – Влад ничего не ответил, а Ханна решила сменить тему разговора. – Кстати, чем вы занимались сегодня с отцом?

Рейтинг@Mail.ru