Сказания хори-бурят. Девятый том

Алексей Тенчой
Сказания хори-бурят. Девятый том

КОЛЬЧУГА БОГАТЫРЯ

Для того чтобы достичь мудрости Всеведения, необходимо прибегнуть к помощи действенного метода. Посредством медитации о пустоте происходит накопление мудрости, а с помощью других практик, таких как принесение блага другим существам и медитация о сострадании, создаются огромные накопления созидательной энергии. Сохранение этой созидательной энергии во многом зависит от практики отказа от десяти неблагих деяний. Отказываясь от десяти неблагих деяний, мы делаем свою жизнь гармоничной, что дарит нам мир и счастье и способствует выполнению высших духовных практик. Мы также закладываем в своем сознании кармические отпечатки, способствующие формированию причин для обретения человеческого рождения, наделенного восемью качествами, которое благоприятствуют дальнейшему духовному прогрессу.

Его Святейшество Далай-лама XIV


В Гандане хранится кольчуга богатыря. Раньше среди народа рождались люди с двумя сердцами и у них ребра были сросшиеся друг с другом. Приходили они в наш мир, чтобы совершать чудеса, для очищения ума всех людей от негативных омрачений. Они имели специальную амуницию и ездили на конях – хулуках. Звались они богатырями-защитниками, кольчуга одного из них до сих пор хранится в Монголии. Говорят, сам защитник Жамсаран или Бегце носил такую же кольчугу. Поэтому буквальное значение имени «Бегце» – «скрытый покров кольчуги».

Доспехи воинственных божеств часто изготавливаются из маленьких прямоугольных или имеющих форму языка железных пластин с отверстиями, через которые они надёжно связываются друг с другом кожаным шнуром. Самые уязвимые части тела воина – плечи, грудь, предплечья, запястья и бёдра – закрывались отдельными металлическими пластинами, которые обеспечивали дополнительную защиту этих участков.

Запястье защищено обшлагом из железных пластин, имеющих форму лотоса, они служат для отклонения ударов меча. Верхняя часть руки закрыта изогнутой железной пластиной с верхней перекладиной с узорами листьев. Нижняя часть руки защищена похожей пластиной, с декоративной драгоценностью на локте. На верхней части руки – обод из шкуры носорога, служащий для отражения ударов меча.

Хотя броня божеств чаще всего сделана из железа и кожи, она может описываться как изготовленная из драгоценных материалов, например, из золота, серебра, меди, хрусталя, ляпис-лазури, рубина, коралла, изумруда или из раковины. Обмундирование гневных божеств может включать черные шелковые одеяния, украшенные узорами из магического оружия, или броню из меди, стали, метеоритного железа, из черной шкуры носорога. Нагрудник имеет изображение лица Киртимукхи, с гирляндами драгоценностей, свисающими из ее рта.

ЗУБ ДРОМТОНПЫ С ИЗОБРАЖЕНИЕМ ТАРЫ

«Даже если все оказывают тебе высочайшие почести, лучше держать себя в смирении».

Дромтонпа.


В Гандане есть священная реликвия «Зуб Дромтонпы27 с изображением богини Тары28». На этом зубе видно настолько четкое изображение, словно оно высечено в камне.

Дромтонпа всегда носил очень старую, изношенную одежду. Перебросив рукава чубы через плечи, он иногда уходил в можжевёловый лес. Соединив вместе два-три шеста и покрыв их шерстяной накидкой, как делают тибетские кочевники, Дромтонпа строил себе небольшое укрытие и медитировал внутри него. Пробираясь через лес, Дромтонпа иногда повторял стих из «Письма к другу» Нагарджуны: «Обретенье и утрата, счастье и несчастье, слава и позор, хвала или хула – вот мирские восемь дхарм. Они мне чужды, вовсе безразличны для меня!»

Увидев однажды монаха, обходящего вокруг монастыря, Дромтонпа обратился к нему: «Совершать обход хорошо, но лучше бы практиковать Дхарму». Монах подумал: «Может быть, лучше делать простирания». Увидев, что монах делает простирания, Дромтонпа сказал ему: «Это хорошо, что ты простираешься, но было бы лучше практиковать Дхарму». Когда монах попробовал чтение молитв и медитацию, Дромтонпа вновь повторил те же слова. В конце концов, монах спросил Дромтонпу: «Так что же я ДОЛЖЕН делать?» Дромтонпа трижды повторил: «Отвернись в своём сердце от этой жизни!»

РЕБРО БУДДЫ КАШЬЯПЫ, ИЛИ СТРОИТЕЛЬСТВО СТУПЫ ДЖАРУН ХАШОР

Третьим негативным деянием речи является сквернословие – употребление грубых слов, которые могут ранить сердце. В какие бы мягкие формы мы ни старались облечь свои фразы, речь считается грубой, если причиняет страдание. Ехидный сарказм – еще одна форма сквернословия. Подобные манеры словесного обращения приводят ум собеседника в замешательство, и потому их следует избегать. Лучше уж вовсе промолчать, чем сказать что-то обидное. Жизнь человека и без того коротка, зачем понапрасну или по злому умыслу тратить отпущенные нам глотки воздуха.

Его Святейшество Далай-лама XIV


В Гандане есть ребро самого Будды Кашьяпы. Он пришел на землю за много тысяч лет до прихода Будды. Он был шестым среди тысячи Будд нашей кальпы. В долине Катманду есть ступа29 Джарун Хашор, и она имеет связь с Буддой Кашьяпой30.

Много тысяч лет назад жила в долине Катманду птичница под именем Шамвара. Хотя была она из низшей касты, была она мужественной и достойно воспитывала своих четверых сыновей. За много лет ей не удалось накопить много богатств, и тогда она захотела построить ступу для блага всех живущих. Заодно решив этой добродетелью накопить заслуги для благополучного будущего своих детей.

Чтобы приобрести участок земли для строительства храма, женщине пришлось пойти на хитрость. Собрав небольшую сумму денег, Шамвара отправилась к королю и изложила свое желание купить участок земли.

– Сколько тебе нужно земли? – спросил король.

– Столько, сколько займет шкура одной лошади, – ответила она.

Не ожидавший подвоха король согласился, а мудрая Шамвара разрезала шкуру на десятки узких длинных лоскутов, сшила их вместе и отмерила получившейся веревкой громадный надел, на котором ныне и возвышается Боднатх. Когда сановники возмутились и потребовали отказать ей, король произнес: «Джарун Хашор», что означает «Я уже сказал».

Так, Великая Ступа стала известной под названием Джарун Хашор, что значит: если дано разрешение на постройку, то можно преодолеть любое препятствие.

С помощью своих четырех сыновей, осла и быка она приступила к осуществлению своего строительства. Она работала не покладая рук в течение уже долгого времени, и огромный холм ступы поднимался мало-помалу. Для примера формы и вида своего сооружения они смотрели на древнюю ступу Будды Кашьяпы, которая была небольшая по размеру и находилась недалеко, на возвышенности. Считалось, что внутри этой старинной ступы помещены мощи самого Будды Кашьяпы.

 

Богачи удивлялись и завидовали Шамваре, женщине низкой касты. Они, исполненные негодования, стали жаловаться королю. Но тот, тронутый находчивостью Шамвары, не обращал внимания на жалобы и только подтвердил свое разрешение на строительство. Время проходило, и, несмотря на многочисленные препятствия, гигантская ступа поднималась теперь, близкая к своему завершению. Старая женщина, чувствуя приближение смерти, позвала своих четверых сыновей и завещала им закончить работу и совершить освящение и благословение храма. Потом она скончалась, достигнув благодаря своим достоинствам нирваны.

Легенда сообщает нам, что в момент ее смерти с четырех сторон донесся звон колоколов, дождь из нежных цветов пролился с неба благословением Божьим, и небо охватили разноцветные огни многочисленных радуг. Понадобилось еще три года, чтобы закончить строительство, завет благодетельной Шамвары был выполнен, и миллионы паломников с тех пор совершали миллиарды благочестивых кругов вокруг большой Ступы Будды.

Что касается тибетского правителя Ландармы, то существует такое объяснение. Слово ланг означает «бык» – подразумевается его прошлое рождение в виде тягового животного, которое использовали для перевозки камней и земли на строительстве великой ступы Боднатх. Гуру Падмасамбхава объясняет: в то время как братья зародили благие желания, бык замыслил злое: разрушать все, что братья построят. Из истории Тибета видно, что это неблагое желание почти сбылось.

Учение Будды утвердилось в Тибете при царе Трисонг Децене. Он через своего министр Ба Салнана пригласил из Индии Шантаракшиту и Гуру Падмасамбхаву. В одном из своих прошлых перерождений эти бодхисаттвы были братьями, строившими великую ступу Джарун Хашор. По окончании строительства они дали совместную клятву утвердить в будущем Истину в Стране Снегов. Придя в Тибет, Шантаракшита помнил о данной клятве так же, как помнил о ней и Гуру Падмасамбхава.

В середине IX века в Тибете, при царе Ландарме, пришедшем к власти за счет убийства своего брата Ралпачана, начались сильные гонения на буддизм. Ландарма постоянно демонстрировал ненависть к буддийским монахам и святыням. Всякий раз, когда на его пути встречалась буддийская статуя, он приказывал ей говорить, и если статуя безмолвствовала, он приказывал отрубить ей нос или палец.

Ландарма был убит выстрелом из лука монахом Лхалунг Пел Дорже, который, «преисполнившись сострадания к царю», убил его. Он спрятал лук и стрелу в рукаве своего длинного халата, одетого для исполнения религиозного танца царю.

Во время строительства ступы один ворон подслушал, как бык жалуется ослу и обещает портить все, что будут делать братья. И, сорадуясь братьям, он стал молиться, чтобы рождаться там же, где и бык, и подчищать за ним все зло. Этот ворон и переродился в монаха Лхалунг Пел Дорже.

Лхалунг Пел Дорже вначале натерся сажей сам и натер ею своего коня, а после удачного покушения на Ландарму омылся в озере, помыл коня, вывернул наизнанку свою одежду и таким образом ушел от погони. После этого Лхалунг Пел Дорже, потеряв свои монашеские обеты, удалился в уединение, посвятив всю свою жизнь медитации.

17 Историй о необычайных диспутах

ДЖУРЖЕД ЕШЕ И ЖИМБА-ГЕНДУН ИЗ МОНАСТЫРЯ СЕРА ДЖЕ

Сожаление о благих поступках есть грех

Сожаление о плохих поступках есть добродетель.

«Полезные советы» Пандэ-лама.


На праздновании Нового 1955 года, ознаменовавшего собой начало китайской оккупации, в Центральном Тибете было относительно спокойно. Все знаменитые ученые, писатели и поэты, выдающиеся философы, знатоки сутр и тантр собрались в самом главном храме в Лхасе, носившем название «Джокханг». Его Святейшество Далай-лама XIV пожаловал своим присутствием это собрание для празднования Нового года и определения самого лучшего ученого из числа сдавших в предыдущем году экзамен на степень геше Лхарамба. Слово «Лхарамба» происходит от слога «лха», который переводится как «небожитель», так же как и первый слог «Лха-сы» – названия столицы Тибета.

В те времена каждый год в Лхасе проводился большой Новогодний молебен Монлам Ченмо на площадке перед храмом Джокханг. Впервые этот молебен провел в ХV веке великий реформатор буддизма Досточтимый Дже Цонкапа, и с тех самых пор ежегодно на Монлам Ченпо собирались все монахи Тибета. Звание геше – профессора богословия и буддийской философии, подтвержденное на лхасском Монламе, является самым престижным и почетным званием в Тибете. Этот молебен являлся не только самым значительным событием в жизни монахов и светских людей, но и своего рода экзаменом для ученых, окончивших свое 30-летнее обучение буддийским дисциплинам.

Согласно существовавшей традиции, во время проведения Монлам Ченмо вся власть в Лхасе символически передавалась благочинному Дрепунг монастыря. В 15-й день праздника, всегда в день полнолуния, принято изготовлять из топленого сливочного масла статуи божеств и выставлять их в монастырях. В это же время проводится театрализованная мистерия Цам – ритуальный танец масок защитников и божеств.

За три дня до наступления праздника во всех храмах совершаются особые молебны, посвященные Идамам – божествам-защитникам Учения. К этим божествам относятся Ямантака, Хаягрива, Каларупа, Махакала, Шри-Деви или Палден Лхамо, Бэгце, Вайшравана и Брахма. Наибольшее почитание среди них воздается богине Шри-Деви, которая считается покровительницей Тибета. В ее честь совершается отдельный молебен в день, предшествующий Новому Году.

Итак, среди новоявленных ученых явное лидерство занимали ученый из монастыря Сера геше Жимба-Гендун и Гоманг геше Еше из монастыря Дрейпунг. Последний был родом из Монголии, из племени Тумэт, а посему в своем монастыре относился к общине Хардон, землячеству Джуржед. Он был земляком знаменитого монгольского правителя Гуши-Хана.

Молодому Его Святейшеству Далай-ламе ХIV было 20 лет, то есть прошло уже 5 лет, как он был коронован на престол правителя всего тибетского народа.

Первым начал диспут геше Жимба-Гендун с темой «Смысл, пребывающий в скрытом виде» из «Сущности хорошо изложенных разъяснений» или «Трактат, анализирующий условное и прямое значение писания» Дже Цонкапы.

Геше Жимба-Гендун из монастыря Сера энергично ввязался в спор и постарался сконфузить противника своим интеллектом, но не тут-то было. Монгольский геше не зря провел 30 лет за изучением трактатов и сумел отточить свой ум до остроты лезвия гурского ножа. На все вопросы монгольский геше давал вполне вразумительные ответы, и найти на них контраргументы становилось все сложнее. Геше из Сера и не подозревал, что в трех великих монастырях есть люди, способные противостоять ему – знаменитому диспутеру, а тут еще он сам начал постепенно сдавать! Все окружающие, знатоки сутр и тантр, знаменитые на весь буддийский мир ученые не ожидали такого поворота событий и застыли в недоумении. Молодой Далай-лама рассмеялся и сказал: «Ну, если у спрашивающего нет больше вопросов, то можно поменяться местами, и теперь монгольский геше будет спрашивать, а геше из Сера – отвечать!»

Обычно тот, кто задает вопросы, берется за ту тему, которую он лучше всего знает, у которой он исследовал больше всего комментариев и которую дольше всего обдумывал бессонными ночами. Все стали ждать, с чего начнет монгол. Он встал, не спеша выполнил все ритуалы и задал тот же самый вопрос, который задавал до этого геше из Сера. В зале раздались возгласы изумления, ведь монгольский геше не вытачивал эту тему месяцами и специально к ней не готовился! Он стал спрашивать геше из Сера именно те места, на которых тот до этого завяз, и в течение часа своими вопросами разъяснил ему суть этих трудных моментов Учения. В конце концов, геше из Сера сдался, и Далай-лама изрек, что он впервые слышал такой блестящий диспут и получил истинное наслаждение. Далай-лама сравнил ум монгольского геше с умом самого Дже Цонкапы – никто еще не получал от него столь высокой похвалы, да и впредь вряд ли кто еще такой похвалы удостоится!

Вот таким образом прошло празднование Нового 1955 года, заключившего круг мирного и счастливого времени в истории развития Тибета, перед самым началом китайской оккупации.

КЕНСУР АГВАН-НИМА И ДУМТА

Ум без знания бессилен, человек без друзей бессилен.

«Полезные советы», Пандэ-лама.


Кенсур Агван-Нима обрел большую известность как знаток классических буддийских писаний. Он был земляком Туптен Нимы и Агвана Доржиева. Он родился в 1907 году в селе Дабатуй (ныне Заиграевский район Бурятии). В семь лет он стал послушником и принял первые монашеские обеты. В пятнадцать лет по совету Агвана Доржиева отправился в Тибет и поступил в Дрепунг Гоман дацан.

Его учителями были геше Халха Лобсанг-Таши и геше Джампел-Чойпел. В 22 года от Его Святейшества Далай-ламы XIII он принял обеты гелонга. Всю свою жизнь посвятил изучению Дхармы. В 1960 году Кенсур Агван-Нима стал преподавателем в институте Варанаси. В 1967 году он был приглашен в Голландию в качестве ассистента профессора Руига. Позже Агван-Нима стал семьдесят вторым настоятелем Гоман дацана. Агван-Ниме был присвоен титул Кенсура за огромные заслуги в поддержании Дхармы. У него было много учеников, не только монахов, но и мирян, в Индии и Европе.

Когда Кенсур Агван-Нима решил защищаться на ученую степень, то его учитель Ганден Тижан ринпоче предсказал ему, чтобы он не становился геше лхарамбой31, а только геше кабчубой, так как его жизнь может сократиться. Он послушался и пришел на защиту, но только никто в его монастыре не мог начать диспут с ним, так как все оказались его учениками. Тогда он сам встал и дал наставления по книге «Драгоценные четки воззрений философских школ», написанную Гунтан Демби Домей, настоятелем этого же монастыря.

Его Святейшество Далай-лама XIV был родом с Гумбума, и все монахи оттуда обязательно изучали книги, написанные местным ученым Гунчен Жамьян Шадбы. Далай-лама тоже решил изучить эти тексты, для этого он пригласил Кенсур Агван-Ниму как самого авторитетного учителя. Кенсур Агван-Нима отказался от титула учителя, но с радостью поделился своими знаниями. Во время преподавания он сделал упор на текст «Драгоценные четки воззрений философских школ», написанный одним из учеников Жамьян Шадбы, и разъяснил его превосходство над другими похожими книгами. Его Святейшество очень хорошо усвоил эти знания и при удобном случае на своих лекциях советовал прочитать эту книгу. С тех пор во всех монастырях в первую очередь изучают книгу «Драгоценные четки воззрений философских школ», написанную Гунтан Демби Домей и являющуюся основной книгой в Дрепунг Гомане, настоятелем которого и был Кенсур Агван-Нима.

ПЕРЕДАЧА УМА ЧЕНПО

Мы должны владеть мыслью, а не мысль нами.

«Полезные советы», Пандэ-лама.


Как-то Кенсура Агван-Ниму попросили передать Ума Ченпо. Так как он не давал уроков по Ума, некоторые учителя решили, что он не очень хорошо знает этот материал. Поэтому подговорили молодых монахов напроситься на пояснение этой сутры. Каково же было удивление всех собравшихся, когда Кенсур Агван-Нима открыл книгу на первой странице, а весь остальной текст дал наизусть. Сама же книга имеет шестьсот пять страниц.

ГЕШЕ ТУПТЕН НИМА И ГЕНДУН-ЧОПЕЛ

Много лет спустя после моего бегства в Индию мне попалось открытое письмо, написанное в 1940 г. и адресованное буддийским мыслителям Тибета. Его автор Гендун-Чопел, тибетский ученый, был не только знатоком санскрита, но также, что редкость для того времени, неплохо владел английским. В 30-е гг. XX в. он много путешествовал по Британской Индии, Афганистану, Непалу и Шри-Ланке. Это письмо, написанное им в конце двенадцатилетнего путешествия, удивило меня. В нем были указаны различные области человеческого знания, в которых мог бы состояться плодотворный диалог между буддизмом и современной наукой. Я обнаружил, что многие наблюдения Гендун-Чопела удивительным образом совпадали с моими собственными. К сожалению, это послание не привлекло внимания тех, кому было адресовано, отчасти потому, что оно не было опубликовано в Тибете до 1959 года, когда я был вынужден покинуть страну. Итак, путешествие в мир западной научной мысли некогда уже было предпринято, по крайней мере, еще одним из носителей традиции тибетского буддизма, и это меня очень ободряет, тем более что Гендун-Чопел – выходец из моей родной провинции Амдо. На меня произвело большое, впечатление обнаружение этого письма спустя много лет после того, как оно было написано.

 

«Вселенная в одном атоме», Его Святейшество Далай-лама XIV.

Геше Туптен-Нима родился в местечке Шэнэ Бууса, недалеко от Ацагата. На Монламе получил степень геше лхарамба. Позже его пригласили на трон Хамбо-ламы Дрепунг Дулва-дацана. Он поистине был великим знатоком и блюстителем Винаи.

Досточтимый Еше-Лодой ринпоче является учеником геше Туптен-Нимы. Вот его воспоминания: «В Тибете моим учителем был ген Дулва Туптен Чойчжи Нима. Мы не знали точно, откуда он родом, знали лишь, что он монгольских кровей, и больше ни о чем не смели расспрашивать. Конечно, надо было узнать о нем подробнее. Но мы ходили к нему на занятия и только. У нас раньше был такой обычай: завидев учителя, мы накрывались зеном (монашеской накидкой) и убегали прочь. Поэтому я очень мало знаю о своем Учителе».

Как-то два однокурсника – бурят Туптен-Нима и тибетец Гендун-Чопел вступили в публичный спор. Гендуну было тяжело, так как тема была про Праджняпарамиту.

– Тела нет, голоса нет, вкуса нет, ощущения нет, осязания нет? – спрашивал он.

На что Туптен-Нима согласно буквальному смыслу сутры Праджняпарамиты отвечал:

– Да, – и был непреклонен.

– Тогда посмотрим, чувствует ли твое тело боль, – и Гендун-Чопел погнался за ним с иглой в руке.

РОГА КОЗЫ

За страстью следует сожаление,

За гордостью следует ошибка.

«Полезные советы», Пандэ-лама.


На первый взгляд может показаться, что в диспуте такого рода слишком много хитрости и коварства, но если цель подобных занятий – порождение знания, значит, это знание должно быть прочным. И если ведущему не составляет труда заставить защитника отказаться от правильной точки зрения, значит, его знания были недостаточно прочными. Традиционно в буддийском диспуте проигравший защитник так и не получает от ведущего правильного ответа на заданный вопрос. Ведущий лишь показывает ему несостоятельность его аргументации, не излагая при этом противоположной точки зрения. Зачастую играть роль ведущего проще, нежели роль защитника, ибо показать явные несоответствия в аргументации оппонента можно и без совершенного владения темой. Защитник же должен не только выдвигать верные доводы, но, еще и твердо придерживаясь их, устоять перед лицом многократных хитроумных нападок ведущего.

До революции многие бурятские монахи, прибывая в Лхасу, не знали разговорного тибетского языка, но при этом уже были знатоками тибетской философии и могли вести диспуты на разные темы. Зная это, один тибетец, который не мог выиграть диспут у однокурсника-бурята, решил разыграть его. Он спросил:

– Рожки козы являются ли колом для натяжки палатки, так как их можно воткнуть в землю?

И ввел в заблуждение оппонента, используя простонародные слова кочевников, которые не знал бурят, зато его поняли все остальные.

27Дромтонпа (Дромтон Гьялвей Джунгнэ, Brom-ston-pa) (10051064) – выдающийся буддийский учитель, основной ученик и преемник Атиши, основатель школы кадампа и монастыря Ретинг. При этом Дромтонпа был не монахом, а мирянином, живущим согласно пяти обетам. Он хорошо знал как тантры, так и сутры. Среди текстов сутр он исправил переводы «Аштасахасрики-праджняпарамиты», «Абхисамаяламкара-алоки» Харибхадры, «Спхутартхи», «Nyi-khrisnang-ba» и другие тексты. Из тантр он исправил перевод «Джнянасиддхи».
28У Белой Тары семь глаз – по одному на каждой ладони и ступнях, а также во лбу, что символизирует её Всеведение, видение страданий во всей Вселенной. Белая Тара является целительницей и дарует удачу. В одном из древних тибетских текстов она упоминается как Еше Хорло – «колесо мудрости». В левой руке Белая Тара держит цветок лотоса. Среди верующих очень распространена практика, когда серьёзно больной человек обращается не только к врачу, но также приглашает ламу, который начитывает мантру Белой Тары и выполняет связанные с ней ритуалы.
29Слово «ступа» (чодтен, субурган) в переводе с санскрита означает – вершина, верхушка. Так в древней Индии назывались могильные курганы. Ступы – это прекрасные культовые сооружения, обладающие магической силой добра, вносящие гармонию в нашу жизнь, очищающие наш ум от жадности и корысти, наполняющие наши сердца любовью ко всему живому на земле. Они представляют собой символ просветленного ума Будды и являются не только формой подношения, но являются объектом, излучающим и передающим благословение всем живым существам, вступившим с ними в контакт. Построенная по всем правилам и инициированная специальным ритуалом ступа является генератором духовной энергии, целью которой служит принесение гармонии и мира всем живым существами и приведение в равновесие сил природы.
30Кашья́па (санскр. kaњyapa «черепаха»). Будда Кашьяпа – шестой из тысячи будд нашей кальпы, предсказавший пришествие седьмого будды – Будды Шакьямуни. В его время человеческая жизнь длилась 20 тыс. лет. Первые восемь Будд нашей кальпы: Випашьин Vipaњyin Шикхин Њikhin Вишвабху Viњvabhū Кракуччханда Krakucchanda Канакамуни Kanakamuni Кашьяпа Kāśyapa Шакьямуни Майтрея
31Весь курс обучения в монастыре Гоман проходит за 16 лет. Первые 4 года изучают логику (тиб. Цама: курсы Дуйчун, Дуйчен, Дагрик, Лориг). Затем 6 лет – праджняпарамиту (тиб. парчин: курсы дон-дунжу, шунг-ог, шунг-гон, каб-дангпо, самсуг, парчин). Затем два года Ума Мадхьямика (курсы Ума сарба, Ума нинба). Далее два года Дзод (курсы Дзод, Гарам-ог), последние два года -Дульва (Виная: курсы Гарам-Сарва, Гарам-буг). Затем монах становится Геше (Доктор Буддийской философии). Существует 3 степени Геше: 1.ГешеДорамба. 2. Геше Кабчуба. 3. Геше Лхарамба.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35 
Рейтинг@Mail.ru