Диагностика перфекционизма

Алена Анатольевна Золотарева
Диагностика перфекционизма

 
Я так спросил: «Учитель, их мученья,
По грозном приговоре, как – сильней
Иль меньше будут, иль без измененья?»
 
 
И он: «Наукой сказано твоей,
Что, чем природа совершенней в сущем,
Тем слаще нега в нем, и боль больней.
 
 
Хотя проклятым людям, здесь живущим,
К прямому совершенству не прийти,
Их ждет полнее бытие в грядущем».
 
Данте Алигьери «Божественная комедия»

Предисловие

Дифференциальный тест перфекционизма является психометрическим продолжением идей целой плеяды американских психологов и психотерапевтов, развивавших в 1980-х годах типологический подход к перфекционизму (от латинского perfectio – совершенство). Суть этого подхода, пожалуй, наиболее точно отражена в метафорической фразе Л. Сильверман о том, что «перфекционизм должен быть понят как обоюдоострый меч, хранящий в себе как потенциал движения человека к беспрецедентному величию, так и опасность его падения в пропасть отчаяния» (Silverman, 1999, p. 216). До этого времени исследования перфекционизма вращались в замкнутом круге клинической проблематики, поскольку считалось, что стремление к совершенству, свойственное людям с душевными и духовными болезнями, непременно нужно «лечить» методами поведенческой психотерапии. С появлением типологического подхода, основоположником которого стал Д. Хамачек, судьба психологии перфекционизма изменилась коренным образом: в ней появилось понятие так называемого здорового стремления к совершенству. С тех пор к перфекционизму начали относиться как к потенциально реалистичному и здоровому влечению, невротический оттенок которому придает уход в мир иллюзий и фантазий о недостижимом совершенстве.

На последующих страницах читатель встретит описание теста, предназначением которого стала диагностика нормальных и патологических признаков перфекционизма. При интерпретации теста будущим исследователям необходимо учитывать два важных момента. Во-первых, перфекционизм является психологическим новообразованием раннего детства, а значит, во взрослом возрасте становится невозможным диагностировать «чистый» перфекционизм, поскольку он теснейшим образом переплетен с множеством социокультурных факторов и феноменов. Во-вторых, перфекционизм является динамическим образованием, способным изменяться под влиянием пространственно-временных координат, и это диктует необходимость постоянной перепроверки психологического диагноза. Наконец, из этих двух положений следует главный принцип диагностики стремления к совершенству: далеко не всегда состояние патологического перфекционизма означает присутствие в жизни человека явных проблем. Оно скорее выступает их предшественником; и в этом смысле гораздо больший интерес должно вызывать состояние нормального перфекционизма, которое, несомненно, является одним из наиболее ресурсных среди всех существующих в природе.

Хочется пожелать будущим исследователям увидеть свою психодиагностическую задачу не в поиске болезней или изъянов в человеке, но в пробуждении в нем «гения совершенства».

Глава 1
О перфекционизме и практике его психодиагностики

1.1. Психологический взгляд на природу перфекционизма

История изучения явлений и феноменов, связанных с поистине врожденным человеческим стремлением к совершенству, насчитывает несколько тысячелетий. Действительно, попытка объять природу совершенства живет ровно столько же, сколько живет само стремление человека к ней приблизиться.

Рождение термина и его введение в научный оборот принадлежит американскому психологу М. Холлендеру, который в 1965 году опубликовал в журнале «Comprehensive Psychiatry» статью под названием «Перфекционизм». Эта классическая статья, ставшая предшественницей целой культуры научного мировоззрения, открыла моду на изучение данного феномена, интерес к которому с каждым годом не только не угасает, но все больше разгорается. Сам перфекционизм М. Холлендер понимал как привычку предъявления к себе требований более высокого качества выполнения деятельности, чем того требуют внешние обстоятельства (Hollender, 1965). Он полагал, что «перфекционист не столько сражается за нарциссическое удовлетворение от публичного имиджа “совершенного”, сколько стремится к совершенному результату в надежде получить принятие со стороны других людей» (Ibid., p. 99).

Правда, уже позже, в 1978 году, М. Холлендер сетовал на путаницу, которую внесли психотерапевты, не отличающие перфекционизм от компульсивности, или синдрома навязчивых идей. По его мнению, компульсивность (от латинского compulsio – принуждение) представляет собой «модель поведения, которая служит, чтобы вытеснять неприемлемые чувства или импульсы; перфекционизм же предназначен для того, чтобы вызывать одобрение» (Hollender, 1978, p. 384). Четкую границу между компульсивными людьми и перфекционистами провел С. Броди, заявив, что первые придерживаются правил, а вторые противостоят им, потому из компульсивных личностей часто получаются хорошие работники, а перфекционисты становятся лишь неэффективными прокрастинаторами, кроме того, компульсивные личности эмоционально сдержанны, а перфекционисты, как правило, враждебны и негативно настроены (Broday, 1988).

Собственно, первую волну в описании перфекционизма представили именно когнитивные психотерапевты, что наложило серьезный отпечаток на дальнейшую судьбу феномена. Так, Д. Бернс определял перфекционизм как особую «сеть когниций», которая включает ожидания, интерпретации событий, оценки себя и других. Другая его, более резкая, характеристика перфекционизма звучит как «безжалостная и навязчивая напряженность во имя достижения невозможной цели». «Я не имею в виду здоровое стремление к совершенству людей, получающих истинное удовольствие в следовании высоким стандартам, – напоминает психолог. – Без заботы о качестве жизнь будет казаться мелкой, а серьезные достижения – редкими. Я говорю о тех перфекционистах, чьи стандарты лежат вне зоны досягаемости, но они упорно движутся к недостижимой мечте и измеряют самоценность с позиции своей продуктивности и достижений. Для этих людей влечение к совершенству может быть только пагубным» (Burns, 1980, p. 34).

Другой когнитивный психотерапевт, А. Бек, составил список перфекционистских «долженствований» (например, «ошибка всегда означает провал») и подчеркнул тот факт, что депрессивные перфекционисты постоянно используют в своей речи такие конструкции, как «всегда или никогда», «должен» и т. д. (Beck, 1987). Монохромное мышление перфекциониста отмечали все приверженцы данного подхода. Это «все-или-ничего-мышление» допускает лишь два варианта выполнения деятельности – полное соответствие высоким стандартам или полный крах (Burns, 1980). В литературе также можно встретить упоминания о «синдроме святого или грешника» (Barrow, Moore, 1983) или о «феномене то ли Бога, то ли мерзавца» (Pacht, 1984). Г. Вайсингер и Н. Лобсенц писали, что потребность в совершенстве самоубийственна, ведь если человек не способен удовлетворить свои нереалистичные ожидания, то он ощущает себя неудачником, если же он к ним хоть немного приближается, то начинает воспринимать их не такими уж и совершенными. Тем самым психологи подчеркивали, что у перфекциониста нет никаких шансов насладиться жизнью и собственными успехами (Weisinger, Lobsenz, 1981).

В те годы психологи обвиняли перфекционизм в широком спектре самых различных психологических нарушений и психических расстройств, включая депрессию, пищевые расстройства, мигрени, сексуальные дисфункции, обсессивно-компульсивные расстройства, дисморфофобию, суицидальные склонности, творческие кризисы и многое другое (Pacht, 1984). Тем не менее эти выводы основывались на анализе простых корреляционных исследований и не были в состоянии доказать пагубный характер стремления к совершенству как первоисточника тех или иных нарушений. Тогда стало понятно, что корни перфекционизма лежат глубже, чем это может казаться на первый взгляд.

Так пришла вторая волна в изучении перфекционизма, а вместе с ней произошел переход к многомерным концепциям феномена. В 1990-е годы отстаивалось мнение о том, что перфекционизм содержит помимо сугубо личных амбиций также претензии на всеобъемлющее совершенство. Одна из таких моделей перфекционизма принадлежит канадским психологам П. Хьюитту и Г. Флетту, выделившим три грани феномена, рассматривая его сквозь призму его социальных аспектов: перфекционизм, ориентированный на себя (сильное влечение к совершенству, нереалистичные стандарты по отношению к самому себе и сосредоточенность на своих изъянах), перфекционизм, ориентированный на других (схожие паттерны поведения, только направленные не на себя, а на других), и социально предписываемый перфекционизм (убежденность в том, что другие ожидают от человека не меньшего, чем совершенство) (Hewitt, Flett, 1991). Эта модель быстро распространилась в практике научных исследований и по сей день является путеводной звездой для многих ученых, имеющих дело с изучением перфекционизма.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14 
Рейтинг@Mail.ru