Пик Суровый

Алим Тыналин
Пик Суровый

Пролог

Человек осторожно, часто останавливаясь отдохнуть, бежал по ледяным полям, ведущим то вверх, то вниз. «Кошки»1, прицепленные к ботинкам, глухо звякали о твердый снег.

Вокруг стоял туман, а за ним горы. Спереди, сзади, со всех сторон. Они неодобрительно глядели на человека, потому что он кашлял, хрипло дышал и выплевывал редкую колючую слюну из пересохшего горла. В общем, вел себя крайне неприлично для торжественно красивого места. Горы молчали. Что поделаешь, это ведь человек, представитель бесцеремонного племени, вечно нарушающего покой на планете. Разве им известно, как надо вести себя на поднебесных высотах?

Человек бежал давно. Он смертельно устал, но не имел права на отдых. Из всей группы, вышедшей на маршрут, остался только он.

Стадо тэков перебиралось на другое пастбище выше по склону. Вожак, крупный самец с загнутыми саблевидными рогами и длинной бородкой, первым услышал неровный цокот «кошек» по льду. Поднял голову и насторожился. За ним встревожились и остальные горные козлы.

Человек, невидимый в тумане, промчался ниже. На всякий случай вожак негромко свистнул, потому что от двуногих лучше держаться подальше. Тэки мгновенно скрылись в белой мгле.

У человека отчаянно кололо в боку. По спине лился пот. Ледоруб в руке, казалось, был тяжелее скалы. Человек искал дорогу и не находил ее. А потом запнулся, упал и покатился по льду.

В горах любое падение может привести к смертельно опасным последствиям. Человек перевернулся, попытался вонзить ледоруб в белую корочку.

Безуспешно.

Из тумана возник темно-синий зев глубокой трещины. Извилистая и широкая, она поджидала человека, как раскрытые челюсти гигантской акулы. Некоторые трещины могут достигать сотни метров в глубину.

Человек увидел, куда катится и заскулил от страха. Неуклюже затормозил ногами, перевернулся головой вперед и полетел к трещине еще быстрее. И только в последний миг успел зацепиться ледорубом за лед.

Падение остановилось. Ноги нависли над трещиной. Верхняя часть туловища лежала на льду.

Человек отчаянно заработал руками и ногами. Вскочил на четвереньки и мигом отполз от трещины. Казалось, щель во льду разочарованно сузилась.

Тяжело дыша, он поднялся. Постоял, глядя на трещину. Выдохнул ей:

– Обойдешься, милая, обойдешься!

Осторожно обошел трещину по краю и побежал дальше. У него осталось совсем мало времени.

Глава 1. Челлендж

Вечером Аян вместе с Дианой приехали в бар «Смутьянка». Его друзья отмечали удачное восхождение на пик Вдохновений. Для пирушки забронировали отдельную кабинку на втором этаже. На светло-коричневых стенах чучела тетеревов и кабанов.

– Хэй, как поживаешь? – Сергей поднялся навстречу для приветствия.

– Лучше всех, – ответил Аян. Они с Сергеем среднего роста, но если Аян чуть полноватый, то у Сергея атлетическое сложение. Круглое лицо, ежик жестких волос. Отличительная примета – густые, почти сросшиеся брови.

Он обнялся с Сергеем и чмокнул в щечку его девушку Кристину. Затем хрустнул ладонью, здороваясь с Даулетом.

– Ты совсем от рук отбился, – заметил тот. – Тренировки забросил, в горы не ходишь… С чего бы это?

И шутливо погрозил Диане пальцем, качая при этом бугристой, словно вырезанной из дерева головой.

– Кажется, я знаю, кто в этом виноват!

– А причем здесь я? – улыбаясь, спросила девушка, обнимаясь с Наргиз, подругой Даулета. – Аян взрослый мальчик, сам принимает решения.

– Торжественно заявляю, что Диана здесь ни при чем! – объявил Аян, подняв руку и сдвинув мохнатые, густые брови. На голове смешно топорщились короткие волосы.

Они сели за стол, заставленный закусками и напитками. За дверью кабинки играла негромкая музыка. Официанты разносили заказы.

– Ну, рассказывайте, – попросил Аян, жуя салат. – Как все прошло?

– М-м-м, брат, это была настоящая сказка! – покачав головой, ответил Сергей. – Погода – во! – он выставил вверх большой палец. – Представляешь, на небе ни облачка!

– Да, то-то у вас у всех морды загорелые, – заметил Аян. – А много народу было?

– Нет, должны были пойти еще две группы, но они отказались. На маршруте было мало народу. У подножия бесплатно выдавали каски и обвязки. Везде спасатели. Чаем поили, с печеньками. Короче, не восхождение, а прогулка!

Аян завистливо вздохнул. Друзья сходили на вершину Вдохновений. Власти устроили альпиниаду в честь дня Конституции Казахстана. Маршрут несложный, категория сложности 2Б. Он уговаривал Диану сходить вместе, но девушка не захотела. Вместо этого они пошли выбирать подарок на день рождения Уралы, подруги Дианы.

Официант принес шашлыки из баранины. Диана закатила глаза.

– Блин, я же не ем такие блюда! Знаете, сколько там холестерина? У вас утки нет?

Официант покачал головой.

– К сожалению, закончилась.

Диана несколько мгновений изучала меню.

– Ладно, давайте просто салат из цветной капусты.

Пока она делала заказ, Кристина рассказывала, как натерла мозоли на ногах от новых горных ботинок.

– Ой, не говори, – согласилась Наргиз. – У меня нога тоже сплошной рубец.

Диана с жаром присоединилась к обсуждению обуви для походов.

Аян поглядел на Сергея. Тот сидел, раскинувшись на диванчике и усмехался, глядя на ленту новостей в соцсетях. Протянул телефон Аяну.

– Мужики, гляньте, что творится. Я скинул фото с восхождения в сеть. Большинство лайкнули, конечно. Но вот этот типус сомневается, что мы способны на большее.

– Кто посмел? – спросил Даулет, выхватив телефон у Аяна. – Покажи еретика.

Прочитал, улыбнулся и написал что-то в ответ. Вскоре пришел новый пост. Даулет прочитал и посмотрел на друзей.

– Слышьте, он предлагает челлендж. Я у него спросил, на что он сам способен, так он написал, что недавно ходил на пик Суровый. И фотку предоставил в качестве пруфа. И спрашивает, слабо ли нам сходить?

– Это который пик? – спросил Аян.

– Ну, Суровый, самый высокий в Заилийском Алатау, – напомнил Сергей. – Такой трехглавый, когда на Абая лазили, помнишь, я показывал?

– Да, припоминаю… – медленно сказал Аян.

Сергей взял телефон.

– А почему бы нам и вправду не сходить?

Даулет спросил:

– Разве сейчас уже не сезон? Ты там бывал?

Сергей покачал головой.

– Нет, но примерно знаю маршрут. До конца сентября еще можно ходить. Там категория от 3Б и выше.

– Ничего себе, – сказал Даулет. – Ледорубами махать придется, в «кошках» лазать. Веревки вешать… У меня соревнования на носу.

– А у нас Мальдивы скоро, – напомнила Диана. – Ты не забыл, Аян?

Девушки, оказывается, прислушивались к разговору парней.

– Помню, конечно, – ответил Аян. – Но это в октябре, и если мне выплатят премию.

– Ого-го, на Мальдивы собрались? – спросила Кристина и тут же повернулась к Сергею. – А мы когда поедем?

– Я тоже хочу, – сказала Наргиз Даулету.

Но парни не слушали.

– Смотрите, этот чувак никак не угомонится, – сказал Сергей. – Я его узнал, мы как-то обошли их команду в забеге на пик царицы Томирис. Он еще так злился прикольно.

– Не понимаю я вас, альпинистов, – пробормотал Даулет. – Еще и соревнования устраиваете. Я хоть и хожу иногда, но просто для себя.

– Знаете, что он написал? – продолжал тем временем Сергей. – Он бросает нам публичный вызов и уверен, что мы не сможем взойти на Суровый. Предлагает пари на миллион тенге.

– Он псих? – спросила Наргиз.

– Нет, – ответил Сергей. – Просто он уверен, что мы не сделаем этого. И его челлендж уже лайкнули тридцать шесть человек. Он опубликовал его на популярном ресурсе, скоро лайков и репостов будет в разы больше. Что будем делать, примем вызов?

– Конечно, – сказал Даулет. – Что там, на гору сходить? В первый раз, что ли?

– Это непростая гора, – заметил Сергей. – Самая высокая в Заилийском Алатау, почти пять тысяч метров над уровнем моря. И этот маршрут по сложности не уступает восхождению на Эльбрус. Я не уверен, смогут ли девушки…

Он замолчал.

Кристина возмутилась:

– А что такого? Эверест, что ли? Или я сегодня родилась? На Вдохновения сбегали и сюда сходим.

– Ну, я не знаю, – задумчиво сказала Диана. – У меня работы много.

Даулет решительно махнул рукой.

– Давай, Серега, соглашайся! В крайнем случае, сходим сами, девушек оставим на Чимбулаке.

Сергей поглядел на Аяна. Тот пожал плечами.

– Почему бы не сходить?

– Вы не забывайте, что если проиграем, то надо будет платить лям тенге, – напомнила Наргиз.

– Кто сказал, что мы проиграем? – спросил Даулет, сверкая маленькими глазками.

Посовещавшись еще немного, разгоряченные крепкими напитками, друзья решили принять вызов. В пылу спора они совсем забыли о еде. Попросили официанта подогреть шашлык и жадно набросились на ужин.

– Надо будет идти в начале сентября, – сказал Сергей. – Договаривайтесь на работе, берите отпуск на неделю. Нельзя терять время. А то вдруг погода испортится, в горах снег пойдет и все останется до следующего года.

– Насчет сроков, кстати, уговора не было, – сказал Аян. – Если не получится, можно и в следующем году сходить…

Сергей проглотил кусок шашлыка и покачал головой.

 

– Еще чего не хватало, ждать до следующего года!

Парни договорились встретиться на днях, выбрать точную дату похода и обсудить маршрут и список снаряжения.

Около полуночи Аян и Диана вышли из бара. Из темноты, окутавшей город, тянул легкий ветерок, ворошил волосы. По ярко освещенным улицам, изредка гудя, носились автомобили. На мощеных брусчаткой дорожках прогуливались горожане.

– Пройдемся на сон грядущий? – предложил Аян.

– Хорошо, – ответила Диана.

Они пошли по проспекту.

Лето в Алматы – волшебная пора. Можно до утра бродить по улицам и сидеть на скамейках под карагачами.

Они дошли до речки и по набережной повернули на юг, к горам. Семейные парочки гуляли с колясками. Тут и там попадались компании молодых людей.

Аян и Диана прошли несколько кварталов. Наверное, это и есть счастье, гулять вот так с любимой девушкой за руку и не беспокоиться о будущем, думал Аян.

Когда они зашли в участок дорожки, утопающий в сумраке из-за густых ветвей деревьев, Аян поцеловал девушку. Она ответила на поцелуй, всего несколько мгновений. Затем мягко отстранилась.

– Не надо, люди смотрят, – и отвернулась со смущенной улыбкой.

Они гуляли еще час, потом поехали домой к Аяну и занялись любовью. А после не могли заснуть и болтали в постели до утра.

– У тебя есть фото, когда ты ходил в детсад? – спросила Диана, лежа у него на груди.

– Хм, кажется, нет, – ответил Аян. – А зачем тебе?

– Хочу на тебя наложить порчу, – пошутила девушка и царапнула его по животу. – Мне просто интересно, как ты выглядел, когда был маленьким. Маленькие дети такие прикольные.

– Не знаю, надо будет посмотреть у родителей. Может, чего-то осталось, – сказал Аян. – Хотя, если честно, я не очень люблю вспоминать детсад и школу.

– Почему? – спросила Диана. – Это же так классно. Я до сих пор хочу вернуться в детсадовские времена. А лучше в школьные. Хотя, нет, еще лучше в студенческие…

Аян вздохнул. У него с детсадом и школой связаны не самые лучшие воспоминания.

– Может, ты все-таки откажешься от восхождения? – помолчав, спросила девушка. Она подняла голову и посмотрела парню в глаза. – У тебя сейчас важный проект на работе, мы собираемся в отпуск. Зачем тебе это?

Аян молчал, а затем ответил:

– Нужно.

Они уснули, когда за окном рассвело.

***

Через неделю, ранним сентябрьским утром во двор Аяна въехал черный джип. За рулем Сергей, рядом Даулет. Кристина и Наргиз сидели на заднем сидении.

Сергей нетерпеливо посигналил.

– Где они? Аян почему-то не берет трубку.

Чуть подождали.

– Неужели он сдулся? – спросил Даулет и поглядел на Сергея. – Может, Диана убедила его не идти?

Сергей покачал головой.

– Не, он бы предупредил заранее.

Дверь подъезда открылась, вышла женщина с собачкой.

– Подождите, а это разве не он? – спросила Кристина. – Чего это с ним стряслось?

Аян, оказывается, сидел на скамейке у соседнего подъезда.

– Эй, Аяша! – крикнул Даулет, высунувшись в окно. – Ты чего там застрял?

Аян встал, взвалил на плечи огромный рюкзак и подошел к машине. Одет он был явно не для похода: джинсы и рубашка, на ногах кожаные туфли. В руке держал комнатный цветок в горшке. Закинул рюкзак в багажник, открыл дверцу и забрался на заднее сиденье.

Друзья удивленно рассматривали его. Лицо в ссадинах и царапинах, одежда местами порвана.

– Здорово, дружище, – наконец, сказал Сергей. – У тебя все нормально?

– Ага, – ответил Аян, вглядываясь в окно. – Поехали. Переоденусь на Медео.

Сергей переглянулся с Даулетом и включил заднюю передачу. Развернулся, выехал со двора и спросил, высматривая дорогу:

– Да, кстати, а где Диана? За ней куда ехать?

Аян неотрывно смотрел в окно.

– Сделайте одолжение, больше никогда не упоминайте ее имя в моем присутствии.

Сергей поглядел на него в зеркало заднего вида и пробормотал:

– Ну, как скажешь…

И джип рванул в сторону гор.

Глава 2. Розовый горшок

В детстве Аян рос под надзором суровой родительницы. В три года мама привела его в детский сад. Осень девяносто седьмого года, время, когда экономика страны оказалась не в лучшем состоянии.

Мама надела на мальчика красный шерстяной костюмчик, дала в руки розовый горшок, разрисованный цветочками и божьими коровками. Они пришли в садик. Аян чинно шел по дорожкам, усыпанным опавшими листьями.

– Всюду со своим хозяйством? – спросила Алла Муратовна, воспитательница младшей группы.

– Мой Аянчик может писать только в этот горшочек, – объяснила мама. – Поэтому мы пока с ним будем ходить, хорошо?

– Вообще-то мы не будем возиться с каждым малышом в отдельности, – нахмурилась воспитательница. – Только на первое время, в порядке исключения…

Другие дети в группе уже давно ходили на унитазики. Увидев Аяна, они смеялись и указывали на него пальцем. Поздно вечером, когда мама забрала его, он утащил горшок обратно. Так горшок ездил с ним в детсад еще с неделю. Только потом мальчик начал сидеть на унитазах.

В садике Аян был молчаливым и спокойным. Сидел на маленьких стульчиках и кушал кашу. Когда хулиганистый малыш Абай толкнул его в грудь и отобрал пожарную машинку, Аян промолчал.

Во время тихого часа Абай проснулся раньше всех. Он заметил на кроватке Аяна свои штанишки и надел их. Аян заметил это и спросил:

– Ты почему мои штаны взял?

Абай промолчал.

Тогда Аян решил отобрать штаны. Абай пихнул его в грудь. Аян расплакался, но не отставал. Так они возились, пока на шум не пришла молодая нянечка.

– Он забрал мои штаны, – сказал Аян, размазывая сопли по лицу и указывая на похитителя.

Поскольку Абай наотрез отказался снять штаны, нянечка решила снять их силой. Абай вопил на весь сад и не отдавал штаны.

Тем временем, проснулись другие дети. Сосед Аяна с другой стороны кроватки не нашел своей рубашки, испугался, схватил чужую и принялся натягивать на себя. Владелец рубашки бросился на защиту одежды. Нянечка оставила Абая и пришла ему на помощь.

Остальные дети, поняв, что творится нечто странное, в панике начали хватать и надевать первую попавшуюся одежду. Вечером они ушли в чужих нарядах и еще несколько дней родители разбирались, кому что принадлежит.

Свои штанишки Аян обнаружил под кроваткой. Видимо, уронил во сне. Абай к ним не прикасался. Аян принял его штаны за свои.

***

Осень быстро пролетела, наступила зима. Иногда Аян не ходил в садик по нескольку дней кряду. Воспитательница журила маму, пропуски не поощрялись.

Незадолго до новогодних праздников Аян пришел в группу самостоятельно. Мама опаздывала на работу и оставила его у ворот садика.

Мальчик открыл калитку, пошел по заснеженным дорожкам к входу в группу. Его рост не доставал до ручки двери. Аян стоял снаружи и ждал, пока дверь в группу кто-нибудь откроет.

Воспитательница пошла закрывать дверь на ключ и обнаружила мальчика с внешней стороны двери. Его щечки покраснели от мороза. Она впустила его и спросила:

– Ты чего здесь застрял?

– Здравствуйте, Алла Муратовна, – ответил Аян и пошел в раздевалку, стаскивая на ходу шубку. – Не мог открыть, дверь слишком крепкая.

– Ноги кто будет вытирать!? – заметила воспитательница. – Давай, быстрее переодевайся и пошли завтракать.

Остальные дети уже успели поесть. Аян опоздал, поэтому в одиночестве сидел за столиком и глотал кашу.

Когда выходили гулять на улицу, из-за Аяна у воспитательницы чуть не случилось помрачение рассудка.

Дети уже успели надеть плотные штаны и комбинезончики. В раздевалке стоял невообразимый гвалт. Только Аян замешкался с обувью.

– Веди их на улицу! – велела Алла Муратовна нянечке и закричала детям: – Ну-ка, замолчали все! Быстро выходим на улицу.

Ребятишки чуть успокоились. Выстроились попарно в колонну, взялись за руки и пошли гулять. Нянечка шла впереди.

Воспитательница подошла к Аяну. Дело плохо, ботинки не желали налазить на ноги. Мальчик пыхтел и отчаянно сражался с упрямой обувью.

Алле Муратовне нужно было заполнить отчеты и она торопилась. Поэтому воспитательница села на корточки и наклонилась к мальчику со словами:

– Ну что ты возишься? Дай сюда, сейчас я тебе помогу, горе ты луковое…

Она быстро натянула ботиночки на ноги ребенка. В раздевалке было жарко, Алла Муратовна опасалась, что мальчик вспотеет. Она хотела встать, когда Аян заметил:

– Кажется, ножки перепутали.

Только сейчас, присмотревшись, воспитательница увидела, что в спешке обула левый ботинок на правую ногу, а правый – на левую. Она поджала губы и принялась стаскивать обувку с мальчика. Ботинки цеплялись за шерстяные колготки и носки, не желая слезать.

– Что же у тебя такие толстые носки? – пробурчала воспитательница, дергая ножку мальчика в стороны.

Наконец, Алла Муратовна содрала обувь с ножек и переобула мальчика. Вздохнула с облегчением.

На ее рабочем столе вот уже пять минут беспрерывно надрывался телефон. Почему-то все звонят именно в такие минуты, когда она занята. Воспитательница бросила:

– Шапку не забудь одеть, – и поспешила было к телефону.

Но Аян сказал:

– Алла Муратовна, это не мои ботинки!

– Что же ты раньше не сказал! – закричала воспитательница. – Молчишь, как партизан!

Она снова подскочила к мальчику, развязала шнурки и принялась стягивать ботинки. Телефон умолк. Ничего, подождут, лишь бы только не заведующая.

Вскоре воспитательница сняла ботинки. Отложила в сторонку и сказала:

– Вот поэтому они тебе и не налазили на ногу! Зачем берешь чужие? Где твоя обувь?

– Вот она, – и Аян указал на злополучные ботинки. – Это обувь моего двоюродного брата, его тетя мне дала, чтобы я теперь носил.

Стараясь справиться со страстным желанием придушить ребенка, воспитательница несколько раз глубоко вдохнула и выдохнула. Затем тихо сказала:

– Аян, это точно твои ботинки?

Мальчик кивнул.

– Хорошо, – сказала Алла Муратовна. – Сейчас мы обуем их и пойдем гулять, договорились?

Мальчик снова кивнул. В другой комнате опять трезвонил телефон.

Алла Муратовна снова выдохнула и ринулась натягивать ботинки на ножки Аяна.

Когда она обула ребенка, то несколько мгновений подождала, опасаясь нового сюрприза. Но мальчик молчал. Телефон продолжал разрываться.

Алла Муратовна встала с корточек, помогла Аяну надеть шапку и шубку. Выглянула в окошко. Вчера шел снег, с утра выглянуло солнце. Лучи искрились на сугробах. Дети лепили во дворе снеговика. Аян направился к входной двери и Алла Муратовна спросила:

– Эй, а где твои варежки?

Аян обернулся и печально посмотрел на воспитательницу.

– Варежки остались в носках моих ботиночек.

Алла Муратовна сначала нахмурилась, а потом расхохоталась. Чтобы не упасть, села на низкую скамеечку в раздевалке. Телефон продолжал звонить.

***

Вечером Аян допоздна остался с воспитательницей. Алла Муратовна копалась в бумагах, заполняя отчеты. Остальных детей забрали родители.

Мальчик играл с машинками и солдатиками, громыхая пластмассовыми дверцами и кузовами. На потолке горели лампы, в углу уютно мерцала гирляндами елка. За окнами сгустилась фиолетовая тьма.

Когда воспитательница оторвалась от бумаг, то заметила, что мальчик стоит у окна, прижавшись лицом к стеклу. Он уже давно перестал играться.

– Когда за тобой должны прийти? – спросила Алла Муратовна, поглядев на настенные часы. Уже восемь вечера, где его родители?

Аян пожал плечами, не отрываясь от стекла.

Алла Муратовна нахмурилась. Мамаша могла бы предупредить, что запаздывает. Воспитательнице самой надо ехать домой за тридевять земель.

– Вы уже нарядили елку? – спросила она у мальчика.

Аян обернулся.

– Какую елку?

– Ну, как это? Новогоднюю, конечно. Поставили дома?

Аян мотнул головой.

– А мы ее не ставим никогда. Я просил маму, но она не хочет.

– Почему не ставите? – Алла Муратовна поправила очки и снова углубилась в отчет.

– Мама говорит, что такому тупице, как я, не положена елка.

– Угу, – машинально ответила воспитательница, а потом вскинулась. – Чего? Как говорит?

 

– Ну, она сказала, что я не заслужил елку. Я очень-очень просил, но она ударила меня ремнем. Много раз. Потом я перестал.

– Хм, – сказала Алла Муратовна, не зная, что сказать. – А у папы пробовал спросить?

– Неа, – ответил Аян. – Наш папа с нами не живет. Мама говорит, что он ушел к какой-то сучке. Я его давно не видел. Смотрите, там птица летит! Ворона.

Неподалеку от окна на снег приземлилась черная птица и пошла по двору, опуская голову. Свет фонаря освещал ее фигурку.

– Да, действительно, – задумчиво подтвердила воспитательница. – Ворона. А часто тебя мама бьет?

Аян кивнул. Он неотрывно наблюдал за вороной, пока она не исчезла в темноте за углом беседки.

– Говорит, что я сильно похож на папу. Такой же урод и тупица.

– Что, бьет прямо ремнем?

– Ага. А еще линейкой.

Алла Муратовна вздохнула.

– Послушай, Аян, я хочу тебе помочь. Мы можем прийти с милицией к тебе домой и проверить, что ты сказал. Ты просто должен будешь повторить все, что ты мне сейчас говорил. Твоя мама больше не будет тебя бить. Хорошо?

Аян отвернулся от окна и покачал головой.

– Нет, Алла Муратовна. Я не хочу милицию.

– Но почему, Аян? Тебе же больно, когда…

Аян упрямо опустил голову.

– Нет, Алла Муратовна. Она ведь моя мама.

В коридоре хлопнула дверь, послышались шаги. В комнату заглянула мама Аяна. Мальчик побежал к ней.

– Здравствуйте, Алла Муратовна! Извините, я задержалась на работе.

Воспитательница кивнула.

– Да, бывает. Ничего страшного. Мы тут с вашим сыном общались. Вы, наверное, наступающий Новый год отмечали с коллективом?

Мама покачала головой и повела сына в раздевалку.

– С чего вы взяли? Я же на двух работах сейчас пашу. Выхожу с одной, бегу на вторую. И так каждый день, без выходных.

Договаривала она уже из раздевалки, надевая на сына одежду.

– Понятно, – сказала Алла Муратовна, заполняя таблицу в отчете.

Через несколько минут мама Аяна снова заглянула в большую комнату.

– Вы нам откроете входную дверь?

Воспитательница, звеня ключами, через раздевалку вышла в холодную прихожую. Открыла дверь. С улицы потянуло морозом.

– До свидания, Алла Муратовна! – выходя, крикнул Аян из-под толстого шарфа, укутавшего его шею, рот и нос.

– До свидания, Аян, – ответила воспитательница и добавила проходящей мимо маме: – Он у вас хороший.

Мама Аяна кивнула и они вышли наружу. Алла Муратовна захлопнула дверь и некоторое время стояла в раздумьях.

Когда заполняла отчеты, то дважды ошиблась. Наконец, выругалась и швырнула авторучку на пол.

1Кошки – металлические приспособления для увеличения противоскольжения, обычно, при передвижении по снежно-ледовому рельефу. В современном виде представляют собой металлическую пластину из высокотехнологичных металлических сплавов с 10/12 клиновидными зубьями, имеющую определенную систему крепления к обуви
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru