Litres Baner
Летопись Дракера. Том второй

Альфамер Асакура
Летопись Дракера. Том второй

Что ж, новый день принёс новые испытания. Слово «испытания» звучит довольно классически, но я бы сказал: задачи, просто их сложность была выше максимальных настроек драконьей алхимии.

Во-первых, Деконину привезли подарок. Он дико обрадовался новому доспеху из сверкающего лунного серебра, но уже через час ходил сквозь слёзы. Он, будучи невероятно лёгким сначала, оказался неимоверно тяжёлым при постоянной носке, а Скиард запретил его снимать в принципе. Никакие доводы не помогли, да и не моги – Тень просто отказался слушать все эти отговорки. Теперь Альфред тащился по коридору в сторону тренировочного зала, где ему предстояло знакомство с тренером. Лин – а так его звали – оказался очень высоким, худым и золотым. Это был дракон Солнца, говорят – один из наследников Алькора, брат Аматерасу. Мечи были под стать ему: длинные, узкие, острые. И, естественно, яркого золотого оттенка – и было не ясно, действительно ли это тот самый металл. С одной стороны, такой меч весил бы прилично, а особыми мышцами этот дракошка не выделялся, но, как мы помним, вид редко соответствует начинке. Вот и сейчас тот с лёгкостью запустил меч через пятидесятиметровый зал в мишень, рассеча линию границы между «яблочком» и двенадцатью (а в дартсе у драконов именно так и было: двенадцать окружностей и круг в центре).

Лин критически посмотрел на Альфреда.

– М-да… – протянул он. – Слабоват ты, парень. Скиард, какого демона ты ему этот доспех впарил? Он же еле на ногах стоит!

– Я что? Я учу…

– Учить здесь буду я! Так вот я говорю, что на моих занятиях он это носить не будет!

– Я глава ордена, и мне решать. – Скиард стал мрачнее ночи.

– Чего грустим, тучка?

– По стенке размажу.

– Серьёзно?

– Сам знаешь.

На самом деле они оба знали, что дуэль бессмысленна. Скиард сильнее, это правда, но Лин мог просто принять облик луча, и стать чистым светом – и неуязвимым к атакам.

– Итак, касаемо уроков. Мне нужны данные. К чему его готовить?

– Поход на демонов, – объявил Тень.

– Чего?! Какие демоны?!! Вы о чём?!

– А ты всё такой же, – не унимался солнечный дракон. – Тебя совершенно не волнует жизнь других Дракеров.

– Я не Дракер, – процедил Скиард. Если вы когда-нибудь видели тучу перед грозой, то понимаете, что чувствовал Альфред. Только тучка эта была рядом, а не на высоте в десять километров.

– Простите, – начал было Деконин.

– Не мешай! – хором ответили драконы.

– Какого лешего ты его вообще сюда затащил? От здесь не проживёт! – громче и громче чеканил Лин. – И ему здесь не место! Ничего личного, парень, – он сочувственно и гордо посмотрел на Альфреда. – Просто ты лучше в живом виде, и я думаю, ты не сильно будешь возражать.

Два дракона стояли и смотрели на присевшего на пол Дракера.

– Знаете что, – начал тот. – Я думаю, что вы правы. Мне здесь не место. Но я здесь. И больше нет вариантов, – он встал. – Я буду рад быть вашим учеником.

На японский манер Деконин отвесил поклон.

Скиард смотрел на него и думал, что не ошибся. «Этот юнец куда сильнее, чем я думал. Интересно, что же он такого делал той ночью? Надо было за ним проследить. Впрочем, я обещал не делать этого».

– Хорошо… – протянул Лин. Если ты не снимешь этот доспех, сражаться тебе будет очень тяжело. Давай договоримся так: Альфред будет на моём уроке без этого доспеха. Снимать и надевать будет при мне, также я буду за ним следить. Ему здесь ничего не угрожает.

– Принято, – коротко кивнул Скиард.

– Я бы предложил ему во время тренировок ходить в чём-то полегче, а вечером пусть в этой блестючке ходит.

Скиард кивнул ещё раз. Альфред вздохнул с облегчением. Его тут же отправили переодеваться, и через десять минут он вновь стоял на пороге тренировочного зала в своём тёмноэльфийском облачении. Сейчас он светился даже ярче Лина, хотя бы и не буквально: такое облегчение он испытал, сняв тяжёлую железяку. Настолько сильное, что пробежка к месту занятий ему оказалась совсем не трудной.

– Итак, – начал Лин. – Во-первых, я знаю, что у тебя есть меч. Но с ним тренироваться опасно, этим займётся лично Скиард.

Тень кивнула, глаза его были похожи на тёмные оазисы клубящейся ночи. Альфреда передёрнуло.

– А у меня ты будешь учиться обычному фехтованию на Острых Клинках. Прошу, возьми любой, – золотой дракон кивнул на стойку с мечами.

Альфред подошёл к ней, и начал рыться в скоплении режущего металла. Золотые (либо же золотого цвета, ибо массы они были очень разной), серебряные, разумеется стальные и железные… Альфред докопался до дна кучи и хотел уже перерывать её на второй раз, как увидел ржавый клинок на самом дне, в уголочке. Он достал покрытый ржавчиной меч, или что-то очень похожее на меч, и попытался оттереть его. Если кто-нибудь из моих читателей когда-нибудь пытался оттереть ржавчину, они, должно быть, знают, сколь это неблагодарное дело. Не говоря уже о такой железке, которая вся насквозь проржавела, да так, что её любой хозяин без лишних слов выкинул бы, даже не пытаясь что-то сделать. Однако Лина этот меч заинтересовал. По двум причинам: во-первых, до него ещё никто не докапывался, а во-вторых:

– Это меч самого Алькора, – заметил Лин. Глаза Деконина мигом стали круглыми. – В одной из битв он сражался с огромной ордой, и меч заржавел от крови врагов. С тех пор он хранится здесь, никому не нужный. Не стоит спрашивать, почему мы не храним этот меч в почёте – мы не отвечаем за оружие каждого. И всё-таки ты его нашёл. Именно ты. И я бы не сказал, что это случайность.

– Я тоже. Полностью соглашусь с этим мнением. Альфред Деконин не простой Дракер. Вечером на ужине жду тебя в своих апартаментах. Есть о чём побеседовать.

Голос Скиарда, то тёплый, то ледяной, то пугал, то радовал парня. Впрочем, ему было скорее боязно, чем радостно, уж очень всё это было подозрительно. «Не ввязывайся, – твердил он сам себе, будто не соглашался ни на какое обучение, – Будь аккуратен», – он, видимо, всё ещё надеялся избежать всего самого опасного и страшного.

– Ты меня слышишь?

– Слышу…

– Итак, – прервал лишние тревоги Альфреда Лин. – Сегодня наша тренировка будет сильно отличаться от последующих. У тебя очень сложная задача, парень: тебе надо очистить этот клинок. Никто не знает, как это сделать, поэтому тебе придётся фантазировать.

Альфред уже быстро осматривал предметы, которыми можно бы очистить ржавчину. Для начала попробовал отскоблить об камень стены – с нулевым результатом. Попытки содрать мечом также ничем не увенчались. Положив клинок Алькора на скамейку, Альфред с отчаянием рубанул по нему мечом… Раздался высокий звон, но ржавчина осталась на месте.

– Впрочем, это уже результат, какой-никакой… – бормотал он себе под нос. – Что есть в драконах? В этом должен быть ключ… Как бы я защитил свой меч? Я бы нашёл то, что есть только у меня, а у других нет. Но тогда мой друг, например, не смог бы мне помочь… То есть, защищать нужно тот всех, кроме драконов? Видимо так. Что есть в драконах, и чего нет в других? Сила? Смелость? Презрение к боли? Честь? Вероятно, всё это… Но я не могу использовать других драконов: им бы удалось очистить ржавчину… А что, если ключ не в качествах дракона, а в качестве меча? Он должен любить битву! Но все мечи здесь не помогли, хотя и созданы для битвы… А что, если… Точно!

Альфред оставил меч на скамейке и пробежал в сторону личных покоев. Там он достал Де Киррина, и вернулся обратно. Потом шибанул демоническим клинком по Алькорскому. Вновь раздался тот же звон, по следам ржавчины пошли трещинки, и они разлетелись от небольшого взрыва. Сияющий металл вспыхнул ярче, и всех обдало волной мощнейшей энергии, а потом клинок исчез. «Призывай меня, когда хочешь», – услышал мысленный голос Альфред. Судя по озадаченным лицам Скиарда и Лина, они это тоже слышали.

– Вся суть в том, чтобы клинок хотел сражаться сам! – гордо заявил парень и почувствовал счастье демона в его клинке.

На этом тренировка завершилась. Альфред победоносно шествовал по коридорам замка, исследуя основные пути передвижения. Кроме того, предстояло найти покои Скиарда, а в таком большом сооружении это задача не из простых. Поспрашивав у местных, он сделал вывод, что таких покоев несколько, и что найти Скиарда – задача очень уж не из лёгких. Правда, выбора особо не было… Но сейчас он просто любовался закатом. Замок пока не погрузили в Тень, для сокрытия и изменения времени, поэтому он ещё мог любоваться внешним миром.

Вид был, конечно, восхитительным, но не столько виды, сколько понимание того, что он сам попал в очень уж недурную сказку, грело Альфреда лучше всякого одеяла. Как минимум, ему было тепло в холодных, продуваемых всеми ветрами вечерних коридорах.

Стены были каменные, с фиолетовыми вымпелами, с красивым серебряным и золотым шитьём. Местные Охотники ходили очень уверенно, вежливо здоровались и общались, в общем, резко контрастировали с известной Альфреду обстановкой публичных мест. Он отвернулся от окна и начал вглядываться в лица. Одни были совсем молодые, я бы даже сказал: юные, другие выглядели куда более суровыми, но в целом местный народ являл собой воплощённую в плоть уверенность и силу. «Как ни крути – всё одно: таких бойцов поискать надо! То ли они такие после посвящения, то ли от природы? – гадал Альфред. – А вот интересно, чем они тут в каком количестве занимаются?»

Альфред шёл в сторону столовой, попутно проходя через маленькие переулки этого замка (а если бы вы видели его воочию, то пренепременно убедились бы, что «переулок» – это ещё скромное слово для обозначения масштабов этого сооружения). Солнце уже зашло, в коридорах стало темно и мрачно, всюду слышались шорохи и шёпот. Теперь прохожие казались ему плывущими тенями, и от них хотелось бежать – и единственное, что успокаивало, так это то, что Скиард здесь хозяин. На самом деле, в замке уже воцарилась полная темнота. Альфред еле видел, куда идти, прикосновения и дуновения ветра пугали пуще прежнего, он быстро перебирал ногами, сворачивая направо и налево, часто и тяжело дыша, пока наконец не вышел на участок, освещённый факелами голубого света. Вдруг на его плечо легла рука. Парень резко дёрнулся и отскочил вперёд, схватившись за рукоять Де Киррина. Впрочем, испуг был напрасен: это всего лишь Тень собственной персоной.

 

– Ты меня так больше не пугай! – на повышенных нотках пропищал Альфред. – Так же можно и на меч напороться!

– За меня не беспокойся, – усмехнулся Скиард. – Я ещё всех вас переживу, и никакие мечи этого не изменят. Заходи, – он отпер дверь в странный зал с камином синего пламени и большим ритуальным сооружением в центре.

– Я ещё не решил, что к чему, – запротестовал было мальчуган, мигом смекнув, что к чему. – Я не хочу быть тенью.

– Не боись, это ещё не скоро. Надо дождаться восхода Луны!

– Ты же мне не рассказал, что будет дальше, а уже готов сделать себе подобным. Прямо как… Как оборотень!

– Оборотни подобными вещами не занимаются, – заметил Скиард. – Им совсем не нужны юные слабаки. А ты… Ты не слабак. Вовсе не слабак. Кстати, я просто предположу: в ту ночь ты искал книги по ритуалу превращения?

– Да, и эти тоже.

– И нашёл?

– Нет, увы. Всё слишком расплывчато…

– Это и неудивительно. Этот ритуал – тайна в каждом теле тени. Мы живём тайнами… Но каждый говорит, что хочет. Просто такие вещи обычно не рассказывают. Мне не хочется делать этого, но сейчас я буду вынужден тебе угрожать: коль скоро я расскажу тебе о ритуале, то в случае, если ты откажешься, я буду вынужден настаивать на твоём молчании обо всём этом. Иначе мне придётся тебя убить. Прости, но безопасность Охотников превыше всего.

– Будто у меня есть выбор, – буркнул Альфред.

– Так вот, тебе нужно сначала уронить каплю крови в лунный свет, а потом делать то, что скажет Тень.

– И всё? – поразился Деконин. – И это стоило тех угроз?!

– Не торопись, указания Тени тоже нельзя разглашать. Но у нас есть ещё часик, не хочешь сыграть в шахматы и выпить чаёк?

– От чая не откажусь, а вот с шахматами… Я игрок не очень, пожалуй, не буду себя расстраивать.

– Что ж… Это твой выбор!

Скиард налил чай, протянул тончайший фарфор Альфреду, который с превеликой осторожностью его взял: сквозь стенки можно было увидеть сам напиток.

– Итак, – начал Альфред, который хотел прояснить ещё пару деталей. – Что это за меч Алькора? Неужели самого верховного бога?

– Увы, но это правда. Это его меч – если верить легендам. А оснований, чтобы им не верить, пока нет.

– И какова его… Особенность?

– Какая особенность? Это просто меч! Хотя… Мне тут почему-то показалось, что ты прав. У такого меча должна быть… Особенность. Странно, что её никто не смог обнаружить. И, что ещё более странно, так это то, что именно ты смог пробудить его. Впервые за многие тысячелетия.

Алфред сидел и задумчиво пил чай. Прошло уже больше часа, и никто не считал нужным нарушать повисшую тишину. Наконец время пришло:

– Итак, сейчас ты должен каплю крови отправить в лунный поток. Возьми любой режущий предмет.

Альфред вытащил из перевязи Де Киррина.

– А теперь сделай маленький надрез и брызни кровью в луч, – Тень показал на столп света над алтарём.

Альфред выполнил указания. Надрезал палец и резко смахнул в сторону света. Капли зависли в воздухе. Потом начали подниматься вверх…

– Луна готова принять тебя… – раздался было нежный голос, как вдруг он был перекрыт голосом, полным бешенства и ярости:

– Как смеешь ты придти сюда! Какое право у тебя вторгаться в дела Тени?! Прочь, светлое созданье!

Мощнейшая ударная волна отбросила Альфреда, который, снеся стол со всеми чернильницами и бумагами, приземлился в груде щепок у стены.

– Как ты посмел сюда явиться?! Духу твоего чтобы здесь больше не было! – похоже, этот рёв было слышно во всех уголках замка, дверь в покои распахнулся, и в составе стражи в неё влетел Алонебесный.

– Прекратить! Анои но зинор! – и ветер в комнате улёгся, а луч вновь невинно сиял в проблесках звёзд.

– Что. Здесь. Творится? – рыкнул Алонебесный, надвигаясь на Скиарда. – Ты. Чуть. Не. Убил. Моего. Ученика!!! Как. Это. Понимать?!

– Я хотел провести ритуал, сделать его теневым охотником. А ему сказали что-то вроде: «Прочь, создание света». И я не знаю, что это такое!

– Я, кажется, предполагаю… Пошли за мной, – и, не дожидаясь возражений, Алонебесный потянул Альфреда к выходу. Потом он щёлкнул пальцами, и они снова оказались в том самом зале, где впервые познакомились. Правда, теперь он был изрядно порушенный, но всё ещё отчётливо были видны стены, напоминающие Колизей, пюпитр также сохранился в целости.

– Не слишком быстро я тебя оттуда увёл? – спросил Алонебесный, потирая ухо. – Иногда от быстрых скачков закладывает уши, иногда они отваливаются… – заметив, что Альфред быстро проверяет уши и щупает нос, он рассмеялся: – Не боись, ты вполне себе целый. И теперь, коль скоро обучение в Тени сорвалось, – и хорошо, что сорвалось! – а то мы могли бы тебя не увидеть в живых! – теперь будешь учиться в Академии Огня. Других вариантов нет.

– А что всё-таки произошло?

– Ты не подошёл тени. Видимо, в тебе есть очень сильный элемент света. Нам ещё предстоит выяснить, какой, но факт остаётся фактом: в Тень тебе лучше больше не лезть. По крайней мере, пока.

Альфред стоял слегка удивлённый, совершенно не понимая, что происходит. «Как это – не подхожу тени? Что это значит?» Этот вопрос он и задал Алонебесному.

– Понимаешь… Вот представь, что ты – огонь. Что будет, если тебя окунуть в воду?

– Огонь потухнет?

– Или…

– Или испариться вода.

– Верно. Допустим, я вода. Буду ли я сильно переживать из-за малого огня, который просто погаснет?

– Думаю, нет.

– А когда я буду переживать?

– Когда огонь сможет испарить воду.

– Опять верно. А теперь ответь сам на свой вопрос.

Деконин промолчал. «То есть я… Могу испарить, то есть – рассеять – тень? Но это ведь невозможно! Тень – это великая субстанция, она не может быть уничтожена! А вот нанести её вред… Но я же начинающий Дракер, ничего не умею, как я буду рассеивать Тень?! Ничего не понимаю!»

– А как можно рассеять тень? – спросил Альфред.

– Ну, для этого нужна магия света. Хорошая магия света, сильная и мощная. Хотя, смотря что иметь в виду под тенью. Если рассеивать обычную тень, то и факела хватит…. А вот божественную субстанцию Тени рассеять могут только боги… – в это время Алонебесный открыл потайной люк и пригласил Альфреда спуститься вниз. А что ему оставалось? Он сделал, как велено.

– Так это что получается, я… Бог? – его вопрос раздался гулким эхом в коридорах.

– Ну, сам бог – это вряд ли. Иначе ты бы умел куда больше. А вот то, что ты один из их наследников – это вполне может быть. Впрочем, это всего лишь догадки. Вполне возможно, что была просто допущена ошибка в ритуале: факелы во время его проведения гореть не должны.

– Погоди, это что получается: я, вероятно, бог?

– Это просто мои домыслы. Ничего конкретного или достоверного. Не забивай пока себе этим голову.

– Так как не забивать-то! Не каждому двенадцатилетнему парню говорят, что он божество!

– Тоже верно, – согласился Алый. – Впрочем, быть богом – не так уж и сложно. Взгляни хотя бы на Скиарда. Он вполне себе полновесный бог Тени. И ничего, живёт счастливо, припеваючи, и радуется каждому дню. Вообще, тебе надо бы научиться радоваться жизни.

– Я радуюсь…

– Ты натащил на себя кучу забот с тем, что ты теперь Дракер, и что это «почётно и важно», и что «особая миссия» и прочий бред для тебя. На самом деле, ты всё такой же паренёк, не позволяй лишней ответственности разрушить твоё счастье.

– Так я же правда многое должен сделать…

– Ты ничего никому не должен! Единственное, что ты обязан сделать – это прожить свою жизнь счастливо! Понимаешь, мне уже несколько тысячелетий. Я управляю целым Кланом, а как иначе я бы выжил, если не нашёл бы путь избавления от излишней ответственности? Я видел, как многие Дракеры находили свою смерть именно из-за чрезмерного количества обязанностей. Не перегружай себя! Оно того не стоит!

– Вот скажи мне, алый, – вышагивая шаг в шаг, продолжил гнуть свою линию Деконин. – Вот скажи мне: что конкретно мне предстоит сделать?

– Для начала, тебе нужно выучиться основным заклинаниям. А потом ты пойдёшь в поход со Скиардом. Поход будет в мир демонов, так что твой меч явно будет там счастлив. Кровушки он напьётся изрядно… И прошу тебя, постарайся, чтобы это была не твоя кровь.

– А есть и такой вариант? – парень чуть перепугался – но совсем чуть-чуть. Похоже, он уже стал гораздо смелее, чем был раньше.

– Такой вариант есть. Это не лучший вариант, сразу тебе скажу. Весёлый, но не лучший.

– Весёлый?! – поразился Альфред. – То есть, когда тебя пронзают мечом, это весело?!

– В какой-то мере – да. Знаешь, у нас, у воинов, сложилось своеобразное чувство боли. Нам нравится боль. Просто потому, что мы её чувствуем так часто и так сильно, мы решили, что лучше наслаждаться ей, а не бояться. Вскоре и ты это поймёшь.

– Ты хочешь сказать… Что вы чувствуете боль… Постоянно?

– Ну, нет конечно! Только при ранениях. Но их бывает в избытке. Всё-таки, это бой, а не экскурсия.

Мальчика пробила дрожь. «Ты готов сражаться… Вечно?» – эти слова открывали всё новые краски, и пугали с новой силой.

– Во что я вляпался… – тихо простонал Альфред. Теперь ему стал понятен весь зловещий смысл этих слов.

«Если я бог, то я бессмертен. А значит, сражения будут и впрямь вечными… Да это же вечная боль! НЕ ХОЧУ!!! А дальше если рассуждать, то можно придти к выводу, что всё вернуть может только этот паладин.» Тут услужливо всплыли его слова: «Не все решения можно отменить»… Деконин наконец понял, что же его ждёт в будущем. Он ещё не знал, бог ли он, но теперь уже не сомневался: сражения станут частью его жизни, и очень вероятно – большей частью.

Наконец они дошли до странного зала в этих подземельях. Хотя называть это «подземельем» было бы неправильно: это всё же наружная часть замка. В любом случае, в этом зале светился красный камешек, переливаясь всеми лучами красного оттенка.

– Философский камень, – подтвердил опасения Альфреда Алый.

Он взял эту каменюгу, он пошёл к выходу. Едва они переступили порог, дверь захлопнулась. Они вновь пошли по коридорам, и вскоре вышли к обрыву: коридор был прямо в стене, а другую его часть снесло атаками врагов.

– Так, придётся прыгать.

– Чегооо?! – Альфред подумал, что это никогда не кончится. – Не буду я прыгать!

– Тогда оставайся здесь, – безжалостно ответил Алонебесный.

– Но там же километровая пропасть!

– Во-первых, всего триста двадцать семь метров, а во-вторых, просто мне доверься. Я ещё ни разу тебя не подвёл, и не далее как час назад спас твою жизнь. Я не пытаюсь тебя убить, как ты не понимаешь!

В общем, Альфред прыгнул. Что ещё оставалось делать? Не оставаться же в этих коридорах. Прыгнул – и под ногами засиял красный круг, а когда Деконин его коснулся, то оказался на площади небольшого городка. Городок был и впрямь небольшой: главное здание не определялось, а несколько кирпичных строений были обнесены стенами.

– Справа – гильдия Магов, – объяснил Алый. – Слева – гильдия Бойцов. Всё просто: эти две гильдии уже давно определяют судьбы многих городов. Те, в которых они появляются, как правило развиваются довольно быстро и бурно, и становятся потом знаменитыми, и не без участия знаменитых членов этих гильдий. Впрочем, это совсем маленький городок, Элохир, и гильдии здесь всего два-три года. Почему он такой маленький, а они уже здесь? Всё дело в правильной политике и здравом расположении. Условия здесь трудные. Небо, как видишь, красное, а всё потому, что озаряется светом вулканов. Мы на границе Огненного мира, восточнее, на Полях Лавы, находится Академия Огня. Там, как правило, жарко, поэтому тренировки там довольно тяжелые. Зато потом бойцы – хоть куда! Но мы не об этом.

Здесь растет редкий кристаллит, Алый Кристаллит, с его ещё более редкими разновидностями: Кристаллит Алого Пламени и Кровавый Кристаллит. Это такая руда, а точнее – кристаллы, которые растут сами по себе. Добывать их невероятно сложно, я бы сказал – смертельно опасно. Эти кристаллы могут изменять физические и магические свойства предметов. И живых существ тоже. Они могу превратить тебя в дракона! Или в облачко пара. Разумного пара. Хотя многие отдали бы полжизни за право испытать удачу, и в больших городах такие кристаллы стоят целое состояние, да не одно.

Деконин стоял на площади и внимательно слушал. Чем лучше узнаешь этот мир, тем проще будет выжить – это он хорошо понял.

 

– А этот кристаллит… Как его добывают?

– Его не берёт ни кирка, ни молот. Только убедив его отсоединиться от других кристаллов, можно его собрать. Это невероятно сложная задача, ведь он очень любит лавовые пустоши. Впрочем, некоторым это удаётся, они-то и живут здесь. Кстати, хоть это и камень, ума ему не занимать. Здесь ходят кристаллитовые монстры, что-то вроде големов, только появившихся сами по себе, и они относятся к шестому классу опасности. То есть: смертельно опасен даже в единичном экземпляре.

– Оу… Я надеюсь, в Академии таких нет?

– Есть. Как стражники. С ними, как правило, не спорят. Но я уверен, ты найдёшь к ним подход.

А вот Альфред был совсем не уверен, что ему это удастся. Вообще-то, он тут новичок.

– Ладно…

– Так, а теперь пошли в гильдию. Магов, естественно. Там есть один важный разговор, и его не стоит откладывать.

Они пересекли площадь и вошли в кирпичное здание с синим витражом над входом. Надпись недвусмысленно гласила: «Гильдия Магов». «Почему слово «Маг» написано с большой буквы?» – задумался Альфред и не успел опомниться, как оказался в небольшом кабинете по правую сторону холла.

– Добрый день, господин Алонебесный, – учтиво поклонился маг. – Для вас оставлено специальное сообщение, которое магистр велел передать вам лично. Вот, извлекаю его из сейфа при вас, печать цела, можете проверить…

Алонебесный проверил: всё верно, абсолютно целая печать, никаких следов взлома. Но что-то его насторожило. Это чутьё, называемое в простонародии «чуйкой», работало у главы Клана Хранителей Огня на «УРА», и никогда ещё его не подводило. Вот и в этот раз, его ждало пренеприятное известие…

«Господин Алонебесный, – гласило письмо. – Я, Магистр Тивериус, приглашаю вас в Измирильтаун, – деревушку близ Драктиона, которая сейчас является ставкой командования войск освобождения. Драктион осадили войска изумрудных эльфов, и мы несём колоссальные потери. Наш великий владыка Изрил был бы рад принять Вас в наших стенах, также он смиренно обращается к вам за помощью. Но, понимая большую важность нашей столицы – великого города Ифильдаута, он просит Вас сначала отстоять его. Я, со своей стороны, готов оказать какое угодно содействие, буде оно Вам понадобится и в моих силах будет. Также был бы рад обсудить Вашу политику в Совете за чашечкой чая, на коию Вас и приглашаю, дабы не терять ни моего, ни тем паче Вашего времени. Сожалею, что не могу ввести Вас в более подробный курс дела – я пишу это письмо в спешке, в ожидании начала собрания Ставки Освобождения, но ежели вы откликнитесь на наш зов о помощи, то я готов обсудить вопрос о присоединении некоторых территорий к Вашим владениям, ежели вам то интересно.

С благодарностью за уделённое внимание,

Ваш,

Магистр Тивериус.»

На этом письмо заканчивалось.

Алонебесный прочёл его дважды, дабы ничего не упустить.

– Сэр… Альфреда Деконина также ждут… – начал один из привратников Гильдии.

– Я его отпускаю. Альфред, будь осторожен. Встретимся через пару часов. Пока что у меня есть важные дела…

И Алонебесный, быстро свернув письмо в свиток и сжигая его, устремился вдаль по коридору, выйдя из кабинета довольно бодрым шагом.

– Господин Деконин, проследуйте за мной…

Альфред осторожно осмотрел привратника. Синяя мантия, значок Гильдии на левой стороне груди, золотая с серебром вышивка… «Должно быть, он весьма богат… Хотя, зачем ему тогда работать помощником? Был бы полновесным магом…»

– Сэр, – обратился он к мужчине в возрасте порядка пятидесяти лет. – Скажите, а почему вы работаете привратником? Я, конечно, могу быть неправ, но мантия у вас дорогая, а значит, вы далеко не бедны. Так почему…

– Дорогой мой юноша, – мужчина снизил темп своих шагов. – Дело в том, что мантии мы получаем от Гильдии, их спонсирует каждое отделение самостоятельно. Наше отделение весьма богато благодаря исследованию кристаллита… Но на статусе магов это никак не отражается… Дело в том, что Гильдия Магов – самая честная в плане распределения должностей. Они зависят исключительно от двух вещей: боевого опыта и научного вклада.

– Наши маги, – продолжал он, – больше учёные, чем бойцы. В целом, мы имеем свой Табель О Рангах, подобно тому, что принят в Нижнем Мире, когда царь Пётр создал свою систему. Вообще-то, он взял её у нас, и сильно изменил для понятий мира, в котором магии было не так много. У нас можно построить два типа карьеры: Карьера Званий и Карьера Должностей. Дело в том, что получить Должность чаще всего можно, только обладая каким-нибудь Званием в Гильдии. Это частое, но необязательное условие. В самых отдалённых филиалах получить Должность с низким Званием гораздо проще, и эти Гильдии в Диких Землях привлекают новичков. Они не задумываются, что это очень опасно и теоретически может привести к смерти, при необдуманной жизни в таких местах. Я бы не стал так рисковать. В принципе, наше отделение Гильдии безопасным не назовёшь, но у нас есть соглашение с Гильдией Бойцов, и они сопровождают нас при необходимости. Так что, это самая безопасная Гильдия на границе обжитых земель. Дальше, молодой человек, начинаются Лавовые Пустоши, и очень немногие отваживаются туда ходить. Там, среди вулканов, стоит Академия Огня – насколько мне известно, один только Алонебесный рискнул строить свои здания так далеко в этих смертоносных землях. Впрочем, говорят, что он безумец – но я так не считаю… Мне доподлинно известно, что он единственный Дракер, выживший после встречи с Первородным Лавовым Драконом.

– А что такое первородный дракон?

– О, это очень интересная тема… – привратник оглянулся и отвёл парнишку в тёмный уголок. – Мы изучали драконов много лет… В тщетных попытках познать силу драконов… Но мы выяснили очень интересный факт: не все драконы одинаково сильны. Самые разумные драконы – не самые сильные. Они могут владеть колоссальными знаниями, но при этом уступать в силе своим диким собратьям. Дикие драконы также разумны, но они придерживаются философии Силы, и оттого намного искуснее большинства других. Но есть и особый род драконов, который превосходит их всех многократно. Есть драконы – боги, самые могущественные, некоторые до сих пор правят Нижним Миром – например, богиня страны Японии Аматерасу. Но и они сильно уступают Первородным Драконам. Эти драконы первыми пришли в наш мир… Они обладают неограниченной властью во многих мирах… Такую махину невозможно победить – это известно очень хорошо, многие отряды и даже армии первоклассных магов нашли свою смерть в попытках сделать это… Тем смешнее и глупее казалась нам идея Алонебесного сразиться с одним из них. Он обещал, что сумеет выжить. Мы смеялись и не верили его словам…

– Через пятнадцать дней после смелого заявления он пошёл в сторону Полей Лавы. Он пересёк их и вошёл в Лавовые пустоши – совсем один, его фигура затерялась среди раскалённых потоков. Потом раздался гром… Мы видели гигантскую волну раскалённой магмы, земля сотрясалась и гудела, сверкали вспышки и разлетались вулканические бомбы… Одна из них была раздроблена и из неё сделали статую Алонебесного, она стоит на главной площади у фонтана, площадь, кстати, названа его именем. Но и это ещё не всё! Он не только вернулся живым, но и заявил, что смог договориться с драконом о защите! Половина магов гильдии упала в обморок. А он продолжил дальше, и объявил о строительстве Академии Огня! Говорят, что любой, посмевший атаковать Академию, теперь обречён на гибель, ибо становится целью Первородного Дракона Лавы… Я бы не хотел быть его жертвой… Первородные драконы отличаются невероятной жестокостью… Как-то тёмный магистр Двектор, чтобы позлить этого дракона, построил город нежити на границе Лавовых Полей. Он заселил туда своих друзей, построил филиал своей Академии Тьмы. Только вот… Всё было хорошо, пока он не начал добывать кристаллит. Но ему не дали начать. Город вдруг начал нагреваться, и жители даже не успели сбежать – они сгорели заживо, а город пеплом был рассеян по ветру. Сам Двектор чудом избежал гибели: его не было в городе во время атаки.

– Но нам пора идти, а то вас уже заждались, – и привратник продолжил показывать дорогу. Через несколько дверей он остановился: – Прошу, сэр!

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru