Дракон для прилежной ученицы

Алена Яковлева
Дракон для прилежной ученицы

Глава 3

Астор взглянул на часы. Без четверти шесть! Где девчонка? Он ощущал ее присутствие в пределах Альсторна, однако точное местоположение было для него загадкой. Остается только ждать… Времени совсем немного, уже завтра должны пройти вступительные испытания. Ректор подошел к окну, откуда открывался вид на студенческий городок и окрестности. Его кабинет располагался на самом верху одной из башенок академии, и увидеть оттуда можно было многое.

Десятки домов в окружении скал, ухоженные скверы, небольшой рыночек на главной площади, туда-сюда снуют жители… Все как на ладони, и он – будто сам создатель. Такой чудесный мир, такие интересные люди… По-настоящему разные. Чистокровных здесь было мало, насколько знал Астор по последней переписи. В ком-то – орочья кровь, в ком-то – примеси эльфийской, гномьей, джинньей, туриэльской… Ректор вспомнил одного ученика – чистокровного туриэля – и поморщился. Огромные черные глаза-бусины и зеленая кожа у разумного создания внушали ему, эльфу-полукровке, легкое отвращение. Однако все они нужны и важны. Каждый – винтик, благодаря работе которого академия остается на плаву уже пять веков. Пока остается.

Ректор задумчиво прошелся по кабинету. В последнее время творится что-то неладное… Не так давно он видел странное сияние в небе со стороны Пустошей, совсем недалеко от академии. Фарны перешептываются за спиной – не надо быть ясновидящим, чтобы это понять. Они тоже что-то чувствуют. Акриловые кристаллы – бережно хранимое наследие Верховных джиннов – гудят не переставая последний месяц, а это может значить лишь одно. Узлы, соединяющие мир, натянуты и вот-вот могут разорваться. Если это произойдет, миру, что Астор хранил и всеми силами защищал, придет конец…

Ректор прочел очищающее разум заклинание. Еще не хватало впасть в панику. Нет, именно сейчас он нужен своему миру, как хладнокровный и мудрый правитель. Хорошо, что в Совете есть союзники вроде фарна Элегиаса, этот всегда на правильной стороне…

Астор снова нетерпеливо взглянул в окно и облегченно вздохнул. К городку приближалась молодая девушка – судя по разноцветному блеску, окружавшему ее, это была та самая террийка. В сопровождении высокого молодого человека. Ректор поднял бровь. А вот это не по плану…

* * *

«Добро пожаловать в Остерхоллс», – прочла я надпись на здоровенной резной табличке, украшающей высокие ворота городка.

– Рагон? – Я опустила взгляд на путеводитель. – А почему я могу читать здешние надписи? Неужели вы говорите на нашем языке?

Его черные глаза весело засверкали.

– На «нашем» – это на каком? – Рагон ухмыльнулся и покачал головой. – Здесь нет языков, сударыня. Мы просто все тут говорим и пишем одинаково, это создатели постарались. Иначе как смогли бы общаться между собой представители различных рас и миров? Разучивая языки друг друга, все потеряли бы кучу времени!

Я ошарашенно округлила глаза.

– Различных миров? Хочешь сказать, я тут не одна такая?

От этой мысли почему-то стало обидно. Я закусила губу.

– А то! Скоро сама все увидишь, – пообещал Рагон.

Аравель пропустил меня, давая первой пройти в ворота.

Я хотела удивиться – неужели на входе нет охранников или часовых, хоть кого-нибудь, кто следил бы за порядком? А то, неровен час, забредут какие-нибудь… Вроде нас. Нервный смешок слетел было с губ, но, увидев, что происходит по ту сторону ворот, я подавилась хихиканьем.

Мы оказались на небольшой площади. В разные стороны от нее отходили пять дорог: прямо вперед продолжалась главная – самая широкая; остальные четыре были чуть у́же. Кругом стояли фонари, мерцающие теплым фиолетовым светом. Снег тихо падал на улицы, оставалось только удивляться – куда он девается? Никаких сугробов тут не было. Потихоньку наступали сумерки. В некоторых домах уже зажглись первые уютные огни.

Все бы ничего на первый взгляд! Но прямо передо мной вдруг прошла девушка в теплом пальто, с мохнатыми заостренными ушками и хоботком вместо носа, сжимающая ладошку радостно шагающего рядом малыша с такими же… особенностями. Они весело щебетали друг с другом и, судя по возгласам малыша, явно намеревались успеть куда-то до закрытия.

Я сглотнула. В страшном сне не привидится! Как же надоело удивляться… Пусть на сегодня будет все, а? Я в беззвучной молитве подняла глаза к небу, однако нутром чуяла – это далеко не конец.

Оглянулась на Аравеля – тот явно был в своей тарелке в отличие от меня. Он перехватил мой взгляд и понимающе кивнул.

– Привыкай, – шепнул, подойдя ближе.

Конечно, тыкать пальцем в каждого встречного и вопить я не собиралась. Многие прохожие выглядели как обычные люди, за исключением кое-каких вполне приемлемых, как я решила для себя, мелочей. Однако другие смотрелись весьма устрашающе. Мы прошли мимо парня, задумчиво покуривающего трубку у двери небольшого магазинчика. Помимо дополнительной пары глаз, красующихся на высоком лбу, он мог похвастаться также парой лишних рук, локтями которых упирался в стену здания. Парень приветливо улыбнулся. Я улыбнулась в ответ, изо всех сил сдерживая желание со всех ног удрать обратно в лес. Остановила только мысль о том, что там вполне может встретиться какой-нибудь волк-переросток с восемью загребущими лапами. Потом путеводителем не отмашешься…

Немолодая женщина с совершенно голубой кожей; девчушка с двумя торчащими серебристыми косичками и пронзительно-красными глазами раза в три больше моих; серьезный полупрозрачный мужчина метра два с половиной в высоту с полным отсутствием ног… Судя по всему, они и не подразумевались – он просто парил в воздухе, торопясь куда-то по своим делам.

Наверное, так беззастенчиво пялиться на добрых горожан не очень-то вежливо, но я не могла удержаться – чем больше подробностей замечала, тем больше их становилось. Пройдя еще несколько шагов, я встала около низенького забора и несколько раз глубоко вздохнула. Аравель легко провел рукой по моей спине.

– В твоем мире что, все выглядят одинаково? – Он с улыбкой поднял брови. – На тебе лица нет.

Пока я судорожно пыталась подобрать подходящие ситуации слова – а находились пока только неприличные, – Рагон меня опередил:

– Ее мир – скука смертная! Не в обиду, – жест рукой в мою сторону. – Древние технологии, люди, похожие один на другого… Только разнообразие животного мира впечатляет. – Он на мгновение умолк. – Однако разумом, к сожалению, они не блещут.

Аравель качнул головой – мол, понятно, что тут попишешь.

Я не выдержала.

– Нормальный у нас мир! – Я взглянула на Аравеля снизу вверх, словно извиняясь. – Просто тут… все ну слишком по-другому.

Оглядела улицу. Фонари горели все ярче – вот-вот наступит ночь. Я кивнула спутникам – пора двигаться дальше – и шагнула на выложенную камнем дорогу, ведущую прямо к замку.

По бокам от дороги были высажены клумбы – синие, красные, фиолетовые цветы, похожие как две капли воды на обычные розы, но в несколько раз больше. Красота! Интересно, как они растут в таком климате? За клумбами начиналась череда деревянных домиков – у каждого свой дворик с небольшой верандой, резные окошки, узорчатые невысокие заборчики, на уголках которых то и дело мерцали разноцветные огни. Повсюду слышны были голоса, откуда-то доносилась приятная мелодия – совершенно очаровательная смесь духовых инструментов. Повернувшись на звук, я увидела чуть поодаль большой двухэтажный дом с яркой красно-желтой вывеской. Местная гостиница? Или скорее ресторанчик. Похоже, я прибыла вовремя! Здесь явно в разгаре какой-то праздник.

По пути Рагон торопливо вводил меня в курс дела.

– Альсторн. Так называется этот мир, – с важным видом пояснял он. – Собственно, столица, где мы находимся, называется так же, поэтому не запутаешься. Остерхоллс – пригород академии, вокруг еще много подобных деревушек…

Я саркастично подняла бровь. Представляю, если бы на Земле была страна под названием «Земля». Уж точно, запутаться совершенно невозможно!

Задумавшись, едва не наткнулась на громко смеющегося мужчину, прямо на ходу обсуждавшего с друзьями предстоящий вечер. Судя по всему, они шли по направлению к ресторанчику, как и десятки других прохожих. Десятки, если не сотни!

– …а на другой стороне мира у нас Ральмон, туда лучше вообще не соваться. В Ральмон ссылают преступников, признанных недостойными покровительства академии. Местные умудрились не поубивать друг друга и создать подобие страны, так что пришлось даже назначить регента… Так и живут уже лет тысячу. А правитель так и зовется «регентом» – по традиции.

– Здесь всегда столько народа? – удивленно перебила я Рагона, озираясь по сторонам. От переизбытка информации, свалившейся на меня, бо́льшая часть его слов прошла мимо.

– Обычно не так людно, но сегодня – последний день года, и прибыло много новеньких, чтобы попытать счастья на завтрашних вступительных испытаниях.

– Что еще за испытания? Разве не все, у кого обнаружились какие-то способности, имеют право обучаться?

Рагон покачал головой.

– Для того чтобы тебя приняли, нужно много готовиться – хорошо знать себя и свои возможности, практиковаться… Без этого кристаллы факультетов не почувствуют твою силу, и ты в пролете – жди еще год, чтобы попробовать.

Вот те раз… Каждый день практикуюсь в магии, чего уж там! Просто на месте не усидеть – дай только поколдовать да порефлексировать на тему своих возможностей… Хорошо, что поступать и тем более обучаться в мои планы не входит.

– И зачем же вам понадобилась я? – Во рту вдруг пересохло. – Надеюсь, не для проведения какого-нибудь кровавого ритуала?

Рагон повеселел.

– Конечно, постоянно так развлекаемся. У нас тут просто мир кровожадных убийц! – Отсмеявшись, он продолжил уже серьезно: – На самом деле ты просто должна была тут появиться, и все. Очередь подошла, такие дела.

Я с умным видом кивнула, старательно делая вид, что для меня это – обычное дело. По ходу дела разберемся…

 

Аравель не отходил от меня ни на шаг. И чего ему приспичило за мной увязаться? Еще на входе в город он вполне мог оставить меня на попечение Рагона и раскланяться. Уже был бы в академии, благо та находится недалеко от городских ворот. Я оглянулась на Аравеля. Тот шел, задумчиво глядя под ноги.

Странный… Его внезапное появление и подозрительное поведение не давали мне покоя. Но от самого Аравеля буквально разливалось тепло, я откуда-то знала: он – друг. Теперь бы еще удостовериться, что это не какая-то магия. Я похвалила себя за внезапную догадку, которая вполне могла оказаться правдой. А что, пора вживаться в роль! Ждать подвоха можно от чего угодно…

Примерно через четверть часа мы стояли около академии, обнесенной высокой каменной стеной. Ворота – всем воротам ворота! – были прямо перед нами. Каждая створка, метра три в высоту, высеченная из гладкого черного камня, представляла собой вложенные друг в друга арки, соединяющиеся сверху в мудреный узор. Ни ручек, ни отверстий, которые указывали бы на то, что эти ворота в принципе можно открыть и использовать по назначению, не было.

Рагон встрепенулся.

– Так, теперь открывай. – Поймав мой недоумевающий взгляд, он хлопнул себя по лбу. – Ой…

Внезапно виднеющаяся сквозь ворота центральная дверь замка со скрипом отворилась, и оттуда вышел высокий седой человек в мантии. На голове сверкала тиара с самоцветами. Я посмотрела на Аравеля. Тот глядел на приближающегося со странным прищуром. «Словно решая, жить ему или умереть», – мысленно добавила я и улыбнулась собственной шутке.

Седовласый дядька нетерпеливо взмахнул рукой, и ворота немедленно открылись. Мы прошли в глубь дворика.

– Добрый вечер, дорогая моя! – Он как-то слишком быстро оказался рядом с нами. – Рад приветствовать вас в Альсторне, – и радушно улыбнулся.

– Вы ректор? – догадалась я.

Под тиарой удивленно вскинулись брови.

– Поразительная проницательность! Фарн Астор, собственной персоной. – Он шутливо погрозил мне пальцем. – А у вас, как я вижу, неплохие способности к ясновидению. Фарн Маркес точно это оценит.

Фарн? Видимо, это нечто вроде титула. Значит, этому дядьке я обязана тем, что оказалась посреди зимы в одних тапках? Отлично. Вот уж по кому я точно не буду скучать! Нужно только подгадать момент и узнать у него насчет моей быстрой и безболезненной отправки домой…

Вперед выступил Аравель. Он поклонился ректору.

– Приветствую, фарн. Я из семьи земледельцев, городка, что к востоку отсюда. – Он махнул рукой куда-то мне за спину. – Прошу вашего позволения обучаться в академии.

Ректор оценивающе взглянул на Аравеля.

– Ваше право, юноша. – Он сделал выразительную паузу. – Если вы успешно пройдете вступительные испытания. Среди заявок я вашей не помню, – сказал, сощурившись. – Однако свое позволение даю. Раз уж вы взяли на себя труд сопроводить нашу новую ученицу…

Фарн недобро взглянул на путеводитель в моих руках и продолжил:

– …которая должна была стоять здесь четыре часа назад.

Рагон выдержал взгляд ректора и поклонился ему. Тот хмыкнул.

– С тобой я попозже разберусь. А сейчас, – улыбнулся он мне, – проходите за мной.

Ректор с видом, не терпящим возражений, развернулся и зашагал назад в замок. Мы поспешили следом.

Внутренний двор поражал тихим спокойствием. Здесь не чувствовалось той радостной суеты, что в городке. Раскидистые сосны возвышались над многочисленными парковыми тропинками и уютными скамейками, кругом росла невысокая, покрытая инеем трава.

Перед самым входом фарн вдруг замедлил шаг, повернулся ко мне и, глядя в глаза, радостно всплеснул руками:

– Добро пожаловать в Академию Верховных джиннов! Обитель истинной научно-магической деятельности!

Я завороженно смотрела на него. Академия Верховных джиннов?.. Кому скажешь – не поверят!

* * *

Маори злилась. На ректора, который обвел вокруг пальца всю академию, на фарна Элегиаса, скрывавшего от нее все это время неприглядную правду, на себя… за то, что бессильна пока что-либо предпринять.

Она устало облокотилась на спинку стула. Скоро снова идти к ректору, брр… Мурашки от него по коже. Большой голубой кристалл, стоявший на столе прямо перед Маори, тихо зажужжал, уловив изменения в ее настроении. Девушка поспешно записала данные в блокнот.

Лаборатория, где Маори буквально поселилась на прошедшие три месяца, представляла собой просторную комнату с подсобкой. В подсобке хранились различные инструменты, в основной же зале ждали своего часа артефакты для рассмотрения. Здесь проводились и исследования – самые элементарные: проверка основных характеристик, влияние сторонней магии, наблюдение за материей в разных спектрах видения. Для более сложных манипуляций с артефактами был оборудован специальный подвал, однако там Маори бывала редко. По правую сторону от рабочего места фарна Элегиаса стоял высокий стеллаж, где аккуратными стопочками лежали документы на каждое находящееся здесь творение Верховных джиннов.

Маори сузила глаза. Только сейчас до нее дошло, почему бумажную работу все это время делал фарн Элегиас, не подпуская к стеллажу даже свою ассистентку. Наверняка там тоже что-то нечисто…

Откинув серебристую косу за спину и пригладив непослушную челку, Маори отодвинула к краю стола кристаллоскоп, собрала инструменты и встала. На сегодня пора заканчивать.

Немного придя в себя после разговора с ректором, она ждала объяснений от наставника, однако, зайдя в лабораторию, обнаружила, что его там нет. Как нет и жезлов, над которыми они работали последнюю неделю. Вероятно, получив помощь ректора, фарн Элегиас продолжил работу в своем кабинете. Либо ушел в основную лабораторию…

Девушка накрыла кристалл платком из непроницаемой ткани. Жужжание прекратилось. Результат на сегодня был более чем удовлетворительным – кристалл прекрасно пропускал свет, отражал инородную магию, даже откликался на эмоции, и в целом работал исправно, как подобает кристаллам связи этой коллекции. Когда с него спадет усыпляющее заклинание, можно будет попробовать использовать его по назначению. Возможно, получится даже изготовить нечто подобное, используя полученные данные. Просто мечта артефактолога-практика! Не так часто удается повторить созданный Верховными предмет…

А завтра… Завтра начало нового учебного года. Маори вздохнула. Помимо работы в лаборатории с этого семестра она должна вести лекции у студентов. Если бы не последние события, она была бы безмерно этому рада!

Собрав вещи и шепнув настенным фонарям, что пора баиньки – те послушно потухли, – Маори вышла и закрыла дверь лаборатории на ключ. Теперь осталось доползти до своей комнаты, наскоро изучить учебный план, и можно отправляться в постель…

* * *

За спиной громко хлопнула дверь. Вот и все! Сказать, что я была в шоке, – ничего не сказать. Меня не могут отправить домой! Конечно, мысли о том, что столь ненавязчивое приглашение посетить Альсторн вряд ли оставит мне пути отступления, приходили в голову и раньше… Но надежда ведь умирает последней.

Я оглядела комнату, куда меня заботливо и совершенно бесцеремонно определил ректор. Она была довольно большой, да и обстановка милая – все такое деревянное, уютное… Справа от входа находился учебный уголок, между двумя большими окнами с металлическими решетками – здоровенная, почти двуспальная кровать. Тут даже камин имелся! И пара кресел около него.

Подойдя поближе, я рассеянно провела рукой по обивке. На ощупь – нечто вроде бархата, мягкое. Аккуратно присела на кресло. Огонь в камине дружелюбно и тепло потрескивал, но на душе все равно скребли кошки.

Академия изнутри оказалась сказочной… Даже на миг взгрустнулось, что под рукой нет фотоаппарата. До самого кабинета, куда нас вел ректор, я ошалело глазела по сторонам. Однако все очарование как рукой смело, когда в ответ на мой осторожный вопрос о возвращении домой фарн отрицательно покачал головой. «Ты прибыла сюда не по своей воле, я понимаю, – с грустной улыбкой сказал он, – но такой путь выбрала твоя душа, и придется с этим смириться. Из Альсторна еще никто не возвращался в свой мир». Я хотела было возмутиться, что ничего моя душа не выбирала – а если и выбирала, то у меня тоже должно быть право голоса! Однако ректор повторно покачал головой, давая понять, что тема закрыта. Я сникла.

Дальше были какие-то напутствия, советы… Вдруг к нам зашел молодой мужчина в мантии и увел Аравеля в гостевое крыло. Я слушала вполуха и даже не попрощалась со своим странным спутником, все еще пытаясь переварить информацию – неужели я никогда не смогу попасть домой?

Ректор все говорил и говорил – о том, что я абсолютно точно смогу поступить и что у меня какие-то особые способности… о том, что смогу найти здесь друзей и жить в свое удовольствие, а все, кого я знала в своем мире, даже не вспомнят обо мне.

От его слов защипало глаза. Фарн попросил меня оставить путеводитель на столе и идти за ним в комнату, где мне предстоит жить следующие пять лет. Я сквозь слезы кивнула Рагону, озабоченно глядевшему на мое скорбное лицо, и вышла за ректором.

Вместе с неприятными воспоминаниями начал накатывать сон. Я заерзала в кресле, пытаясь устроиться поудобнее. Да что ж это такое мешается! Свернуться грустным калачиком мне не давала какая-то непонятная тяжесть в районе левой ключицы. Взгляд спустился вниз.

Плащ! Я ведь так и не отдала его Аравелю… А мешается та самая брошь, которой он заколол ткань, укрывая меня от холода. Раздвинув складки ткани, я осторожно отцепила украшение.

Брошь была явно не на конвейере сделана. Выполненная из серебристо-белого гладкого металла, она сверкала и переливалась в руках. Интересный узор – оплетенный изящной лозой крылатый ящер с капелькой янтаря посередине. Будто вот-вот оживет. Я покрутила брошь в руках – никогда не видела подобной красоты! – затем встала и скинула плащ. Ректор говорил что-то насчет смены одежды в шкафу…

Я аккуратно сложила тяжелую ткань и, положив внутрь брошь, запрятала в стоявший около кровати комод. На завтрашних испытаниях наверняка встречусь с Аравелем – будет возможность напомнить ему о забытом плаще.

В шкафу действительно была одежда – и повседневная, и верхняя… Как, интересно, они узнали мой размер? Ага, вот и ночная рубашка. Хотя, на мой вкус, больше похоже на платье – по крайней мере, дома подобное вполне можно было бы надеть на улицу жарким летним днем. Рядом висел такой же шелковый длинный халатик цвета морской волны.

Я прошлась по комнате в поисках заветной дверцы в ванную. По словам ректора, в каждой студенческой комнате она отдельная – это была одна из немногих вещей, которой я искренне порадовалась, несмотря на ситуацию. Хоть никогда и не жила в общежитии, но наслышана об общих душевых на весь этаж. Минутные поиски – и я нашла дверь: она пряталась между камином и вешалкой для верхней одежды, практически полностью сливаясь со стеной.

Усталость давала о себе знать – все движения я совершала буквально на автомате, на большее не было сил. Поэтому не сильно удивилась, обнаружив за дверцей мраморную ванну метра два в обе стороны, умывальник с зеркалом в раме цвета слоновой кости и стены, отделанные узорчатой бежевой плиткой. Чувствовалось, что все это я уже видела, только где?.. Тут в памяти всплыли картинки из каталога, который я не так давно просматривала – как водится, обнаружила находку в почтовом ящике и наскоро пролистала… Похоже, в Альсторне все для удобства клиента! Действительно, когда попадаешь в чужой мир и осознаешь, что теперь ты тут – вечный пленник, радуешься любой мелочи, напоминающей о доме. Пусть даже это взятое из твоей же головы воспоминание…

Искупавшись и переодевшись, я наконец нырнула под теплое одеяло. Как же стало хорошо! Тлеющие угольки камина чуть освещали комнату, тяжелые шторы занавешивали окна, кругом было тихо… Как, наверное, любой городской житель, я не привыкла к такой тишине. Ни проезжающих машин под окнами, ни голосов соседей или прохожих – ничего. Да уж, так можно жить!

Едва успев додумать эту мысль, я закрыла глаза и провалилась в темноту.

* * *

– Так вы, говорите, прибыли из небольшого городка близ академии?

Ректор пристально смотрел на Аравеля, пытаясь уловить хоть какое-то изменение его биополя.

Парень кивнул.

– Отлично. Как раз такие, как вы, нам и нужны, – отметил фарн. – Простые жители, не лишенные чувства ответственности за ближнего своего. Ведь если бы не вы, наша новая ученица вряд ли смогла бы в целости добраться в замок.

Аравель улыбнулся.

– Рад быть полезным, – сказал он.

Ректор улыбнулся в ответ. Что за странный взгляд? До такой степени понятный и пустой, что это кажется подозрительным…

Астор внимательнее оглядел Аравеля. Простецкая рубаха, штаны, коих миллион… ни драгоценностей, ни артефактов. Может, все же это – старческая паранойя или как там любил иногда подшучивать над ним фарн Земезис…

 

– Какой вы расы? – наконец спросил ректор.

– Ох, сложно сказать… – Парень глубоко задумался. – Все мои ближайшие родственники – коренные жители, там всякого намешалось. Вот дядька мой – стангрип наполовину, учил меня искусству рыбной ловли. – Аравель вздохнул. – Но, сами понимаете, без жабр – куда мне до него? Конечно, приходилось лодку брать… А папаша мне всегда говорил: ерундой не страдай, грабли схватил – и в поля пахать.

Ректор понимающе кивнул, краем глаза зацепив изящные кисти и длинные пальцы без единой мозоли.

– Да, тяжело вам приходилось, юноша…

Аравель скорбно опустил глаза.

– Еще как. Бывало, придет из паба сам не свой, в хату завалится – и давай разбор полетов устраивать… Мне больше всех доставалось. – Он нахмурился. – Тогда-то дар и прорезался.

– И в плохом есть что-то хорошее. – Фарн сочувственно скривил губы и глубоко вздохнул. – Я, например, вообще не знал своей семьи. Но это дало мне стимул и силы стать тем, кто я сейчас. Завтра же, если поступите к нам, вас переведут в студенческую комнату. А пока – располагайтесь тут.

Ректор развел руками, как бы охватывая помещение. Небольшая комната с каменными стенами была довольно уютной, имелся камин, большие витражные окна с изображениями давно исчезнувших птиц Рух, удобная на вид кровать.

Аравель улыбнулся.

– Благодарю за гостеприимность.

Ректор оценивающе взглянул на парня.

– Вообще-то, я думаю, вы пригодились бы мне в одном деле.

– Я?.. – Аравель удивленно посмотрел на ректора. – Все что прикажете, фарн.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru