Медоед в Яблополе

Алим Тыналин
Медоед в Яблополе

Глава 1. Большой пушистый хвост

Квартал Уят находился вдали от центра города и ночью здесь почти не горели всполохи голографической рекламы. Вдоль тротуаров тускло светили редкие фонари. В неоновых вывесках злачных заведений зачастую недоставало потухшей буквы. Сюда редко заглядывали полицейские дроны. Воздушные транспортные магистрали тоже проложили подальше от квартала. Вместо мелькающих фар назойливых аэромобилей над кварталом обычно клубилась темно-синяя мгла.

В два часа ночи в зоо-притон на улице Саун, расположенный в подвале девятиэтажного дома, пришел посетитель. Низкого роста, тучный, с одышкой.

Поднялся по ступенькам, нажал на кнопку сигнала на толстой стальной двери.

Видеокамера у потолка повернулась и нацелилась на гостя. Робот-охранник на проходной оценил его поношенные брюки, рубашку и кофту, в которых давно не меняли нано-батареи. Хотел отказать в допуске. Но кнопка сигнала отсканировала отпечаток пальца и система узнала постоянного клиента. Дверь отворилась.

Посетитель прошел мимо робота, по узким ступенькам спустился в подвал. Редкая шевелюра, борода и усы выкрашены в ярко-зеленый цвет.

В конце лестницы с шипением открылась пневмодверь. Посетитель попал в коридорчик со множеством деревянных обшарпанных дверей. В конце небольшой бар, за стойкой сидела «мамка», старуха с шестью руками: двумя обычными и четырьмя киберпротезами. Коридорчик затянуло розовым туманом с ароматом гвоздики. Старуха виднелась смутно.

– За новым экспонатом, господин Хазан? – спросила она, когда посетитель подошел к бару. – Кого на этот раз, козочку или хавронью?

– Сегодня возьму лори, – посетитель положил руки на хромированную стойку. – Помните, хотел взять в прошлый раз? А вы не продали.

«Мамка» щелкнула клавишами на голографической клавиатуре. С выпирающими складками фиолетовой кожи из черного платья с блестками, она была похожа на гигантского спрута.

– Тэк-с. Азиатский толстый лори… В прошлый раз он был в единственном экземпляре. А сейчас подвезли еще троих. На экзотику наметился спрос. Так что забирайте, не жалко.

Она провела по экрану киберпротезом.

– С вас пятьсот сорок битов.

Мужчина приложил палец к платежному сканеру на стойке. Прибор слабо пикнул. Старуха улыбнулась.

– Интересно, в вашем приюте лучше смотрят за зверушками, чем в нашем заведении?

– Не сомневайтесь, – ответил гость.

За баром открылась дверь. Выкатился колесный робот, неся клетку с лори. Посетитель взял клетку и пошел обратно к выходу, разгоняя розовый туман. Старуха глядела ему вслед. За дверьми визжали и скулили животные.

На улице мужчина отдышался после подъема по лестнице. Покрепче взялся за клетку. Прошелся немного, остановился под фонарем. Что-то лори молчал, не подох ли?

Поднял клетку к лицу. Сделана из нано-стекла, меняющего структуру. Вгляделся. Лори спал, прицепившись к извилистой ветке. Почувствовал взгляд человека, повернулся, посмотрел огромными круглыми глазами.

Мужчина облегченно выдохнул, опустил клетку, двинулся дальше.

Далеко не ушел.

Когда очутился во мраке, подальше от света фонарей, от дома отделилась тень, метнулась к нему со спины. Махнула коротко рукой. Вспыхнул фиолетовый свет плазменного ножа.

Мужчина остановился, запнулся, захрипел. Повалился на колени. Клетка упала на тротуар и раскрылась.

Нападавший перевернул мужчину на спину. Заглянул в помутневшие глаза. Поднес клинок к лицу, осветил фиолетовыми сполохами.

Мужчина сипел, мелко тряс головой и руками. Под ним быстро расплывалась лужа крови.

Нападавший вонзил нож мужчине в живот, повернул по часовой стрелке, раздирая внутренности.

– Когда встретишь Галмати в аду, передавай им привет.

У мужчины хлынула кровь изо рта. Он силился что-то сказать. Нападавший наклонился ближе.

Толстый лори, возбужденный запахом крови, злобно вереща, прыгнул с тротуара. Вцепился острыми зубами в руку. Нападавший отшатнулся, ударил зверька и отшвырнул в темноту.

Наклонился снова и увидел кровавые пузыри на губах неподвижного мужчины. Закричал и начал колоть жертву ножом. В темноте хлюпали шлепки, будто разделывали тушу коровы.

***

Под утро Йанна, цокая каблуками, возвращалась со смены. Вот уже десять лет она работала в легализованном публичном доме в конце улицы. Недавно исполнилось шестьдесят лет, юбилей. Выглядела на тридцать, благодаря регенерированной коже и нано-косметологии. Волосы, как полагается, сплетены в разноцветные, туго торчащие косички. Платье облегающее, с вставками из неона. Каждые десять секунд на миг становилось полностью прозрачным. Миру открывалось обнаженное татуированное женское тело.

Йанна устала. В последнее время людям надоели роботы и усилился спрос на настоящих женщин. Несмотря на то, что они стоили дороже. Йанна работала семь дней в неделю, без выходных.

Копила на собственный пентхаус в «Антарктиде», центре Яблополя, подальше от радиоактивных земель на окраине. Все туда стремились переехать. Еще поработать годика два и можно переезжать, решила Йанна. Поместить остаток капитала в криптобанк, жить на проценты и на ежемесячный базовый доход от государства.

Она споткнулась в темноте о лежащего человека. Грузного, как бегемот. Чуть не уронила сумочку, выругалась на пьяницу. И только потом, выйдя на свет фонаря, заметила, что подошва туфелек потемнела от крови. Обернулась на бесформенную тушу, лежащую на тротуаре.

Резко выдохнула. Заметила камеру с мерцающим красным огоньком на ближайшей двери магазинчика.

Ее лицо успело засветиться. Если не вызвать полицию, потом закидают штрафами за недонесение, снизят общественный рейтинг, да еще и отправят на недельные исправительные работы.

Йанна обреченно вздохнула и набрала номер полиции на внутреннем экране глазных линз.

***

Когда поступило сообщение об убийстве на улице Саун, лейтенант полиции Ербой Жаншель собирался немного вздремнуть. Он не спал вторые сутки. В последнее время навалилось много дел.

Наскоро просмотрел снимки и видео с места преступления от патрульных. Нет, убийство с расчленением, отсидеться не удастся. Надо же было случиться в его смену.

Жаншель встал, направился к выходу. Дежурный по участку крикнул вслед:

– Давай, Ерби, шевели булками. Шеф уже два раза звонил, спрашивал, где следователь и криминалисты.

Жаншель показал ему средний палец и вышел на платформу вертипорта. Легкий ветерок волной пробежал по лицу. Вдали на юге чернели верхушки гор, их заслоняли мрачные небоскребы.

Небо еще темно-синее. Над Северным полушарием редко показывалось солнце. Днем небо станет серым. Если пойдет дождь, то город снова накроет синяя мгла.

Следователь забрался в полицейский аэромобиль. Назвал адрес. Машина загудела, разворачиваясь. Автопилот включил сирену и проблесковые маячки, выждал, пока в потоке летящего транспорта найдется место. Взмыл в воздух и помчался к месту происшествия.

Через семь минут Жаншель вышел из машины. Аэромобиль опустился у старого девятиэтажного здания.

Место убийства уже огородили желтой лентой. Неподалеку стояли полицейские. Возле трупа ползал криминалист. В воздухе висели дроны. Вспомогательные дроиды ходили туда-сюда, выполняя поручения. Издали на тротуаре стояла небольшая толпа, человек десять. Наблюдали за действиями полиции.

Жаншель подошел ближе, поздоровался. Осмотрел труп.

Мерзкая, однако, работа. Здесь постарался какой-то психопат. Тело искромсали до неузнаваемости. Голова отрезана и валялась в арыке.

– Уже опознали? – спросил Жаншель у сержанта патруля.

Тот покачал головой. Рация на груди трещала, издавая неразборчивые сообщения.

– Документов нет, лицо изуродовано. Только недавно отправили частицы ДНК на анализ.

Жаншель затянул электронную сигарету.

Картина ясная. Работяга сходил в бордель, на обратном пути попался в лапы упоротых наркотиками грабителей. Или это случилось до визита к жрицам любви? Тогда бедолагу жаль вдвойне. Не успел получить удовольствие, вдобавок, умер мучительной смертью.

– Свидетели есть? – спросил он дежурного оперативника.

Тот стоял рядом, тоже курил. Мотнул головой.

– Неа. Его обнаружила вон та неоновая шлюшка, уже дала показания. Ничего не видела.

– Камеры, дроны?

– Глухо. Вне сектора обзора камер. А дроны ночью вообще не летали. Их здесь часто крадут. Потом перепрошивка и продажа на Железном базаре. Еще и записи все скачают.

– У кого-нибудь из наших здесь есть осведы? – Жаншель почесал затылок. – Кажется, у Айдэна были среди сутенеров…

Оперативник пожал плечами. Ему было все равно. Жаншель докурил, прикидывая, как лучше спихнуть это дело в «висяки», а потом и вовсе списать за отсутствием. Хорошо, что нет журналистов или блогеров, те бы сразу раздули историю на весь город. Тогда пришлось бы вертеться, как уж на сковородке. Пожалуй, лучше приказать дроидам разогнать толпу наблюдателей. Не то кто-нибудь снимет происшествие на камеру и выложит в сеть.

К ним подошел криминалист с голографическим анализатором в руке.

– Ничего не понимаю. Пришел ответ на запрос о его личности. Он опознан. Но доступ к информации ограничен.

– Да ладно, – не поверил Жаншель. – Ну-ка, покажи.

Криминалист показал экран приборчика. Действительно, карточку с идентификатором личности закрывал красный прямоугольник с надписью: «Введите специальный код аутентификации».

Несмотря на прохладное утро, Жаншель вспотел. Убитый оказался не так прост.

– Кто это такой? – спросил он и приказал криминалисту: – Попробуй через базу данных Минюста. Надо срочно выяснить.

Неподалеку приземлился еще один аэромобиль. Мощный, роскошный, черный, не чета стареньким полицейским машинам, с золоченой эмблемой корпорации «Неистовый спрут».

 

Оперативник поморщился.

– Чего здесь восьминогие потеряли?

Из аэромобиля выскочили охранники в боевых экзоскафандрах. В руках электромагнитные автоматы. Последним вышел высокий парень в черном костюме.

– Еще агентов корпорации не хватало, – пробормотал криминалист.

Парень подошел к полицейским. Вьющиеся черные волосы, цепкий взгляд зеленых глаз.

– Здравствуйте, кто руководит расследованием?

Оперативник и криминалист обернулись на Жаншеля.

Парень протянул кулак для приветствия. Со времен эпохи Глобальных Пандемий рукопожатие кануло в лету. Вместо рук у него были киберпротезы последнего поколения.

Жаншель стукнул кулак в ответ.

– Мы забираем дело, – сообщил парень. У него был густой голос с металлическим оттенком. – Пожалуйста, сообщите подробности.

Жаншель сжал зубы и исподлобья посмотрел на парня.

– Во-первых, кто это мы? Вы кто такой, вообще? А во-вторых, с чего я вам должен отдавать дело?

Парень ответил, с интересом глядя на тело:

– Меня зовут Брю Байсон. Я руководитель департамента расследований корпорации «Неистовый спрут», о чем вы, наверное, уже догадались. А дело мы забираем, потому что это наша юрисдикция.

Еще недавно Жаншель мечтал, чтобы загадочное убийство как можно быстрее перестало быть его личной проблемой. Но как только мечта исполнилась, следователя обуял бес противоречия. Все-таки, об него вытирали ноги прямо на глазах коллег.

– И что, я должен отдать дело за красивые глазки? Причем здесь вообще корпорация? – оскорбленное самолюбие заставило Жаншеля кривить душой. – Это обычный бомж, убитый во время ограбления.

Брю покачал головой с легкой усмешкой.

– Это не обычный бомж и вам это известно. Вы уже пытались пробить его личность через базу данных Минюста. Я уверяю, даже так вы не сможете обойти ограничения.

Он направился к трупу, присел рядом на корточки. В киберпротезе вспыхнул фонарик, яркий луч скользнул по телу.

На востоке забрезжил тусклый рассвет.

– А где подтверждение ваших… – начал было Жаншель и умолк. На его внутренний экран пришло сообщение. Лейтенант мысленно раскрыл его для чтения.

Совместный приказ о передаче всех полномочий по делу Байсону. За электронными подписями начальника Управления внутренних дел Яблополя и исполнительного директора корпорации «Неистовый спрут».

Брю рыскал с фонариком вокруг трупа.

Жаншель вздохнул. Подошел к парню. Надо же, такой молодой, а уже зубастый. И костюм ценою в пять лейтенантских зарплат. Поглядел, как Брю, склонившись, рассматривал что-то на тротуаре.

– От нас нужна помощь?

Брю оглянулся.

– Вы знаете, что за животное было в клетке?

– В какой клетке?

У стены дома валялся небольшой стеклянный ящичек. Брю указал на него.

– Он нес клетку. Кошка или щенок. Или попугай, хотя вряд ли. На стенке пятна крови и отпечатки его пальцев.

Жаншель подошел к клетке, осмотрел. И вправду, есть кровавые потеки. Или просто брызги сюда долетели?

Он подозвал криминалиста.

– Проверь по «Стиксу» траекторию брызг.

Специальная программа «Стикс» в голографическом анализаторе исследовала положение тела, орудие убийства, температуру, окружающую среду и кучу других факторов. Составляла трехмерную модель происшедшего. А затем рассчитывала варианты разлета брызг крови.

– Да, вполне возможно, что он держал клетку в руке, – подтвердил криминалист, посмотрев заключение программы.

Брю осмотрелся. Заметил в конце улицы вывеску зоо-притона и направился ко входу. Жаншель пошел следом.

Через пятнадцать минут они вышли из притона с показаниями «мамки» и записями камер наблюдения.

– Какой благородный работяга, однако, – пробормотал Жаншель. – Сколько добрых дел он уже натворил? Подарил лишнюю почку инвалиду?

– Он купил животное не для приюта, – ответил агент. – А для экспериментов в лаборатории.

– Откуда знаешь? – спросил следователь, но Брю промолчал.

Над городом окончательно рассвело. Небо свинцовым покрывалом укутало здания.

Снова подошли к трупу. Помощники уже собрали большую часть улик и готовились упаковать тело в черный мешок.

Жаншель закурил.

– И все-таки, какое дело всемогущей корпорации до заурядного убийства в городских трущобах? Каждый день происходит не меньше десятка подобных случаев.

– Убитый – это член правления корпорации и один из ее владельцев, – ответил Брю. – Вы же все равно не успокоитесь, пока не откопаете правду, верно?

Жаншель чуть не обжегся сигаретой.

– Надеюсь, СМИ не узнают, как на самом деле он скончался? – спросил Брю. – Вскоре поступит сообщение, что он умер от быстротечной болезни. Например, экстра-столбняк или зеленая пневмония, что-то в этом роде…

Затушив сигарету, Жаншель сказал:

– От меня утечки не будет, расслабьтесь.

Они помолчали. Патрульные дроиды просили прохожих разойтись. Рации полицейских трещали, передавая сообщения.

– Кажется, я знаю, кто это сделал, – сказал Брю.

Следователь усмехнулся.

– Уже? Так быстро? И кто же, если не секрет?

Брю глянул на него. Указал рукой на асфальт.

– Этот лори, которого он купил. Они отличаются злобным характером. Он атаковал убийцу. И тот оставил следы.

– Где? – спросил Жаншель, озираясь. – Кровь?

Брю покачал головой.

– Нет, совсем другое. Убийство совершил очень необычный человек. Вот что он обронил.

Он повел следователя по улице и остановился. На грязном потрескавшемся асфальте, среди пустых банок, пакетов и оберток, в лужице засохшей крови лежали клочья черно-белой шерсти.

– Сделайте анализ крови и вы убедитесь, что это кровь жертвы, – сказал Брю.

Оторвав взгляд от шерсти, Жаншель хрипло спросил:

– Что это за убийца? Гребаный медведь, что ли?

Брю улыбнулся.

– Отнюдь. Послушайте сообщения о происходящем в городе. Прямо сейчас. И узнаете ответ.

Жаншель вызвал на внутренний экран диспетчера.

– Всем постам в районе улиц Радужной и Панчера! Вооруженное ограбление криптобиржы! Нападающие вооружены и крайне опасны! Особая примета главаря – большой и пушистый хвост. Внимание, главарь убил заложника. Повторяю…

Агент корпорации развернулся и направился к аэромобилю.

– Вы куда? – крикнул Жаншель.

– Как куда? За подозреваемым, – ответил Брю на ходу. – Советую вам тоже поторопиться. А то уйдет.

Жаншель поглядел ему вслед и пробормотал:

– Нет, спасибо, это уже не мое дело.

Глава 2. Наезд на криптобиржу

Все аэромобили садились на здание «Адыраспан-плаза» по предварительной заявке. Большинство вертипортов на всех ста двадцати этажах обычно были заняты.

Поэтому четверо человек, опустившихся на крышу рано утром, прилетели без машины. За спинами ревели ракетные ранцы. Едва приземлившись, люди скинули реактивные рюкзаки. Ранцы с глухим стуком повалились на покрытие. В руках людей, как по волшебству, возникли пистолеты и обрезы с супер-карбоновыми патронами.

Они быстро побежали между припаркованных на крыше аэромобилей. Трое парней и одна девушка. На головах маски с экранирующим покрытием. У парней черные, у девушки розовая. Глобальной системе идентификации трудно распознать, кто под такими масками.

Пневмо-дверь на крышу с шипением раскрылась. Навстречу выскочили два дроида из службы безопасности здания.

– Внимание, вы не регистрировались в качестве посетителей, – предупредили охранники металлическими голосами. – Немедленно покиньте территорию здания.

Оружия нет. Дроиды достаточно сильны, чтобы справиться с нарушителями. Но сейчас им не мешало бы взять хотя бы дубинки с электрошокером.

Незваные гости на ходу открыли огонь. Карбоновые пули за счет легкого веса обладали огромной скоростью. В дроидах появились десятки дыр, головы разлетелись на кусочки. Они упали на крышу. По телам пробежали искры электрических конвульсий.

Четверка подошла к двери.

Тощий парень в поношенной облегающей ядовито-зеленой униформе подскочил к пульту, поднес приборчик, пробежал пальцами по экрану.

Приборчик мелодично звякнул. Дверь открылась.

Зеленый гостеприимно склонил вихрастую голову.

– Прошу пожаловать!

Его спутники пробежали мимо.

Спустились, грохоча каблуками, по лестнице на верхний этаж. Тощий снова взломал дверь.

Они выбежали в коридор. Два верхних этажа здания занимала криптобиржа «Blue Finance Apple». Перегородки из смарт-стекла, экраны на всю стену с графиками, бесшумные слуги-роботы. Людей почти не видно.

– Ветрогон, дуй туда, блокни выход, – ткнув пальцем в конец коридора, скомандовал приземистый пузатый парень в грязном бронежилете. Ниже спины у него трубой стоял огромный черный хвост с белой полосой.

Третий парень, здоровенный, в мятых хромированных нано-доспехах, с искусственным робо-глазом, помчался в указанном направлении.

Навстречу ему из кабинета вывалился охранный дроид. Тоже без оружия. У Ветрогона оказалась чудесная реакция. Он ударил дроида прикладом обреза, поднес дуло к лицу и выстрелил. По коридору разлетелись обломки головы дроида. Все заняло не больше двух мгновений. Ветрогон побежал дальше.

– Ушлепок, блокни эту дверь, – бросил хвостатый и тоже побежал вперед.

Тощий в зеленом костюме склонился над пультом к двери.

Девушка, вся в розовом бикини из стекловолокна, стройная, гибкая, побежала следом за главарем. Рыжие распущенные волосы колыхались в стороны.

Сбив по дороге пару низеньких круглообразных роботов, главарь ломанулся было в дверь с мерцающей табличкой «вице-президент Конакбаев А.Н.». Заперто.

Хотел выломать, но девушка схватила его за плечо:

– Меди, давай потрясем вот этого задохлика.

Главарь оглянулся.

Из операционного зала в задумчивости вышел парень в очках дополненной реальности. За ним, в конце коридора, светлело серое пятно доспехов Ветрогона.

– Бери его, Аруэль! – рявкнул главарь.

Девушка рванулась к очкарику, сбила с ног. Придавила, усевшись на грудь и сдавив коленями шею. Парень захрипел, очки слетели на пол.

– Эй, Урбай, что у вас там творится? – спросил женский голос из зала.

Главарь подбежал, отпихнул хихикающую девушку, схватил парня и швырнул обратно в зал.

Вбежал следом и выстрелил в потолок.

Помещение оказалось небольшим. За голографическими компьютерами сидели две девушки. От звуков выстрелов они вскочили с кресел и завизжали. Аккуратные прически, белые рубашки и короткие юбочки, все, как положено по дресс-коду.

– Это ограбление, – объяснил главарь. – Кто имеет доступ к паролям от кошельков криптовалюты?

Девушки непроизвольно поглядели на парня, валявшегося на полу.

– Ага, – кивнул главарь и пихнул ногой парня. – Вставай, чего развалился?

В зал вбежали Ветрогон и Ушлепок.

– Все чисто, Медоед, – крикнул тощий парень в зеленой форме. – Выходы заблокированы, лифты обесточены.

По всему зданию завыли сирены и женский металлический голос предупредил:

– Внимание, в здание проникли посторонние лица! Оставайтесь на своих местах и не мешайте охране и службам правопорядка! Ситуация находится под полным контролем администрации.

– Как же, чисто, – усмехнулся главарь, махнув хвостом. – Давай, хакни вот этого ублюдка.

И указал стволом пистолета на сотрудника.

Ушлепок выудил из нагрудного кармана допотопный складной планшет с мотком проводов и подлетел к парню. Усадил, ткнул обрезом в лицо, чтобы не сопротивлялся. Повернул ему голову, подсоединил провода к био-разъему на виске.

Парень вздрогнул. По плавным линиям черепа и шеи, оставшимся после кибер-пластической операции, пробежали синие искорки.

Медоед присел перед сотрудником на колени.

– Послушай, ты же не хочешь быть героем? Просто загрузи нам коды от «холодных» кошельков и мы тебя отпустим.

Парень молчал, опустив глаза.

– У меня нет времени, мой юный друг, – сказал главарь, подняв стволом пистолета лицо парня и заглянув ему в глаза. – Отдай пароли или мы сделаем тебе бо-бо.

– Урбай, скажи им, все, что хотят, – попросила одна из девушек.

Парень отвернулся.

Медоед пожал плечами. Опустил пистолет. На пальцах свободной руки выросли длинные острые когти. Хвост выпрямился и снова задрался к потолку. Главарь вонзил когти упрямому парню в ногу. Рванул вниз, сдирая кожу и разрывая мышцы.

Сотрудник криптобиржы завопил. Девушки тряслись от страха.

Медоед схватил парня за волосы и ударил наотмашь рукояткой пистолета. Парень умолк.

– Коды, быстро, – сказал Медоед.

Парень дрожал.

Из дальней двери коридора, ведущей к лифтам, послышался дробный стук.

– Нет, я не могу ждать, – сказал Медоед. Вцепился Урбаю в руку и оторвал ее по плечо.

Вопль парня разнесся по зданию. Стук с внешней стороны двери на миг затих, а потом возобновился с новой силой.

 

– Надо же, я думал у тебя киберпротез, – сказал Медоед и отбросил руку в сторону. Из раны хлынула кровь. – Извини, лишиться настоящей руки гораздо больнее. Сейчас я проделаю тоже самое со второй рукой, а затем с ногами. И напоследок откручу твою глупую голову.

– Ладно, ладно! – закричал парень.

На планшете Ушлепка звякнул колокольчик. Тощий помощник улыбнулся и кивнул.

– Пошел процесс загрузки.

На экранах голографических компьютеров немедленно вспыхнула красная надпись: «Внимание, осуществляется загрузка данных незарегистрированному пользователю». Парень катался по полу и тихонько выл.

Медоед поднялся и выглянул в коридор.

– Ушлепок, сколько еще?

– Пару минут, – ответил тощий, не отрываясь от планшета и порхая пальцами по клавиатуре.

Медоед перезарядил пистолет. Аруэль подошла к всхлипывающему парню, коснулась пальцем раны, отчего тот дернулся. Затем девушка спустила край маски и, улыбаясь, размазала кровь по щеке и лбу.

Дверь не выдержала напора и рухнула под ударами. В коридор вломились несколько дроидов-охранников. В руках электрошокеры и резиновые дубинки.

Медоед вытянул руку с пистолетом и начал стрелять. В коридор выкатился Ветрогон и присоединился к боссу. Выстрелы из обреза гулко бухали на все здание «Адыраспан-плаза».

Ушлепок загрузил пароли, удаленно подключился к серверу и принялся опустошать кошельки участников биржи.

Обломки дроидов усеяли пол коридора. Медоед и Ветрогон перезаряжали оружие. Аруэль сидела на полу в позе лотоса, раскачивалась в стороны и напевала.

– Медоед, я перекинул уже полтора миллиона битов, – сказал Ушлепок. – Работаем дальше? Здесь добра на десятки миллионов.

Ветрогон присвистнул, а Медоед ответил:

– Жаль, мало времени. Доведи до двух миллионов и отчаливаем.

Вдали послышались звуки полицейских сирен.

Медоед коротко выругался.

– Чтоб их всех сожрали Пустынные горы! Все-таки не успели!

Ушлепок доложил:

– Готово, босс. Два ляма триста тысяч битов.

Медоед улыбнулся:

– Отлично. Уходим, – и оглянулся на девушек в глубине зала. Их прически по последнему писку моды периодически полностью меняли цвет, от иссиня-черного до тягуче-золотого. Подскочил, схватил одну за руку. – Ты пойдешь с нами, милая. Чтобы полиция не слишком за нами спешила.

Девушка попробовала вырваться и он влепил ей пощечину. Ушлепок отсоединил провода от постанывающего Урбая, сложил вместе с планшетом за пазуху. Аруэль мгновенно пробудилась от медитации и спросила:

– Зачем она тебе, милый? Давай лучше заберем этого придурка, – и указала на окровавленного парня.

– Его тоже возьмем, – сказал Медоед, таща девушку за собой. – Уходим, скорее!

Они вышли в коридор. Ушлепок пинками поднял парня и погнал вслед за товарищами. Сквозь огромные панорамные окна через раскрытую дверь офиса одна за другой промелькнули смазанные силуэты полицейских машин. Красные и синие проблесковые маячки пытались разогнать предрассветную фиолетовую мглу.

– Чтобы их разодрали Пустынные горы, – повторил Медоед.

Грабители вернулись на лестницу, а по ней залезли на крышу.

Не найдя места для парковки, над «Адыраспан-плаза» нависли около десятка полицейских машин.

– Ух ты, сколько их нагнали, – заметил Ветрогон.

Они спрятались между рядов машин, а Медоед, прикрываясь еще и заложницей, приказал:

– Ушлепок, вскрой аэромобиль.

Аруэль помахала стражам порядка и послала воздушный поцелуй. Ушлепок бросился к ближайшей машине, на ходу доставая планшет.

– Отпустите гражданских лиц и поднимите руки! – загрохотал металлический голос из динамиков. – При добровольной сдаче вы можете рассчитывать на гуманный и благопристойный суд.

– Ага, как же, – ответил Медоед, озираясь и помахивая хвостом. – Засунь в задницу свой справедливый суд.

И добавил вполголоса своим:

– Не высовывайтесь. Они заговаривают зубы, а сами наводят пушки высокоточных дронов и боевых роботов.

Ушлепок открыл дверцу аэромобиля, залез внутрь и завел машину. Товарищи забрались следом. Девушку и Урбая посадили по краям, у окон.

Аэромобиль взвыл и рывками подскочил в небо. Полицейские машины расступились перед ним.

Жужжа, как гигантская стрекоза, аэромобиль умчался прочь. Полицейские, сотрясая воздух сиренами, погнались за ним.

На крыше здания все стихло и тогда из входа, ведущего на лестницу, снова показались Медоед и его банда.

– Кажется, клюнули на трехмерные копии, – сказал Медоед и любовно погладил девушку из операционного зала по волосам. – Давай, Ушлепок, действуй.

Аруэль скривила лицо, перемазанное окровавленными линиями. Девушка молчала, дрожа побелевшими губами.

Ушлепок вскрыл уже настоящий аэромобиль и полез внутрь. Урбай вдруг толкнул Ветрогона и побежал по крыше назад ко входу. Медоед вздохнул:

– Герой все никак не угомонится, – и выстрелил парню в спину.

Брызнула кровь, Урбай свалился с коротким криком. Снизу, из-за крыши здания вынырнула еще одна полицейская машина.

– Внимание, заложник убит, – констатировал громкий металлический голос. – Предлагаем вам отпустить остальных гражданских лиц и сдаться. Вы можете рассчитывать на гуманный и благопристойный суд.

– Вот ведь не срослось, – сплюнул Медоед и сказал. – Ветрогон, втащи парня в кабину. Он какой-то нервный и дерганый, проверим его по базе. Может, еще какие ценные сведения раздобудем.

Ветрогон схватил неподвижного Урбая и они залезли в тихонько заурчавший аэромобиль. Ушлепок плавно поднял машину в воздух и умчался прочь. Полицейский экипаж последовал за ними.

В салоне все скинули маски. Аруэль вколола девушке усыпляющий препарат и та вскоре уснула. Аэромобиль качало на резких поворотах. На лицах грабителей мелькали отсветы неоновой рекламы.

Медоед похлопал Урбая по щекам и сказал:

– Ну все, Ури, можешь просыпаться.

Тот немедленно открыл глаза и проворчал, усаживаясь на пол:

– Обязательно надо было ломать руку? Новая теперь два месяца будет расти.

Медоед улыбнулся:

– А что поделаешь? Зато получилось очень правдоподобно. У тебя все готово? Электромагнитная подушка для приземления в порядке?

Урбай похлопал себя по животу.

– Все нормально. Вы давайте, скорее переводите мою долю.

– Не боись, все срастется, – заверил Медоед. – Встретимся на базе.

Ветрогон открыл дверцу. В салон ворвался тугой ветер и тут же заверещал предупреждающий сигнал. Урбай сложил руки, выпал из летящей машины и мешком полетел вниз, в черноту вечно спящих улиц.

– Внимание, они выкинули труп заложника, – снова констатировал полицейский позади. Ветрогон, напрягшись, закрыл дверцу. В салоне снова стало тихо.

Медоед нагнулся через сиденье и похлопал Ушлепка по плечу.

– Давай, покажи высший класс. Через полчаса я хочу быть на базе.

Ушлепок кивнул.

– Будет сделано, босс.

Аэромобиль загудел сильнее и стрелой помчался вперед, лавируя между темных небоскребов. За ним гнались уже пять полицейских машин.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru